Alan Coulson. Современный художник

Alan Coulson. Современный художник

Дзен из машины: как Алан Уотс стал главным гуру Запада и обрел цифровое бессмертие

Философ, лектор, популяризатор восточных учений на Западе и обладатель хитрого прищура Алан Уотс за последние годы успел стать звездой YouTube, поговорить о Дао в песне рок-группы Millionaire, озвучить видеоигру Everything, и принять участие в презентации приставки Xbox Series X. В общем, Уотс будто живет насыщенной жизнью при том, что сорок с лишним лет как умер.

В 2013 году Алан Уотс воскрес в фильме «Она» с Хоакином Фениксом: там программисты смоделировали на основе работ философа искусственный интеллект и даже сделали виртуального Уотса умнее настоящего. Хотя в реальности нейросети пока не симулируют интеллект Уотса, его выступления вновь собирают аудиторию — на миллионы просмотров. В комментариях толпится киберпаства: кому-то Алан Уотс помог справиться с тревогами, кому-то скоротать время в тюрьме. Кто-то в трансе выписывает цитаты с особенно удачными афоризмами. Музыканты подмешивают его голос к сборникам чиллстепа, и рассуждения о вселенской гармонии, разумности всего сущего и спящем Боге, вообразившем себя всеми нами, служат дополнением к мягким битам и воздушным синтезаторам.

Алан Уотс — герой американской контркультуры и психоделических 60-х. Среди читателей значились Брюс Ли, Джек Керуак, позднее — Стив Джобс, и еще целая армия обкуренных хиппи. Истоки философии Уотса, однако, лежали не в психоактивных веществах, а в религиях: он описывал свое мировоззрение как буддийско-индуистское, с примесью даосизма и православного христианства (Уотсу была не по нраву католическая демонизация всего плотского). Рос Алан Уотс в пригороде Лондона, в католической традиции, но еще подростком примкнул к буддийскому сообществу и быстро снискал репутацию теологического вундеркинда. Закончив типичную английскую частную школу, он упустил возможность поступить в Оксфордский университет — его эссе там посчитали нахальным, — и занялся самообразованием

В двадцать один год Алан Уотс написал первую книгу «Дух дзен», в двадцать три переехал жить в США, а к тридцати стал епископальным священником в Чикаго. Позже Уотс признается, что просто не смог найти другую работы в Америке. Эта должность научила молодого философа мастерски работать с аудиторией и отточила его ораторские навыки. Но его взгляды уже не соотносились с саном христианского священнослужителя, да и первый брак распался со скандалом. Уотс изменял жене, а чтобы оправдать себя — позволил ей поселить дома любовника; к тому же она жаловалась на страсть мужа к порке. Дикая ситуация для священника в 1940-е — и ее хватило, чтобы Уотс был вынужден расстаться и с женой, и с церковью.

Впоследствии Уотс часто критикует иудео-христианское мировоззрение. Он считал, что христианские догматы и вера в бога-тирана провоцируют хроническое чувство вины и скорее вносят в жизнь человека тревогу, нежели гармонию с мирозданием. Но знание христианской мифологии стало важным инструментом в его лекционном методе. После ухода из церкви, в 1951 году Алан Уотс переехал в Сан-Франциско, где получил должность декана Американской академии исследований Азии. Помимо этого Уотс на добровольных началах вел передачу на радио, она сформировала круг фанатов из калифорнийских битников, и так опальный священник превратился в философа-бунтаря, внесистемного духовного наставника. Глубокий голос, британский акцент, драматичная гипнотическая подача, юмор и внешность архетипического бога-отца этой роли пошли на пользу.

Противоречия и буддийская идея о том, что у любой поверхности есть изнанка, — центральные темы как биографии Уотса, так и его философии. Он много говорил о религиях, но одним из главных его посылов был отказ от религий. При том, что Уотс часто рассуждал о таких близких поколению хиппи вещах, как единение с природным ходом вещей, он подкупал более приземленную аудиторию своей прямотой относительно материального: Уотс признавался, что старается получать за лекции самые высокие суммы, какие возможно. На претензии о том, что он, следовательно, занимается этим ради денег, он отвечал: «Это не ваше дело». Какой-либо четкой теории добродетели Уотс не проповедовал. Он был приверженцем идеи, схожей с теорией Юнга о «тени» человеческой психики — «неистребимом негодяйстве», которое есть в каждом и должно быть осознанной частью личности. Доверять же человеку, который думает, что негодяйства в нем нет, Уотс считал опрометчивым.

Его история походила бы на обычную судьбу гуру-мистика, собравшего вокруг себя культ, если бы Алан Уотс сам не разоблачал свою «игру»: в этом была часть его игры. В начале одной из лекций он говорит, что не является дзен-буддистом, не призывает примкнуть к рядам дзен-буддистов, ничего не продает и считает свою деятельность лишь философским развлечением. В другой лекции называется «просто сумасшедшим философом, которому нравится звук собственного голоса». В третьей предупреждает, что дзен улетучивается, стоит только начать попытки объяснить его словами, и лекция лишь докажет тщетность этих попыток. К концу самого откровенного выступления Уотс приводит слушателей к финальному экзамену и дает понять, что выпускником ученик может считаться, только когда раскусит учителя дзен и поймет, что ответа на главный вопрос нет, как нет и самого четко сформулированного вопроса.

«Вы осознаете себя, свою мистическую суть через свой опыт. Но, видите ли, это знание постоянно ускользает от людей. Пока вы этого не понимаете, вас можно бесконечно заговаривать во всякие странные мыслительные экскурсы. И пока ты в них веришь — ты сосунок, ты на крючке. Нужно обладать огромной уверенностью в себе и характером, чтобы наконец сказать: „Не надо больше испытывать этот трюк на мне. Я вижу твою игру насквозь”. Гуру очень изобретательны в способах усовестить ученика, но они просто проверяют, насколько ты силен, могут ли они провести тебя. И пока могут — будут это делать, до тех пор, пока это не станет невозможным. Тогда ты выпускник».

Более того, Уотс написал эссе The Trickster Guru, в котором дал шутливую, но во многом автобиографическую инструкцию к профессии гуру. В ней среди прочего он советует демонстрировать осведомленность в истории и оккультных учениях, создавать впечатление, будто вы много путешествовали (и были, скажем, в Туркестане), а учеников озадачивать неразрешимыми иррациональными вопросами. Заразительному смеху самого Уотса на записях лекций иногда вторит неприлично громкий смех людей, которые понимали главную шутку его философии и парадокс его жизнетворчества. Красноречивый танец вокруг иррационального, мистического и экзистенциального сам Уотс считал лишь им — танцем, и сравнивал себя с артистом вроде музыканта, использующим вместо инструмента интеллект. А по поводу дзен цитировал основателя одной из школ дзен-буддизма, Риндзай: «мое учение подобно пустому кулаку, которым я обманываю ребенка».

«Понимаете, если вы останетесь и будете слушать меня или кого-то еще — вы обманываете себя. Но если уходите — тоже обманываете себя. Потому что думаете, что это улучшит вашу ситуацию. Не улучшит. Тогда вы думаете, что ошибкой было уйти, и возвращаетесь к гуру, а он смотрит на вас и говорит: „Ай-яй-яй-яй, ты так недисциплинирован, очень, очень плохой ученик, тебе надо исправляться”. И все сводится к своего рода соревнованию с гуру — уличите вы его в блефе или нет. Вам страшно. Потому что вы можете обнаружить, что он ничем не лучше вас. И это как раз то, что вы должны обнаружить».

К концу жизни Уотс выпивал по бутылке водки в день, часто читал лекции навеселе, и после почти каждого выступления уходил домой с одной из слушательниц. «Единственное лекарство, которое мне по-настоящему помогало — это любовь к женщине», — сказал как-то Уотс. Выпивка, табак и непрерывная работа — надо было платить алименты бывшим женам, — износили его здоровье, начались проблемы с сердцем. В один день, 16 ноября 1973 года, Алан Уотс ушел в свою хижину в общине Druid Heights в горах близ Сан-Франциско и умер во сне. Негодяй, алкаш, прелюбодей и трикстер. Философ, лектор, популяризатор восточных учений на Западе, бодхисаттва.

Читать еще:  Octavian Florescu. Сюрреалистические картины

В цифровом воскрешении Алана Уотса есть поэтика. Кому еще было вернуться с того света в интернет-тренды, как не человеку, сказавшему еще когда компьютеры были большими, что они — новая форма разума на планете? Теперь с их помощью он несет свою персону сквозь время. Может, когда анонсированная под голос Алана Уотса приставка станет артефактом древности, а для процессоров не составят проблем никакие законы физики, — самый мощный искусственный интеллект соберет всю информацию о вселенной, разгадает все ее тайны, запитает себя всей ее энергией, и, когда все звезды погаснут, машине останется только начать новый сон Брахмана, выполнив команду: «Да будет свет».

Но и это лишь повод кому-то хитро прищуриться.

Алан Силсон (Alan Silson) — биография, информация, личная жизнь

Алан Силсон (Alan Silson)

Алан Силсон (Alan Silson). Родился 21 июня 1951 года в Биркеншоу, Кирклис, Западный Йоркшир (Англия). Британский музыкант и автор песен, гитарист, один из основателей и бессменный член группы «Smokie» в 1963-1996 годах. Автор хита «What Can I Do».

Алан Силсон родился 21 июня 1951 года в городке Биркеншоу, район Кирклис, графство Западный Йоркшир.

В 11 лет познакомился с Крисом Норманом, чуть позже — с Терри Аттли. Будущие музыканты вместе учились в школе St. Bedes Grammar School в Брадфорде, Восточный Йоркшир.

Группа была сформирована под названием The Yen после случайной встречи Рона Келли и Алана Силсона в музыкальном магазине Мура, North Parade в Брэдфорде, в октябре 1963 года. Через два дня после этой встречи к ним присоединился Крис Норман для репетиций, но, не найдя подходящего басиста, просто репетировали весь следующий год.

В начале 1965 года в группу пришел бас-гитарист Терри Аттли и группа дала свой первый концерт в школе в феврале 1965 года. В состав группы входили: Крис Норман (ритм-гитара, вокал), Терри Аттли (бас-гитара, вокал), Алан Силсон (соло-гитара, вокал), Рон Келли (ударные). Группа была переименована в The Sphynx, а позже в Essence. Essence гастролировали в небольших клубах в Брэдфорде и окружающих сообществах. В ноябре 1967 года группа сменила название на The Four Corners.

В апреле 1968 года группа нашла менеджера Марка Джордана, который посоветовал им переименовать группу в The Elizabethans. Теперь группа стала более профессиональной, и участники получали более высокую оплату. В июне 1966 года Терри Аттли временно покинул группу, чтобы продолжить свое обучение, его временно заменил Артур Хиггинс, а в июне 1968 года Терри вернулся в группу.

9 декабря 1968 года группа впервые выступила на телевидении. В августе 1969 года группа сыграла две песни для шоу BBC High Jinx. Вдохновленный этим успешным выступлением, Джордан попросил их записать свою первую демо-запись. В январе 1970 года RCA Records проявили интерес к группе и предложили сменить название на Kindness. 3 апреля 1970 года был выпущен сингл «Light of Love» / «Lindy Lou». Было продано 300 копий, но другие треки не были выпущены, и RCA Records расторгла контракт.

8 августа 1973 года группа пригласила старого школьного друга Пита Спенсера (ударные), который играл в различных группах. Этот состав выступал на экскурсионном катере во Франкфурте, Германия. Тогдашний менеджер Билл Херли представил группу композиторам Никки Чинну и Майку Чепмену, которые занимались написанием песен для глэм-рок-групп Sweet, Mud, а также работали со Сьюзи Кватро.

Изначально Чинн и Чепмен отказались, но упорство Херли в конечном итоге убедило продюсеров дать молодой группе шанс. Херли, Чинн и Чемпен начали работать с имиджем группы и предложили сменить названия на Smokey. Попытка одеть группу в кожаные куртки была провальной, и четвёрка остановилась на джинсовом имидже.

В конце 1974 года Smokey приступили к записи своего дебютного альбома Pass It Around, который был выпущен 14 февраля 1975 года. Заглавная песня альбома была выпущена синглом, но сингл не имел успеха в чартах. В апреле того же года Smokey отправились в турне.

22 сентября 1975 года Smokey выпустили свой второй альбом, Changing All the Time. Первый сингл с альбома «If You Think You Know How to Love Me», стал хитом во многих европейских странах, достигнув 3-го места в UK Singles Chart. Следующий сингл «Don’t Play Your Rock ‘n’ Roll to Me» достиг 8-го места.

В конце концов они взяли окончательное название Smokie.

Smokie — What Can I Do

В начале 1982 года был выпущен последний альбом для EMI — Strangers in Paradise. Альбом провалился в чартах, и стало ясно, что участники не смогли воссоздать свой успех, используя собственный материал. Вскоре после выхода Strangers in Paradise началась работа над двумя альбомами, один из которых вышел как альбом под названием Smokie Midnight Delight, а другой — сольный альбом Криса Нормана — Rock Away Your Teardrops. Однако что альбом Smokie, что сольник Нормана продавались плохо.

Хотя группа воссоединилась в 1986 году, но после успеха сольного альбома Нормана Some Hearts Are Diamonds, он пришёл к решению окончательно покинуть группу. Он был заменен Аланом Бартоном, бывшим вокалистом Black Lace. У Бартона был вокальный стиль, похожий на стиль Нормана. Также был приглашен клавишник Мартин Буллард и новый ударник Стив Пиннелл. Новый состав выпустил альбом All Fired Up в 1988 году, который привлек некоторое внимание и содержал новую версию «Rock Away Your Tear Drops», песни, которая была заглавным треком для дебютного альбома Нормана.

Автомобильная катастрофа

В воскресенье 19 марта 1995 года Smokie возвращались с гастролей в Германии и направлялись в аэропорт Дюссельдорфа, когда гастрольный автобус группы попал под штормовой ливень и вылетел с дороги. Алан Силсон и Терри Аттли получили сильные порезы и ушибы, Алан Бартон получил критические травмы и через пять дней скончался в реанимации.

Оставшиеся участники решили продолжить и нашли нового вокалиста Майка Крафта, группа выпустила новый альбом The World and Elsewhere в том же году, под названием Light a Candle — The Christmas Album.

В 1996 году Силсон заявил об уходе из «Smokie» и начал сольную карьеру; последним музпроектом стала группа его имени SILSON.

Мик МакКоннелл, гитарный техник, заменил его в качестве соло-гитариста группы.

Личная жизнь Алана Силсона:

Свою приватную жизнь скрывает.

Сольные альбомы Алана Силсона:

2000 — Silson Limited Edition
Living next door to Alice CD
Solitary bird

Альбомы Smokie с Аланом Силсоном:

1975 — Pass It Around
1975 — Changing All the Time
1976 — Midnight Café
1977 — Bright Lights & Back Alleys
1978 — The Montreux Album
1979 — The Other Side of the Road
1981 — Solid Ground
1982 — Strangers In Paradise
1982 — Midnight Delight
1988 — All Fired Up
1989 — Boulevard of Broken Dreams
1990 — Whose Are These Boots?
1992 — Chasing Shadows
1993 — Burning Ambition
1995 — The World and Elsewhere

Читать еще:  Earl Moran. Pin Up художник

последнее обновление информации: 05.04.2020

Дзен из машины: как Алан Уотс стал главным гуру Запада и обрел цифровое бессмертие

Философ, лектор, популяризатор восточных учений на Западе и обладатель хитрого прищура Алан Уотс за последние годы успел стать звездой YouTube, поговорить о Дао в песне рок-группы Millionaire, озвучить видеоигру Everything, и принять участие в презентации приставки Xbox Series X. В общем, Уотс будто живет насыщенной жизнью при том, что сорок с лишним лет как умер.

В 2013 году Алан Уотс воскрес в фильме «Она» с Хоакином Фениксом: там программисты смоделировали на основе работ философа искусственный интеллект и даже сделали виртуального Уотса умнее настоящего. Хотя в реальности нейросети пока не симулируют интеллект Уотса, его выступления вновь собирают аудиторию — на миллионы просмотров. В комментариях толпится киберпаства: кому-то Алан Уотс помог справиться с тревогами, кому-то скоротать время в тюрьме. Кто-то в трансе выписывает цитаты с особенно удачными афоризмами. Музыканты подмешивают его голос к сборникам чиллстепа, и рассуждения о вселенской гармонии, разумности всего сущего и спящем Боге, вообразившем себя всеми нами, служат дополнением к мягким битам и воздушным синтезаторам.

Алан Уотс — герой американской контркультуры и психоделических 60-х. Среди читателей значились Брюс Ли, Джек Керуак, позднее — Стив Джобс, и еще целая армия обкуренных хиппи. Истоки философии Уотса, однако, лежали не в психоактивных веществах, а в религиях: он описывал свое мировоззрение как буддийско-индуистское, с примесью даосизма и православного христианства (Уотсу была не по нраву католическая демонизация всего плотского). Рос Алан Уотс в пригороде Лондона, в католической традиции, но еще подростком примкнул к буддийскому сообществу и быстро снискал репутацию теологического вундеркинда. Закончив типичную английскую частную школу, он упустил возможность поступить в Оксфордский университет — его эссе там посчитали нахальным, — и занялся самообразованием

В двадцать один год Алан Уотс написал первую книгу «Дух дзен», в двадцать три переехал жить в США, а к тридцати стал епископальным священником в Чикаго. Позже Уотс признается, что просто не смог найти другую работы в Америке. Эта должность научила молодого философа мастерски работать с аудиторией и отточила его ораторские навыки. Но его взгляды уже не соотносились с саном христианского священнослужителя, да и первый брак распался со скандалом. Уотс изменял жене, а чтобы оправдать себя — позволил ей поселить дома любовника; к тому же она жаловалась на страсть мужа к порке. Дикая ситуация для священника в 1940-е — и ее хватило, чтобы Уотс был вынужден расстаться и с женой, и с церковью.

Впоследствии Уотс часто критикует иудео-христианское мировоззрение. Он считал, что христианские догматы и вера в бога-тирана провоцируют хроническое чувство вины и скорее вносят в жизнь человека тревогу, нежели гармонию с мирозданием. Но знание христианской мифологии стало важным инструментом в его лекционном методе. После ухода из церкви, в 1951 году Алан Уотс переехал в Сан-Франциско, где получил должность декана Американской академии исследований Азии. Помимо этого Уотс на добровольных началах вел передачу на радио, она сформировала круг фанатов из калифорнийских битников, и так опальный священник превратился в философа-бунтаря, внесистемного духовного наставника. Глубокий голос, британский акцент, драматичная гипнотическая подача, юмор и внешность архетипического бога-отца этой роли пошли на пользу.

Противоречия и буддийская идея о том, что у любой поверхности есть изнанка, — центральные темы как биографии Уотса, так и его философии. Он много говорил о религиях, но одним из главных его посылов был отказ от религий. При том, что Уотс часто рассуждал о таких близких поколению хиппи вещах, как единение с природным ходом вещей, он подкупал более приземленную аудиторию своей прямотой относительно материального: Уотс признавался, что старается получать за лекции самые высокие суммы, какие возможно. На претензии о том, что он, следовательно, занимается этим ради денег, он отвечал: «Это не ваше дело». Какой-либо четкой теории добродетели Уотс не проповедовал. Он был приверженцем идеи, схожей с теорией Юнга о «тени» человеческой психики — «неистребимом негодяйстве», которое есть в каждом и должно быть осознанной частью личности. Доверять же человеку, который думает, что негодяйства в нем нет, Уотс считал опрометчивым.

Его история походила бы на обычную судьбу гуру-мистика, собравшего вокруг себя культ, если бы Алан Уотс сам не разоблачал свою «игру»: в этом была часть его игры. В начале одной из лекций он говорит, что не является дзен-буддистом, не призывает примкнуть к рядам дзен-буддистов, ничего не продает и считает свою деятельность лишь философским развлечением. В другой лекции называется «просто сумасшедшим философом, которому нравится звук собственного голоса». В третьей предупреждает, что дзен улетучивается, стоит только начать попытки объяснить его словами, и лекция лишь докажет тщетность этих попыток. К концу самого откровенного выступления Уотс приводит слушателей к финальному экзамену и дает понять, что выпускником ученик может считаться, только когда раскусит учителя дзен и поймет, что ответа на главный вопрос нет, как нет и самого четко сформулированного вопроса.

«Вы осознаете себя, свою мистическую суть через свой опыт. Но, видите ли, это знание постоянно ускользает от людей. Пока вы этого не понимаете, вас можно бесконечно заговаривать во всякие странные мыслительные экскурсы. И пока ты в них веришь — ты сосунок, ты на крючке. Нужно обладать огромной уверенностью в себе и характером, чтобы наконец сказать: „Не надо больше испытывать этот трюк на мне. Я вижу твою игру насквозь”. Гуру очень изобретательны в способах усовестить ученика, но они просто проверяют, насколько ты силен, могут ли они провести тебя. И пока могут — будут это делать, до тех пор, пока это не станет невозможным. Тогда ты выпускник».

Более того, Уотс написал эссе The Trickster Guru, в котором дал шутливую, но во многом автобиографическую инструкцию к профессии гуру. В ней среди прочего он советует демонстрировать осведомленность в истории и оккультных учениях, создавать впечатление, будто вы много путешествовали (и были, скажем, в Туркестане), а учеников озадачивать неразрешимыми иррациональными вопросами. Заразительному смеху самого Уотса на записях лекций иногда вторит неприлично громкий смех людей, которые понимали главную шутку его философии и парадокс его жизнетворчества. Красноречивый танец вокруг иррационального, мистического и экзистенциального сам Уотс считал лишь им — танцем, и сравнивал себя с артистом вроде музыканта, использующим вместо инструмента интеллект. А по поводу дзен цитировал основателя одной из школ дзен-буддизма, Риндзай: «мое учение подобно пустому кулаку, которым я обманываю ребенка».

«Понимаете, если вы останетесь и будете слушать меня или кого-то еще — вы обманываете себя. Но если уходите — тоже обманываете себя. Потому что думаете, что это улучшит вашу ситуацию. Не улучшит. Тогда вы думаете, что ошибкой было уйти, и возвращаетесь к гуру, а он смотрит на вас и говорит: „Ай-яй-яй-яй, ты так недисциплинирован, очень, очень плохой ученик, тебе надо исправляться”. И все сводится к своего рода соревнованию с гуру — уличите вы его в блефе или нет. Вам страшно. Потому что вы можете обнаружить, что он ничем не лучше вас. И это как раз то, что вы должны обнаружить».

К концу жизни Уотс выпивал по бутылке водки в день, часто читал лекции навеселе, и после почти каждого выступления уходил домой с одной из слушательниц. «Единственное лекарство, которое мне по-настоящему помогало — это любовь к женщине», — сказал как-то Уотс. Выпивка, табак и непрерывная работа — надо было платить алименты бывшим женам, — износили его здоровье, начались проблемы с сердцем. В один день, 16 ноября 1973 года, Алан Уотс ушел в свою хижину в общине Druid Heights в горах близ Сан-Франциско и умер во сне. Негодяй, алкаш, прелюбодей и трикстер. Философ, лектор, популяризатор восточных учений на Западе, бодхисаттва.

Читать еще:  Denis Nunez Rodriguez. Современный кубинский художник

В цифровом воскрешении Алана Уотса есть поэтика. Кому еще было вернуться с того света в интернет-тренды, как не человеку, сказавшему еще когда компьютеры были большими, что они — новая форма разума на планете? Теперь с их помощью он несет свою персону сквозь время. Может, когда анонсированная под голос Алана Уотса приставка станет артефактом древности, а для процессоров не составят проблем никакие законы физики, — самый мощный искусственный интеллект соберет всю информацию о вселенной, разгадает все ее тайны, запитает себя всей ее энергией, и, когда все звезды погаснут, машине останется только начать новый сон Брахмана, выполнив команду: «Да будет свет».

Но и это лишь повод кому-то хитро прищуриться.

5 фактов о работах Ли Бул

В питерском Манеже открылась выставка «Утопия Спасенная» суперзвезды корейского искусства — художницы Ли Бул. Рассказываем главное, что нужно знать о художнице.

Критики называют работы Ли Бул, главной современной художницы Южной Кореи, гротескными и роскошными. Дочь диссидентов, преследуемых режимом диктатора Пак Чон Хи (известен также как автор «корейского экономического чуда»), Ли с детства привыкла к обыскам в доме и вообще узнала, как выглядит угнетение и что значит быть свободной. Она и сама, возвращаясь из школы, где ее насильно переучивали в правшу, садилась рисовать — левой рукой, не как все. В итоге хрупкость человека и исторические потрясения стали главной темой ее работ — причудливых инсталляций из стекла, тканей и металла. Впрочем, в выборе материала она свободна до крайностей: выставку в нью-йоркском МoМА закрыли раньше времени из-за запаха тухлой рыбы — важной части инсталляции. В ход идут и человеческие волосы, и слепки греческих статуй, и собственное тело — для своих знаменитых перформансов Ли переодевается в монструозные костюмы. Ли Бул — первая и пока единственная из корейских художников достигла большого международного признания, ее роль в развитии перформанса сравнима с ролью Марины Абрамович. Кроме того, Ли была одной из основателей корейской андеграундной арт-группы Museum, влиятельной до сих пор. О красоте, уязвимости и вдохновении The Blueprint рассказала сама художница и куратор ее выставки Сунджун Ким.

В 20 лет она хотела изменить мир радикальными перформансами

В важнейшем перформансе «Аборт», обнаженная и подвешенная вниз головой к потолку, она облизывала леденцы и с болью рассуждала об абортах (в тот момент запрещенных в Корее). А те самые монструозные костюмы, напоминающие вывернутого наизнанку человека, — отражали беспокойство, ее и окружающих, вызванное политическими репрессиями в стране. «Сейчас я понимаю, — говорит Ли Бул, — что легко мир не изменится. А когда мне было 20, я думала, что это возможно. Еще теперь я знаю, что мое искусство не дает конкретный ответ на фундаментальные вопросы, которые у меня есть к миру. Если бы я знала все это в 20 лет, была бы я менее фрустрирована тем, что мир нельзя изменить? Не знаю».

ЕЕ РАБОТЫ 1990-Х ИССЛЕДУЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО: ЕГО КРАСОТУ, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Ли Бул полагает, что красота — в неожиданном, недосказанном, неизвестном и не определенном до конца. Ли Бул находит красоту в руинах и разрушении, несовершенстве и уязвимости. Красота в ее произведениях иногда воплощается в трагедии и травме: свежая рыба умирает внутри скульптур, киборгам из ее знаменитой серии, обезличенным и вместе с тем как будто бы женским фигурам, не хватает рук и ног.

В НУЛЕВЫЕ ОНА ОБРАЩАЕТСЯ К АРХИТЕКТУРЕ И УТОПИИ

Willing to be Vulnerable («Желание быть уязвимым») — это название недавней серии инсталляций, которые состоят из связанных друг с другом различных предметов: воздушных шаров, тентов и баннеров; все вместе напоминают о заброшенном цирке. Серия воссоздает модернистское представление о воображаемом будущем, а легкие и воздушные материалы придают этому будущему ощущение неуловимости. Один из элементов этой инсталляции, воздушный шар из металла (Metalized Balloon), напоминает печально известный дирижабль «Гинденбург» (взорвался при посадке в 1937 году. — The Blueprint). Ли Бул долго изучает историю модернизма и его утопий, но в отличие от большинства художников она этим не очарована — ее захватывает, скорее, связь утопичных идей с ее личной памятью и опытом.

В РАБОТАХ ЛИ БУЛ ЕСТЬ ОТСЫЛКИ К СОВЕТСКОМУ АВАНГАРДУ

Ли Бул говорит, что больше всего сейчас ее волнует образование цивилизаций, идеи прекрасного будущего, которые общество без конца пытается претворить в жизнь — и проваливается в своих начинаниях. «Мои работы так или иначе — исследование идей и идеологий, которые лежали в их основе. А утопическая модернистская архитектура начала XX века — важный мотив моей работы. Я прозвучу как старомодный гуманист, но больше всего меня вдохновляет человечество в целом — идеалы, истории, цивилизации, связь будущего и прошлого. Не верю, что можно говорить о будущем, прошлом и настоящем независимо друг от друга. Мы всегда рассматриваем прошлое из настоящего. А настоящее было будущим всего секунду назад».

БОЛЬШЕ ВСЕГО ОНА ИЗВЕСТНА СВОИМИ ОГРОМНЫМИ ИНСТАЛЛЯЦИЯМИ

godfrua

Модель вымышленной действительности

Образ во времени

Джон Хоу — художник и реконструктор

В настоящее время художник живет в Швейцарии, в г. Невшатель с женой и сыном, также иллюстратором.
Джон Хоу — один из самых известных художников-иллюстраторов культовых произведений английского писателя Дж.Р.Р. Толкиена, посвятивший большую часть своей жизни визуализации его работ.

Благодаря прозорливости режиссера Питера Джексона, пригласившего в своё время Джона Хоу и Алана Ли для работы над фильмом «Властелин Колец», мир Средиземья обрёл реальность на большом экране, открыв всем поклонникам фэнтези новые каноны жанра — как историческго повествования.

В последние годы художник много времени работает в Новой Зеландии на студии Джексона «Вингнат Фильм», создавая тысячи эскизов и чертежей для фильмов «Властелин Колец» и «Хоббит», также, как в своё время кропотливо создавал мир Толкиена в иллюстрациях.

Видный и активный член Всемирного сообщества искусства фэнтези, Хоу проводит регулярные выставки своих работ и читает лекции во всем мире.

Хобби Джона Хоу — фотография и художественная литература. Однако, есть ещё одно увлечение, которое весьма помогает ему как художнику — историческая реконструкция.

Благодаря серьезным знаниям в области европейской истории, и кропотливой работе над историческими материалами, Хоу привносит в мир Средиземья тот невероятный реализм и детальную проработанность, основы которой заложил сам Толкиен. В этом мире всё, от оружия и доспехов до архитектуры, подчинено единой стройной модели древней, словно существовавшей на самом деле реальности, со своей богатой историей и культурой.

Поэтому, когда вы смотрите фильмы Питера Джексона или листаете альбомы с иллюстрациями к «Сильмариллиону», «Хоббиту», «Властелину Колец», вы в первую очередь видите мир Средиземья глазами художников Джона Хоу и Алана Ли, мастеров, каждая деталь в произведениях которых столь же важна и значительна как и в основном источнике их вдохновения — работах профессора Джона Рональда Руэла Толкиена.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector