...НА НЕВЕДОМЫХ ДОРОЖКАХ... Виктор Танюкевич

…НА НЕВЕДОМЫХ ДОРОЖКАХ… Виктор Танюкевич

Виктор Танюкевич. На неведомых дорожках.

Виктор Танюкевич. На неведомых дорожках.

Предвидя неизбежные «что – почему – как», не нахожу ничего лучшего, как прикрыться глубоким и до конца не познанным явлением под названием Николай Васильевич Гоголь. Собирая сказки, поверья, предания, он создавал свою мифологию, которая сделала и своего создателя частью себя. Так до конца он и остался стоять, как «литературный витязь» на распутье мистического и критического (читайте его «Выбранные места из переписки…»). Да только его ли это вина?… Может просто не любит «пучина многоглазая», чтоб пинали ее даже гении.

Но если все-таки стать на «перекресток» и заглянуть в «пучину» (и она обязательно заглянет в тебя)? И дело не в том, правильно ли я интерпретирую сюжеты – это проблема этнологов-филологов-фольклористов, а в ощущении свободного парения или падения (зависит от настроения) над «бездной»… И совсем другими выглядывают оттуда наши колобки-поскребыши, жар-птицы, сивки-бурки и пр. Не балаганные клоуны и этнографические манекены, а «..богатырски трезвая сила, которая временами даже соединяется с каким-то невольным пророчеством о России, рождается от невольного прикосновения мысли к верховному Промыслу, который так явно слышен в судьбе нашего отечества. »

(Н. Гоголь «Выбранные места…»)

И в качестве «подпорок» к своему видению несколько литературных «исходников» к сюжетам:

«Рассекающий лед»

Мы русские! Наследники Руси!

Впитала наша кровь и приютила

Бесстрашный нрав кочевников степи

И одержимость воинов Аттилы.

Наш дух и стать от широты полей.

Мы стража сей земли, сквозь время скачем,

И бешеный галоп наших коней,

Как Божий суд – суров, красив и мрачен….

«Байка из баньки про лунную невесту»

Баня – место опасное, потому что «нечистое», неосвященное, в нем нет икон. Как раньше говорили, баня — «хоромина погана», «без креста». Поэтому в ней делали то, чего нельзя было делать в освященном доме. Там гадали, колдовали, играли в карты, вызывали нечистую силу. В бане иногда происходило посвящение в колдуны…

Л. Никитина «Русская народная мифология»

«Заберите крест…»

Русалка может стать очень хорошей женой. Если постараться и правильно подойти к делу, парень может вывести ее из состояния русалки… И они смогут пожениться. Это относится к тем девушкам, которые стали русалками из-за материнского проклятия. На такую девушку парень должен надеть крест. Тогда она освободится от проклятия и вновь станет человеком. Поэтому русалки часто сами просят людей: «Дай мне крест, дай!» Не побоится парень надеть на русалку крест — обретет верную и красивую жену

Л. Никитина «Русская народная мифология»

«На смерть Василия Буслаева»

И на пути лежит пуста голова, человечья кость.

Пнул Василей тое голову с дороги прочь,

Провещится пуста голова:

«Гой еси ты, Василей Буслаевич!

К чему меня, голову, попиноваешь,…

Где лежит пуста голова,

Лежать будет и Васильевой голове!»…

Василей тому не верует,

Стал со дружиною тешиться и забавлятися,

Поперек каменю поскаковати.

Захотелось Василью вдоль скакать,

Разбежался, скочил вдоль по каменю ‑

И не доскочил только четверти

И тут убился под каменем.

Где лежит пуста голова,

Там Василья схоронили.

Былина «Смерть Василия Буслаева»

То же предание излагает и народная сказка с любопытной заменою камня-алатыря морской пучиною. Поплыл Василий Буслаевич через море к зеленым лугам; тут лежала Морская Пучина – кругом глаза; стал он вокруг ее похаживать, сапожком ее попинывать. “Не пинай меня, говорит Пучина, и сам тут будешь!” Расшутились тогда рабочие люди Васильевы и стали скакать через Пучину; все перескочили, а Василий прыгнул и задел ее пальцем правой ноги – да тут и помер…

А.Н. Афанасьев «Древо жизни»

Итак, ПУЧИНА МНОГОГЛАЗАЯ! По мнению Дэвида Бома, в каждом ее кубическом сантиметре скрыта энергия триллиона атомных бомб! Элементарные частицы, как почти столетие назад уже доказали пионеры квантовой физики, «…покоятся во всех возможных структурах, пока – потревоженные нашими наблюдениями или измерениями – не обоснуются в некоторой точке действительности. Наше наблюдение – человеческое сознание – является самым важным в жизни элементарных частиц. Они становятся чем-то определенным благодаря нашему сознанию…»

Квантовые исчисления показывают, так же, что «…мы и вся наша Вселенная живем и дышим среди некоего моря движения – квантового моря света, некоего Нулевого Поля. Это совершенный алхимический мир чистого потенциала. Он делается реальным и, в некотором смысле, менее совершенным, только когда в него вторгается сторонний наблюдатель, который, как кажется, и останавливает хаотичность» ЭТО И ЕСТЬ – ПУЧИНА МНОГОГЛАЗАЯ!

То самое, (на самом деле – безглазое) осознавание, пустота-полнота, нулевое поле, пространство вариантов, что спит само в себе, до тех пор, пока кто-то не дерзает его пробудить. И до сих пор остается загадкой, что заставляет Вселенную пробудиться ото сна?

В. Демчог «Самоосвобождающая игра»

«Святогор – страж преисподней»

Святогор, сын Рода, брат Сварога. Рожден же Святогор был для того, чтобы стоять на страже мира Яви и не пускать сюда темных чудищ из Нави. Вход туда находился у подножия столпа, на котором держалось небо. Сам же столп (или Мировое древо) находился в святых горах, откуда и происходит имя великана…

«Как Колобок по ярмарке хаживал»

Вспомним еще раз пресловутого Колобка, приключения которого как только ни толковали на разных уровнях видения мира. А попробуем взглянуть еще и так: Колобок — метафора попытки пойти своим путем при абсолютно неподготовленном сознании и полном отсутствии знания законов реальности.

С. П. Баева «Сказка о Колобке. Эзотерическая интерпретация»

Дерзайте – погружайтесь, насколько сможете…. а дальше – как с «пучиной» договоритесь.

Рассекающий лед

Байка из баньки про лунную невесту

Заберите крест

На смерть Василия Буслаева

Святогор – страж преисподней

Как Колобок по ярмарке хаживал

Там, на неведомых дорожках…

Н адеетесь ли вы на приключения, отправляясь погостить к бабушке? А если она Баба-яга, пусть даже и добрая? Тут уже без приключений не обойтись. Вот и попадает простой школьник Митя Сидоров в заповедное Тридвадцатое царство. А ведь мальчишка всего лишь хотел привезти гостинцев своей дальней родственнице.

Митя приезжает как нельзя кстати: в царстве произошел дворцовый переворот — писарь Чумичка освобождает от оков Кощея Бессмертного, и тот захватывает трон. Прежнего царя Макара отправляют в темницу вместе с Митиной бабушкой Варварой Егоровной, она же Баба-яга, обитательница избушки на курьих ножках. Теперь школьнику придется найти Кощееву смерть, спасти Бабу-ягу и вернуть трон законному владельцу. Как и во всех хороших сказках, главный герой оказывается не один. Ему помогает Василиса Премудрая, Кикимора Кикиморовна и дядюшка Домовой. Армия противника тоже внушительная: во главе — Кощей Бессмертный, а среди его приспешников — Соловей-разбойник и Лихо Одноглазое. Был в помощниках еще и Змей Горыныч, но царь Макар по совету Мити очень быстро превратил его в трехголового козла.

Читать еще:  Italia Ruotolo. Между прошлым и будущим

Фильм стал квинтэссенцией всех русских сказок. Так, Баба-яга и Митя путешествуют на печи, которую Кикимора одолжила у Емели. Василиса дарит волшебный клубочек и шапку-невидимку, а о планах Чумички герои узнают благодаря блюдечку с наливным яблочком, используя его как телевизор. Не обошлось и без современных деталей — например, велосипеда Мити или магнита, который в Тридвадцатом царстве «пока не изобрели», но который легко можно заменить ножницами. И если жители Тридвадцатого царства сражаются на мечах да на дубинах, то Митя легко справляется с противником с помощью приемов рукопашного боя, да и проблемы жителей царства школьник решает не хуже Василисы Премудрой. Такой вот сильный и смышленый герой получился у сценариста Аллы Ахундовой и режиссера Михаила Юзовского. Идеал советского пионера.

Сказочные персонажи вышли невероятно колоритными: Баба-яга в исполнении Татьяны Пельтцер, царь — Леонид Харитонов, Василиса — Татьяна Аксюта и Кощей — Александр Филиппенко. Несмотря на весь антураж русской сказки, Кощей у Филиппенко похож на злодея западных фильмов-фэнтези. А слова из «Похвалы Кощею» «Кого хочешь победит с одного размаха» похожи на цитату из «Храброго портняжки»: «Одним махом семерых побивахом».

Песенку «Похвалы» поют главные помощники Кощея. Вообще сказка, снятая Юзовским, известна прежде всего своей музыкой. Лейтмотивом фильма стала музыкальная тема из популярной тогда телепередачи «В гостях у сказки» композитора Владимира Дашкевича. Специально для картины к этой мелодии был написан текст «Приходите в сказку», и после 1982 года, когда фильм появился на экранах, уже в передаче стали использовать песню целиком.

Михаил Юзовский снимал свою картину по мотивам книги Эдуарда Успенского «Вниз по волшебной реке». Различия с книгой незначительные, разве что после реплики Кощея: «Ваша взяла! Значит, наше время еще не пришло» по требованию цензуры появилась фраза царя Макара: «И никогда не придет!» Но даже если время Кощея и не придет, он все равно не погибнет: игла, на конце которой находится Кощеева смерть, а также яйцо и утка в итоге остались целы. Так что сказка не кончается.

Там, на неведомых дорожках. (8)

Неужто тебя, милого, да на съедение этому чучелу?
Нашему раззолоченному!
Чтоб он подавился тобой.
Ну как дела, как здоровьичко, скажите?
Спасибо, не жалуюсь.
Каких людей теряем! Каких людей!

— Куда теперь?
— Как куда?
Откуда ты со своим зверем разговариваешь?
С чердака, там окошко специальное есть.
Веди.
С мальчишки глаз не спускать!
Бабушка!
Я здесь, Митенька!
Ну с этим всё.
Не уйдешь!
Дядя Макар, берегись!
Ваше величество, ваше величество, сбежали!
Кто сбежал?
И мальчишка этот, и Макар.
Послать за ними Змея-Горыныча, немедленно.
Нет больше Горыныча.
Ты что, с ума сошел?
Лучше бы я с ума сошел.
Ему Макар что-то в пасть плеснул, он козленочком стал.
Каким таким козленочком?
Трехголовым, ваше величество.
Что?!
Уж не шутишь ли ты?
Никак нет, ваше величество!
Ну, ты мне за это.
ответишь!
Я не виноват, ваше величество, я не виноват!
Я не виноват, ваше.
Готовься к битве, писарь.
А мы их сумеем того, победить?
Не волнуйся, они своих друзей соберут,
а мы их в бараний рог согнем.
Непременно согнем.
Я бессмертный!
А смерти моей им вовек не сыскать.
Дядюшка, заждалась я тебя. Отыскал смерть Кащееву?
Что?
Неувязочка получилась, неудача. Из зайца утка вылетела.
Обернулся я соколом, догнал, ударил, а из нее яйцо вывалилось.
Догнал я яйцо, долбанул клювом.
Да кто ж яйца клювом долбает?!
В яйце игла с Кащеевой смертью хоронится!
В том-то и дело.
Вылетела иголка, и прямо в стог сена.

— Искал я ее, а найти.
— Магнит нужен.
Какой магнит? У нас такого не придумали еще.
Ножницы портняжные есть?
Ножницы есть. А зачем они?
Ножницы — всё равно, что магнит, любую иголку притянут.
Дядюшка, дай-ка нам ножницы.
Только пустая эта идея, затратная.
До Лукоморья, считай, не меньше полусуток календарных добираться.

— На велосипеде быстрее.
— Ну разве на велосипеде.
Клубок тебе короткий путь покажет.
Только торопись, Митя, скоро битва начинается!
Ну, что, Василиса Афанасьевна!
Начнем, помолясь.
Чего даром кровь проливать?
Сначала поговорить надобно.
Ну, что скажешь?
Василиса Афанасьевна Премудрая и царь Макар
во избежание кровопролития предлагают тебе явиться с повинной.
Тогда тебя простят, накажут и помилуют.
Помилуют?
Нет уж, пусть они сами явятся.
И я их тогда помилую.
А может быть, и нет.
Стрельни ему из лука в спину.

— Как?
— А так!
Чтобы у нашего войска пути назад не было.
Меня будить?!
Иду, ваше величество.
Ну?
Есть среди вас храбрец,
что супротив меня выступит?
Вот он я, Соловушка, встречай.
Что такое?
Ну что, Шоловушка, как шамочувствие?
И не совестно тебе?
Он еще и дразнится!
Так тебе и надо, толстопузому!
Умнее будете.
Теперь мой черед.
Подожди, Макарушка, тут числом не возьмешь,

…НА НЕВЕДОМЫХ ДОРОЖКАХ… Виктор Танюкевич

Там, на неведомых тропинках

День клонился к вечеру. Тени стали гуще. Сумерки подступили к самому окошку. Папа Жук сложил вдвое осиновый листик, на котором было написано «Лесные новости», и сказал:

— Ну, а теперь и чаю попить можно. Зучок, поди, скажи маме.

Папа Жук работал дровосеком и поэтому больше всего любил читать газету «Лесные новости», а потом он любил — тоже очень — пить чай с еловым вареньем. А Зучок был просто маленький жучок, каких много на свете, только еще не умел говорить букву «Ж», и поэтому все его звали «Зучок».

Мама принесла чай, и папа Жук стал рассказывать последние новости: как он сегодня больше всех срубил сухих веточек и что ему сказал знакомый Муравей, с которым они вместе после работы шли домой.

Зучок сначала тоже слушал, а потом стал смотреть в окошко. Вдруг кто-то тихонечко свистнул, и из-за травинки высунулся Мурашка, давний приятель Зучка:

— Зучок, иди сюда! Расскажу что-то!

Зучок оглянулся и, увидев, что папа и мама не смотрят, перевалился через подоконник: кто из мальчишек — будь то жучок или человек — не знает, что через окошко куда удобнее удирать, чем через дверь!

— Ты что, глухой? — спросил Мурашка. — Я уже целый час свищу!

Читать еще:  Eduardo Urbano Merino. Истинный художник

— Чего звал? — Зучок по характеру был жучок степенный и серьезный, все мамины знакомые говорили, что он обязательно будет первым учеником, когда пойдет в школу.

— Да! — заторопился Мурашка. — Слушай, что я тебе расскажу! Бегал я сегодня к Кузе (кузнечик Кузя был второй приятель Зучка, он был самый старший и даже ходил в детскую музыкальную школу учиться играть на скрипке). Иду назад и вдруг — глазам не верю! Что это такое?— Мурашка замолчал и хитро посмотрел на Зучка.— Ни за что не догадаешься!

— Ну, что ты там увидел? — не показывая интереса, спросил нехотя Зучок.

— Голубое яблоко! Вот что! — выпалил Мурашка.

— Голубых яблок не бывает, — сказал Зучок. — Вечно ты путаешь, Мурашка.

— Простые не бывают, а волшебные какие хочешь могут быть!

— Ага, оно еще и волшебное, — насмешливо протянул Зучок.

— А какое еще? — вскинулся Мурашка. — Голубое, и не на ветке висит, не на земле лежит, а по воздуху плывет!

— Что? — удивился Зучок.

— Что-что, — передразнил Мурашка, — по воздуху плывет!

— Яблоко! — и Мурашка, уже не останавливаясь, рассказал, как вдруг откуда-то из-за деревьев выплыло здоровенное голубое яблоко и, медленно покачиваясь, поплыло низко над травой.

— А на боку у него цветок нарисован! — рассказывал Мурашка. — А снизу нитка висит. Ну, думаю, что же оно делать будет? И только подумал, как оно ниткой своей за ветку зацепилось, покачалось и за кустом прилегло. Наверное, отдохнуть.

Зучок слушал, приоткрыв рот.

— И вдруг — треск, гром, топот! Я за камешек, а из-за кустов выскакивают на поляну два великана! Я сразу понял: это от них яблоко убежало. А они туда-сюда, под кусты заглядывают, по всей поляне бегают и приговаривают: куда, мол, этот шарик мог подеваться? «Шарик» — это, по-ихнему, волшебное яблоко. Тут я точно понял, — повторил Мурашка, — что это самое голубое яблоко от них убежало. И спряталось. Я-то его вижу, а они нет. Побегали, побегали и ушли. А я прямо сюда, — заключил Мурашка.

Зучок помолчал, подумал (он всегда так делал — сначала думал, а потом говорил) и кивнул:

— Интересно. Надо будет посмотреть.

— Пошли! — обрадовался Мурашка. — Там оно лежит, спит, наверное.

— Поздно. Завтра с утра пойдем, — подумав, сказал Зучок — и за Кузей зайти надо. Ему же тоже интересно посмотреть на это твое разволшебное яблоко.

— Слушай, а ты не выдумал, Мурашка?

Тот подскочил на месте, от возмущения растеряв все слова, но Зучок опередил его:

— Да шучу я. Завтра обязательно сходим. Прямо с утра. Мурашка успокоился:

— Ладно. И за Кузей, правда, надо зайти. А сейчас что будем делать?

Дома у Зучка был телевизор, на что и намекал хитрый Мурашка. Да, дома у Зучка волшебный ящичек. Все в округе знали его историю. Давно, когда Зучок был еще совсем маленький, папа Жук спас в лесу Старого Гнома, которого придавило упавшей сухой веткой. Папа Жук не только ловко разрубил своим топориком ветку, но и помог Старому Гному дойти домой. Гном подарил своему спасителю маленький деревянный ящик, у которого вместо одной стенки был выпуклый блестящий камешек.

— На что он мне? — удивился папа Жук. — Что я с ним буду делать?

— Ты, дровосек, иди домой, а я отлежусь немножко и завтра приду к тебе, покажу, что с ним делать, — охая, сказал Гном и улегся на диван.

А папа Жук, не переставая удивляться, потащил подарок домой. Полночи они с мамой гадали, что это за штука такая, и на следующий день папа Жук даже с работы прибежал немножко раньше — так ему не терпелось.

Наконец, когда уже стемнело, пришел, опираясь на палочку, Старый Гном. Он посидел у стола, попил чаю с еловым вареньем, а потом нажал какую-то кнопку на деревянном ящичке, и вдруг передняя стенка его засветилась, еще одна кнопка — и ящик. заговорил! А потом стенка стала глубокой-глубокой, как окошко, и там появились какие-то фигурки.

Все молчали в изумлении.

Старый Гном улыбнулся и спросил:

С тех пор в доме Жука-дровосека каждый вечер собирались соседи.

Сегодня первыми у телевизора устроились Зучок с Мурашкой. Папа Жук спросил только:

— Эй, мальчишки, а спать когда?

Мурашке так не хотелось уходить, что он решил соврать:

— Дядя Жук, у нас в Муравейнике ремонт, все стучат, суетятся, все равно не заснуть. Можно, я лучше посмотрю?

— Ну ладно, — разрешил папа Жук.

На стенке ящика забегали маленькие фигурки, потом они исчезли, и во всю высоту экрана встала какая-то блестящая труба.

Мурашка и Зучок, затаив дыхание, смотрели, что происходит за прозрачной стенкой.

В трубе открылась дверка, и в нее вошел человек — совсем маленький — чуть больше Мурашки. Дверка захлопнулась. Низ трубы окутался вдруг клубами дыма и пыли, как в сильный ветер, и труба стала подниматься вверх, все быстрее и быстрее, пока не исчезла совсем.

— Ракета ушла к звездам, — сказал голос из ящика.

— Папа, а что такое ракета? — спросил Зучок. Но тут в дверь постучали, и вошел Светлячок.

— Здравствуйте, соседи, а я за вами. Сегодня у нас в театре новая пьеса. Очень интересная. «Золотой ключик» называется, — сказал Светлячок. Он работал в лесном театре главным осветителем и знал все театральные новости. — Пойдете?

Папа Жук посмотрел на маму и сказал:

— А что ж, почему не пойти? Если новая пьеса. Комедия? Я лично очень люблю современные комедии.

Мама ушла переодеваться, а папа пригласил Светлячка к столу, и они стали разговаривать о том о сем — про кино, и про охоту, и про то, как много нынешним летом дождей.

Зучок и Мурашка слушали, и стало им скучно. Тогда Мурашка не утерпел и спросил:

— Дядя Жук, а вы не сказали, что такое «ракета».

— Ах, да, — спохватился папа Жук и пояснил Светлячку: — Тут мы, сосед, передачу смотрели про ракету. Так им непонятно.

— Хм, а я, признаться, тоже не в курсе, — сказал Светлячок (он любил выражаться по-ученому).

Папа Жук ушел в кабинет и вернулся с подшивкой «Лесных новостей».

Читать еще:  Ricardo Casal. Женщины в работах художника

— Вот совсем недавно я тут читал. Сейчас поищем. Он перевернул несколько листков и обрадованно сказал:

— Ага, вот. — И стал читать:

«Как сообщает наш корреспондент Шмель, люди придумали новую машину, которая летает в сто раз быстрее, чем любая муха. Эта машина — большая блестящая труба, под нижним ее концом люди устраивают пыль и гром — и она взлетает. Как мы предполагаем, эта машина специально изобретена людьми, чтобы летать быстрее «мух».

— Понятно? — спросил папа Жук.

Светлячок сказал «да». Зучок и Мурашка переглянулись и тоже сказали «да», хотя, как и Светлячок, ничего не поняли.

— Вот я и готова, — сказала, входя, мама. На ней было изящное вечернее платье из дубового листка. — Идемте.

Там на неведомых дорожках или культивация на русский лад. / Там на неведомых дорожках или культивация на русский лад.: Глава 74

Сожалеем, но текст оригинала доступен только зарегистрированным пользователям.

Глава 74

И вот час «Х» настал. Сеня сам достал электрофорную машину и только собрался привести ее в действие, как я его остановила.

– Артем выйди, – велела я.

– Почему? – Удивился тот.

– Разве не понятно. Ты единственный владеешь этой стихией, а так как поглощение элементов идет на автомате, у нас даже шансов не будет, хоть что-то поймать. Вот как всем хоть понемногу закину, тогда другое дело. Будем попарно заниматься, один крутит, другой собирает. Вот если бы к ней электропривод приделать, как я в инете видела… – добавила я.

– Если заработает, все приделаем что нужно. – Сказала Софья.

– Я тоже видел, там один умелец с виниловых грампластинок ее сделал. – Вставил вновь сунувшийся в двери Артем.

– Брысь отседа, – на старушечий манер, рявкнула на него Софья.

– Ну, давай, – велела я, закрывая глаза.

Я услышала шелест, а потом потрескивание.

Сначала ничего не было, а потом вдруг я поймала пару головастиков, потом еще, их было конечно очень мало, по сравнению с огненными, что появлялись при сжигании дров. Но они были! Ведь для поднятия земляных элементов на средний этап, требовалось просто наличие молниевых, в то время как огонь тоже можно будет гнать выше. Это был шанс.

Я потянулась к ним, в попытке поймать. Того что собралось у меня в ладони, едва хватило бы, чтобы наполнить даже чайную ложку, но для обновления сегмента, и не требовалось слишком много.

Не открывая глаз и не расслабляясь, я позвала.

– Софья, садись спиной ко мне и прислонись ей к моей ладони, – я вытянула руку, открыв ладонь.

Вскоре я ощутила тепло и твердость ее тела. И прихватив ее с собой, я вошла в ее пространство.

В связи с тем, что у нее сильно улучшился только огненный сегмент, перемен там особых не было, а может это было потому, что ее пространство все же сильно отличалось от моего.

Так как элементов было всего ничего, я решила не пускать все на самотек, и лично поместила их в бассейн, вызвав уже привычные изменения, и сразу же вышла наружу.

Пока я отсутствовала, образовалось еще немного «головастиков», которые уже привычнее поспешили на мой зов.

– Дядь Сень, давай, – я услышала легкий сбой в треске, видно кто-то занял его место. – Как закончу, сразу в коридор. – Заранее предупредила я.

– Ясно, – ответил мне нестройный хор голосов.

Так и пошло, потом был Тим, Зарик, и напоследок осталась я и Софья крутившая ручку машины.

Хотя ее старания были не столь плодотворными как у контрактных зверей, однако элементов на обновление сегмента мне вполне хватило. Что вызвало появление у фонтана пары столбов с фонарями на старинный лад, вызвавших у меня удивление.

Зачем фонари, если тут и так светло. Но за мной послышался радостный вскрик Яблони.

Я подошла узнать, чего такого хорошего я сделала.

– Вот же счастье, – сказала она. – У нас тут теперь не будет темень, хоть глаз коли, когда тебя нет ночью.

– Тут сменяется день и ночь?

– У тебя да, потому что элементы света и тьмы есть, у других вечный полумрак, если хотя бы огненных элементов нет.

– Но почему когда я вхожу всегда светло.

– Если я скажу, что ты наше солнышко, ты поверишь?

– Я серьезно, – надулась я.

– Так и я серьезно, при твоем появлении в пространстве становиться светло, потому что тебе это нужно. А без тебя, тут почти как снаружи, только без духовной ауры, и всего что она дает. Иди уже, а то опять всех перепугаешь.

Я вышла, и как оказалось, Яблоня была права, только по одному взгляду я поняла что Софья, волки и коты были на грани паники, не зная, что предпринять.

– У меня в пространстве фонари электрические появились, – объявила я, повергнув их в другого вида шок, – вот и выясняла для чего.

– Я даже спросить боюсь для чего, – пробормотала Софья.

– А чего бояться-то, ясно же для освещения, когда темно.

И я пересказала все, что мне говорила Яблоня.

– Прямо жду не дождусь побывать там у тебя.

– Скоро, а пока, – я передала ей взятых вчера по десятку семян мандрагоры и женьшеня, я проверила в интернете их размер, и поняла, что мои семена, уж точно не так просты. Хотя они выглядели не столь плачевно, как те же семена мандрагоры, но лоск на них тоже отсутствовал. – Эти вот мандрагоры, а это женьшень, Яблоня мне сказала, что в моем пространстве он за год вырастет готовым к сбору. А так как это ценный ресурс, то с промежутком в месяц, будем высаживать штук по пять, чтобы можно было убирать урожай, по мере готовности.

– У Яблони хорошая соображалка, хотя женьшень больше в китайской народной медицине ценится, у нас на него тоже спрос имеется, тем более, если он будет хорошего качества.

– Надо за ремесло Травника браться, а то мое пространство так и будет напрасно простаивать.

– У тебя как с пространственно-временными элементами?

– Где-то на половину уже сегмент собрала. И мне кажется, что помочь войти в пространство к тем, кто уже культивирует, будет проще.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector