Элементы классического и ренессансного искусства. Anwar Taimuri

Элементы классического и ренессансного искусства. Anwar Taimuri

Элементы классического и ренессансного искусства. Anwar Taimuri

Любовь к человеческой фигуре, эстетика, элементы классического и ренессансного искусства являются главными источниками энергии, которые движут мою работу

«Если кто-нибудь спросит меня «зачем ты рисуешь?». Я мог бы просто ответить, что желание рисовать приходит так же естественно, как желание просыпаться по утрам и начинать день. Процессы в художественном творчестве во многом параллельны тем, с которыми мы сталкиваемся в нашей жизни.

Наши мысли, чувства и желания бросают вызов окружающему нас миру и конфликтам, с которыми мы сталкиваемся, выводам, к которым мы приходим, целям, которые мы перед собой ставим.

Опыт добавляет глубины, а цвета наших эмоций отражаются на холсте нашей жизни. Эта изящно построенная и сложная внутренняя структура визуализируется в искусстве, а её элементы становятся видимыми с помощью художественных и творческих инструментов — вся наша жизнь является источником, из которого творчество черпает идеи. И творчество обретает собственную жизнь.

Любовь к человеческой фигуре, эстетика, элементы классического и ренессансного искусства и смелые, гигантские и мощные взрывы современного искусства, произошедшие в течение 20-го века, а также вызовы нашего времени являются главными источниками энергии, которые движут мою работу».

Анвар Таймури (Anwar Taimuri) — немецкий художник. Родился и вырос в Дюссельдорфе, покинул Германию на три года, чтобы получить художественное образование в США по специальностям изобразительное искусство и история искусства в университете штата Делавэр, Ньюарк, штат Делавэр.

1 семестр обучения в колледже искусств Мура в Филадельфии, Анвар сосредоточился на рисовании в жанре ню. По возвращении в Германию он подал заявление в театральную школу Дюссельдорфа на трехлетнее обучение актерскому мастерству. Дальнейшая учёба была связана с английскими переводами, в частности в области экономики. И, хотя, Анвар довольно активно занимался переводческим бизнесом, его работа в живописи и графике продолжалась. Этот процесс был вызван любопытством и разными интересами.

Но «»если вы родом из искусства, вы всегда будете в искусстве»: кажется, что я прожил жизнь вне искусства только для того, чтобы лишь приблизиться к искусству. И этот путь повысил мою осведомленность о непосредственном взаимодействии жизни и искусства. Много лет занимаясь искусством в качестве хобби, с начала 2012 года я работаю исключительно в искусстве — в области живописи и графики».

Эпохи Тан и Сун — классический период искусства Китая.

Высочайшего духовного подъема средневековая культура Китая достигла в период правления династии Тан (618-907) и Сун (960-1279). В это время философские суждения об устройстве мира превратились в тонко разработанную эстетическую систему, художники заняли почетные места в открытой в 10-м веке первой императорской Академии живописи. Танское искусство было проникнуто высоким созидательным пафосом. Архитектуре этой поры присущ дух ясной гармонии, праздничности, монументального величия форм. Танские города представляли собой мощные крепости, обнесенные стенами и рвами, прямоугольные в плане, с прямыми магистралями и кварталами, разделенными на отдельные участки — фоны. Каждый китайские город был обнесен стеной (иероглиф «чэн» означал и город, и стена), поэтому городские стены в Китае представляют собой уникальные тип архитектурных сооружений. Различают северный и южный стили городских укреплений. На севере стены возводили не только для защиты от врагов, но и от наводнений, по четырем углам стены и над воротами сооружались башни. В этих башнях жили солдаты. Ворота главных городов обычно защищали полукруглые внешние укрепления, в которых под прямым углом к открытым главным воротам находились внешние ворота. До появления современной артиллерии стены были неразрушимыми. На юге лишь немногие города могли строиться симметрично и с размахом, улицы были тесные. На севере у строителей было много свободного пространства, города выстраивались в форме прямоугольника, город делился на четыре части двумя прямыми, пересекающимися в центре улицами. На пересечении находилась трехэтажная смотровая башня с четырьмя воротами, чтобы в случае необходимости изолировать районы города. Для этой цели в башне располагались воины и огромный барабан, исполнявший роль городских часов. В городе не было разделения на богатые и бедные районы, дома стояли вперемешку. Размеры всех сооружений были строго регламентированы. Дворцы и храмы возводились по общему принципу: на деревянном каркасе из покрытых лаком опорных столбов, балок и узорных кронштейнов-доугун, на облицованных камнем высоких глинобитных платформах. Характерный облик зданиям придавала высокая черепичная, с загнутыми кверху углами, иногда двойная, с широкими выносами крыша. Приход буддизма в Китай не оказал значительного влияния на стиль китайских храмов. И даосские, и буддийские храмы строились по одному и тому же плану китайского дома, измененному для религиозных нужд. Китайская пагода имеет очень мало общего с индийскими буддийскими храмами-реликвариями (ступами). Ее форма добудийская — многоэтажная башня (обычно двухэтажная), с выступающими крышами. Различают северный и южный стиль китайской архитектуры (не всегда точно следующий за расположением памятников архитектуры). В южном стиле крыши очень изогнуты, коньки крыш часто усыпаны маленькими фигурками, изображающими во множестве даосских божеств и мифических животных. Карнизы и опоры украшены резьбой и орнаментацией. Северный стиль (еще одно название — дворцовый). Завиток крыши более мягкий и сравнивается с крышей шатра. Орнаментация менее пышная, маленькие и более стилизованные фигурки помещены только на коньках крыш.

Монументальная буддийская скульптура танского времени отличается большой соразмерностью пропорций. Величавым спокойствием отличается гигантская статуя Будды Вайрочаны, высеченная в скалах Лунмэня. Живописьэпохи Тан достигла того же уровня, что и поэзия. В письменных источниках той эпохи перечисляются имена художников, указываются черты их стиля. Величайшим художником Дальнего Востока китайские и японские ценители считали У Даоцзы. Ли Сы-суньи Ван Вэйсчитаются основателями северной и южной школ пейзажной живописи. Различие школ не в принадлежности художникам к определенным географическим районам Китая, а в манере письма. Последователи «северной школы» работают твердыми, сильными мазками, для «южной школы» характерна работа изящной и тонкой кистью. Но в связи с тем, что все шедевры танской живописи попадали в императорскую коллекцию, они погибли вместе с резиденцией императора в конце правления династии. В период династии Сун с 11 века Китай подвергся иноземным вторжениям, которые в 13 веке завершились монгольским завоеванием, что изменило мироощущение людей. Сунская архитектура приобрела более интимный и изысканный характер, стала восприниматься как часть природы.

Сунская живопись.Живопись, конечно, была известна и в более ранние эпохи. Ее начало относят к эпохе Хань, когда была изобретена кисть. Использование кисти для письма и живописи в Китае сделало эти два искусства неразрывно связанными. Иероглиф стал произведением искусства. Следствием беспрецедентного сближения каллиграфии, поэзии и живописи было то, что в живописичасто использовались литературные сюжеты. Живописцев было множество, круг тем очень широк. Наибольшим совершенством отличались пейзажные композиции, отразившие важнейшие натурфилософские представления. Учению конфуцианцев о добродетельном муже соответствовало изображение художником Ли Чэном одинокой сосны на краю ущелья. Сосна символически изображала ученого-чиновника, претерпевшего превратности придворной службы и стойко переносящего невзгоды судьбы. В 9-м веке под покровительством императора, каллиграфа и, поэта и живописца Хуэй-цзуна, последнего правителя Северной Сун, была создана Академия живописи. В императорской галерее были собраны лучшие полотна того времени (не менее 6 тыс. картин). После набегов варваров и бунтов, обрушившихся на империю в 1125 году, двор переместился в новую столицу Чжэцзян. Этот город располагался в одном из красивейших мест Китая. Окрестности Чжэнзяна стали неиссякаемым источником вдохновения китайских художников. Любимой формой изображения стал панорамный свиток, рисующий широкую перспективу. Один из великих живописцев эпохи Ся Гуй изображал Янцзы, все ее верхнее течение от диких гор на границе с Тибетом, до широких долин среднего течения. В южных городах Китая создавались комплексы маленьких приусадебных садов. С угасанием буддийских монастырей скульптура уступила место живописи. Сюжетами живописи 7-10 вв. были и образы буддийского рая, и сцены пиршеств, прогулок знатных красавиц. Под воздействием буддийской секты Чань сложилось творчество Ван Вэя (699-759), в пейзажной живописи которого наметились пути к поэтической интерпретации мира. В период династии Сун развитие получила монохромная живопись, отвечавшая новому пониманию пространства как символа безграничности мира. В 9-10 вв. сформировались основные жанры китайской живописи — шан-шуп, вэнъжэнъухуа и хуа-ияо. В соответствии с разнымихудожественными задачами канонизировались формы свитков. Горизонтальные свитки развертывали перед зрителями этап за этапом эпизоды мифов и легенд, бытовые сцены жизни дворца, города. Вертикальные давали возможность пейзажисту создать обобщенный образ природы. В 10-11 вв. возник тип картин, предназначенных для украшения вееров и настольных экранов. Идея единства мира здесь выражалась через его малый фрагмент. В 12-13 вв. грани между этими жанрами порой почти стирались

Читать еще:  Цифровая живопись. Marius Markowski

Китайское прикладное искусствопериодов Тан и Сун стилистически тесно связано с развитием фарфора и керамики.

На протяжении средних веков вместе с усложнением представлений о мире и развитием древних даосских учений, синтезировавших в системе неоконфуцианства поклонение природе, приняло в Китае форму своеобразного поэтического пантеизма, а ее эстетизация привела к формированию пространственного мышления. Пантеистическое мировосприятие направило в единое русло разнообразные виды художественной деятельности. Китайские зодчие создали жанр пейзажной архитектуры, а в портретных изображениях художники стремились подчеркнуть приобщение человека к вечной жизни вселенной. Изобразительно-символический характер средневекового китайского стихотворения, дополняющего образный строй картины, требует высокого уровня каллиграфии, живописи и поэзии.

Методические рекомендации к разделу. Главным в рассматриваемом периоде является техника изготовления и духовные основы китайской живописи. Обратите внимание на отличие традиционной китайской живописи от европейской по следующим параметрам — живопись в Китае не может быть подведена под понятие «реализм» или «идеализм». Иное понимание пространства, чем в европейской живописи. Иное назначение подписи к изображению , слитность и неразрывность в художественном исполнении «трех совершенств».

Живопись эпохи Юань(1280-1368 гг.) В период владычества монгольской династии Юань в среде художников преобладали настроения уныния, ностальгии. Крупнейшие мастера нашли прибежище в южных провинциях. Монохромная живопись 14 века достигла небывалой изощренности и тонкости в передаче оттенков настроения. В картинах Ни Цзаня, Ван Мэна изображения дополнялись надписями, полными внутренней динамики, таящими в себе скрытый смысл.

Искусство эпохи Мин(1368-1644 гг.) В правление династии Мин Китай снова стал самостоятельной державой, страна переживала период обновления. Это была эпоха активного градостроительства, возведения больших и торжественных архитектурных и великолепных садово-парковых ансамблей, бурного развития ремесел.

Элементы классического и ренессансного искусства. Anwar Taimuri

МИШЕЛЬ ФУКО И ЕГО КНИГА «СЛОВА И ВЕЩИ»[1]

В современную эпоху научное познание быстро подвергается значительным изменениям: меняется роль науки в общественной жизни, меняются те формы и методы, посредством которых она осмысливает природу и общество, меняются взаимоотношения науки с другими формами общественного сознания. Бурные революционные сдвиги в общественном бытии поставили перед общественным сознанием ряд новых проблем или потребовали переосмысления проблем традиционных: о «смысле человеческой жизни, о связи индивидуальной человеческой судьбы с социальной историей, о роли и месте человека во вселенной, наконец, о самой возможности, границах и критериях познания природной и социальной действительности».

В самом деле, чем глубже проникает человеческая мысль в различные сферы действительности, тем сложнее и неисчерпаемее оказывается предмет ее исследований. На протяжении последних веков научные открытия не раз заставляли решительно пересматривать господствующие представления о человеке и его месте в мире. Так, в XVI веке Коперник опроверг систему Птолемея, показав, что Земля и человек на ней — это не центр мироздания, но лишь одна из его частей, связанная со всеми остальными и зависимая от них. В XIX веке Дарвин открыл биологическую эволюцию, показав, что человек на Земле — не божественное творение, но результат вероятностных процессов «естественного отбора». Карл Маркс открыл социально-экономическую обусловленность сознания и познания, показав, что человек не является ни абсолютным центром социальных структур, ни исходным принципом их объяснения, что принцип этот лежит вне человеческого сознания, в социально-экономических отношениях данной исторической эпохи.

Этот процесс постепенной «децентрации» человека в мире, то есть процесс постепенного углубления в познаваемый мир и открытия в нем все новых закономерностей, затрагивал поначалу преимущественно область естественнонаучного знания. Марксово открытие социально-экономической обусловленности сознания и материалистическое обоснование политической экономии дало мощный толчок развитию социальных и гуманитарных наук, таких как лингвистика, психология, история науки и культуры, и прежде всего поискам их методологического самообоснования. Происходящие ныне во многих областях социального и гуманитарного знания процессы свидетельствуют о стремлении ученых разобраться в критериях его точности, строгости, научности, выявить их сходства и отличия от критериев естественных наук. Проблема метода возникает в современных гуманитарных науках с остротой, ничуть не меньшей, чем во времена Декарта или Канта, когда складывалось рационалистическое обоснование метода естественнонаучного знания.

Эта острота постановки методологических проблем в значительной мере характеризует и такое своеобразное научное и социально-культурное явление, как структурализм. Его цель — именно выявление логики порождения, строения и функционирования сложных объектов человеческой духовной культуры. В самом общем виде применение структурных методов ставит целью ниспровержение привычных в области гуманитарного познания иллюзий: субъективизма, антропоцентризма, психологизма. В методологическом плане этим установкам соответствует первенство исследования отношений над элементами, синхронных структур над их диахроническими изменениями, инвариантов преобразований структур над конкретными способами осуществления этих преобразований и пр.

Структурализм в гуманитарном познании — это явление межнаучное и международное. Наиболее четкой организационной и теоретической общностью отличались основные школы лингвистического структурализма (пражская, копенгагенская, американская и др.), некоторые структуралистские течения в литературоведении (например, «новая критика» в Англии и Франции), а также психологии, теоретической этнографии, искусствознании. Все эти школы и течения были, однако, ограничены рамками специально-научного исследования и не имели того широкого общественного резонанса, который отличал французский структурализм 1960-1970-х годов. Как правило, именно он теперь имеется в виду даже тогда, когда речь идет о структурализме вообще. Это вызвано рядом обстоятельств методологического, социально-психологического, философско-мировоззренческого плана.

Поскольку французский структурализм был хронологически далеко не первым среди других структуралистских течений в Европе и Америке, его задача заключалась не в выработке методов (это было уже сделано в структурной лингвистике), но в применении их на более обширном материале культуры. Вполне понятно, что такое использование методов структурной лингвистики (разумеется, лишенных своей первоначальной точности и строгости) в исследовании самых различных продуктов человеческой деятельности произвело на общественную мысль гораздо большее впечатление, нежели кабинетные штудии глос-семантиков или дескриптивистов. Как известно, Франция не имела собственной школы структурной лингвистики и не знала сколько-нибудь значительного распространения логического позитивизма с его внешним престижем строгой научности, и потому заимствование лингвистических методов поражало воображение, превращало структурализм в «моду».

Читать еще:  Скульптор из Великобритании. Russell Wrankle

Кроме того, расширение в структурализме области объективного описания и научного исследования культуры было воспринято широкими слоями французской интеллигенции как позитивная альтернатива кризису философско-методологических схем экзистенциалистской и персоналистской ориентации. Относительная стабилизация капитализма в послевоенной Франции потрясла устои мировоззрения среднего интеллигента, исконного хранителя прогрессистских традиций, ничуть не меньше, нежели раньше его очевидный кризис, и вызвала настроения пессимизма, нигилизма, отчаяния. В этой ситуации насущной задачей становится уже не индивидуальное спасение человеческой свободы, согласно рецептам экзистенциализма, т. е. посредством предельного напряжения внутренних сил и иррационального действия, но поиск «нового» человека, новых форм «перевода» неповторимого индивидуального опыта на общезначимый язык социального действия. Марксизм при этом оставался очень важной частью духовного багажа французской интеллигенции, однако многими ее представителями он при этом воспринимался в контексте «теорий», включавших его в господствующую идеологию и недооценивавших его революционные возможности. В поисках подлинного эмоционально насыщенного человеческого бытия естественным было обращение к «третьему миру». Здесь было и ощущение вины перед «дикарем», близким к природе человеком с черной кожей, за то, что блага европейской цивилизации так долго были ему недоступны, и тревога за то, что ныне его первозданная свобода находится под угрозой. Весь этот комплекс социально-психологических настроений выплескивался в столь мощные социально-политические действия, как революционные выступления левой интеллигенции, студентов, рабочих в мае 1968 года. Он требовал осмысления нового отношения индивидуального человека к истории и социально-политическому действию в ней. Этот запрос был воспринят структурализмом.

На уровне идей и концепций специфика французского структурализма во многом определяется столкновением рационалистических традиций национальной культуры с иррационализмом экзистенциалистско-персоналистской ориентации. В самом деле, Франция, как ни одна другая европейская страна, сохранила непрерывную традицию рационалистического мышления от Декарта до современных эпистемологов-неорационалистов. И вместе с тем Франция наиболее напряженно пережила полосу влияния иррационалистического субъективизма в эпоху второй мировой войны. В силу этого непосредственного столкновения рационалистических традиций с пережитым опытом иррационализма критика трансцендентального субъекта рационализма с его вневременной познавательной способностью сосуществует во французском структурализме с критикой иррационализма с его эмпирико-психологическим субъектом, а структуралистский проект выявления условий и предпосылок гуманитарного познания развертывается как бы в промежутке между тем и другим. Во всяком случае, во французском структурализме мы встречаем далеко не столь безоговорочную апологию рационализма, как может показаться на первый взгляд.

Фуко, Мишель-Поль (1926–1984) — французский философ, историк и теоретик культуры. Преподавал в университетах Клермон-Феррана и Парижа. С 1970 по 1982 г. — в Коллеж де Франс, на кафедре систем мысли.

Основные работы: «Психическая болезнь и личность» (1964); «Безумие и неразумие: история безумия и классический век» (1961); «Раймон Руссель. Опыт исследования» (1963); «Рождение клиники: археология взгляда медика» (1963); «Слова и вещи: археология гуманитарных наук» (1966); «Археология гуманитарных наук» (1966); «Археология знания» (1969); «Порядок речи» (1970); «Надзор и наказание» (1975); «Воля к знанию» (1976); «Опыт наслаждений» (1984); «Забота о себе» (1984). Последние три работы составляют тома 1–3 «Истории сексуальности». Посмертно — «Итоги курса в Коллеж де Франс, 1970–1982» (1989). Статьи и выступления: «Предисловие к превзойдению» (1963); «Отстояние, вид, первоначало» (1963); «Мысль извне» (1966); «Философский театр» (1970); «Что такое автор» (1969); «Ницше, генеалогия, история» (1971); «Игра власти» (1976); «Запад и истина секса» (1976) и др.

Классическое искусство. Введение в изучение Итальянского Возрождения. Вёльфлин Г.

СПб.: 1999. — 3 28 с.

Книга основоположника искусствоведческой науки XX века Генриха Вёльфлина представляет собой всестороннее исследование формально-стилистических основ искусства итальянского Ренессанса, дает читателю возможность вникнуть в имманентную логику развития художественного процесса, поможет глубже и непосредственнее оценить эстетическое достоинство знаменитых произведений. Издание представляет интерес для самого широкого круга читателей, интересующихся изобразительным искусством, может быть использовано в качестве пособия по курсу «История мировой художественной культуры».

СОДЕРЖАНИЕ
Предисловие v
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
Введение 3
I. ПРЕДШЕСТВУЮЩАЯ ЭПОХА 9
II. ЛЕОНАРДО 27
1. Тайная вечеря 29
2. Мона Лиза 35
3. Святая Анна 39
4. Битва при Ангиари 42
II . МИКЕЛАНДЖЕЛО: до 1520 г. 46
1. Ранние произведения 47
2. Живопись потолка Сикстинской капеллы 58
Истории 61
Пророки и сивиллы 66
Рабы 69
3. Надгробный памятник папы Юлия 73
IV. РАФАЭЛЬ 79
1. Обручение и Положение во гроб 82
2. Флорентийские Мадонны 86
3. Станца делла Сеньятура 90
Диспута 93
Афинская школа 98
Парнас 103
Юриспруденция 107
4. Станца Илиодора 108
Наказание Илиодора 109
Освобождение Петра 112
Месса в Больсене 114
5. Картоны для ковров 117
6. Римские портреты 127
7. Римские алтарные образы 134
V. ФРА БАРТОЛОММЕО 146
VI. АНДРЕА ДЕЛЬ САРТО 161
1. Фрески Аннунциаты 162
2. Фрески Скальцо 167
3. Мадонны и святые 174
4. Портрет Андреа 182
VII. МИКЕЛАНДЖЕЛО: ПОСЛЕ 1520 Г. 186
1. Капелла Медичи 187
2. Страшный суд и капелла Паолина 196
3. Упадок 198
ВТОРАЯ ЧАСТЬ
I. НОВЫЙ СПОСОБ МЫШЛЕНИЯ 205
II. НОВАЯ КРАСОТА 235
III. НОВАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ФОРМА 260
1. Успокоенность, простор, масса и величина 261
2. Упрощение и выяснение 267
3. Обогащение 280
4. Единство и необходимость 293
Указатель 304

В наши дни интерес общества к изобразительному искусству, в той мере, в какой оно уделяет ему внимание, по-видимому, снова обращается к художественным вопросам по существу. Анекдотический материал биографий, изображение эпохи не удовлетворяют уже читателя, ищущего в книге по истории искусства ответов на вопросы: в чем ценность, в чем сущность творения художника; он жадно ищет новых понятий, так как старые слова утратили свое значение. Воскресает интерес к совершенно забытой эстетике. Подобной бодрящему, свежему дождю для изнуренной засухой почвы явилась книга Адольфа Гильдебранда «Проблема формы», а с ней — и новый подход к художественному произведению, исследование материала не только вширь, но и вглубь.

О том, как читать книги в форматах pdf , djvu — см. раздел » Программы; архиваторы; форматы pdf, djvu и др. «

Авторизация

  1. Главная
  2. Книги
  3. Базарова Надежда Павловна
  4. Азбука классического танца
  5. Страница 12

На два вступительных аккорда правая рука, приоткрываясь за тактом, открывается на вторую позицию.

Работающая нога скользящим движением вытягивается вперед и, не задерживаясь на полу, выворотная и натянутая, медленно поднимается точно по прямой на высоту 90°, корпус подтянут, опорная нога натянута и выворотна. Натянутая нога фиксирует высоту, после чего медленно опускается и, коснувшись пола вытянутыми пальцами, скользящим движением возвращается в пятую позицию (рис. 17).

Рис. 17. Battement releve lent на 90°

Читать еще:  Французский художник. Robert Ricart

Battement releve lent на 90° в сторону. Работающая нога скользящим движением вытягивается на вторую позицию носком в пол и, не задерживаясь, выворотная и натянутая, сохраняя точное направление второй позиции, медленно поднимается на высоту 90°. Натянутая нога фиксирует вперед высоту, после чего медленно опускается и, коснувшись пола вытянутыми пальцами, скользящим движением возвращается в пятую позицию. Battement releve lent в сторону повторяется, чередуя окончание в пятую позицию вперед и назад (рис. 18).

Рис. 18 Battement releve lent на 90° в сторону

Battement releve lent на 90° назад. Работающая нога скользящим движением вытягивается назад и, не задерживаясь на полу, выворотная и натянутая, медленно поднимается точно по прямой на высоту 90°, корпус, сохраняя ровность плеч и бедер, слегка направляется вперед. Зафиксировав высоту, работающая нога начинает медленно опускаться. Корпус, выпрямляясь, возвращается в исходное положение с окончанием releve в пятой позиции (рис. 19).

Рис. 19. Battement releve lent на 90° назад

На два заключительных аккорда правая рука опускается в подготовительное положение, голова поворачивается направо.

Примечание. Battement releve lent начинают изучать в сторону лицом к палке, затем так же назад. Battement releve lent вперед изучают последним, держась за палку одной рукой. Сначала battement releve lent исполняют раздельно не менее четырех раз в каждом направлении; в дальнейшем — не менее двух раз подряд: вперед, в сторону, назад и в сторону.

Необходимо следить за тем, чтобы рука, открытая на вторую позицию, и рука, лежащая на палке, сохраняли правильное положение, так как они имеют тенденцию смещаться, особенно в battement releve lent назад. Опорная нога сохраняет натянутость и выворотность. Корпус подтянут, особенно при неизбежном наклоне в battement releve lent назад. Голова сначала сохраняет положение en face, затем battement releve lent вперед и назад исполняется с поворотом головы в сторону работающей ноги. В battement releve lent в сторону остается положение головы en face.

Подъем работающей ноги может превышать 90°, если это позволяют физические данные исполнителя.

Музыкальный размер 4/4. Характер музыкального сопровождения плавный, связный. Упражнение исполняют на два такта: три четверти первого такта нога поднимается, четвертая четверть и первая четверть второго такта — нога фиксирует высоту, три четверти второго такта нога опускается в пятую позицию. При музыкальном размере 3/4 упражнение исполняется на восемь тактов. Три такта нога поднимается, четвертый и пятый такты — нога фиксирует высоту, три такта нога опускается в исходное положение.

ROND DE JAMBE EN L’AIR

Ronds de jambe en l’air — круги ногой в воздухе — воспитывают подвижность и ловкость ноги от колена до пальцев. Эти упражнения, как и ronds de jambe par terre, исполняют en dehors и en dedans.

Подготовительное упражнение к rond de jambe en l’air. Исходное положение — пятая позиция, правая нога впереди, корпус подтянут, руки свободно положены на палку.

На первый вступительный аккорд — положение сохраняется, на второй — работающая нога вытягивается в сторону, носком на пол.

На раз и работающая нога, выворотная и натянутая, поднимается на высоту 45°. На два и, усиливая выворотность, она сгибается, направляясь носком к середине икры опорной ноги. На три и работающая нога, не нарушая выворотности и высоты 45°, вытягивается на вторую позицию и на четыре опускается вытянутым носком на пол. Упражнение повторяется от четырех до восьми раз, заканчиваясь на два заключительных аккорда в пятую позицию назад. Rond de jambe en l’air вначале изучают также лицом к палке, переходя затем к его исполнению держась за палку одной рукой.

Rond de jambe en l’air en dehors. Исходное положение — пятая позиция, правая нога впереди. Два вступительных аккорда. На раз правая рука, приоткрываясь за тактом, поднимается В первую позицию, голова слегка наклоняется к левому плечу, взгляд направлен на кисть. На и работающая нога вытягивается на вторую позицию носком в пол, правая рука открывается на вторую позицию, голова поворачивается направо. На два работающая нога поднимается на вторую позицию на 45°, голова поворачивается en face.

На раз и работающая нога, при полной неподвижности своей верхней части, сгибается в колене и, сохраняя выворотность пятки, описывает дугу в том же направлении, что и в rond de jambe par terre en dehors, несколько назад, затем — направляя вытянутый носок к середине икры. На два и работающая нога, усиливая выворотность пятки, вытягиваясь, описывает дугу несколько вперед, заканчивая движение предельно натянутой и выворотной работающей ногой во вторую позицию на высоте 45°. На три и четыре положение сохраняется (рис. 20).

Рис. 20. Rond de jambe en l’air en dehors

Rond de jambe en l’air en dedans. Исходное положение — пятая позиция, правая нога сзади. На два вступительных аккорда правая нога поднимается на 45°, голова поворачивается en face.

На раз и работающая нога, при полной неподвижности своей верхней части, сгибается в колене и, усиливая выворотность пятки, описывает дугу в том же направлении, что и в rond de jambe par terre en dedans, несколько вперед, затем — направляя вытянутый носок к середине икры. На два и работающая нога, вытягиваясь, описывает дугу несколько назад, заканчивая движение предельно натянутой и выворотной работающей ногой во вторую позицию на высоте 45°. На три и четыре положение сохраняется (рис. 21).

Рис. 21. Rond de jambe en l’air en dedans

Примечание. В rond de jambe en l’air центр тяжести корпуса расположен на опорной ноге. Выворотность и неподвижность верха работающей ноги развивает способность колена к вращательным движениям, воспитывая ловкость и подвижность ноги от колена до конца пальцев. Опорная нога максимально натянута и зыворотна. Рука, открытая на вторую позицию, и рука, лежащая на палке, сохраняют правильное положение.

Музыкальный размер 4/4. Характер музыкального сопровождения плавный, четкий. Первоначально rond de jambe en l’air изучают на один такт. Затем — на один такт 2/4, начиная за тактом. Например: начав круг за тактом на и, его заканчивают на раз и сохраняют положение вытянутой на 45° ноги на и два; на и начинают следующий круг, продолжая движение до конца музыкальной фразы.

Battement soutenu — неослабевающее, непрерывное движение — развивает эластичность и выворотность ног.

Battement soutenu вперед. Исходное положение — пятая позиция.

На два вступительных аккорда правая рука открывается на вторую позицию.

В затакте на и работающая нога, вместе с поворотом головы en face, поднимается на условное cou-de-pied и на раз и начинает, усиливая выворотность, вытягиваться вперед, опорная нога начинает demi plie. На два и работающая нога, продолжая движение, скользит носком вытянутых пальцев по полу вперед, опорная нога продолжает demi plie. На три и натянутая и выворотная работающая нога, подтягиваясь носком по полу, возвращается к пятой позиции, опорная нога вытягивается, и на четыре обе ноги втягиваются в плотную пятую позицию.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector