Фигура человека. Rupert W Brooks

Фигура человека. Rupert W Brooks

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Курорт

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Сол Стейн, кто же он?

Я не погрешу против истины, назвав Сола Стейна (р. 1927 г.) известным американским писателем, но сказанное не соответствует действительности. Вернее, отражает лишь ее часть. Потому что Сол Стейн — больше чем писатель.

Впервые в истории культуры Соединенных Штатов он отметился почти полвека тому назад: в 1953 г. пьеса «Наполеон» была поставлена сначала в Нью-Йорке, а потом в Калифорнии. В 1957 г. новый успех — пьеса «Тень моего врага» ставится на Бродвее. Стоит ли говорить, что это значило для молодого драматурга. Стейн завоевал признание не только зрителей, но и коллег-драматургов. И потому вместе с Теннесси Уильямсом, Уильямом Иглом и Робертом Андерсоном стал основателем Драматургической группы при Актерской студии.[1]

В 1959 г. Сол Стейн организовал «Книжное общество середины века», книжный клуб для образованного читателя, членами которого в скором времени стали десятки и сотни тысяч американцев.

В 1962 г. начался новый этап в жизни Стейна: он и его жена, Патриция Дей, основали издательство «Стейн и Дей», «моторную лодку в армаде издательских дредноутов», как писал он в своей автобиографической книге. Однако, издательство не просто удержалось на плаву, но в 1985 г. поднялось на третью строчку в списке пятидесяти самых крупных издательств США, пропустив вперед только «У. У. Нортон и К» и «Альфред А. Кнопф, инк», и оставив позади таких монстров, как «Даблдей и К°» и «Делл паблишинг К°». В издательстве «Стейн и Дей» выходили книги таких мастеров американской литературы, как Элиа Казан, Мэри Чивер, Джек Хиггинс, Синклер Льюис, а также Максима Горького, Бернарда Шоу, Льва Троцкого. Элиа Казан, лауреат премии «Оскар», не только известный писатель, но и знаменитый режиссер написал о нем: «Мой издатель Сол Стейн был моим продюсером, мой редактор Сол Стейн был моим режиссером, который видел то, что казалось мне невозможным». До 1989 г., когда издательство сменило владельцев, Сол Стейн оставался его президентом и главным редактором. Практически все эти годы книги издательства попадали в список бестселлеров. Сол Стейн стоял у истоков книг карманного формата. Он первым выпустил книгу одновременно и в переплете, и в обложке.

Сол Стейн, возможно, самый известный учитель писательского мастерства. Дело не в том, что он — профессор литературы Колумбийского, Айовского, Лос-Анджелесского университетов и Калифорнийского университета в Ирвине. Последний в 1992 г. выдвинул его кандидатом на получение премии «Выдающийся преподаватель», которую Сол Стейн и получил, конкурируя с 552 соперниками. Книга «Сол Стейн о писательстве» должна быть настольной книгой начинающего, и не только, автора, точно так же, как «Слово живое и слово мертвое» Норы Галь должна лежать на столе у каждого уважающего себя переводчика. Сол Стейн — автор уникальных компьютерных программ «WritePro», «FirstAid for Writer» и «Fiction Writer», по которым учатся студенты в 38 странах.

Сол Стейн — одно из немногих исключений, подтверждающих правило «кто не умеет работать — тот учит». Работать, в случае Сола Стейна, — писать, он умеет. Его стихи публикуются в антологиях года, статьи — в газетах, по его сценариям снимают телевизионные фильмы, его романы издаются во всех англоязычных странах, а также переведены на русский, французский, немецкий, итальянский, шведский, финский, датский, голландский и японский языки. Первый же роман Сола Стейна «Муж», получил самые лестные отзывы критиков, а второй, «Фокусник», стал бестселлером. Его тираж в Соединенных Штатах перевалил за миллион экземпляров, несколько изданий он выдержал и в России. Именно в этом романе Сол Стейн вывел серийного героя, адвоката Джорджа Томасси, современного Перри Мейсона, который потом появляется в нескольких книгах писателя, в том числе и в предлагаемом ниже романе «Другие люди».

Сол Стейн — человек удивительный не только в творческом, но и в личном плане. Достаточно сказать, что у него семеро детей, двое из которых, дочь и сын, живут на Манхэттене. Сын четырнадцать лет проработал в Мировом торговом центре. Вот что написал Сол Стейн в эссе, опубликованном в журнале «Огонек» через три недели после трагедии: «Утром 11 сентября он был в своей квартире, в двух кварталах от Северной башни, которая приняла первый удар. Проснувшись, он сказал своей подруге, что ему как-то не по себе. Нет, он не заболел, но ему как-то не по себе. Что мы знаем о предчувствии? Он решил, что пойдет на работу позже, а может, совсем не пойдет. А вскоре услышал взрыв: самолет врезался в Северную башню…»

К России у Сола Стейна отношение самое трепетное. Об этом чуть ниже.

Роман «Курорт» едва не стал первым произведением Сола Стейна, опубликованном на русском языке. В 1985 г. желание напечатать роман высказала редакция журнала «Наука и религия», и поначалу все складывалось гладко, автор даже дал разрешение на публикацию, но в какой-то момент дело застопорилось: началась перестройка, так что цековскому куратору стало не до журнальных публикаций. Достаточно любопытна история этого романа и на Западе. К примеру, в Германии изданы практически все романы Стейна, а вот «Курорт» — нет, хотя среди героев романа нет ни одного немца и его действие разворачивается в Калифорнии. Дважды покупались права на экранизацию «Курорта» — сначала канадским, потом английским продюсерами. Роман действительно очень кинематографичен. Однако фильм по нему так и не поставили, хотя, конечно же, описываемые в «Курорте» события — чистый вымысел.

Вот как вспоминает Сол Стейн свою реакцию на предложение опубликовать его роман в Советском Союзе: «Когда я впервые услышал, что мою „противоречивую“ книгу хотят перевести в России, я поневоле задумался. Полагаю, каждый автор хочет, чтобы его книги публиковались повсюду, но для меня появление моего романа на русском языке имело особый смысл. Это родной язык моей бабушки со стороны матери. И дедушки отца матери. Это язык, чудесные звуки которого остались частью моих детских воспоминаний. При этом у меня возникли нехорошие мысли относительно мотивов публикации. „Холодная война“ еще не закончилась и я не мог не задать себе вопрос: а не заинтересовались ли моим романом в Советском Союзе лишь с тем, чтобы показать, вот, мол, как плоха Америка, раз в ней могут произойти события, описываемые в „Курорте“? Не хотят ли использовать „Курорт“ для антиамериканской пропаганды? Обдумывая возникшую дилемму, я пришел к выводу, что публикация моего романа на русском языке подчеркнет одну важную черту американского общества: в Америке писатель может затрагивать любую, даже самую щекотливую тему И это, несомненно, поймут российские писатели и мои лучшие читатели. Поэтому и разрешил публикацию».

Читать еще:  Фотограф, умеющий наблюдать. Fabiola Jean-Louis

Действительно, роман «Курорт» — достойное чтение для образованного, разностороннего человека и, безусловно, рвотное — для любителей ловить рыбку в мутной воде под аккомпанемент воя об извечном сатанизме инородцев.

Нет смысла в предисловии пересказывать содержание романа, лишая читателя удовольствия его напряженного прочтения. Ограничусь малым: мистер и миссис Генри Браун, отдыхающие в Калифорнии, приезжают на новый, великолепный курорт «Клиффхэвен». В первый вечер они обнаруживают, что дверь их номера заперта. Во второй узнают правду: никто не покидает «Клиффхэвен», во всяком случае, живым…

Второй роман сборника, «Другие люди», также одна из лучших книг Сола Стейна. Этот роман не одну неделю держался в списке бестселлеров «Нью-Йорк таймс бук ревью», а другое, не менее влиятельное книжное обозрение «Уэст коуст ревью оф букс» внесло роман в список лучших книг десятилетия.

Жанр романа — эротико-детективный. С одной стороны, роман — классическое расследование преступления, поиск и наказание виновного. С другой — это книга о праве молодой женщины распоряжаться своим телом так, как хочется ей и только ей. Стержень романа — отношения главных героев, Франсины Уидмер и ее адвоката Джорджа Томасси. Франсина, независимая молодая женщина достаточно свободных нравов, сочла, что ее изнасиловали, и поклялась, что насильник будет наказан. Разумеется, доказать изнасилование, если нет ни свидетелей, ни улик, дело чрезвычайно трудное, и не только в Америке. В принципе есть два способа наказания: самосуд, пример тому «Ворошиловский стрелок», и приговор законного суда. Франсина, как законопослушная гражданка, выбирает второй путь. И помочь ей в этом может только такой блестящий адвокат, как Джордж Томасси. Как именно? Ответ ждет вас на страницах романа.

Сол Стейн по-прежнему полон жизненных и творческих сил. Переехал с новой женой в новый дом,

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Курорт

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Сол Стейн, кто же он?

Я не погрешу против истины, назвав Сола Стейна (р. 1927 г.) известным американским писателем, но сказанное не соответствует действительности. Вернее, отражает лишь ее часть. Потому что Сол Стейн — больше чем писатель.

Впервые в истории культуры Соединенных Штатов он отметился почти полвека тому назад: в 1953 г. пьеса «Наполеон» была поставлена сначала в Нью-Йорке, а потом в Калифорнии. В 1957 г. новый успех — пьеса «Тень моего врага» ставится на Бродвее. Стоит ли говорить, что это значило для молодого драматурга. Стейн завоевал признание не только зрителей, но и коллег-драматургов. И потому вместе с Теннесси Уильямсом, Уильямом Иглом и Робертом Андерсоном стал основателем Драматургической группы при Актерской студии.[1]

В 1959 г. Сол Стейн организовал «Книжное общество середины века», книжный клуб для образованного читателя, членами которого в скором времени стали десятки и сотни тысяч американцев.

В 1962 г. начался новый этап в жизни Стейна: он и его жена, Патриция Дей, основали издательство «Стейн и Дей», «моторную лодку в армаде издательских дредноутов», как писал он в своей автобиографической книге. Однако, издательство не просто удержалось на плаву, но в 1985 г. поднялось на третью строчку в списке пятидесяти самых крупных издательств США, пропустив вперед только «У. У. Нортон и К» и «Альфред А. Кнопф, инк», и оставив позади таких монстров, как «Даблдей и К°» и «Делл паблишинг К°». В издательстве «Стейн и Дей» выходили книги таких мастеров американской литературы, как Элиа Казан, Мэри Чивер, Джек Хиггинс, Синклер Льюис, а также Максима Горького, Бернарда Шоу, Льва Троцкого. Элиа Казан, лауреат премии «Оскар», не только известный писатель, но и знаменитый режиссер написал о нем: «Мой издатель Сол Стейн был моим продюсером, мой редактор Сол Стейн был моим режиссером, который видел то, что казалось мне невозможным». До 1989 г., когда издательство сменило владельцев, Сол Стейн оставался его президентом и главным редактором. Практически все эти годы книги издательства попадали в список бестселлеров. Сол Стейн стоял у истоков книг карманного формата. Он первым выпустил книгу одновременно и в переплете, и в обложке.

Сол Стейн, возможно, самый известный учитель писательского мастерства. Дело не в том, что он — профессор литературы Колумбийского, Айовского, Лос-Анджелесского университетов и Калифорнийского университета в Ирвине. Последний в 1992 г. выдвинул его кандидатом на получение премии «Выдающийся преподаватель», которую Сол Стейн и получил, конкурируя с 552 соперниками. Книга «Сол Стейн о писательстве» должна быть настольной книгой начинающего, и не только, автора, точно так же, как «Слово живое и слово мертвое» Норы Галь должна лежать на столе у каждого уважающего себя переводчика. Сол Стейн — автор уникальных компьютерных программ «WritePro», «FirstAid for Writer» и «Fiction Writer», по которым учатся студенты в 38 странах.

Сол Стейн — одно из немногих исключений, подтверждающих правило «кто не умеет работать — тот учит». Работать, в случае Сола Стейна, — писать, он умеет. Его стихи публикуются в антологиях года, статьи — в газетах, по его сценариям снимают телевизионные фильмы, его романы издаются во всех англоязычных странах, а также переведены на русский, французский, немецкий, итальянский, шведский, финский, датский, голландский и японский языки. Первый же роман Сола Стейна «Муж», получил самые лестные отзывы критиков, а второй, «Фокусник», стал бестселлером. Его тираж в Соединенных Штатах перевалил за миллион экземпляров, несколько изданий он выдержал и в России. Именно в этом романе Сол Стейн вывел серийного героя, адвоката Джорджа Томасси, современного Перри Мейсона, который потом появляется в нескольких книгах писателя, в том числе и в предлагаемом ниже романе «Другие люди».

Сол Стейн — человек удивительный не только в творческом, но и в личном плане. Достаточно сказать, что у него семеро детей, двое из которых, дочь и сын, живут на Манхэттене. Сын четырнадцать лет проработал в Мировом торговом центре. Вот что написал Сол Стейн в эссе, опубликованном в журнале «Огонек» через три недели после трагедии: «Утром 11 сентября он был в своей квартире, в двух кварталах от Северной башни, которая приняла первый удар. Проснувшись, он сказал своей подруге, что ему как-то не по себе. Нет, он не заболел, но ему как-то не по себе. Что мы знаем о предчувствии? Он решил, что пойдет на работу позже, а может, совсем не пойдет. А вскоре услышал взрыв: самолет врезался в Северную башню…»

К России у Сола Стейна отношение самое трепетное. Об этом чуть ниже.

Роман «Курорт» едва не стал первым произведением Сола Стейна, опубликованном на русском языке. В 1985 г. желание напечатать роман высказала редакция журнала «Наука и религия», и поначалу все складывалось гладко, автор даже дал разрешение на публикацию, но в какой-то момент дело застопорилось: началась перестройка, так что цековскому куратору стало не до журнальных публикаций. Достаточно любопытна история этого романа и на Западе. К примеру, в Германии изданы практически все романы Стейна, а вот «Курорт» — нет, хотя среди героев романа нет ни одного немца и его действие разворачивается в Калифорнии. Дважды покупались права на экранизацию «Курорта» — сначала канадским, потом английским продюсерами. Роман действительно очень кинематографичен. Однако фильм по нему так и не поставили, хотя, конечно же, описываемые в «Курорте» события — чистый вымысел.

Читать еще:  Художник-самоучка. Audrey Pongracz

Вот как вспоминает Сол Стейн свою реакцию на предложение опубликовать его роман в Советском Союзе: «Когда я впервые услышал, что мою „противоречивую“ книгу хотят перевести в России, я поневоле задумался. Полагаю, каждый автор хочет, чтобы его книги публиковались повсюду, но для меня появление моего романа на русском языке имело особый смысл. Это родной язык моей бабушки со стороны матери. И дедушки отца матери. Это язык, чудесные звуки которого остались частью моих детских воспоминаний. При этом у меня возникли нехорошие мысли относительно мотивов публикации. „Холодная война“ еще не закончилась и я не мог не задать себе вопрос: а не заинтересовались ли моим романом в Советском Союзе лишь с тем, чтобы показать, вот, мол, как плоха Америка, раз в ней могут произойти события, описываемые в „Курорте“? Не хотят ли использовать „Курорт“ для антиамериканской пропаганды? Обдумывая возникшую дилемму, я пришел к выводу, что публикация моего романа на русском языке подчеркнет одну важную черту американского общества: в Америке писатель может затрагивать любую, даже самую щекотливую тему И это, несомненно, поймут российские писатели и мои лучшие читатели. Поэтому и разрешил публикацию».

Действительно, роман «Курорт» — достойное чтение для образованного, разностороннего человека и, безусловно, рвотное — для любителей ловить рыбку в мутной воде под аккомпанемент воя об извечном сатанизме инородцев.

Нет смысла в предисловии пересказывать содержание романа, лишая читателя удовольствия его напряженного прочтения. Ограничусь малым: мистер и миссис Генри Браун, отдыхающие в Калифорнии, приезжают на новый, великолепный курорт «Клиффхэвен». В первый вечер они обнаруживают, что дверь их номера заперта. Во второй узнают правду: никто не покидает «Клиффхэвен», во всяком случае, живым…

Второй роман сборника, «Другие люди», также одна из лучших книг Сола Стейна. Этот роман не одну неделю держался в списке бестселлеров «Нью-Йорк таймс бук ревью», а другое, не менее влиятельное книжное обозрение «Уэст коуст ревью оф букс» внесло роман в список лучших книг десятилетия.

Жанр романа — эротико-детективный. С одной стороны, роман — классическое расследование преступления, поиск и наказание виновного. С другой — это книга о праве молодой женщины распоряжаться своим телом так, как хочется ей и только ей. Стержень романа — отношения главных героев, Франсины Уидмер и ее адвоката Джорджа Томасси. Франсина, независимая молодая женщина достаточно свободных нравов, сочла, что ее изнасиловали, и поклялась, что насильник будет наказан. Разумеется, доказать изнасилование, если нет ни свидетелей, ни улик, дело чрезвычайно трудное, и не только в Америке. В принципе есть два способа наказания: самосуд, пример тому «Ворошиловский стрелок», и приговор законного суда. Франсина, как законопослушная гражданка, выбирает второй путь. И помочь ей в этом может только такой блестящий адвокат, как Джордж Томасси. Как именно? Ответ ждет вас на страницах романа.

Сол Стейн по-прежнему полон жизненных и творческих сил. Переехал с новой женой в новый дом,

17 актеров, которые настолько похожи, что их невозможно отличить друг от друга

Наверное, все уже знакомы с «близнецами» Марго Робби — им у нас посвящена отдельная статья. Но, оказывается, не только у нее есть звездные двойники. Ниже мы собрали фотографии 17 актеров и актрис, которые настолько похожи друг на друга, что все их постоянно путают.

Мишель Уильямс и Кэри Маллиган

Джоди Фостер и Хелен Хант

Орландо Блум и Люк Эванс

Эмили Кинни и Эванна Линч

Дженнифер Гарнер и Хилари Суэнк

Зак Брафф и Дакс Шепард

Мила Кунис и Сара Хайленд

Мэтт Бомер и Генри Кавилл

Натали Портман и Кира Найтли

Билл Мюррей и Джеймс Белуши

Хелена Кристенсен и Кэмерон Диас

Милла Йовович и Линда Евангелиста

Джефф Бриджес и Курс Рассел

Логан Маршалл-Грин и Том Харди

Марк Стронг и Стэнли Туччи

Марк Уолберг и Мэтт Деймон

Джеффри Дин Морган и Хавьер Бардем

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Руперт Шелдрейки и его морфогенные поля

Материалом, лежащим в основе морфогенного поля, выступают не только страхи; в конце концов, не всё же плохо. Здесь так же накапливаются образы, привычки, знания и идеи, социальные установки и правила – включая методы торговли! Так, в начале прошлого века в Европе молочники по утрам обходили дома и оставляли на порогах бутылки с молоком. Это было очень удобно не только для людей, но и для… синиц. Пионерами нового способа добыть себе пищу стали смышленые синицы из английского города Саутгемптон, которые проклёвывали крышки бутылок и лакомились молоком. Через какое-то время то же самое стали вытворять птицы за сотни километров от Саутгемптона, а к 40-м годам ХХ века уже все европейские синицы усвоили этот трюк. Но начавшаяся война заставила и людей, и птиц на время забыть о милой традиции доставки молока на дом. Молочники возобновили её лишь через восемь лет, и синицы… вновь принялись проклёвывать крышки. Но это было уже новое поколение птиц; ведь в среднем синицы живут три года! Как же им удалось за считанные месяцы освоить науку своих предков? Неужели через сны людей, переживших тяжёлое время только потому, что постоянно возвращались в ночных сюжетах в то самое старое и доброе?!
Автором теории морфогенных полей считают Руперта Шелдрейка, бывшего научного сотрудника Королевского общества при Кембриджском университете, директора лаборатории биохимических и молекулярных исследований в колледже Клэр (Кембридж), биолога с мировым именем. Шелдрейк заметил, что человек тем легче усваивает знание, чем большему числу людей оно известно. Однажды он предложил английским студентам разучить три японских четверостишия. При этом одно было просто набором слов (точнее, иероглифов), второе – сочинением незначительного современного автора, а третье – классическим образцом японской поэзии, известным в Стране Восходящего Солнца так же хорошо, как и в России: «Я помню чудное мгновенье». Именно классическое четверостишие студенты запоминали лучше всего! Заметьте, никто из них не знал японского и понятия не имел, какое из стихотворений – классика, какое – обычный опус, а какое и вовсе бессмыслица. То есть существует поле образов, общее для всех людей. В этом поле, наряду со множеством прочих, содержится и образ старинного японского четверостишия, которое А.С. Пушкин использовал не в качестве перевода, а неким гениальным наитием, соответствием личного таланта классическим канонам красоты и гармонии. Шелдрейк назвал это поле морфогенным, то есть таким, которое подобно коллективному сновидению, а потому связывает воедино мир грёз и реальности. И, как следствие, влияет на обстоятельства нашего мира, предопределяет выбор человечества, структуру или форму вещей.
Описание своей теории Руперт Шелдрейк изложил в книге с названием «Семь экспериментов, которые могут изменить мир». Она быстро стала бестселлером! Помимо эксперимента со студентами-англичанами, зубрившими японские стихи, в книге рассказывается и о других любопытных опытах. Так, биолог из Гарвардского университета Вильям Макдугалл пятнадцать лет занимался тем, что заставлял подопытных крыс искать выход из лабиринта. Данные, полученные в результате «долгоиграющего» эксперимента, оказались ошеломляющими: если первое поколение крыс, прежде чем найти выход, совершало в среднем 200 ошибок, то последнее ошибалось всего 20 раз. К ещё более сенсационным результатам привёл повтор опыта на другом конце света, в Австралии. Там крысы сразу же находили выход из лабиринта! А ведь они не были ни родственниками, ни потомками крыс-«первопроходцев», а значит, не могли усвоить знание о лабиринте на генетическом уровне. Откуда же австралийские грызуны узнали о правильном пути?!
Ещё один пример. В начале 60-х годов ХХ века пражский психиатр Милан Рыжл и его московский коллега Владимир Райков под действием гипноза заставляли испытуемых поверить в то, что они – реинкарнации реальных исторических личностей. Способности, открывавшиеся у «уверовавших», были феноменальны! Девушка, которую «убедили», что в прошлой жизни она была Рафаэлем Санти, научилась превосходно рисовать, хотя до того её художественные таланты были на нуле. А ведь состояние гипноза наиболее близко к состоянию сновидения и, находясь в нём, человек имеет прямой доступ к морфогенному полю. Значит, эволюция культуры и самого человека – это стремление к развитию, присущее природе вещей, глубоко «впечатанное» в такое поле.
Более того, если есть морфогенные поля, общие для людей и животных, то получается, что всё в мире взаимосвязано. Всякий раз, когда мы узнаем что-то новое, это узнаем не только мы, но и все люди, вся Вселенная. Наше знание становится общим. Прямо какой-то тотальный общий разум!
Общностью сознания Руперт Шелдрейк объясняет и различные паранормальные явления — такие, как телепатия или способность человека «чувствовать взгляд спиной» (то есть он просто улавливает мысль смотрящего ему в спину). Кстати, способность чувствовать взгляд можно развить. Оказывается, больше всего в этом поднаторели жители Восточной Европы. Шелдрейк объясняет это «натренированностью»; ведь во времена социализма было важно вовремя почувствовать, не следят ли за тобой органы безопасности… Кроме того, взгляд спиной хорошо чувствуют параноики, люди, находящиеся под действием наркотиков, и мастера боевых искусств.

Читать еще:  Современные художники Америки. Angela Lynn Fraleigh

Руперт Шелдрейк (Rupert Sheldrake) — британский биохимик и физиолог растений, который в настоящее время занимается исследованиями и пишет о парапсихологии и других спорных вопросах. Его книги и работы связаны с теорией морфического резонанса и касаются таких тем, как развитие и поведение животных и растений, память, телепатия и восприятие.

Идеи Шелдрейка часто натыкались на враждебное мнение ученых, в том числе обвинения в участии в псевдонауке.

Руперт родился 28 июня 1942 года в городе Ньюарк-он-Трент. Он получил образование в Колледже Ворксоп, а затем изучал биохимию в Колледже Клер, в Кембридже, философию и историю в Гарвардском Университете.

В Кеймбридже он получил степень доктора наук в области биохимии.

Руперт Шелдрейк был научным сотрудником Королевского общества, а затем отправился в Индию, где занял должность основного физиолога растений в Международном научно-исследовательском институте сельскохозяйственных культур в полузасушливой тропической зоне.

В настоящее время Руперт Шелдрейк является руководителем проекта «The Perrot-Warrick».

Он автор таких работ, как «Новая наука о жизни», «Наличие прошлого: морфический резонанс и привычки», «Возрождение природы», «Семь экспериментов, которые могут изменить мир».

Семь экспериментов, которые изменят мир

Согласно его гипотезе, все природные системы — от кристаллов до растений и животных, включая человека и весь человеческий социум, — обладают коллективной памятью, определяющей их поведение, строение и внешние формы.

«Эта книга доставляет огромное удовольствие. К тому же она представляет немалую научную ценность как интересный опыт в философии науки и, возможно, как неожиданный и глубокий взгляд на привычный материальный мир».
Семь экспериментов, которые изменят мир (скачать)
Семь экспериментов, которые изменят мир.doc

Физика ангелов

Книга построена в форме диалога между известным английским биологом Рупертом Шелдрейком, автором революционной теории морфогенных полей, и богословом-визионером Мэтью Фоксом.

Масштаб их бесед поистине космический: от атомных частиц до супергалактик, от Библии до теории относительности, от шаманизма до квантовой физики.
Физика ангелов (скачать)
Физика ангелов.doc

Художник Rupert Charles Wulsten Bunny (1864 – 1947). Создатель амбициозных картин

Руперт Чарльз Вульстен Банни (Rupert Charles Wulsten Bunny)

Австралийского художника Руперта Чарльза Вульстена Банни называют создателем самых амбициозных картин Парижского салона, которые когда-либо были созданы австралийцем.

Художник Руперт Чарльз Вульстен Банни (Rupert Charles Wulsten Bunny) родился в сентябре 1864 года и был третьим ребёнком австралийского судьи Брайса Фредерика Банни и Мэри Хедвиг Доротеи Вульстен. В 1884 году будущий художник перебрался в Великобританию и поступил в лондонскую Художественную школу Калдерона. Через полтора года оставил школу и переехал в Париж, где продолжил обучение в мастерской Жана-Поля Лорана.

Художник жил и работал во Франции до 1911 года. За это время художник написал несколько знаковых картин, с огромным успехом выставлялся в Парижском салоне, принимал участие во Всемирной выставке в Париже 1900 года, где был удостоен бронзовой медали.

В 1902 году художник женился на своей ученице и натурщице Жанне Элоизе Морель.

В 1911 году художник вернулся на родину, но периодически выезжал в Париж. После смерти жены в 1933 году поселился в австралийском городе Саут-Ярр и больше никуда не выезжал до самой своей смерти в 1947 году.

Большая часть творческого наследия Руперта Банни хранится в музеях и частных коллекциях Франции. Не зря же искусствоведы утверждают, что:

Rupert Charles Wulsten Bunny – это великолепный колорист, блестяще эрудированный художник…, и создатель самых амбициозных картин Парижского салона, которые когда-либо были нарисованы австралийцем.

Картины художника Руперта Чарльза Вульстена Банни (Rupert Charles Wulsten Bunny)

Миссис Герберт Джонс и ее дочери, Хильда и Дульси

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector