Фигуративный сюрреализм. Carlos Javier Melero

Фигуративный сюрреализм. Carlos Javier Melero

Сюрреализм глазами художниц Мексики и США

Льюису Кэрроллу и не снилось!

Muriel Streeter, The Chess Queens, 1944

29 января в Музее искусств Лос-Анджелеса (Los Angeles County Museum of Art) откроется выставка «В Стране чудес: Сюрреалистические приключения художниц Мексики и США» (In Wonderland: The Surrealist Adventures of Women Artists in Mexico and the United States). Это масштабный проект, знакомящий зрителя с работами прекрасной половины человечества: Фриды Кало, Луизы Буржуа, Доротеи Таннинг, Ли Миллер и многих других.

Коллеги по цеху мужского пола не воспринимали их всерьез и считали лишь пассивными музами. Но время расставило все по своим местам, и теперь мы можем по достоинству оценить многочисленные скульптуры, картины и фотографии, созданные женщинами, прочно закрепившими свои имена во всемирной истории искусства.

Название выставки отсылает к бессмертной книге Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес», повествующей о фантастических приключениях девочки в стране ее снов. До 6 мая все желающие смогут принять участие в безумном чаепитии, организованном LACMA, однако на сей раз места Шляпника, Сони и Мартовского зайца займут художницы-сюрреалистки XX века.

Frida Kahlo, Autoretrato con collar de espinas colibri (Self-Portrait with Thorn Necklace and Hummingbird), 1940

Kaye Sage, Danger Construction Ahead, 1940

Rosa Rolanda, Autoretrato (Self Portrait), c. 1945

Ruth Bernhard, In the Box-Horizontal, 1962

Dorothea Tanning, Birthday, 1942

Kati Horna, La muñeca (The Doll), 1949

Helen Lundeberg, The Mountain, c. 1933

Bridget Tichenor, Autoretrato (Self Portrait), undated

Тема: Эротические иллюстрации художников

Опции темы
Отображение
  • Линейный вид
  • Комбинированный вид
  • Древовидный вид

Эротические иллюстрации художников

ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОЛЯ-ЭМИЛЯ БЕКА

21 Октября 2010 г.

Paul-Emile Becat (1885 — 1960)

Французский живописец и график Поль-Эмиль Бека родился в Париже 2 февраля 1885 года. Учился в парижской Школе изобразительных искусств у живописцев Габриеля Феррье и Франсуа Фламена. В 1913 году он впервые участвовал в Салоне французских художников, а в 1920 получил за свои живописные работы Grand Prix de Rome — стипендию французской Академии, позволяющую совершенствовать мастерство в Италии. Работы Бека отличали уверенное академическое рисование, точность в передаче деталей и некоторая «салонность». В 1920-1930 годах он создал ряд портретов известных французских писателей, издателей и библиофилов — Леона-Поля Фарга, Пьера Луиса, Люка Дюртена, Жюля Ромена, Сильвии Бич и др.
Первые опыты в книжной графике, к которой Бека обратился в начале 1920-х годов — «Жорж Дюамель» Люка Дюртена («Monnier», 1920) и «Одиночества» Эдуарда Эстанье («Georges Cres», 1922) — привлекли внимание парижских издателей, и Бека стал время от времени получать заказы на иллюстрации. Тем не менее, в эти годы художник занимался в основном живописью, и полотна художника получали весьма лестные отзывы.
К началу 1930-х годов художник стал признанным мастером живописи и графики. Особый интерес вызывали его гравюры, выполненные в технике «сухой иглы». С 1933 года начинается карьера Бека как специалиста по галантным текстам. В предвоенное десятилетие возрос интерес публики к малотиражным коллекционным изданиям, и работа над иллюстрациями к таким книгам принесла Бека европейскую известность. Художник обращался в основном к произведениям классической литературы, но в рисунках трактовал тексты по-своему, отбирая для иллюстрирования самые фривольные моменты. В годы Второй мировой войны Бека продолжал работать над иллюстрациями к коллекционным изданиям. В это время созданы самые известные циклы его рисунков: 24 цветных иллюстрации к «Манон Леско» аббата Прево («Le Vasseur», 1941), 24 цветных иллюстрации к «Науке любви» Овидия («La Tradition», 1942) и 13 монохромных гравюр к его же «Любовным элегиям» («Athina», 1943), 23 цветные иллюстрации к новому изданию «Песен Билитис» Пьера Луиса («Piazza», 1943).
За долгую творческую жизнь Бека создал графические серии к более чем 100 книгам, среди которых десятки произведений фривольной литературы. Он не оставлял работу до последних дней. Художник умер 1 января 1960 года в Париже, не дожив одного месяца до своего 75-летия. Однако галантные эротические иллюстрации Бека, исполненные с виртуозным мастерством, обеспечили ему прижизненную и посмертную славу.

Сюрреализм (от франц. Surrealism — сверхреализм) — это направление в искусстве, сформировавшееся к началу 1920-х годов во Франции. Отличается использованием аллюзий° и парадоксальных сочетаний форм.

«Сюрреализм прекрасен, как случайная встреча на столе для вскрытия трупов зонтика и швейной машины». Лотреамон.

Основателем и идеологом сюрреализма считается писатель и поэт Андре Бретон. Под заголовком «Сюрреалистическая драма» обозначил в 1917 году одну из своих пьес Гийоми Аполлинер.

Читать еще:  Художник-реалист. Daniel Gonzalez Poblete

Одними из величайших представителей сюрреализма в живописи стали Сальвадор Дали, Макс Эрнст, Рене Магритт, Андре Массон, Джорджо де Кирико, Ман Рэй, Пауль Клее, Хуан Миро, Альберто Джакометти, Поль Дельво, Ив Танги, Мерет Оппенгейм, Виктор Браунер, Роберто Матта Эчаурен, Доротеа Таннинг, Валентина Гюго.

Наиболее яркими представителями сюрреализма в кинематографе считаются Дэвид Линч, Луис Бунюэль, Жан Кокто, Ян Шваннмайер.

К сюрреализму примыкали литераторы Федерико Гарсиа Лорка, Пабло Неруда, Филипп Супо, Иван Голь, Поль Элюар, Луи Арагон.

Сюрреализм в фотографии получил признание благодаря пионерским работам Филиппа Халсмана.

Первое произведение сюрреализма — роман Андре Бретона и Филиппа Супо «Магнитные поля».

«К картине можно относиться как к окну, и первая моя забота — узнать, куда оно выходит». Андре Бретон.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СЮРРЕАЛИЗМА

Сюрреальность — это совмещение сна и реальности.

Сюрреализм представлял собой противоречивое художественное явление, что в значительной мере объясняет широкую орбиту его распространения.

Говорить должно непосредственно чувство: «я хочу, чтобы человек молчал, когда он перестаёт чувствовать». Андре Бретон.

Сюрреалисты предлагали абсурдное сочетание натуралистических образов, посредством коллажа с техникой ready-made.

Сюрреалисты были вдохновлены радикальной левой идеологией, однако, предлагали начать революцию со своего сознания. Искусство мыслилось ими, как основное средство освобождения. «Единственное, что ещё может меня вдохновить, так это слово «свобода»». Андре Бретон.

Сюрреализм сложился под большим влиянием теории психоанализа Фрейда, которые Бретон приспособил под собственные нужды. Его формулировка была такой: «сюрреализм дошёл до психологии, а на сей счёт — шутки в сторону». Бретон считал, что Фрейд по случайности заново открыл могущественную силу снов и воображения, скрытую под слоем реальных взглядов на жизнь, доминировавших в то время. А сейчас, предсказывал Бретон, дух выступит сам по себе: «мы всё ещё живём под бременем логики… Абсолютный рационализм, по-прежнему остающийся в моде, позволяет нам рассмотреть только те факты, которые непосредственно связаны с нашим опытом… Он мечется в клетке, и освободить его становится всё труднее». Вклад Зигмунда Фрейда состоялся в том, что он описал и определил подсознание как истинный феномен, определяющий поведение и мысли человека.

Первейшей целью сюрреалистов было духовное возвышение и отделение духа от материального, т.е. через бессознательное подняться над ограниченностью идеального мира, продолжить бунтарство выхолощенных ценностей буржуазной цивилизации.

Одними из важнейших ценностей являлись свобода и иррациональность. Художники — сюрреалисты хотели создать на своих полотнах реальность, не отражающую действительность, но на практике это порой выливалось в создание патологически отталкивающих образов, эклектику° и китч.

Сюрреализм коренился в символизме.

Работы сюрреалистов выполняются без оглядки на рациональную эстетику, используются фантасмагорические формы, и такие тематики, как эротика, ирония, магия и подсознание. Общие особенности искусства сюрреализма это фантастика абсурда, алогизм, зрительная неустойчивость, изменчивость образов.

Нередко сюрреалисты выполняли свои работы под воздействием гипноза, алкоголя, наркотиков или голода, ради того, чтобы войти в изменённое состояние сознания, что считалось среди них — глубиной подсознания, из которого исходит творческая энергия. Также, они провозглашали неконтролируемое создание текстов — автоматическое письмо и фьюмаж.

Можно выделить два направления развития художественного сюрреализма.

Одни вводили бессознательное начало в процесс создания живописных полотен, в которых преобладали свободно текущие образы, произвольные формы, переходящие в абстракцию. Например, Макс Эрнст (рис.1).

Другое направление основывалось на иллюзорной точности воспроизведения ирреального образа, возникающего в голове. Например, Сальвадор Дали (рис.2), картины которого отличаются тщательной манерой письма, точной передачей светотени, что характерно для академической живописи.

Зритель, поддаваясь убедительности иллюзорной живописи, втягивается в лабиринт обманов и неразрешимых загадок: твёрдые предметы растекаются, плотные приобретают прозрачность, несовместимые объекты скручиваются и выворачиваются, массивные объёмы приобретают невесомость, и всё это создаёт образ невозможный в реальности.

Однако хаотичность образов порой уступала место их большей придуманности и сюрреальность становилась не просто самоцелью, а обдуманным методом высказывания идей, стремящихся разорвать обыденные представления. Отдельные интересные находки сюрреалистов использовались в коммерческих областях декоративного искусства, например, оптические иллюзии, позволяющие видеть на одной картине два различных изображения или сюжета в зависимости от направления взгляда. В это же время художники обратились к имитации черт первобытного искусства, поскольку препятствие, стоящее между высшей реальностью и чистым сознанием, — это наши знания, приобретённые представления, правила и установки, носителями чистого видения могут быть и душевнобольные.

Рис. 1 — «Цветы снега», 1929 г., Макс Эрнст

Читать еще:  Современная российская художница. Агафья Белая

Рис. 2 — «Постоянство памяти», 1931 г., Сальвадор Дали

Как вы хотите понять мои картины, если я сам не понимаю их, когда создаю? Тот факт, что я в этот момент, когда пишу, не понимаю свои картины, не означает, что эти картины не имеют никакого смысла, напротив их смысл настолько глубок, сложен, связан, непроизволен, что ускользает от простого логического анализа». Сальвадор Дали.

Художественная эволюция сюрреализма приводит к оформлению:

неосюрреализма (американская версия сюрреализма);

магического сюрреализма (амортизация аспектов бессознательного, связанных с либидо);

католического сюрреализма (тезис: «верить в надреальное, значит заново прокладывать дорогу к Богу»);

фигуративного сюрреализма (pop-art).

При всей своей программной заданности произведения вызывают самые сложные ассоциации. Они одновременно могут отождествляться в нашем восприятии, как со злом, так и с добром. Устрашающие видения и идеалистические грёзы, буйство и смирение, отчаяние и вера — эти чувства в различных вариантах проступают в сюрреалистических произведениях, активно воздействуя на зрителя.

Сюрреализм глазами художниц Мексики и США

Льюису Кэрроллу и не снилось!

Muriel Streeter, The Chess Queens, 1944

29 января в Музее искусств Лос-Анджелеса (Los Angeles County Museum of Art) откроется выставка «В Стране чудес: Сюрреалистические приключения художниц Мексики и США» (In Wonderland: The Surrealist Adventures of Women Artists in Mexico and the United States). Это масштабный проект, знакомящий зрителя с работами прекрасной половины человечества: Фриды Кало, Луизы Буржуа, Доротеи Таннинг, Ли Миллер и многих других.

Коллеги по цеху мужского пола не воспринимали их всерьез и считали лишь пассивными музами. Но время расставило все по своим местам, и теперь мы можем по достоинству оценить многочисленные скульптуры, картины и фотографии, созданные женщинами, прочно закрепившими свои имена во всемирной истории искусства.

Название выставки отсылает к бессмертной книге Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес», повествующей о фантастических приключениях девочки в стране ее снов. До 6 мая все желающие смогут принять участие в безумном чаепитии, организованном LACMA, однако на сей раз места Шляпника, Сони и Мартовского зайца займут художницы-сюрреалистки XX века.

Frida Kahlo, Autoretrato con collar de espinas colibri (Self-Portrait with Thorn Necklace and Hummingbird), 1940

Kaye Sage, Danger Construction Ahead, 1940

Rosa Rolanda, Autoretrato (Self Portrait), c. 1945

Ruth Bernhard, In the Box-Horizontal, 1962

Dorothea Tanning, Birthday, 1942

Kati Horna, La muñeca (The Doll), 1949

Helen Lundeberg, The Mountain, c. 1933

Bridget Tichenor, Autoretrato (Self Portrait), undated

325072: мок-сюрреализм

— Расскажи подробнее (для тех, кто не в теме) о мок-сюрреализме?

Это обновленная чистая волна сознания. Новое искусство. Новая философия. Эволюция смыслов. Инверсия сюрреализма. В оригинальном сюрреализме мы выплескивали в реальность несдержанные потоки подсознания/сна. Приставка «МОК» нашпиговывает подсознание/сон до отказа суровой реальностью. Её самыми откровенными проявлениями. Забытым опытом. Запрятанными истинами. МОК-сюрреализм возводит в ранг культа девиацию человеческой. Выволакивает из утроб всю накопленную гниль и нарекает бытием. МОК-сюрреализм заставляет видеть красоту безысходности. Без протеста. Но с ненавистью, доведенной до действия. Без попытки отрешиться. Без отвода глаз. Они должны быть открыты. То, что я вложила в этот термин, уже носили в головах долгое время по всему миру тысячи людей связанных с творчеством и далеких от него. Я лишь даю имя и ставлю на ноги. Теперь бездомные идеи обрели пристанище.

— Насыщая сон реальностью, приватное превращается в полностью объективированную потребительскую сферу. Это и есть желаемая цель?

Главная задача — раскрыть глаза на иной стандарт красоты, создаваемый девиацией и ненавистью, а для этого следует проделать определенные операции в области сознания. Мы препарируем его подобными методами, достигая определенных результатов, но это всего лишь штурм. Настоящая резня начнется, когда человек сам позволит этому проникнуть в своё сознание.

— Кто такой мок-сюрреалист? Он отвергает все «высшие» цели как репрессивные и посвящает жизнь гедонизму, полному все более экстравагантных и мелких радостей?

Мок-сюрреалист есть истинный человек. Индивидуальная логика и иррациональный жизненный уклад не дает ему стать жертвой. Следовательно, модель поведения автор вправе выбирать для себя самостоятельно.

— Кто из больших имен работает в комплементарном стиле?

Человек. Точнее мировая история. Это его произведение. Переписывая и редактируя свое произведение неоднократно, он оттачивал мастерство. Стирая собственный опыт и замещая его тем, которого никогда не существовало. Самое запретное искусство, на какое только был способен человек. Научится верить в благо своих деяний. Всё это подробно описано в моем труде «Желтый Икарус». Нынешняя волна художников, принимает прошлый опыт и создает произведения, отталкиваясь от него. Мэрилин Мэнсон и Генри Деджер, на мой взгляд, самые удивительные художники мок. На примере их работ мы можем увидеть в действии ту самую призму, сквозь которую просачивается в наше истинное существование (я говорю о сне) то, что отказывается принимать сознание реальности.

Читать еще:  Художница из Латвии. Екатерина Разина

— К слову, Андрей Чикатило, советский Джек-Потрошитель, не выглядит, как воплощение Ада – заурядный мастер производственного обучения ГПТУ, робкий снабженец, без инфернального демонизма в глазах. От этого кровь стынет – любое неухоженное существо с ногами и руками способно на нечто подобное. Каждый оказывается под подозрением. Выходит, каждый и есть творец, ведь творец – есть серая мышь?

Если расценивать его как художника, то все его действия являются жутким перформансом. Аналогия с «Рекламой для гения». Единственное что досталось не искушенному зрителю так это страх и трепет. Из-за этого внимание фокусируется лишь на стиле исполнения, а не на философской сути, которая могла бы быть. Данный перформанс был плох, т.к. идея обязана стоять на первом месте. Иначе это можно сравнить лишь с натюрмортом. Нет идеи, лишь образ. Смотрите! Фрукты на блюде!

Бездумно сжигать деревни ради удовольствия и расчленять это не искусство. Искусство, заставить человека принять факт его собственного естества. Того естества, что способно на это. Лицемерного и циничного.

— Почему бы, в таком случае, тебе не принять в ряды мок, скажем, Андрея Малахова?! Вот, кто использует людей, как давальческое сырье.

Мастера мок живут двойной жизнью, но они делают это осознанно. Страх слеп к ним. Андрей же раб собственных страстей, боящийся падения выстроенной им же для себя реальности. Той реальности, где он успешный и знаменитый молодой гетеросексуал. Его жизнь надиктована коконом. И ему придется играть эту роль до конца. Конечно же, он проделал огромную работу и добился невероятно высоких показателей. Но если ему дать возможность быть до конца откровенным, то это может оказаться совершенно иной человек. И за таким уже не пойдут, если вы об этом.

— Не боишься обвинений в эпигонстве?

Мок-сюрреализм нельзя в чём-либо упрекнуть. Он безупречен, ведь человечество само его создало. Его оберегают сильнейшие незримые добродетели вселенной. То, что несет в себе мок никогда не существовало в системе искусства, напротив старательно вымарывалось и скрывалось. Мок своего рода принудительное наказание. То, что необходимо сейчас! Не мелкое хулиганство, ведь мы не хотим слыть всего лишь хулиганами. Нас можно обвинить лишь в чрезмерном эпатаже, но это будет ошибкой, т.к. эпатаж не правильное для нас понятие.

— Кто важнее — автор или интерпретатор?

Мы одновременно: и автор, и интерпретатор. Мы являемся творческим гермофрадитом. Важность задает каждый для себя сам. Призма мок-сюрреализма похожа на «Энигму». Это криптография сновидений. Автор создает кодированное послание, ключ которого есть в каждом из нас. Добраться до него задача не из легких, но она выполнима. Иначе интерпретатору придется перебирать немыслимое количество комбинаций. Либо произведение останется не «взломанным». Вне зависимости от применения ключа, все будут погружены в процесс. Но ключ возникнет рано или поздно. Спустя какое-то время. Но он обязательно возникнет. При этом автором может оказаться любой из интерпретаторов. Спонтанно. Без особой подготовки и практики. Желая этого либо нет.

— Что ты думаешь по поводу диалектического напряжения между творческим процессом и механическим повторением?

Я думаю, что это полная хуйня. Творчество такое же ремесло, как и слесарное дело, не стоит об этом забывать, но именно техническая часть. Она как раз и нуждается в механическом повторении для оттачивания мастерства. «Имитаторы» важны в искусстве, т.к. увековечивают и делают бессмертными предшественников. Искусство — единственная система управления сознанием, которая стремится к саморазрушению. Собственно, творческий процесс и отвечает за это, а таких «Идейных» очень мало. Но сейчас мы встали перед такой проблемой, когда всё разрушено и нет сдерживающих факторов. Мок-сюрреализм избрал иной путь. Он не терпит слабости духа. Не плетется в хвосте и не намерен быть одним из многих, кто посягал на тлеющие мощи искусства. Он идет разрушать строй собственного создателя. Общество. Мнимую реальность. «Идейные» и «Имитаторы» стремятся к одной цели, но действуют с разных сторон.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector