Фонтаны романтики и универсальная поэзия. Стефан Янев

Фонтаны романтики и универсальная поэзия. Стефан Янев

Какие стихи вы предпочитаете?

Стихи — Фонтаны

В царстве розы и сомненья, ты приди, приди, приди!
Соловей поет о розе, я пою же о любви.
В дреме сладостных фонтанов, иль движение небесных струй
Я сорву ли (нет?) украдкой
Нежный, кроткий поцелуй.

Не браняйся громкой славой
Ты, безумец, поспеши
В неге сладостных фонтанов утешения ищи
И пьянящим ароматом напои себя до дна
Чтобы царственных фонтанов в них гармония жила.

Стихи — Спонтанно, у фонтана

Спонтанно, у фонтана
Я повстречал ее
И зацепил ее, как бы случайно
Взглядом
И тут такое началось…

Вдруг шквальный ветер налетел
И дождь, как с цепи сорвался
Все разбежались,
Лишь мы вдвоем
Остались

А я посмел, остаться
Стоять и любовался

Дождь создал купол из воды
Вода нас с нею согревала
Мы тоже вышли из воды
Ты так беззвучно мне сказала

Спонтанно у фонтана
Стояли мы в двоем
-Ты водяной!
Ты мне сказала
-А ты русалка под дождем!

Стихи — Одесса-Мама. Шестая Фонтана

Я столько лет не видел тебя уже,
Мне было хорошо, было и хуже
Тогда по улицам твоим шлепал по лужам
И сейчас во сне часто я в твоей гуще…
Гуляю по Большому Фонтану,
Встретил соседа — Руслана Тарпана,
Благодарен ему – и это не лол
Что не принял меня он тогда в комсомол,
Русланчик, кстати, далеко пошел
Тут не уместен торг
Он же бывший комсорг…

Первый секс. Мне шестнадцать, а ей тридцать три
Мне казалось, тогда, что я выиграл гран-при…
«Вымпел» — туда мы ходили в кино
Что там сейчас.

Стихи — Для фонтана

Срочно,я прошу вас всех кто видит,
Девушка нужна ему сейчас,
Красоты небесной — боги видят,
И запросов надо — не пустяк.

Что б стройна была ну как березка,
В сексе что бы не была раба,
И духовный мир ,фантазий разных
Две кастрюли или три ведра,

Ну Канары там, и знамо-дело,
Шуб с десяток, серег и колец,
Мерседес и яхта, и Гаваи .
Ну и . сам придумай под конец.

Да диплом бы надо — он ученный
Степень у него . Вот красота.
Я б сама пошла , да вот проблема.

Стихи — У фонтана

Одиночеством, тонущим в прахе,
Восхищаться душою не станешь,
Жизнью жить в сумбуре и страхе,
Словом нежным свой мир не обманешь

А вот взгляд, не скрывающий боли,
Губ блестящих крик укрывая,
Мне поведет… истину, что-ли,
Озарением мозг разрывая!

Вода словно жизни дыханье,
Подтолкнет сознанье рукою,
Нет прекраснее сердца желанья,
Я всегда буду рядом с тобою.

За взгляд твой, пощады просящий,
Я пол мира готов уничтожить,
Заколоть стилетом жалящим,
Чтоб не смог печаль приумножить.

Стихи — У фонтана

Капля точит прибрежную кручу
До гранимо каменной пади,
Там в жару и в ядрёную стужу
Плачет скорбь неволенной знати…
Мрамор белый и триптих печальный,
Слёз горнило подле подножья,
Жалость веры любви казематной
Гложет путь к чертогу всебожья…
Бликом алым восход расцветает,
Грустью жёлтой проходит рассвет,
Ханский пруд на «слезарий» мечтает
Вылить сад – с гениальный букет.

Как только слог одушевленья
В картонном склепе написал:
Всё! Боле нету, удивленья…
И вот Вам.

Стихи — Петербург

Петербург — город солнца над Вольной Невой!
Петербург — город — крепость и Город-Герой!
Петербург — город радости, город любви.
Поскорее товарищ в Петербург всех зови!

Петропавловка светит ярким лучиком света.
А Искакий сияет в различных огнях.
Любят Питер романтики, музы, поэты,
Любят все развлекаться в радужных лучах.

Тут фонтаны, озёра
И зелёные парки.
Тут музеи и хоры,
Триумфальная арка.

Тут все люди — милахи!
Тут никто не обидит!
Все коты, черепахи
— Все друг-друга.

Стефан Малларме — Стихотворения

Стефан Малларме — Стихотворения краткое содержание

От редактора: Отчасти переводы, предлагаемые в настоящей подборке, были опубликованы в книге, выпущенной издательством «Радуга» в 1995 году. Часть из них была опубликована еще ранъше в «Иностранной литературе» в 1984 году, в альманахе «Поэзия» и т. д., часть немного переделана для настоящей публикации. Подборка предоставлена редакции переводчиком.

Стихотворения — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

С молитвою звонил во все колокола,

И неотзывная раскалывалась мгла,

И стая прошлых бед покоя не давала,

Но верь мне, Люцифер, я силы соберу

И на веревке той повешусь поутру.

Летняя печаль

Рыданья подмешав к любовному питью,

Отвесный луч скользнул по зыбкому прибою

Рассыпанных волос и сжег печаль твою,

Шуршит песок, ты спишь, измучена борьбою.

О робкий поцелуй! нагую горечь пью

И слышу: «Никогда под пальмой голубою

В счастливой древности, в полуденном краю

Единой мумией мы не уснем с тобою».

Но в теплой глубине волос твоих навек

Я душу утоплю и с молчаливых век,

Чужих Небытию, губами жадно смою

Слезой бегущую сурьму, мечтая в ней

Для сердца, что висит над бездною немою,

Найти бесчувственность лазури и камней.

Лазурь

Предвечная Лазурь с улыбкою холодной

Ошеломляющий обрушила удар

На землю, где поэт, влачась в тоске бесплодной,

Клянет свой немощный и бесполезный дар.

Бегу, закрыв глаза, но, продлевая пытку,

Затылок мне сверлит презрительный упрек.

Куда я убегу? Какую полночь вытку,

Чтоб злобный этот взор меня не подстерег?

Туманы дымные, восстаньте в мутной сини,

Промозглым рубищем завесьте небеса,

Топите горизонт в безветренной трясине,

Где нерожденные смолкают голоса.

О скука, спутница осенней летаргии,

Покинь летейские пруды и залатай

Венозным тростником пробоины нагие

С краями, рваными от пролетавших стай!

Да вот еще! Пускай химерой душных камер

Над миром проплывут дымы фабричных труб

В кошмарах копоти, где, коченея, замер

Светила желтого окаменелый труп.

Лазурь мертва! К тебе взываю, горстка праха!

Забвение Греха и Славы подари!

Впервые Идеал мне не внушает страха,

Читать еще:  Ценность искусства. Grazyna Federico

В одном хлеву с людьми просплю я до зари.

Как банка без румян, отброшенная в угол,

Опустошен мой мозг: не разодеть ему

Рыдающих идей великолепных пугал!

Зевая, не глазеть в убийственную тьму.

Напрасно всё! лазурь не сбросить с пьедестала,

Ее колоколов неистовый размах

Страшит раскатами ожившего металла,

Гудит в торжественно синеющих псалмах.

Продлив конвульсии, клинок ее железный

Пронзит тебя насквозь. Беги, глаза зажмурь!

Куда бежать? Мятеж подавлен бесполезный,

Я обречен: Лазурь! Лазурь! Лазурь! Лазурь!

Ветер с моря

Давно прочитаны все книги, плоть томится.

Бежать! Я слышу гул: за птицей рвется птица

В морскую ширь, пьяна от брызг и высоты.

Ничто, ни белизной хранимые листы,

Ни лампа над столом в безлюдье ночи черной

Мне сердца не вернут из синевы просторной,

Ни ты, старинный сад, затерянный в зрачках,

Ни девочка-жена с ребенком на руках,

Прощайте! Стимер мой встает под ветер свежий,

Он экзотических достигнет побережий.

О скука под пятой безжалостной мечты,

В прощальный взмах платка, как прежде, веришь ты,

А мачты все скрипят и жадно шторма просят,

Обломками в морях потом их волны носят,

Без мачт, без мачт! вдали от щедрых островков.

Но вслушайся, душа, в напевы моряков!

Вздох

Твое лицо, сестра, где замечталась осень,

Вся в рыжих крапинах, и ангельская просинь

Задумчивых очей опять влекут меня,

Влекут меня в лазурь томительного дня,

Так в парках шум ветвей и вздохи водомета

Взмывают к небесам, чья вялая дремота

Надолго разлилась по стынущим прудам,

Где мокрую листву по мертвым бороздам

В холодной тишине осенний ветер гонит,

И солнце желтое последний луч хоронит.

Милостыня

Раскрой суму, бедняк, питомца нищеты

Ты жадно выкормил, лелея и милуя,

Не тешься, что из недр заветных выжмешь ты

Заупокойный звон под крики «Аллилуйя!» —

Из золота любой порок добудем мы,

Пусть медью трубною змеясь от поцелуя,

Развеет он тоску церковной полутьмы.

Посмеет ли табак нам отказать в молебне,

Небесно-синие баюкая псалмы!

Прогорклых снадобий аптекарских целебней

Всевластный опиум, облобызай шелка,

Упейся кожею, срывая шпильки, гребни,

В кафе, под нимфами лепного потолка,

Пируй, как древний бог, а не торчи в подъезде,

Пусть нищий пялится на окна кабака.

Шатаясь, выйдешь ты в хмельную ночь возмездий,

Где озером зари заворожен простор,

И в глотке у тебя застрянет рой созвездий.

А если скуден твой уничиженный сбор,

Укрась плюмажем лоб, поставь свечу святому,

В чье покровительство ты веришь до сих пор.

Ты думаешь, что я болтаю по-пустому?

Голодному земля всегда радушный склеп,

Подачкой не прогнать смертельную истому,

И горе, если ты пойдешь и купишь хлеб.

В дар от поэта

Ночей безмолвных дочь нам дарит Идумея!

К лампаде ангельской, задуть ее не смея,

Заря бесперое приблизила крыло

И, кровью затопив холодное стекло,

Проникла в комнату, где медный дым курений,

О пальмы! приоткрыл одно из тех творений,

Что в спазмах неживой бесплодной пустоты

Рождают ненависть отцовскую, но ты,

Кормилица и мать, в стерильно-белой спальне,

Где голос твой парит виолы музыкальней,

Комок беспомощный не сможешь оттолкнуть!

Сивилла, вялою рукой сжимая грудь,

Вспоишь ли ты уста, что без лазурной дали,

Без девственной зари так долго голодали?

ИРОДИАДА

I. Первоначальная увертюра

III. Гимн Иоканана

I. Первоначальная увертюра
Кормилица (заклинание)

Повержено во тьму тревожных очертаний,

Крыло зари дрожит в разрушенном фонтане.

Повержен пурпуром безжалостных бичей,

Над оперенною геральдикой ночей,

Рассвет на башню к нам сошел, под свод кумирни

стефан янев

Куп знакови лица от критиците на лидерката отпадат от Националния съвет

Почетно участие има Георги Баев с два акварела

С днешна дата е разрешено театрите да работят с до 50 % от капацитета си

Представителите на свободните професии формират 10-15% от брутния продукт на страната и също имат нужда от подкрепа в ситуацията на извънредно положение, смятат те

Преди година България се прости с големия бате Владо

Местните парламентаристи ще получават по 500 лева през този мандат

Трима са кандидатите за кмет, 11 партии са се регистрирали за Общинския съвет

В шест населени места ще се избират кметове, вижте кои са кандидатите

Настоящият кмет от ДПС Васил Панделиев не фигурира в листата на партията, вижте кои партии още атакуват местния парламент

Маргарита Стаматова поведе листата на АБВ, ГЕРБ сериозно обнови кандидатите си

Няма вълшебно място

Малко Търново, Камено и Созопол водят в класацията, на другия край са Руен и Айтос

„Упражнявайте“ се да мислите за добрите качества на партньора си

Вижте кои са те

Нина често пуска кратки видеа от моменти, в които взимат проба

Отиде си любимият на учениците в Карлово педагог Веселка Балтова

Майстори кулинари си спретнаха дискусия, посветена на това как може да бъде подобрен вкусът на това популярно ястие, любимо на малки и големи

Резервациите продължават да са замразени

Адвокатът на Веселин настоява, че поведението му е форма на протест

Даяна Ханджиева отсвири Данчо и гушна Петър

Британският топ изпълнител уверява, че трябва да загърбим тъгата и да празнуваме

За последно той се появи във видео за годишнината от 11 септември

Той следва препоръките на медиците и е под карантина

Следващата седмица престои да бъде разгледан планът за „постепенно връщане към някаква нормалност до средата на декември“

Забранява се излизането навън между 20:00 и 05:00 часа

Нападателят е избягал, полицията издирва млад бял мъж

Законодателството ще позволи на хората на възраст над 18 г. да носят до 28 грама «трева»

Убийството е станало в автобус заради направена забележка

Състоянието му се влошило в болницата

Живко Табаков Прочетох някъде, че всички милионери стават в 5-6 часа сутринта
Мисля, че баба ми крие нещо от мен. Виц на деня Психиатър към пациент: — Поздравявам Ви! При Вас се забелязва голям напредък! — Какъв напредък? Преди половин година бях Наполеон, а сега кой съм? Никой!

Читать еще:  Фантастический реализм. Jaroslaw Jasnikowski

Виц на деня Между мутри: — Как? Ти не знаеш кои са Бах и Бетовен? — Не, не знам, брат, кои са те? — Това са ония загубеняци, дето ни пишат мелодиите за мобифоните.

Статус във фейсбук Ако искате да се предпазите от коронавирус, идете в библиотеката. Там пипате книги, които никой друг не пипа.

Поэзия вагантов

Скачать книгу в формате:

Содетельная же причина сей книги суть Примас и Голиаф, преславные виршеписцы. Примас был из града Колонии, Голиаф же из града Констанции. Прослышав названный Примас славу оного Голиафа, потек он в путь из Колонии ко граду Констанции. Голиаф же, о том уведав, с приветственным гласом исшел во сретенье Примасу, имея в руках лопату. Узрев сие, вещал ему Примас:

— С чем ты грядешь, мужичина?

Голиаф же ответствовал:

— С тобою тягаться по чину.

— На то наша воля.

— О худой нашей доле.

1. Бог сказал апостолам: «По миру идите!»[3] И по слову этому, где ни поглядите, Мнихи и священники, проще и маститей, Мчатся — присоседиться к нашей славной свите. 2. Помним слово Павлово: «Испытуйте вольно!»[4] Жребий наш — достойнейший в жизни сей юдольной.

Популярные книги

  • 80567
  • 3
  • 2

Стивен Хокинг КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ВРЕМЕНИ. От большого взрыва до черных дыр Благодарности Книга по.

Краткая история времени.

  • 62828
  • 9
  • 10

Я — Страж Огня! Если не согласны, предъявите свои претензии моему стражу, каменному дракону! Нет п.

Страж огня

  • 90203
  • 33
  • 3

О чем книга Авторы на конкретных примерах показывают, что такое хорошо и что такое плохо в информа.

Пиши, сокращай

  • 67144
  • 14

Почему даже самые умные, успешные и привлекательные женщины не всегда понимают поступков мужчин и н.

Поступай как женщина, думай как мужчина

  • 35956
  • 18
  • 12

Essential Grammar in Use

  • 33463
  • 6

Альтернативная история. Продолжение истории Журова Дениса, старшего лейтенанта ВКС России, оказа.

Бешеный прапорщик. Части 1-18

Дорогие читатели, есть книги интересные, а есть — очень интересные. К какому разряду отнести «Поэзия вагантов» Автор неизвестен решать Вам! Актуальность проблематики, взятой за основу, можно отнести к разряду вечных, ведь пока есть люди их взаимоотношения всегда будут сложными и многообразными. Динамичный и живой язык повествования с невероятной скоростью приводит финалу и удивляет непредсказуемой развязкой. С помощью намеков, малозначимых деталей постепенно вырастает главное целое, убеждая читателя в реальности прочитанного. Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Помимо увлекательного, захватывающего и интересного повествования, в сюжете также сохраняется логичность и последовательность событий. Произведение пронизано тонким юмором, и этот юмор, будучи одной из форм, способствует лучшему пониманию и восприятию происходящего. Одну из важнейших ролей в описании окружающего мира играет цвет, он ощутимо изменяется во время смены сюжетов. Интригует именно та нить сюжета, которую хочется распутать и именно она в конце становится действительностью с неожиданным поворотом событий. Место событий настолько детально и красочно описано, что у читающего невольно возникает эффект присутствия. Чувствуется определенная особенность, попытка выйти за рамки основной идеи и внести ту неповторимость, благодаря которой появляется желание вернуться к прочитанному. «Поэзия вагантов» Автор неизвестен читать бесплатно онлайн можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

На первый взгляд Моника добилась всего, чего желала, проводя время привычной беззаботной жизнью. .

Мрак. Том 1

На первый взгляд Моника добилась всего, чего желала, проводя время привычной беззаботной жизнью. .

Иногда трудно общаться в реальном мире, поэтому люди начинают прибегать к различным сайтам знаком.

Магическое приложение

Иногда трудно общаться в реальном мире, поэтому люди начинают прибегать к различным сайтам знаком.

Фонтаны романтики и универсальная поэзия. Стефан Янев

В пути
Мало мы песеен узнали,
Мало увидели стран;
Судно в безвестные дали
Гнал по волнам океан.

Голову вскинешь – огромен
Туго надвинутый свод.
Снизу неистов и темен
Воет водоворот.

Кто там несется из тучи
Выплывшей на небеса?
Ты ли, Голландец Летучий,
В ночь развернул паруса?

Ты ль в этот сумарак жестокий,
Пену, тревогу и дым,
Выйдя на мостик высокий,
Рупором воешь своим?

Нет, под густыми волнами
Спит заповедный фрегат.
Только, гудя, над песками
Легкие ветры летят;

Только над скалами снова
Скользкая всходит заря,
Только под влагой свинцовой
Вздрагивают якоря.

Ветер бормочет и злится.
Тает вдали за кормой
Англия – легкою птицей,
Франция – синей каймой…

Берег за берегом в пене
В наших ныряет глазах,
Тайное скрыто движенье
В выпуклых парусах.

Мало мы песен узнали,
Мало увидели стран;
Судно в безвестные дали
Гнал по волнам океан ы песен узнали

Песня о разлуке
(Из английских морских песен)

Если Дженни выйдет ночью
Посмотреть на злое море,
Пусть припомнит ночь и скалы,
Месяц, вставший над водой.

Если ж я на вахту выйду,
Память добрая напомнит
Гул прибоя, ночь и скалы,
Месяц, вставший над водой.

Может быть, ты вышла замуж,
Может быть, твой муж суровый
Руганью твой день встречает,
Злобной яростью корит.

Может быть, с утра до ночи
Ты спины не разгибаешь,
Вяжешь сеть, готовишь пищу,
Колыбель качаешь ты.

Муж приходит поздней ночью,
Пахнущий смолой и рыбой,
Ужин съест, закурит трубку
И не глянет на тебя.

А в твоих глазах, как прежде,
Голубеет зыбь морская,
Зори медленные ходят,
Чайки легкие летят.

А твое лицо, как прежде,
В нежно-золотом загаре,
И медовые веснушки
Выступают на щеках.

А над лбом твоим, как прежде,
Рыжим пламенем сверкают
Косы, скрученные в узел,
В узел крепкий и тугой.

В час, когда работу кончишь,
Выходи на тихий берег
И припомни ночь и скалы,
Месяц, вставший над водой.

В этот час и я на вахте
Вспоминаю, вспоминаю,
Как далекий сон, как песню,
Месяц, берег и любовь.

Читать еще:  Цветочные картины. Stephanie Birdsall

Мне в лицо несется ветер,
Жжет глаза мне соль морская,
Надо мной несутся тучи,
Злое море подо мной.

Но прохладною ладонью
Ты лицо мне отираешь,
Но твои глаза сияют
Сладостной голубизной.

И опять, опять в тумане
Мчится судно, стонут мачты,
Подо мной гудит машина,
Ходит пена за кормой.

Если Дженни выйдет ночью
Посмотреть на злое море,
Пусть припомнит ночь и скалы,
Месяц, вставший над водой.

* * *
Я отыскал сокровища на дне —
Глухое серебро таинственного груза,
И вот из глубины прозрачная медуза
Протягивает щупальца ко мне!

Скользящей липкостью сожми мою печаль,
С зеленым хрусталем позволь теснее слиться.
. В раскрывшихся глазах мелькают только птицы,
И пена облаков, и золотая даль.

Встает зеленый шар над синевой зыбей,
И небо вдалеке прозрачно голубое.
И месяц, опьянев от тишины и зноя,
Разорван на куски ударом тонких рей.

Скелеты бригантин, как черные бойцы,
Вонзили копья мачт в лазурную бумагу.
И пурпурный корсар безмолвно точит шпагу,
Чтоб гибель разнести в далекие концы.

В таверне «Синий бриг» усталый шкипер Пит
Играет грустный вальс на дряхлой мандолине,
И рядом у стола, в изломанной корзине,
Огромный черный кот, оскалившись, храпит.

И юнга, в сон любви безмолвно погружен,
Вдыхает синий дым из жерла черной трубки,
И в кружеве огней мерещатся сквозь сон
Поющий звон серег и пурпурные губки.

И сабли длинные о грязный пол стучат,
И пиво едкое из бочек брызжет в кружки.
А утром медные на них направит пушки
Подплывший к пристани сторожевой фрегат.

БАЛЛАДА О ВИТТИНГТОНЕ

Он мертвым пал. Моей рукой
Водила дикая отвага.
Ты не заштопаешь иглой
Прореху, сделанную шпагой.
Я заплатил свой долг, любовь,
Не возмущаясь, не ревнуя,-
Недаром помню: кровь за кровь
И поцелуй за поцелуи.
О ночь в дожде и в фонарях,
Ты дуешь в уши ветром страха,
Сначала судьи в париках,
А там палач, топор и плаха.
Я трудный затвердил урок
В тумане ночи непробудной,-
На юг, на запад, на восток
Мотай меня по волнам, судно.
И дальний берег за кормой,
Омытый морем, тает, тает,-
Там шпага, брошенная мной,
В дорожных травах истлевает.
А с берега несется звон,
И песня дальняя понятна:
«Вернись обратно, Виттингтон,
О Виттингтон, вернись обратно!»

Был ветер в сумерках жесток.
А на заре, сырой и алой,
По днищу заскрипел песок,
И судно, вздрогнув, затрещало.
Вступила в первый раз нога
На незнакомые от века
Чудовищные берега,
Не видевшие человека.
Мы сваи подымали в ряд,
Дверные прорубали ниши,
Из листьев пальмовых накат
Накладывали вместо крыши.
Мы балки подымали ввысь,
Лопатами срывали скалы.
«О Виттингтон, вернись, вернись»,-
Вода у взморья ворковала.
Прокладывали наугад
Дорогу средь степных прибрежий.
«О Виттингтон, вернись назад»,-
Нам веял в уши ветер свежий.
И с моря доносился звон,
Гудевший нежно и невнятно:
«Вернись обратно, Виттингтон,
О Виттингтон, вернись обратно!»

Мы дни и ночи напролет
Стругали, резали, рубили —
И грузный сколотили плот,
И оттолкнулись, и поплыли.
Без компаса и без руля
Нас мчало тайными путями,
Покуда корпус корабля
Не встал, сверкая парусами.
Домой. Прощение дано.
И снова сын приходит блудный.
Гуди ж на мачтах, полотно,
Звени и содрогайся, судно.
А с берега несется звон,
И песня близкая понятна:
«Уйди отсюда, Виттингтон,
О Виттингтон, вернись обратно!»

КОНЕЦ ЛЕТУЧЕГО ГОЛЛАНДЦА

Надтреснутых гитар так дребезжащи звуки,
Охрипшая труба закашляла в туман,
И бьют костлявые безжалостные руки
В большой, с узорами, турецкий барабан.

У красной вывески заброшенной таверны,
Где по сырой стене ползет зеленый хмель,
Напившийся матрос горланит ритурнель,
И стих сменяет стих, певучий и неверный.

Струится липкий чад над красным фонарем.
Весь в пятнах от вина передник толстой Марты,
Два пьяных боцмана, бранясь, играют в карты;
На влажной скатерти дрожит в стаканах ром.

Береты моряков обшиты галунами,
На пурпурных плащах в застежке — бирюза.
У бледных девушек зеленые глаза
И белый ряд зубов за красными губами.

Фарфоровый фонарь — прозрачная луна,
В розетке синих туч мерцает утомленно,
Узорчат лунный блеск на синеве затона,
О полусгнивший мол бесшумно бьет волна.

У старой пристани, где глуше пьяниц крик,
Где реже синий дым табачного угара,
Безумный старый бриг Летучего Косара
Раскрашенными флагами поник.

Вообще-то у Багрицкого еще много есть хороших стихов на эту тему, но не все сейчас можно найти и не все удается вспомнить.

Добавлено (2007-09-08, 7:41 Pm)
———————————————
Не знаю, насколько уместно здесь это стихотворение Новеллы Матвеевой и насколько оно вообще известно, но очень хочется поделиться. Меня приводит в восторг самоирония автора по поводу этой самой морской романтики, хотя, возможно, я что-то неправильно понимаю. *после непродолжительного раздумья* Ладно, если будете бить – увернусь.

Про белого бычка.

Я рисую на бумаге павианов средь бананов
Нарисован трехколесный поросенок Пятачок
Нарисован самый лучший капитан из капитанов
И как парусник летящий, шестимачтовый Бычок.

У него флагшток и якорь, рубка, мостик капитанский;
Сам бычок весь белый-белый от огромных парусов.
Паруса полощет ветер, ветер теплый африканский,
И летят Бычку приветы из тропических лесов.

Жить с приветом веселее; нарисую дрессировку,
Почтальона нарисую — он принес Бычку письмо.
А письмо то написала благородная Коровка,
Пригласив его в долину Мумбо-Юмбо-Гранд-Трюмо.

Там, в неведомой долине, заиграв на мандолине,
Мой Бычок исполнит песню про Миссури или Нил…
Но бычков таких на свете не бывает и в помине –
Так мне мама говорила, так мне папа говорил.

Дядю Брэма я читала, но в Бычка упорно верю.
Убегу сегодня в джунгли и построю там шалаш.
К шалашу Бычок причалит, я ему открою двери,
И всех тех, кто нам не верит, мы возьмем на абордаж!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector