Фото художник. Alain Longeaud

Фото художник. Alain Longeaud

Фото художник. Alain Longeaud

CONTACT

GALERIES

François Giraudeau / Les Portes en Ré
contact@galeriefg.com

THE ARTIST

Entre onirique et ludique, l’œuvre d’Alain Longeaud s’est construite, au fil des ans, comme un grand livre d’images et d’histoires. Séduisante, même fascinante, l’œuvre est plus profonde qu’il n’y paraît. On croit voir quelque chose de défini, de connu, de proposé mais en fait c’est une sensation, une pensée qui, partant de notre pupille, va irradier le cerveau.
Entre lumière et composition, nous voici fixé: rien n’est stable. Derrière la ligne d’horizon des apparentes incohérences esthétiques il faut lire une autre histoire. Une tentative de transgresser la réalité mais sans la nier. Ce n’est pas à l’artiste de jouer les guides. même si un itinéraire entre humeur et humour est proposé dans les titres qu’il donne à ses images.
Images, mirages. Réalité, rêve, rivalité ? Plutôt complémentarité, complicité. Nécessitant la collaboration de celui qui le regarde, qui est prêt à partir dans sa direction, le travail d’Alain Longeaud est connivence: très graphique, il est indispensable qu’il soit esthétique. Photographique bien sûr il est aussi évidemment cinématographique. D’ailleurs il y a bien chez Alain Longeaud du mythe, du dramatique, du fatum. De l’absurde ! Et puis le lieu n’a pas d’importance, la photographie ne le décrit pas.
Images, personnages. Essence, présence-absence, permanence? Alain Longeaud vise à réaliser une image métaphysique du monde. Derrière le banal, l’apparemment normal, l’étrange tapi en ombre et miroir, le paysage cachant le personnage. Très rarement des silhouettes, justement dépersonnalisées. Pourtant la vie est essentielle. Alain Longeaud la célèbre à sa manière avec autant de sérénité que de poésie, avec des images vides d’êtres humains mais non d’humanité. Peut-être pour exprimer Le Manque. A chacun d’y ressentir le sien.

Patrick Le FUR
Critique d’Art

Somewhere between dreams and playfulness, Alain Longeaud’s work has been built over years, like a grand book of images and stories. Seductive, fascinating even, the work is deeper than it may appear. We think we see something, defined, recognisable, suggested, but in fact it is a sensation, a thought which, born in the eye, diffuses through the mind.
We are captured between light and composition: nothing is stable, behind the horizon of apparently inconsistent aesthetics, we are to read another story. An attempt to transgress reality without denying it. The artist acts not as a guide. even though a path between mood and humour is offered in the titles he gives to his images.
Images, mirages. A rivalry of reality and dreams? Rather, complementarity, complicity. Requiring the collaboration of the viewer, who is willing to follow the intrigue of Alain Longeaud’s work. Decidedly graphic, it is essential that they be aesthetic. Though photographic of course, they are also manifestly cinematographic. Moreover, there is myth, drama and fate in his work. And the absurd! As such, the place is of no consequence, the photograph is not meant to describe it.
Images, characters. Essence, presence-absence, permanence? Alain Longeaud aims to create a metaphysical image of the world. Behind the mundane, the apparently normal, strangeness lurks in shadows and mirrors, landscapes dissimulate figures. A rare silhouette, precisely depersonalized. Yet life is of the essence. Alain Longeaud celebrates it in his own way with as much serenity as poetry, with images void of human beings but never of humanity. Perhaps to express Yearning. For each to recognize their own.

Patrick Le FUR
Art Critic

BIO

Même si je me suis intéressé très jeune à la musique, je me suis toujours senti photographe. Question de regard toujours. D’abord plus du côté du noir et blanc que de la couleur. Je débute comme assistant d’Helmut Newton, le Newton d’avant les corps sculpturaux, la représentation agressive de la féminité. Je me sens plus attiré par les atmosphères de rue de Bill Brandt. Au-delà de Bill Brandt je découvre Ralph Gibson, son fétichisme de l’objet, sa caresse des contrastes.
C’est bien là la seule influence que je me reconnaisse.

Even though I was very interested in music, I always felt like a photographer. Always look question. First more on the side of black and white than color. I begin as helper of Helmut Newton, the Newton before the sculptural bodies, the aggressive representation of feminity. I felt more drawn to Bill Brandt’s street atmosphere. Beyond Bill Brandt I discovered Ralph Gibson, his fetichism of the object, his caress of the contrasts and Duane Michals with his dream scenarios.
This is the only influence that I recognize today

COLLECTIONS

Musée Soulages / Rodez
Musée des Arts Décoratifs / Paris

EXHIBITIONS

2019
Van Gogh Art Gallery, Madrid
Galerie François Giraudeau, Les Portes en Ré

2018
Art Basel Grand Opening of Miami Dome, SeeMe
Scope Miami Beach, SeeMe
Miami Art Basel Aqua, Van Gogh Art Gallery
Chashama Gala Times Square, NY
Art Takes Soho, SeeMe, NY
2018
Galerie Poïesis des Arts, Paris
Paul Beuscher, Paris

2016
Docks Art Fair, Lyon
Galerie Marie-Robin, Paris

2015
Galerie du Pont Neuf, Paris
Maison de la Photographie, Lille, France

2014
Galerie Marie-Robin, Paris
The Cat Street Gallery, Signal 8 Summer Show, Hong Kong
Galerie François Giraudeau, Les-Portes-en-Ré, France

2013
Maison des Arts de Châtillon, Châtillon, France
Galerie François Giraudeau, Les-Portes-en-Ré, France
Grand Palais, Arts et jardins, Paris
Galerie Silvia Weibel, Verbier, Switzerland

2012
Galerie les Singuliers, Mois de la Photo (sélection officielle), Paris
Galerie des Images Nouvelles, Hôtel Scribe, Paris

2011
Fotofever Art Fair, Galerie François Giraudeau, Paris
Galerie Nobilis, Paris
Galerie Ephémère, Paris
Galerie François Giraudeau, Les-Portes-en-Ré, France

2009
Galerie Lucie Weill & Seligmann, Paris
Galerie Chambre avec Vues, Paris

2008
Galerie Lucie Weill & Seligmann, Paris
Caroline Smulders, Paris

2007
Galerie Silvia Weibel, Verbier, Switzerland
Galerie Nathalie Duchayne, Saint-Tropez
Galerie Photo 4, Paris.

2006
Carpenter’s Workshop Gallery, London

Рисование.ру

Анри Тулуз-Лотрек

Французский художник Анри Тулуз-Лотрек относится к мастерам, работающим в стиле постимпрессионизма. Художник происходил из графского рода, а помимо картин, занимался графикой и созданием рекламных плакатов.

Анри Тулуз-Лотрек. Картины художника

Анри Тулуз-Лотрек. Ла Гулю с двумя подругами в «Мулен Руж»

1892 г. Музей Метрополитен, Нью-Йорк

Одна из известнейших картин Тулуз-Лотрека — отпрыска аристократического рода, которого называли «лучшим другом кафешантанных певичек и падших женщин». Ла Гулю в конце XIX столетия была самой популярной исполнительницей канкана в «Мулен Руж» и носила неофициальное звание королевы Монмартра; также она была знакома с Ренуаром и позировала многим художникам того времени.

Анри Тулуз-Лотрек. Винсент Ван Гог

1887 г. Музей Винсента Ван Гога, Амстердам

В юности Анри Тулуз-Лотрек восторженно относился к творчеству Дега и Ренуара; первые его художественные опыты были близки к импрессионизму. Но впоследствии тяга ко всему новому и неизведанному взяла верх, и молодой художник создает свой собственный стиль живописи: с резкими силуэтами, с необычными ракурсами фигур, напоминающими восточные гравюры. Именно желание идти собственной дорогой, несмотря на уважение к авторитетам, роднило его с Ван Гогом. И портрет нидерландского гения работы Тулуз-Лотрека несколько необычен: как хорошая фотография, он создает впечатление, что «модель» не знает о том, что ее рисуют. В портрете чувствуется некая отрешенность. Критики отмечают, что молодой Тулуз-Лотрек создал портрет мастера в его манере и цветовой гамме.

Читать еще:  Художник-реалист. Yampier Sardina Esperon

Анри Тулуз-Лотрек. Салон на улице де Мулен

1894 г. Музей Тулуз-Лотрека, Альби

Художник заявлял: «Я хочу писать реалистично, а не идеально. Пусть будут недостатки и дефекты. Я не сочувствую недостаткам — я могу их приукрасить». Возможно, это желание и привело его на дно Парижа: на много лет главными моделями художника становятся проститутки, танцовщицы из третьеразрядных заведений, торговки, нищие. В этих картинах есть правда, но нет назидания и осуждения. Женщины на этой картине спокойны и раскованны.

Анри Тулуз-Лотрек. Модистка мисс Маргуэн

1900 г. Музей Тулуз-Лотрека, Альби

Маргуэн, подруга одного из многочисленных приятелей художника, обладала, по словам тех, кто знал ее, «внешностью шустрой рыжей белочки». Но в портрете работы Тулуз-Лотрека ничто не напоминает о столь легкомысленной характеристике. Девушка, изображенная за работой, выглядит скорее сосредоточенной и усталой: склонившаяся голова, полузакрытые глаза, растрепавшаяся пышная прическа.

Анри Тулуз-Лотрек. Марселла Лендер танцует в кабаре «Шильперик»

1895 г. Национальная галерея искусства, Вашингтон

Многие портреты известных танцовщиц работы Тулуз-Лотрека впоследствии превращались в афиши кабаре и пользовались такой популярностью, что французские ценители искусства тайком сдирали их с афишных тумб и пополняли свои коллекции. Надо признать, это было очень дальновидно!

Анри Тулуз-Лотрек. Мессалина спускается с лестницы

1900-1901 гг. Музей искусств округа Лос-Анджелес

Одно из немногочисленных полотен художника, посвященных исторической тематике. Образ Мессалины, славившейся своей жестокостью и развратностью, представлен Тулуз-Лотреком с гениальной простотой: лицо трактовано очень обобщенно, зато шлейф алого одеяния, который тащится за императрицей по ступеням, напоминает кровавый след.

Анри Тулуз-Лотрек. Мадемуазель Мари Дио играет на фортепиано

1890 г. Музей Тулуз-Лотрека, Альби

На первом плане — расположенная на пюпитре партитура музыкального произведения. Возможно, таким образом, художник хотел подчеркнуть отрешенность пианистки от всего, что не имеет отношения к музыке. Неспроста платье исполнительницы почти сливается с фоном, хорошо видны только лицо, обращенное к нам в профиль, и руки.

Анри Тулуз-Лотрек. Альфонс де Тулуз-Лотрек-Монфа управляет своей почтовой каретой в Ницце

1881 г. Малый дворец, Париж

Своего рода портрет отца художника — эксцентричного графа, обожавшего опасные и сомнительные развлечения. Анри Тулуз-Лотрек разочаровал своего родителя не только решением стать художником: будучи подростком, после нескольких переломов ног юноша остался инвалидом и не мог в полной мере исполнять обязанности светского человека. Впрочем, он никогда особо и не рвался это делать.

Анри Тулуз-Лотрек. В «Мулен Руж», танец

1890 г. Художественный музей Филадельфии

Считается, что на картине запечатлены уже известная вам Ла Гулю и ее постоянный сценический партнер Валантен ле Дезоссе, или Валентин Бескостный. Элегантная, даже чопорная публика — и разнузданные, не самые изящные па. Но никакого противоречия не видно. По мнению художника, дорогая одежда — еще не гарантия высоких душевных качеств, а работа в кабаре или борделе — не доказательство второсортности.

Анри Тулуз-Лотрек. Месье Буало

1893 г. Художественный музей Кливленда

Тулуз-Лотрек никогда не был склонен щадить ни себя («Покажите мне хоть одну женщину, у которой был бы более уродливый любовник, чем я!» — гордо говорил он), ни других. Вот и месье Буало, пришедший в «заведение» побаловать себя абсентом, представляет собой почти карикатурное воплощение буржуа.

Новое в блогах

Французский художник-импрессионист Эжен Галье-Лалу (Eugène Galien-Laloue)

Французский художник-импрессионист Эжен Галье-Лалу (Eugène Galien-Laloue) основатель французской школы изящной акварели. Лучший из акварелистов конца 19-го первой половины 20-го века. Художник создал новый тип жанрово-пейзажной картины – детализация известных многим французам уголков одного города — Парижа. Писал большие осенне-зимние пейзажи, в потрясающе-воздушной и удивительно-четкой манере мазка, сохраняя ВСЕ мельчайшие детали на полотне.

Лалу рисовал не только Париж, но и великолепные пейзажи Нормандии, очень любил лес Фонтенбло, где жил не один год. Но в отличие от парижских осенне-зимних картин, пейзажи Нормандии и леса Фонтенбло изображены только весной и летом.

Первым создал потрясающе детальную рисованную историю города, запечатлев многочисленные памятники Парижа.

Итак. Лалу родился в 1854 г. на Монмартре в Париже.

Лалу 15 лет, он еще мальчик, но уже через год его отец умрет и оставит Лалу самым старшим мужчиной в семье из 9-х детей и больной матери.

Лалу стремительно взрослеет и по наступлении 16 лет, срочно оставляет учебу, чтобы немедленно устроиться на работу в роли секретаря к частному нотариусу. Оплата была копеечной… даже для Монмартра и есть Лалу приходилось через день, чтобы его младшие братья и сестры элементарно — не умерли с голода.

А через 2 года, Лалу прибавляет себе еще один год и, таким образом, ему удается в его «18» отправиться добровольцем на франко-прусскую войну. Лалу никому и никогда не объяснит причины этого поступка, но скорее всего, в его основе лежала настоящая активная гражданская позиция юноши.

Вернувшись с войны в 1874 – Лалу поступает на работу в парижское управление «Железных дорог» на более чем скромную должность чертежника. И вот с этого-то времени он уже никогда больше до конца своей жизни не расстанется со своими блокнотом для этюдов, остро отточенным карандашом и велосипедом, на котором исколесит Париж и половину Франции.

Почему половину? Да в остальной половине он просто проживет всю свою жизнь.
Через 2 года работы, неожиданно для всех, в свои 22-то года Лалу впервые выставляется сразу же на выставке работ профессиональных художников. И где? В музее г. Реймса с очень серьезной и сразу высоко оцененной и принятой в роли ДЕБЮТНОЙ картины «Набережная Цветов под снегом».

Через год и до конца своей жизни Лалу будет радовать всех поклонников его таланта ровно 2-мя шедеврами — каждый год!! Только 2 работы, но регулярно КАЖДЫЙ ГОД! До конца своей жизни.
В 22 года, впервые выставившись, Лалу стремительно становится известным. Его живопись всегда будет приносить ему стабильный хороший доход. Его картины будут покупаться заранее — он одним из первых парижских художников начнет писать пейзажи на заказ. Не портреты, а пейзажи.

Начиная с 1877 — он в первый раз выставляет сразу 2 работы в самом престижном во Франции «Салоне Французских художников». Это не только союз ведущих художников Франции, но и престижный институт искусств, отражающий по замыслу его создателей именно французское искусство своего времени с его истоками.

Пять лет подряд Лалу выдает по 2 картины каждый год и ежегодную выставку в «Салоне Французских художников», затем начинает выставляться на постоянной основе только в музее искусств г. Реймса.

Читать еще:  Фото художник и быт

Спустя 4 года он возвращается к выставкам в «Салоне Французских художников» в Париже, где неустанно выдает кандидатский минимум — 2 шедевра каждый год.

Но в возрасте 33 лет Лалу становится вдовцом. Его любимая жена Флор оставляет ему одного сына — Фернана.

Спустя 3 года Ладу повторно женится на Эрнестин — сестре покойной Флор. Именно с этого периода ореол «нелюдимого чудака Лалу» станет его визиткой. Некоторое время он пишет в запасник, нигде не выставляясь. но спустя 5 лет молчания, он возвращается с серией работ в «Салон Французских художников».

Лалу за всю жизнь никому не дал ни одного интервью, не оставил ни единой строчки воспоминаний или дневниковых записей. Он жил внутри себя и своего мира грез, красоты и памяти о своей Флор. и с этого времени слава «парижского пейзажиста №1» легко давала ему возможность выставляться уже везде, где есть хоть какие-то крошечные художественные галереи — в Анже, в Сен-Кантене, в Тулоне, в Гавре, в Ле-Мане, не говоря уже о родном Париже.

Двумя годам позднее — в 1910 он выставляет еще 2 полотна — «Набережная Цветов» и «Театр Шатле». Тогда же Лалу готовит свою грандиозную персональную выставку — «Современный Париж. Чтобы, годом спустя, Париж ахнул, увидев одну из его лучших картин «Набережная Отель де Виль». Затем вереницей идут бесконечные персональные выставки в Дижоне, Орлеане, Сен-Кантене, Пюи, Версале, Рубэ, Сент-Этьене, Бордо, Откере, Ножан-сюр-Марн, Монте-Карло, Женеве.

Слава Лалу достигает пика. В 1914 — в свои 60 лет, Лалу автоматически освобожден от призыва во французскую армию, поскольку он добровольцем был на войне 1870-71 года, а через 5 лет его дочь Флор, носящая имя его первой жены, выйдет замуж, навсегда оставит своего отца и уедет из семейного дома.

А через 6 лет полсе этого Лалу овдовеет вторично.

Но, спустя 5 лет, Лалу женился уже в третий раз… Вы не будете удивлены, узнав, что это будет уже Клер — самая младшая сестра покойных Флор и Эрнестин.
Однако уже через 3 года умирает и последняя супруга Лалу. Два года его отчаяния, отшельничества, безумного одиночества… чтобы спустя 2 года после смерти Клер ему вернуться в Париж к своей дочери Флор. С этого времени Лалу навсегда отходит от мирской жизни, ее радостей, чтобы до конца жизни заниматься только — живописью и жить одной ею.
1940 г. — фашисты занимают всю Францию и по пути в Бордо, куда Лалу эвакуировался, он ломает правую руку. Он больше не сможет заниматься живописью — своим единственным смыслом жизни. и в 1941 г. по весне — Эжен Гальен-Лалу в возрасте 87 лет умирает в деревушке Шеранс, всего в одной миле от местечка Vetheuil, где жил Моне. Лалу похоронен в этой же деревушке.

Тихий прибой ранних импрессионистов, 9-й вал имперссионизма и шторм постимпрессионистов прошли мимо Лалу, оставив его в милой, тихой, ласковой бухте истинных красот Франции с ее алмазными подвесками — Парижем и Монмартром.

История художника Анри Тулуза-Лотрека, которого близкие считали позором семьи, Ван Гог – другом, а ценители — гением

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Рожденный в семье знатных аристократов Анри де Тулуз-Лотрек, волею судьбы был выброшен за борт нормальной жизни, на самое ее дно. Это было и спасением маленького гения и его гибелью, его успехом и позором. О драматической судьбе гениального французского художника 19 века, о его незаурядном таланте живописца, возведшем рекламу в ранг высокого искусства, об маленьком человеке, покорившем мир своим твердым характером и жизнелюбием далее — в обзоре.

Трагедия жизни маленького гения

Анри де Тулуз-Лотрек, французский живописец, рисовальщик, литограф. Рожден был в 1864 году в одной из древнейших аристократических семей Франции, родители которого друг другу приходились кузенами, что генетически вело в их роду к рождению неполноценного потомства. Мальчуган с самого рождения рос слабым, хрупким, и больным.

В 13-летнем возрасте Анри, упав с лошади, сломал левую ногу, а через год, все при тех же обстоятельствах — правую. Кости срослись, однако прекратили свой рост и Лотрек как бы застыл в развитии на отметке 150 сантиметров. Эта проблема со здоровьем невероятно расстроила его отца, надеявшегося на то, что когда его сын вырастет и возмужает, они вместе будут ездить на охоту, бывать в обществе дворян, развлекаться с женщинами. Не оправдав надежды графа, сын в своей семье чувствовал себя изгоем.

Голова Лотрека и кисти рук были непропорционально велики, а ноги очень короткими с маленькими ступнями. Чрезмерно большой череп Анри скрывал под черным котелком, неизменным почти на всех фотографиях, а увесистую челюсть прятал за густой бородой. Гардероб Лотрека состоял из неизменных мешковатых брюк и длинного пальто. А еще неизменным атрибутом в его руках была изогнутая бамбуковая трость.

Судьба приготовила Анри незавидную участь, ему изо дня в день приходилось доказывать, что он такой же, как и другие: ничем не хуже, а во многом даже лучше. И, что он также имеет право на счастье. Но, как оказалось, никому это не было нужным. И Анри ничего не оставалось, как пуститься во все тяжкие: пристрастившись к алкоголю, он опустился на самое «дно парижской богемной жизни», где имея деньги, можно было купить все что угодно, в том числе и любовь. И эта жизнь ему пришлась вполне по вкусу.

В 19-летнем возрасте Лотрек стал постоянным обитателем Монмартра и публичных домов и полностью посвятил свою жизнь живописи и наблюдениям за ночной жизнью Парижа, где его знала «почти каждая собака». Все естество Тулуза-Лотрека искало веселья, радости и праздника, одним словом, то чего ему не хватало в своей семье, он нашел мире, свободном от предрассудков и сверкающем весельем, в мире, пленившем и приютившем колченогого карлика. В нем Анри и проживет практически до конца своих дней.

Любовь и страдание Анри

Ко всем недостаткам и достоинствам Лотрека, он хотя и был маленького роста, но у него был необычайно большой половой орган. Он сам называл себя «кофейником с очень уж длинным носиком». Он вел беспорядочную половую жизнь со своими натурщицами, в частности, с Мари Шарле, молодой авантюристкой, которая и разносила слухи о необычных сексуальных достоинствах Анри. Среди обитательниц Монмартра он пользовался немалым успехом, так как был с ними обходителен, нежен и заботлив. Он без стеснения приглашал девушек из борделей в театры, прогуливался по ночным парижским улочкам, дарил подарки. Даже страстно влюблялся в танцовщиц, проституток и прачек. За свою безумную любовь к женщинам Анри даже получил прозвище «горбатого донжуана». Однако не об такой любви мечтал Анри…. Всю свою жизнь он так надеялся, что кто-нибудь полюбит его по-настоящему таким, каким он есть.

И один раз, казалось, судьба улыбнулась Анри. Он встретил девушку своего круга, с чистой душой и сердцем ангела по имени — Алина. Лотрек бросил пить и кутить, даже сделал ей предложение. Но чуда, увы, не случилось. Шокированные родители девушки вернули ее в монастырь, где та воспитывалась до недавнего времени… Тузлук понял, что не дано ему судьбой тихое семейное счастье.

Читать еще:  Художник и музыкант. Nuria Baena

И Анри продолжал наслаждаться легкостью, молодостью, силой и красотой людей, окружающих его на Монмартре. Разнузданное веселье, простые вульгарные развлечения были по нраву Лотреку. Всем усилием своей воли Лотрек делал вид, что ему безразличны и косые взгляды, и сострадание, и презрение окружающих.

Спасение в искусстве

Лишившись возможности жить обычной жизнью аристократа, Анри посвятил всего себя рисованию и живописи, она стала его спасением. Он с детских лет удивлял родных своими рисунками, и ему пророчили судьбу художника. Первые азы он получил в студии художника-анималиста Рене Пренсто, знакомого отца.

В 1885 году Анри окончательно переехал на Монмарт, где в тиши маленькой мастерской он рисовал как одержимый. Лотреку импонировала смелая, выразительная угловатость произведений Дега и стиль японских гравюр, в них он черпал свое вдохновение. А со временем он создал свой оригинальный и неповторимый почерк.

Монмартр в те годы был практически центром парижской художественной жизни. Поэтому Анри здесь находил сюжеты для своего творчества: быт парижской богемы, кабаре и танцзалы, танцовщицы, актрисы и проститутки.

Как-то судьба его свела с Ван Гогом, они стали друзьями. Два отверженных человека непростой судьбы, два великих постимпрессиониста познакомились в ателье Кормона. Оба обладали бурным темпераментом и огромным запасом творческой энергии. Однако на этот мир они смотрели по-разному: Винсент стремился любить и сопереживать, а Анри был холоден и отстранён, лишь наблюдал за происходящим. Перед гибелью Ван-Гога Лотрек напишет пастелью его портрет, где Винсент запечатлён в профиль, сидящий в одиночестве в кафе, наедине со своими мыслями.

Живя среди изгоев общества, Лотрек любил наблюдать за лицами женщин, излучавших то грусть, то восторг, а то печаль или безразличие. С большим интересом художник рисовал совсем юных и уже увядших женщин с помятыми лицами, припухшими веками, усталым ртом. Анри никогда не приукрашивал своих моделей, даже иногда изображал их в весьма грубой манере, искажая до неузнаваемости. И, когда его спрашивали, почему он уродует женщин, отвечал: «потому, что они уродливы».

Он не мог простить ни природе, ни людям свое уродство. Он своим творчеством мстил всем, изображая своих моделей в гротескном виде, часто с едкой иронией. Хотя Анри и был всегда в центре внимания любых сборищ, но оно было таким для него обидным… Не о такой славе ему мечталось.

Среди его работ знаменитая серия картин на темы, связанные с парижскими публичными домами и жизнью их обитательниц, одна из которых и «наградила» любвиобильного карлика сифилисом.

5 фактов о работах Ли Бул

В питерском Манеже открылась выставка «Утопия Спасенная» суперзвезды корейского искусства — художницы Ли Бул. Рассказываем главное, что нужно знать о художнице.

Критики называют работы Ли Бул, главной современной художницы Южной Кореи, гротескными и роскошными. Дочь диссидентов, преследуемых режимом диктатора Пак Чон Хи (известен также как автор «корейского экономического чуда»), Ли с детства привыкла к обыскам в доме и вообще узнала, как выглядит угнетение и что значит быть свободной. Она и сама, возвращаясь из школы, где ее насильно переучивали в правшу, садилась рисовать — левой рукой, не как все. В итоге хрупкость человека и исторические потрясения стали главной темой ее работ — причудливых инсталляций из стекла, тканей и металла. Впрочем, в выборе материала она свободна до крайностей: выставку в нью-йоркском МoМА закрыли раньше времени из-за запаха тухлой рыбы — важной части инсталляции. В ход идут и человеческие волосы, и слепки греческих статуй, и собственное тело — для своих знаменитых перформансов Ли переодевается в монструозные костюмы. Ли Бул — первая и пока единственная из корейских художников достигла большого международного признания, ее роль в развитии перформанса сравнима с ролью Марины Абрамович. Кроме того, Ли была одной из основателей корейской андеграундной арт-группы Museum, влиятельной до сих пор. О красоте, уязвимости и вдохновении The Blueprint рассказала сама художница и куратор ее выставки Сунджун Ким.

В 20 лет она хотела изменить мир радикальными перформансами

В важнейшем перформансе «Аборт», обнаженная и подвешенная вниз головой к потолку, она облизывала леденцы и с болью рассуждала об абортах (в тот момент запрещенных в Корее). А те самые монструозные костюмы, напоминающие вывернутого наизнанку человека, — отражали беспокойство, ее и окружающих, вызванное политическими репрессиями в стране. «Сейчас я понимаю, — говорит Ли Бул, — что легко мир не изменится. А когда мне было 20, я думала, что это возможно. Еще теперь я знаю, что мое искусство не дает конкретный ответ на фундаментальные вопросы, которые у меня есть к миру. Если бы я знала все это в 20 лет, была бы я менее фрустрирована тем, что мир нельзя изменить? Не знаю».

ЕЕ РАБОТЫ 1990-Х ИССЛЕДУЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО: ЕГО КРАСОТУ, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Ли Бул полагает, что красота — в неожиданном, недосказанном, неизвестном и не определенном до конца. Ли Бул находит красоту в руинах и разрушении, несовершенстве и уязвимости. Красота в ее произведениях иногда воплощается в трагедии и травме: свежая рыба умирает внутри скульптур, киборгам из ее знаменитой серии, обезличенным и вместе с тем как будто бы женским фигурам, не хватает рук и ног.

В НУЛЕВЫЕ ОНА ОБРАЩАЕТСЯ К АРХИТЕКТУРЕ И УТОПИИ

Willing to be Vulnerable («Желание быть уязвимым») — это название недавней серии инсталляций, которые состоят из связанных друг с другом различных предметов: воздушных шаров, тентов и баннеров; все вместе напоминают о заброшенном цирке. Серия воссоздает модернистское представление о воображаемом будущем, а легкие и воздушные материалы придают этому будущему ощущение неуловимости. Один из элементов этой инсталляции, воздушный шар из металла (Metalized Balloon), напоминает печально известный дирижабль «Гинденбург» (взорвался при посадке в 1937 году. — The Blueprint). Ли Бул долго изучает историю модернизма и его утопий, но в отличие от большинства художников она этим не очарована — ее захватывает, скорее, связь утопичных идей с ее личной памятью и опытом.

В РАБОТАХ ЛИ БУЛ ЕСТЬ ОТСЫЛКИ К СОВЕТСКОМУ АВАНГАРДУ

Ли Бул говорит, что больше всего сейчас ее волнует образование цивилизаций, идеи прекрасного будущего, которые общество без конца пытается претворить в жизнь — и проваливается в своих начинаниях. «Мои работы так или иначе — исследование идей и идеологий, которые лежали в их основе. А утопическая модернистская архитектура начала XX века — важный мотив моей работы. Я прозвучу как старомодный гуманист, но больше всего меня вдохновляет человечество в целом — идеалы, истории, цивилизации, связь будущего и прошлого. Не верю, что можно говорить о будущем, прошлом и настоящем независимо друг от друга. Мы всегда рассматриваем прошлое из настоящего. А настоящее было будущим всего секунду назад».

БОЛЬШЕ ВСЕГО ОНА ИЗВЕСТНА СВОИМИ ОГРОМНЫМИ ИНСТАЛЛЯЦИЯМИ

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector