Французская художница. Odile de Schwilgue

Французская художница. Odile de Schwilgue

Еврейская герцогиня

14.05.2020
Редактировать статью

Дочь короля швейных машинок Исаака Зингера, она любила красивых женщин, но спонсировала гениальных мужчин: Дягилева, Прокофьева и Стравинского. Почти 50 лет дом Виннаретты Зингер – герцогини де Полиньяк – был центром творческой жизни Парижа.

Виннаретта Зингер была двадцатым ребенком Исаака Зингера – знаменитого фабриканта, который создал империю швейных машин и оставил после себя, по разным данным, от 23 до 30 наследников. Виннаретта появилась на свет в 1865 году в Нью-Йорке в браке Зингера с Изабеллой Бойер, родившей ему шестерых детей. Считается, что именно Бойер позировала скульптору Фредерику Бартольди, когда тот создавал американскую статую Свободы.

Вскоре после рождения Виннаретты вся семья переехала в Париж – там они жили до франко-германской войны 1870 года, с началом которой перебрались в Великобританию. «Мало существует таких замечательных мест, как эта красочная, волнистая местность», – напишет позже Виннаретта, вспоминая свои детские годы в Южном Девоне. Девочка, обожавшая оперу и балет, уговорила отца построить на территории семейного замка свой собственный театр. Сценарии для постановок Винни писала сама, в актеры зазывала всех своих многочисленных друзей – в итоге на представления съезжалась вся округа.

В 1875 году Исаак Зингер умер – Изабелла, объявленная законной вдовой, унаследовала вместе с детьми большую часть его состояния. После этого она решила вновь переехать из Англии во Францию. В Париже Изабелла купила большой дом и вышла замуж за голландского скрипача. Так их дом постепенно превратился в настоящий музыкальный салон. Вскоре Виннаретта увлеклась музыкой не меньше, чем театром – сдружившись с отчимом, она вместе с ним решала, каких исполнителей пригласить на следующий домашний концерт. На свои дни рождения она просила лишь одно – в очередной раз собрать под одной крышей лучших струнных исполнителей. Отчим от такого подхода растаял: обучал игре на скрипке и виолончели и регулярно пополнял ее коллекцию инструментов работы Страдивари и Гварнери.

Постепенно, благодаря родителям, девочка завела знакомства с многими композиторами: каждый из них считал за честь быть музыкальным наставником юного дарования. К 16 годам Виннаретта и сама давала уроки музыки, выбирая в ученики исключительно сверстниц – и лишь тех, в ком на пробных уроках замечала взаимную заинтересованность к своей персоне. Дело в том, что Виннаретта испытывала влечение исключительно к женщинам.

Когда в 1887 году по настоянию матери она вышла замуж за 22-летнего герцога Луи Монтбельярда, то в первую брачную ночь встретила мужа, зашедшего в опочивальню в надежде на близость, с ножом в руках. Взгромоздившись на шкаф и наставив на мужа холодное оружие, Виннаретта недвусмысленно дала понять, что никакого исполнения супружеского долга от нее ждать не стоить. После пяти лет безуспешных попыток супруг подал на развод: брак был расторгнут.

Виннаретта же, решив не осложнять впредь жизнь ни себе, ни остальным, в 1893 году вышла замуж за герцога Эдмонда де Полиньяка. Новый муж был на тридцать лет старше Виннаретты и, поговаривали, тоже не испытывал никакого влечения к противоположному полу. К тому же он был напрочь разорен, потому этот брак явно был заключен по расчету. Герцог улучшил свое материальное положение, Виннаретта – свой социальный статус: став герцогиней, она расширила свое влияние на культурную и общественную жизнь страны. К тому же общее увлечение музыкой делало этот фиктивный союз довольно приятным. Супруги организовали в своем доме роскошный салон, ставший центром музыкальной и художественной жизни Парижа.

Герцог умер в 1901 году. Виннаретта после его смерти больше не вступала в брак и не скрывала своей ориентации, постоянно снабжая бульварную прессу историями своих отношений. У нее были романы с моделью и баронессой Ольгой де Мейер, художницей Ромейн Брукс, пианисткой Ренатой Боргатти, писательницей Виолеттой Кеппель-Трефузис и многими другими женщинами. Но в первую очередь все знали Виннаретту Зингер как щедрую благотворительницу, с особым трепетом опекающую молодые таланты.

Многие знаменитые композиторы были обязаны ей своими первыми успехами. Именно в ее музыкальном салоне, где собиралась вся творческая элита Парижа, давали концерты еще не столь широко известные Игорь Стравинский, Франсис Пуленк, Джордже Энеску, Клод Дебюсси, Сергей Прокофьев, Артур Рубинштейн, Курт Вайль, Владимир Горовиц и другие. Каждого из них Виннаретта поддерживала финансово: выступала как импресарио и заказывала им новые произведения. Известно, что по заказу Виннаретты Игорь Стравинский написал балет-пантомиму «Байка про лису, петуха, кота да барана», получив за это 10 тысяч швейцарских франков. В 1922 году это произведение – опять же по желанию Зингер, герцогини де Полиньяк – было поставлено балетом Дягилева. Дягилев и сам не раз обращался к Виннаретте с просьбами о финансовой помощи.

По заказу герцогини Стравинским были написаны и другие произведения – в частности его известная соната для фортепьяно, а также опера-оратория «Царь Эдип» на либретто Жана Кокто. Среди исполнителей этой оперы в салоне Зингер был Сергей Прокофьев – он написал для Виннаретты свой третий фортепьянный концерт. При финансовой поддержке Зингер были написаны органный концерт Пуленка, фортепианная пьеса «Павана на смерть инфанты» Мориса Равеля, симфоническая драма «Сократ» Эрика Сати и ряд других всемирно известных произведений. Все они впервые исполнялись в салоне Зингер, герцогини де Полиньяк – и в первую очередь для нее. Впрочем, среди слушателей всегда были и другие звезды: Марсель Пруст, Айседора Дункан, Клод Моне.

Читать еще:  Французский художник. Nicolas Curmer

В Париже были и другие салоны, сыгравшие огромную роль в мировом искусстве, но салон Виннаретты отличался от прочих культурным эклектизмом и полной свободой действий для юных дарований. Вот что напишет после смерти Виннаретты газета Figaro: «Любое свободное выражение в музыке и искусстве во Франции в начале ХХ века было связано с именем герцогини Эдмон де Полиньяк, имя которой вписано во многие классические произведения нашего времени. Невозможно написать хронику искусства XX века, не вставив в нее салон на авеню Анри-Мартена».

Хозяйка салона тоже принимала участие в концертах, а еще неплохо рисовала – настолько, что в какой-то момент выставлялась в Академии изящных искусств – и коллекционировала картины импрессионистов. Курировала Виннаретта Зингер и социальные проекты: спонсировала строительство кварталов для малообеспеченных граждан, строила приюты, детские лагеря, а во время Первой мировой войны, работая с Мари Кюри, переоборудовала личный парк лимузинов в мобильные госпитали для оказания помощи раненным на фронте солдатам. При ее участии был построен в 1926 году и госпиталь Фош – даже сегодня один из самых крупных во Франции. Первоначально он был рассчитан на 360 человек – причем брали туда в основном малоимущих французов, чье лечение по высшим медицинским стандартам полностью оплачивала сама Зингер.

Детей у Зингер не было, но она воспитывала дочь своей сестры Изабель-Бланш Зингер, покончившей с собой. В будущем девочка, с шести лет жившая благодаря Виннаретте в мире прекрасного, стала иконой стиля своего времени. Это была знаменитая Дейзи Феллоуз – редактор парижского Harper’s Bazaar, женщина, которая, по словам французского писателя Жана Кокто, «создала больше фасонов в моде, чем любая другая женщина в мире».

В середине августа 1939 года Виннаретта узнала о смерти своего младшего брата и прибыла в Англию, где находился семейный склеп. Там же ее застала весть о начале Второй мировой войны. Вернуться в Париж Зингер было уже не суждено. Обосновавшись в Лондоне, она устраивала благотворительные концерты, доходы от которых направляла в Красный Крест. В ноябре 1943-го ей сообщили, что ее парижский салон – со всеми коллекционными предметами, включая картины и музыкальные инструменты – был полностью разграблен немцами. Через несколько дней – 26 ноября 1943 года – Виннаретта Зингер, герцогиня де Полиньяк умерла от сердечного приступа. Созданный ею в 1928 году фонд «Зингер-Полиньяк», содействующий развитию науки, литературы и искусства, работает до сих пор.

Тема: Эротические иллюстрации художников

Опции темы
Отображение
  • Линейный вид
  • Комбинированный вид
  • Древовидный вид

Эротические иллюстрации художников

ИЛЛЮСТРАЦИИ ПОЛЯ-ЭМИЛЯ БЕКА

21 Октября 2010 г.

Paul-Emile Becat (1885 — 1960)

Французский живописец и график Поль-Эмиль Бека родился в Париже 2 февраля 1885 года. Учился в парижской Школе изобразительных искусств у живописцев Габриеля Феррье и Франсуа Фламена. В 1913 году он впервые участвовал в Салоне французских художников, а в 1920 получил за свои живописные работы Grand Prix de Rome — стипендию французской Академии, позволяющую совершенствовать мастерство в Италии. Работы Бека отличали уверенное академическое рисование, точность в передаче деталей и некоторая «салонность». В 1920-1930 годах он создал ряд портретов известных французских писателей, издателей и библиофилов — Леона-Поля Фарга, Пьера Луиса, Люка Дюртена, Жюля Ромена, Сильвии Бич и др.
Первые опыты в книжной графике, к которой Бека обратился в начале 1920-х годов — «Жорж Дюамель» Люка Дюртена («Monnier», 1920) и «Одиночества» Эдуарда Эстанье («Georges Cres», 1922) — привлекли внимание парижских издателей, и Бека стал время от времени получать заказы на иллюстрации. Тем не менее, в эти годы художник занимался в основном живописью, и полотна художника получали весьма лестные отзывы.
К началу 1930-х годов художник стал признанным мастером живописи и графики. Особый интерес вызывали его гравюры, выполненные в технике «сухой иглы». С 1933 года начинается карьера Бека как специалиста по галантным текстам. В предвоенное десятилетие возрос интерес публики к малотиражным коллекционным изданиям, и работа над иллюстрациями к таким книгам принесла Бека европейскую известность. Художник обращался в основном к произведениям классической литературы, но в рисунках трактовал тексты по-своему, отбирая для иллюстрирования самые фривольные моменты. В годы Второй мировой войны Бека продолжал работать над иллюстрациями к коллекционным изданиям. В это время созданы самые известные циклы его рисунков: 24 цветных иллюстрации к «Манон Леско» аббата Прево («Le Vasseur», 1941), 24 цветных иллюстрации к «Науке любви» Овидия («La Tradition», 1942) и 13 монохромных гравюр к его же «Любовным элегиям» («Athina», 1943), 23 цветные иллюстрации к новому изданию «Песен Билитис» Пьера Луиса («Piazza», 1943).
За долгую творческую жизнь Бека создал графические серии к более чем 100 книгам, среди которых десятки произведений фривольной литературы. Он не оставлял работу до последних дней. Художник умер 1 января 1960 года в Париже, не дожив одного месяца до своего 75-летия. Однако галантные эротические иллюстрации Бека, исполненные с виртуозным мастерством, обеспечили ему прижизненную и посмертную славу.

Почему Братьев Ленен называют самыми загадочными художниками в истории Франции

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Биография братьев

Братья Ленен практиковали все жанры: религиозную и мифологическую живопись, индивидуальный и групповой портрет, жанровое искусство. В 1630-е годы у них преобладали заказы на религиозные картины. Затем братья обратились к крестьянскому жанровому искусству, показывая беднейших людей с необычайным чувством человеческого достоинства. Хотя популярным в то время было изобразить крестьян в карикатурных и насмешливых образах. В этот период братья переняли принципы голландской групповой портретной живописи, и их искусство приблизилось к совершенству.

Читать еще:  Художник-репортер. Clotilde Nadel

Шедевры братьев датируются 1640-ми годами: «Крестьянские семьи», «Кузница» или «Фермерский вагон», выставленные в Лувре. Эти работы демонстрируют с абсолютной точностью простой и духовный образ крестьянской жизни. Творчество братьев Ленен – это также небольшие гравюры на медных пластинах до монументальных религиозных композиций, не говоря уже о мифологических картинах, наполненных с особой чувственностью. После «Крестьянской семьи в интерьере», которая сегодня находится в Лувре, некоторые из работ братьев стали настоящими иконами в истории искусства, а их жизнь остается загадочной и приводит к множеству противоречивых интерпретаций.

В чем же загадочность братьев?

Загадка №2.
Но тайна, окружающая братьев Ленен, на этом не заканчивается. Помимо предполагаемого разнообразия их личностей, завеса тайны также окутывает многие их композиции. Откуда такой особый интерес к крестьянским сценам у представителей парижской элиты? Как сформировалось столь нестандартное сочетание популярных крестьянских элементов с элементами буржуазии, которое никогда не встречается в действительности? Откуда, наконец, это чрезмерное присутствие детей, иногда одетых в жалкие, а иногда и буржуазные наряды — и все это в одной картине? Некоторые видят в этом особое сочувствие братьев Ленен к благотворительным действиям.

Роль каждого брата

Исходя из множественных споров искусствоведы привели свою интерпретацию о роли каждого из братьев:

1. Антуан, старший, был автором небольших групповых портретов в несколько архаичном стиле и неуклюжих пропорциях. Он любил свободную и яркую палитру, детские сцены.

2. Луи считается настоящим гением искусства в этой семье, автором «большого стиля» братьев Ленен. Ему приписывают все самые амбициозные работы, самые новаторские и совершенные: крестьянские сцены, мифологические сюжеты, демонстрирующие чувственность, лучшие портреты. Его стиль — строгий, мощный, в оттенках коричневого, зеленого, серого и синего.

3. Матье — самая спорная фигура в семье, и мнения о нем широко расходятся. Тот факт, что он пережил двух своих братьев, которые умерли в 1648 году, похоже, играет не в его пользу. После 1648 года Матье потерял все самые лучшие качества, наработанные в мастерской вместе с братьями. Его картины приобрели более нелепую форму искусства без необходимости поддерживать собственную художественную репутацию или репутацию студии. Хотя, обогащенный репутацией мастерской и преемственностью своих братьев, Матье приложил все усилия для совершенствования семейного дела. Ему приписывают мастерство, чувство расстановки позы, ракурса и более разнообразную цветовую гамму. Как и его братья, Матье был портретистом. При этом он добился гражданских и воинских почестей и даже дворянства.

Творчество братьев-художников — свидетельство того ошеломительного успеха, которого они достигли при жизни. Как и многие гениальные художники они позже были забыты, а заново открыты искусствоведом и апостолом реализма Шанфлери лишь в середине XIX века. Шанфлери видел в братьях предшественников, отражающих на полотнах истину о жалкой реальности крестьянской ситуации своего времени. Это художники, которые, несмотря на свою преимущественно парижскую карьеру, по-прежнему были сильно привязаны к сельской местности своего родного края. Тайна окутывает братьев Ленен, которые, как это ни парадоксально, были самыми талантливыми и заслуженно известными художниками своего времени. Работы братьев Ленен являются сегодня иконами французского искусства.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Французская художница о запахе краски, звоне трамваев и запустении России

Мари-де ля Виль Боже

Откуда: Париж, Франция
Чем занимается: художник и фотограф

В Россию я попала по гуманитарной линии: мы с мужем работали во «Врачах без границ» и десять лет назад прилетели на Кавказ — восстанавливать Чечню. Когда я приехала, это был шок. Да, я знала, чего ожидать, но все равно меня поразил Грозный в руинах. Впечатлило мужество людей, которые пострадали во время войны, но остались и продолжали работать. Мы занимались обеспечением провизией жителей, снова прокладывали систему водоснабжения, затем перешли к хозяйствам — восстанавливали маленькие фермы в горах, где разводили кур и коров. Потом наша миссия закончилась, мы уехали с Кавказа, однако остались в России. Пережили два экономических кризиса, воспитываем детей, я занимаюсь фотографией и искусством.

Один из моих новых арт-проектов — о цветах, что украшают подъезды советских зданий. У вас на Севере есть традиция размещать в оконных рамах лампы и цветы — такой одинокий человеческий жест на фоне заснеженных пейзажей. Вот почему я вышиваю цветы на своих репортажных фотографиях, которые привожу из поездок со всей России — от Мурманска до Омска (Мари снимает для французской газеты Le Courrier de Russie. — Прим. ред.). Меня поразила скульптура Родины-матери в Волгограде, а еще я очень люблю старую деревню Новоситцево под Орлом: там в старых домах в советское время устроили пансионаты, а теперь их снова возвращают прежним владельцам. В них так много следов времени: портреты Ленина, документы пациентов, которых лечили от туберкулеза, пустые пачки сигарет…

В своих поездках я вижу целые города, которые оставили и жизнь, и деньги, хотя они невероятно красивы. Как художник я никогда не стремилась работать с советской темой — просто в моем детстве Советский Союз частенько показывали по телевизору, а я любила читать учебники истории. Еще мне очень нравится стиль соцреализм. Советское искусство было настоящей рекламной кампанией образа жизни — если бы я жила в те времена в Союзе, наверняка бы попала под очарование.

Читать еще:  Французский художник-гиперреалист. Jacques Bodin

Русские любят смеяться и готовы шутить над собой — это дано не каждой нации. Еще мне нравится ваша способность принимать абсурд происходящего. Россия вообще страна абсурда: мужчины, например, до предела доводят свое геройство, пытаясь сотворить невозможное и отказываясь сдаваться. Я вспоминаю случай, когда мне пришлось везти огромный холст из мастерской на Чистых прудах, но маленькая женщина в синей форме сказала, что такие большие грузы нельзя провозить в метро. Я была совершенно растеряна; неожиданно ко мне подошел мужчина с чемоданчиком и сказал, что позаботится обо всем. Мы поднялись на поверхность, он обещал организовать такси. Я просила его только об одном: не класть картину на крышу машины. Он сказал классическую фразу, дескать, я мужчина и со всем разберусь, и пошел договариваться. Таксист тоже отказался меня слушать — он пытался засунуть огромный холст во все двери и в итоге примотал его к крыше скотчем. Это было ужасно: что бы я ни говорила, переубедить тех двоих было невозможно, поэтому я просто отпустила ситуацию.

Не скажу, что у русских какие-то особые проблемы с восприятием реальности. Наоборот, она у вас ощущается намного сильнее. У меня в России не получаются абстрактные работы — я здесь не могу избавиться от ощущения ультрареализма происходящего, у вас все какое-то экстремально выразительное, даже жестокое.

Помню первый день в Москве — это был день рождения моего мужа. В самолете девочка на соседнем сиденье пыталась научить нас говорить «Здравствуйте». Это не пригодилось: водитель был до того груб, что не сказал ни слова: просто взял багаж, посадил в машину и отвез в Дом на набережной. Иностранцы, считающие русских невежливыми, имеют резон. Но я им объясняю, что это просто другой стиль общения — не американский, где все улыбаются друг другу.

Например, вчера в супермаркете я познакомилась с американцем, который что-то напутал и десять раз сказал кассирше, что ему жаль. Я посмеялась, потому что вспомнила, как нам говорили, чтобы мы прекратили постоянно благодарить и извиняться. А в продуктовых магазинах, где я всем улыбалась, меня спрашивали, в чем дело. Люди думали, что они как-то не так оделись или испачкались. Русские устанавливают первый контакт по-другому. Однако все меняется, и сегодня московские официантки стали намного дружелюбнее, чем 10 лет назад.

Художник Louis Marie de Schryver (1862 – 1942). Цветы Парижа

Продавщица цветов на Елисейских полях (A Flower Seller on the Champs-Elysees)

В конце девятнадцатого века парижские цветочницы художника Луи Мари де Шриве просто очаровали любителей живописи не только во Франции, но и во всем мире.

Художник Луи Мари де Шриве (Louis Marie de Schryver) родился в октябре 1862 года в Париже, в семье известного и популярного журналиста. Он увлекался живописью с самого раннего детства, а его работы «Маргаритки и хризантемы», «Фиалки и весенние цветы» были выставлены в парижском Салоне в 1876 году – художнику-самоучке было всего 13 лет.

Великий Филипп Руссо пригласил молодое дарование в свою известную на весь мир школу рисования. И это было просто невероятно – ученики школы были почти в два раза старше Louis Marie de Schryver.

Но Louis Marie de Schryver недолго был учеником в школе знаменитого мастера – уже в 1879 году, в возрасте 17 лет, молодой художник выставил свои работы в Парижском Салоне и за одну из работ был удостоен бронзовой медали.

Луи Мари де Шриве многие годы писал улицы Парижа, цветы Парижа и очаровательных парижанок. Да, было одно «отступление» от основной темы – с появлением первых автомобилей художник был очарован их механической красотой, писал гонки и авто на парижских улицах. Однако, публика не разделила нового увлечения художника и он был просто вынужден вернуться к своим цветочницам, цветочным базарам и счастливым парижанкам. Нежные цветы и прекрасных женщин художник писал до самой своей смерти (декабрь 1942 года).

Картины художника Луи Мари де Шриве (Louis Marie de Schryver)

Цветочный рынок Ла Мадлен (Le marche aux fleurs de la Madeleine)

Продавщица цветов, Рю де Риволи (La marchande de fleurs, Rue de Rivoli)

Продавщица цветов (The Flower Seller)

Продавщица цветов (The Flower Seller)

Маленькая продавщица цветов на Елисейских полях (The Little Flower Seller on the Champs-Elysees)

Портрет девушки с белым бантом (Portrait of a Girl with White Bow in her Hair)

Париж — рю дю Гавр (Paris — La rue du Havre)

Натюрморт с фруктами и цветами (Still Life with Fruits and Flowers)

Продавщица цветов на Елисейских полях (A Flower Seller on the Champs-Elysees)

Рю-Рояль, Париж (Rue Royale, Paris)

Рынок в XVIII веке (Un marche au XVIIIe siecle)

Мать и ребенок (Mother with child)

Продавщица цветов и фруктов (Une Marchande de fruits et de fleurs)

Банный день (Bath Day)

Продавщица цветов (The Flower Seller)

Продавщица цветов (The Flower Seller)

Продавщица цветов в дождливый день (Rainy Day, Flower Seller)

Продавщица цветов в Париже (Blumenverkauferinin Paris vor der Poper)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector