Французские старики берут реванш

Французские старики берут реванш

Французские старики берут реванш

Франсуа Морелле и Пьер Сулаж входят в число художников-модернистов, завоевывающих широкое признание по всему свету, — и не в последнюю очередь это связано с привлекательными ценами на их работы

Francois Morellet’s Lamentable and Cerith Wyn Evans’ Superstructure installations are displayed as part of the Light Show at the Hayward Gallery / hellestad/Corbis/Getty Images

Сразу в трех мировых галереях в мае прошли выставки произведений Франсуа Морелле (1926–2016), приуроченные к 90-летнему юбилею французского художника. Абстрактные геометрические полотна 1960–1970-х годов представили Mayor Gallery в Лондоне и Dan Galeria в Сан-Паулу, а в лондонской Annely Juda Fine Art показаны более поздние и совсем новые неоновые инсталляции и живопись (до 24 июня).

Творческая карьера скончавшегося в мае этого года Морелле длилась более шести десятилетий, и теперь его вклад в развитие модернизма начинает находить все более широкое признание. Когда год назад парижский Центр Помпиду пересматривал свою экспозицию модернизма, директор музея Бернар Блистен поместил полотна Морелле рядом с работами умершего в декабре прошлого года Элсуорта Келли и отвел им отдельный зал. Морелле и Келли были друзьями. Они познакомились в Париже в 1950-х, и, по словам Блистена, «оба активно участвовали в формировании движения минимализма и концептуализма». «Поэтому имело смысл создать специальный зал, отведенный для демонстрации их диалога», — объясняет директор Центра Помпиду. Одной из целей, которые ставит перед собой музей, является задача по-новому показать модернизм. «Некоторые вещи нужно привести в порядок, переосмыслить. История искусства не может быть написана раз и навсегда», — считает Бернар Блистен.

Пролить свет

Одно из направлений этой работы заключается в привлечении внимания к французским художникам старшего поколения, которые известны не так широко, как их американские ровесники. «Здесь, во Франции, мы не всегда умеем ценить то, что имеем», — говорит Блистен. Сейчас он занимается организацией выставки, посвященной творчеству французского скульптора Сезара (1921–1998), которая откроется в Центре Помпиду в следующем году.

Коммерческие галереи тоже расширяют представление о модернизме и о его течениях, часто обращая внимание на художников, которые непрерывно работали на протяжении более полувека, но не добились того успеха, которого, по мнению галерей, они заслуживают. Некоторым 80-90-летним французским художникам это принесло международную известность, которая ускользала от них долгие годы.

Возьмем, к примеру, Пьера Сулажа. Во Франции этот 96-летний художник — суперзвезда. В 2009 году его экспозиция привлекла в Центр Помпиду более 500 тыс. человек, что стало самым высоким показателем посещаемости выставки ныне живущего художника в истории музея, а в 2014 году Сулаж был удостоен собственного музея в городе Аверон на юге страны. Но в США первой персональной выставкой художника за последнее десятилетие стал показ старых и новых работ Пьера Сулажа, устроенный два года назад в Нью-Йорке совместно галереями Emmanuel Perrotin и Dominique Lévy.

В 1950–1960-е годы главный дилер Сулажа Сэм Куц, первопроходец абстрактного экспрессионизма, работал в Нью-Йорке, и за 12 лет у французского художника состоялось там восемь выставок. Но после закрытия Kootz Gallery в 1966 году популярность Сулажа значительно снизилась.

Относительно неожиданно

Среди прочего, недостаток международного внимания привел к тому, что цены на произведения ключевых послевоенных французских художников значительно ниже, чем на творчество их американских коллег. «По сравнению с полотнами американцев, эти картины совсем недороги», — говорит британский дилер Джеймс Мэйор, продающий сейчас 15 работ Франсуа Морелле стоимостью от $25 тыс. до $250 тыс. (В галерее Annely Juda Fine Art цены на Морелле колеблются от £46,5 тыс. до £65 тыс. за живопись и от £46,5 тыс. до £112 тыс. за неоновые инсталляции.) Другими словами, первосортного Морелле можно купить куда дешевле, чем какую-нибудь далеко не первого ряда работу его американского коллеги Элсуорта Келли. Аукционный рекорд Морелле составляет €432,75 тыс., а для Келли эта сумма равняется $5,2 млн. «Это один из важных факторов, способствовавших возрождению интереса к европейским художникам старшего поколения», — считает Мэйор. «В 1963 году мои неоновые работы считались вызывающими, вульгарными и не пользовались спросом — мне пришлось ждать 20 лет, прежде чем удалось продать первую. Сегодня они оказались стильными, дорогими и очень модными», — заметил Морелле в вошедшем в каталог Mayor Gallery интервью, которое взял у него директор лондонской Serpentine Gallery Ханс Ульрих Обрист.

Обрист утверждает, что рост интереса к таким французским художникам-первопроходцам, как Морелле, свидетельствует о том, насколько сложно устроен мир искусства. По его словам, в 1950–1960-е годы, когда всеобщее внимание перешло на Нью-Йорк, Париж по-прежнему оставался важнейшим для искусства городом. «Художественных центров всегда было множество; представление о том, что в какой-то момент существовал только один центр искусств, — выдумки».

Молодые поклонники

Не только музеи и коммерческие галереи привлекают внимание к художникам старшего поколения — молодые художники также играют важную роль в процессе повторного открытия этих имен.

Когда французский дилер Морелле Камель Меннур устраивал его выставку в своей парижской галерее в 2009 году, он организовал параллельную выставку французской художницы Камиль Анро, которой на тот момент был 31 год. «Она была польщена и рада видеть свои работы рядом с его произведениями, — вспоминает дилер. — Сегодняшние молодые художники активно интересуются творчеством своих предшественников, чего нельзя сказать об отрицавшем прошлое поколении самого Морелле». Одной из причин этого, по его мнению, стало распространение Интернета, который дает прямой доступ к истории мирового искусства. Меннур также представляет работающего в стиле поп-арт 80-летнего французского художника Марсиаля Райса, пестрые полотна и неоновые инсталляции которого мировая публика заново открыла для себя после выставки в Центре Помпиду в 2014 году и в палаццо Грасси в Венеции в 2015-м. «Молодость не синоним творческих сил и значимости, — говорит заместитель директора нью-йоркской Galerie Perrotin Валентин Блондель. — Некоторые из художников старшего поколения ни в чем не уступают молодым».

Читать еще:  Художественная татуировка на какой результат стоит рассчитывать

«Ограбление: Возвращение к хаосу» — документальный фильм, который взбудоражил Францию

Лента новостей

Все новости »

В нем подробно очерчена проблематика и странности ситуации, сложившейся во всем мире в 2020 году. Почему он быстро стал так популярен и почему на него возникла такая острая реакция

Фото: UIG/ТАСС

Обновлено в 15:02

В фильме «Ограбление: Возвращение к хаосу» (Hold-up, retour sur un chaos), созданном известным и заслуженным независимым французским документалистом Пьером Барнериасом, а также Никола Реутски и Кристофом Коссе, говорится о том, что санитарные власти и политики поначалу заявляли, что ношение масок не нужно, а потом ввели их повсеместное ношение под угрозой штрафа. При том что многочисленные врачи и ученые считают, что оно не имеет смысла для здоровых людей и что на самих масках даже написано, что они не предохраняют от инфекций. А во многих случаях могут быть даже вредны.

Фильм очень человечный и проникновенный по стилю. В нем выступает много солидных ученых. Всего интервью взяли у 37 человек — известных генетиков, эпидемиологов, фармацевтов, врачей, психологов, социологов. В частности, они ставят вопрос, почему Генеральная дирекция здравоохранения полностью отказалась от использования давно известных дешевых средств, таких как гидроксихлорохин в пользу дорогих и менее эффективных разработок фармацевтических гигантов.

Вот как в фильме резюмирует все эти сомнения генетик и бывший научный директор Национального института здравоохранения и медицинских исследований Франции Александра Энрион-Код.

«Самый главный вопрос: чем можно объяснить это зашкаливающее число экспериментальных мер, применяемых впервые. Здоровое население, которое оставляют по домам — такого никогда не делалось раньше. Никогда раньше не заставляли носить маски здоровых людей. Никогда раньше не заставляли носить маски на улице. И никогда раньше при разработке вакцины не ускоряли процедуру испытаний и не пропускали третью фазу. Все это не должно нас оставлять равнодушными».

В ответ на фильм в прессе появились десятки, если не сотни критических статей. В них, в частности, говорится о «научных софизмах» в интервью ученых. В том, что касается темы ношения масок, в частности приводится мнение врача Джонатана Фавра, который говорит о том, что маски должны защищать не того, кто их носит, а других. А по поводу того, что бывший министр здравоохранения Франции Филипп Дуст-Блази заявил в фильме, что дешевый гидроксихлорохин применялся в мире миллиарды раз и случаи побочных случаев единичны, сообщается, что он уже отказался от своих слов.

При этом газета France Soir задалась вопросом — должны все эти аргументы отбросить? По ее мнению, у Hold Up есть один серьезный козырь: задавать вслух те вопросы, которые миллионы избирателей задают себе про себя. На что Le Monde назвал France Soir «еще одним убежищем для ковидо-скептиков», заявив, что эта престижная газета 1950-х годов, исчезнувшая с карты общественных дебатов в 1990-х, переживает внезапное возрождение из-за кризиса COVID-19, позиционируя свой успех на яростном отрицании санкций и теориях заговора. Но все равно люди продолжают задавать вопросы, говорит глава редакционного совета парижской газеты «Русская мысль» Виктор Лупан.

Виктор Лупан глава редакционного совета парижской газеты «Русская мысль» «Вдруг простые люди про себя стали думать, а что с нами происходит, а что они тут экспериментируют? Может быть, они пользуются этим ковидом, чтобы какой-то социальный эксперимент провести? Когда слушаешь всяких министров и так далее, что «надо бороться против этого, надо бороться против того», чувствуется, будто бы они в какой-то оппозиции по отношению к обществу, которое тоже против них. Как-то очень странно это звучит. Что-то такое, что как бы и не проявляется, но они чувствуют брожение. Вот когда этот фильм вышел, вдруг масса людей стала говорить: а в этом фильме то, о чем я уже думаю три месяца».

Очень быстро после своего появления фильм был удален с французского аналога YouTube — платформы Vimeo, через который авторы изначально собирались продавать его по подписке. После чего они открыли к нему всеобщий бесплатный доступ. Попытка запрета фильма породила эффект Стрейзанд. Такие известные личности, как Софи Марсо, Карла Бруни, Максим Николле, Жюльет Бинош, и газета Le Parisien, протестуя против цензуры поделились фильмом в соцсетях. Фильм был снят за счет краудфандинга. Авторам удалось собрать на его производство около 300 тысяч евро за счет небольших пожертвований.

Ультиматум Макрона мусульманским лидерам Франции: нет — политическому исламу и иностранному вмешательству

Автор фото, MONIRUL ALAM?/EPA

Антифранцузские демонстрации прошли во многих мусульманских странах

Президент Франции Эммануэль Макрон предложил Французскому совету мусульманской веры (CFCM) в 15-дневный срок принять хартию республиканских ценностей, включая строгое отделение религии от государства и школы, специально подготовленную правительством в рамках обуздания исламского экстремизма.

Мусульманские лидеры Франции согласились создать Национальный совет имамов, члены которого будут получать официальную аккредитацию на проповедническую деятельность. В случае нарушения условий эта аккредитация может быть отозвана.

В хартии говорится, что ислам является религией, а не политическим движением. В ней также прописан запрет на любое иностранное вмешательство в деятельность мусульманских общин.

В среду вечером в Елисейском дворце президент Макрон и министр внутренних дел Жеральд Дарманен провели встречу с восемью лидерами CFCM.

«Два принципа будут записаны черным по белому [в хартии]: отказ от политизированного ислама и какого бы то ни было иностранного вмешательства», — сообщил один из правительственных источников газете Le Parisien после этой встречи.

Читать еще:  Тайна человека. Roberto Tostado

На встрече также было согласовано формирование Национального совета имамов.

Президент Макрон также объявил о новых мерах по борьбе с тем, что он называет исламским сепаратизмом во Франции. Они, среди прочего, будут включать:

  • Ограничение на домашнее обучение и более строгие наказания тем, кто запугивает государственных служащих, прикрываясь религиозными соображениями;
  • Присвоение каждому ребенку идентификационного номера, чтобы удостовериться, что он посещает школу. Домашнее обучение, в настоящее время разрешенное во Франции, будет запрещено со следующего учебного года. За нарушение родителям будет грозить наказание вплоть до шести месяцев тюремного заключения и крупные штрафы;
  • Запрет на распространение персональных данных способом, позволяющим посторонним людям разыскать человека и причинить ему вред.

«Мы должны оградить наших детей от тисков исламистов», — прокомментировал в среду Жеральд Дарманен новый законопроект газете Le Figaro. Законопроект будет обсуждаться на заседании французского кабинета 9 декабря.

Автор фото, Reuters

Президент Макрон встал на защиту принципов светской республики после того, как в октябре был обезглавлен школьный учитель Самюэль Пати. Его убил 18-летний чеченец, родившийся в Москве и получивший во Франции статус беженца; убийца сам был убит полицией вскоре после нападения.

Этому предшествовала развернутая против Пати кампания в соцсетях после того, как он на своем уроке показал карикатуры на пророка Мухаммеда как иллюстрацию свободы самовыражения.

Газета Le Monde опубликовала электронную переписку Пати со своими коллегами-учителями через несколько дней после того, как он показал эти карикатуры в классе.

«Это очень печально, особенно потому, что все это исходит от семьи, чей ребенок не был на моем уроке, которого я не знаю, — написал Пати. — Это расползается как злонамеренный слух».

Позже, в другом имейле, он написал: «Я больше не буду касаться этой темы на уроках — расскажу им про какую-нибудь другую свободу».

Спустя две недели после убийства Пати гражданин Туниса напал с ножом на прихожан церкви в Ницце, убив трех человек.

В тот же день в другом городе на юге Франции — Монфаве под Авиньоном — полицейские застрелили мужчину, который угрожал прохожим огнестрельным оружием. После этого Франция подняла уровень общенациональной опасности до самого высокого.

В начале года президент Макрон назвал ислам «религией в кризисе», напомнив, что светскость и свобода слова — одни из главных ценностей Французской Республики, и встал на защиту права изданий публиковать карикатуры на мусульманского пророка — что в исламе запрещено и оскорбительно для многих практикующих мусульман.

После этих слов сам Макрон подвергся нападкам и оскорблениям со стороны целого ряда исламских стран, некоторые из которых стали призывать бойкотировать французские товары.

Во Франции живет более 5,7 миллионов мусульман — это около 8,8% населения страны — самый высокий показатель среди всех европейских государств.

Валерий Карпин: «После нашей победы французы очень хотели взять реванш. Но — не смогли»

ТОВАРИЩЕСКИЙ МАТЧ. Сегодня РОССИЯ – ФРАНЦИЯ. 18.50 (мск)

В июне 1999-го на «Стад де Франс» блестящая комбинация нашей сборной завершилась голом Валерия Карпина – полузащитник «Сельты» вогнал мяч в ближний угол ворот Фабьена Бартеза.

– С игры прошло почти 20 лет. Что осталось в памяти и как оцените победу?

– Большая радость, естественно. И усталость, что тоже естественно. Для того времени это была топ-победа, гордость для всей страны.

– Поняли после игры, что произошло что-то особенное?

– Да, честно говоря, никак. Выиграли – и выиграли. Понятно, что французы очень много лет не уступали на своем поле, и мы знали об этой статистике. А на что-то другое никто особо и внимания не обратил. Мы порадовались, но впереди еще был большой путь в отборочной группе.

– В вашем рейтинге это лучшая игра в сборной?

– Нет, так бы не сказал. Хотя уточню: с точки зрения игры – нет, не лучшая. А вот по результату – да.

– Что в плане игры было не так?

– Если бы мы, условно, победили 3:0, возили бы Францию все 90 минут, то это лучший матч. А так игра получилась равной – превосходства у нас не было, могли и уступить, сыграть вничью.

– Тот самый голевой момент – мяч после паса Цымбаларя катится к вам. Вы все хорошо помните?

– Да, конечно. Была атака с левого фланга, мяч забросили на Бесчастных, потом он отдал Цымбаларю ,и Илья покатил вдоль ворот.

– Когда мяч катился к вам, вы знали, куда бить – почему именно в ближний?

– Я знал, что просто буду бить в ворота. Все меняется в тысячные доли секунды – куда перемещается вратарь, как располагаются защитники. Решение принимаешь уже в момент удара.

– Помните, что говорил Олег Романцев перед матчем и в перерыве?

– Установку – точно нет. А в перерыве ничего особо памятного не было – просто сказали, что ничья нас не устраивает, надо играть дальше. А после игры эмоции понятны – молодцы, красавцы!

– Пересматривали эту игру?

– Нет. Свои матчи не пересматриваю. У меня нет ни одной записи своих игр.

– Та сборная России была самой сильной из числа тех, в которых вы играли?

– Нет. В отборе к Евро-96 была очень сильная сборная, просто обалденная, которая уверенно прошла отбор. Хорошая команда отобралась на чемпионат мира 2002 года.

– В 2002-м, перед ЧМ, в Париже сборная России снова встретилась с Францие й. Итоговая ничья – не главное, после матча команды едва не подрались стенка на стенку. Что вспоминаете об этой встрече?

Читать еще:  Современные художники Америки. Sharon Yamamoto

– То, что французы очень хотели взять реванш после того поражения и все для этого делали. Но не шмогли (Карпин произнес именно так. – Прим. С.Е.).

– Почему Лизаразю вас постоянно старался задеть?

– Потому что это футбол.

– Но он постоянно, как-то по-особенному, «вонял».

– Ну и ради бога. Это футбол.

– Происшествие в подтрибунном тоннеле после матча – что там случилось?

– Да ничего особенного. Потолкались, попихались и подрались.

– Кто победил?

– Правда, что вы «воткнули» Зидану?

– Другому?

– Идут две команды – толкаются, пихаются и дерутся. Там ничего не видно. Кто там разберет, кому и чего. Обычная стычка.

– Чего ждете от этой игры с французами?

– Мне надо думать о том, чего ждать от «Ростова». От сборной ожиданий никаких.

– Нынешняя команда у вас не вызывает тоску?

– Почему болельщику должна быть интересна нынешняя сборная, в которой мало харизмы, даже большие матчи не рождают героев, не несут чего-то особенного?

– Почему? Думаю, все ждут, что сборная выступит достойно.

– 0:3 с Бразилией – это достойно?

– Нет, конечно. Кто-то говорит, что достойно?

– Нет, просто пытаюсь понять, что такое достойно.

– Испании не проиграли – это, будем считать, достойно.

– Какие у вас предчувствия перед ЧМ-2018? Есть ощущение, что выйдем из группы?

– Думаю, да – может быть, выйдем.

– Этой весной начата дискуссия – вернуть Березуцких, Игнашевича, Денисова и Аршавина. А если вернуть вас – поможете команде?

– Мостовой говорит, что надо задуматься о его вызове, Александр мог бы помочь.

– Я бы не помог. Физически уже не потяну.

– Как считаете, Дзюба бы помог сборной?

– Не ко мне вопрос.

– Читали его высказывания последние?

– Чем ответите?

Товарищеский матч Россия – Франция пройдет в Санкт-Петербурге во вторник, 27 марта. Начало игры – в 18.50 по московскому времени. «СЭ» проведет онлайн-трансляцию матча Россия – Франция .

«Взять реванш»: значение фразеологизма, происхождение и применение

Борцы за чистоту русского языка часто не осознают, насколько много иностранных слов в него встроено. Взаимное перетекание терминов и понятий, лингвистическая миграция — естественный процесс развития речи, характерный для всех народностей. При этом не стоит игнорировать и тот факт, что часто заимствованное слово несколько затрудняет понимание. Например, распространённое выражение «взять реванш». Значение фразеологизма неотрывно связано с его корнями и происхождением. Откуда взялось это словосочетание и как его правильно использовать?

Что такое реванш?

Основной поток французских терминов хлынул в Россию после исторического «прорубания окна в Европу» — Пётр I не просто ввёл моду на всё иностранное, но и во многом определил развитие речи. Выписанные из-за границы гувернёры учили молодых дворян, и французский язык надёжно обосновался в нашем лексиконе. Более двух тысяч слов и понятий, в том числе и «реванш» в значении «возмездие, месть, отыгрыш, отплата». Слово revanche в результате такой миграции не поменяло смысл. Значение фразеологизма «взять реванш» опирается именно на стремление проигравшей или побеждённой стороны превзойти соперника или хотя бы вернуть всё как было.

Белинский, которого борцы с иностранными словами очень любят приплетать в качестве авторитета, на самом деле весьма разумно относился к обогащению родной речи заимствованными терминами. В частности, он даже сокрушался, что некоторые слова медленно проникают в обиход, и подчёркивал необходимость избирательности в попытках оградить язык от «заграничных новинок».

Значение фразеологизма «взять реванш»

В русском языке особенностью переосмысления заимствованных слов и выражений, в первую очередь, является выборочное сохранение изначального смысла. Так французское выражение cher ami, «друг мой», перевоплотилось не только в совершенно иное по смыслу «шаромыжник», то есть нищий бродяга и попрошайка, но и в яркую фразу «шерочка с машерочкой», когда имеются в виду именно задушевные друзья, от mon cher, ma chère.

Значение и толкование термина «взять реванш» — это не только получить возможность отомстить или отыграться, но и осуществить её. В составе этой фразы изменяется только глагол — возьму, взял или беру, но в остальных случаях слово «реванш» склоняется по падежам. Это устойчивое выражение не вытеснило более привычное «отомстить», но чаще применяется к культурным методам пересмотра результатов, например, в спортивных состязаниях. То есть нападение из-за угла с целью покалечить обидчика реваншем не является, это банальная месть. Чтобы не нарушать логику повествование, нужно следить за смысловым наполнением фраз.

Что такое реваншизм

Существует также достаточно распространённое понятие, которое тесно связано по смыслу с французским revanche, но имеет несколько иное смысловое и эмоциональное наполнение. Реваншизмом называют политику, при которой проигравшая сторона желает так перетолковать события, чтобы добиться пересмотра в свою пользу. При этом коннотация часто ироническая или осуждающая.

Значение фразеологизма «взять реванш» подразумевает честный и морально чистый способ вернуть своё или стать победителем. Другое дело, если это происходит под влиянием неких внешних факторов, например, новые сведения, изменение отношения причастных людей. В межличностных взаимоотношениях можно сказать, что «взял своеобразный реванш», то есть почувствовал, что справедливость восстановлена и отмщение свершилось само по себе.

Уместность использования выражения

За время присутствия в русском языке значение фразеологизма «брать реванш» не изменилось, устареть он тоже не успел и не поменял коннотацию. Поэтому можно применять его как при составлении официального заявления, в прессе, в межличностном или деловом общении.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector