Французский художник. Isabelle Zutter

Французский художник. Isabelle Zutter

Почему шедевр француза Жана Фуке, посвящённый Деве Марии, посчитали кощунственным: «Меленский диптих»

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

О художнике

Еще одним важным результатом путешествия в Рим стало то, что Фуке ввел концепции и методы итальянского искусства эпохи Возрождения во французскую живопись. Его последующие работы в области живописи, панно, манускриптов и портретной живописи принесли ему репутацию самого важного французского художника 1400-х годов. В Италии Фуке вдохновлялся фресками Фра Анджелико. Работы знаменитого флорентийца оказали глубокое влияние на него самого. Новая наука о перспективе в итальянском искусстве также повлияла на его творчество. По возвращении из Италии Фуке создал иедивидуальный стиль живописи, сочетающий в себе элементы монументальной итальянской и детализированной фламандской живописи.

В 1447 году Фуке завершил великолепный портрет короля Карла VII. Эта работа стала одной из самых известных французских картин эпохи Возрождения. Впоследствии Жана Фуке пригласили работать художником короля Карла VII. Переживая тяжелую болезнь, Карл VII заблаговременно поручил Фуке создать цветную посмертную маску для публичных похорон. Это свидетельство не только высочайшего мастерства Фуке, но и безграничного доверия короля. При преемнике Карла, Людовике XI, Фуке был назначен peintre du roy (официальным придворным художником). В этой почитаемой должности Фуке руководил большой мастерской, которая создавала картины и рукописи для двора.

«Меленский диптих»

Около 1450 года Фуке создал свою самую известную работу под названием «Меленский диптих». Религиозный диптих Жана Фуке из Соборной церкви Нотр-Дам в Мелён — один из шедевров французской живописи и искусства XV века. Заказчиком был Этьен Шевалье, казначей короля Карла VII, для которого Жан Фуке уже создал великолепный иллюминированный манускрипт «Часослов».

Шедевр, который сейчас считается одной из величайших картин эпохи Возрождения во Франции XV века, состоит из двух частей. На левой панели в коленопреклоненной позе изображен заказчик Этьен Шевалье. Слева от него – святой Стефан. Последний, облаченный в мантию дьякона, держит книгу, на которой находится зазубренный камень — символ его мученичества. Из смертельной раны на макушке капает кровь. В руке у него главные опознавательные атрибуты – Евангелие и камень, которым он впоследствии был убит. Оба героя смотрят на правую панель с Богородицей.

На правой створке изображена Мадонна, которая восседает на троне в абстрактном пространстве. Фон выполнен в стиле итальянского Возрождения и очень похож на церковный интерьер. Он демонстрирует пилястры, чередующиеся с инкрустированными мраморными панелями. Отчетливо видна фреска с надписью «Estienne Chevalier» (отсылка к заказчику работы). Еще одно упоминание о донаторе содержит Иисус. Младенец сидит на коленях у Мадонны. Его палец указывает в сторону Шевалье, как бы предполагая, что его молитва о божественном милосердии будет услышана. Мадонна изображена с удивительно тонкой талией, модной стрижкой и в великолепном наряде. Ее трон украшен внушительными жемчужинами, драгоценными камнями и изысканными золотыми кистями. Фон заполнен херувимами, раскрашенными в ярко-красный и синий цвета. Лицо и кожа Аньес окрашены в бледно-серый цвет, напоминающий гризайль. Вероятно, это авторский намек на факт ее смерти в 1450 году.

Скандальный фурор

Обнаженная грудь остается загадкой. Совершенно ясно – на полотне нет и намека на то, что Мадонна собиралась кормить Иисуса. Большие размеры, дерзкий вид и идеально сферическая форма — это преднамеренная демонстрация чувственной красоты, что совершенно неуместно для Царицы Небесной. Если учесть местоположение диптиха – в церкви – изображение выглядит просто кощунственно. Однако, как утверждают придворные летописцы Частеллен и Энеа Сильвио Пикколомини (позже Папа Пий II), полотно сыграло в пользу королю. Более того, в то время мало кто из верующих посчитал бы кощунственным называть умершую королевскую любовницу Девой Марией. Мнение о работе было различным. Например, картина не нашла одобрения у голландского историка искусства и средневекового летописца Йохана Хейзинга, который назвал картину ужасающей.

Левая панель с портретом Этьена Шевалье и изображением святого Стефана попала в коллекцию Берлинской картинной галереи в 1896 году. А правая панель, изображающая Мадонну, принадлежала Королевскому музею изящных искусств Антверпена с начала XIX века. Кроме того, сохранился эмалевый медальон с автопортретом Жана Фуке, некогда украшавший раму диптиха, а сейчас хранящийся в Лувре. В январе 2018 года в Берлине произошло сенсационное воссоединение двух частей диптиха (хоть и на короткое время). Событие помогло восстановить утраченное единство великого произведения искусства.

Забытый после смерти, но вновь открытый в XIX веке Фуке по сей день считается выдающимся художником в европейском искусстве. Историки искусства считают его величайшим французским художником XV века, который сочетал в себе методы итальянских художников раннего Возрождения и технику нидерландских художников эпохи Возрождения.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Прекрасная Агнесса: как выглядела в жизни фаворитка короля, изображенная на Меленском диптихе

Известно, что на средневековых портретах люди не всегда выглядели также как в реальной жизни. Живописцы часто льстили заказчикам и далеко не все владели мастерством точной передачи образа. Известная всему миру Мадонна с младенцем, принадлежащая кисти французского художника 15 века Жана Фуке, вызывала немало споров у историков. Известно, что писалась она с Агнессы Сорель — фаворитки короля Карла VII. Неужели женщина, соблазнившая монарха, выглядела так, мягко говоря, экзотически?

Читать еще:  Чилийский художник. Benja Wilson

Бессмертная работа Жана Фуке, получившая название Меленский диптих, была написана примерно в 1450 году и представляет собой картину из двух частей. На правой створке изображена Агнесса Сорель в образе Мадонны с младенцем, в окружении херувимов и серафимов, а на левой — заказчик картины Этьен Шевалье в коленопреклоненной позе, очевидно, просящий Деву о заступничестве.

Рядом с благородным французом стоит со скучающим видом его небесный покровитель — святой Стефан. Этого мученика легко узнать по разбитой голове и камню, с которым он не расстается. Святого забили насмерть камнями, поэтому этот атрибут присутствует на всех его изображениях.

Но оставим мужчин в покое, так как объект нашего изучения — Мадонна с Иисусом, окруженная небесными сущностями. Неискушенный в тонкостях средневековой живописи зритель может засомневаться. что картина написана почти 600 лет назад, больно уж по-современному кичево смотрятся ее персонажи.

Матья Божья на картине изображена с обнаженной левой грудью, как бы приготовившись кормить младенца, но тот совсем не проявляет к ней интереса. Ребенок, который выглядит достаточно крупным для грудного младенца, пристально смотрит на Шевалье и как-то исподтишка указывает на него пальцем.

Сама Агнесса Сорель в образе Девы Марии выглядит также не лучшим образом. Ее обритая по моде 15 столетия голова непропорционально велика как у гидроцефала, а слишком миниатюрные губы сложены кокетливым бантиком. Как сама Дева, так и младенец имеют неприятный голубоватый оттенок кожи, напоминая тем самым покойников. Но даже это лучше, чем интенсивный алый и синий цвет парящих вокруг серафимов и херувимов.

Король Карл VII сам был красавец еще тот

Бросается в глаза и то, что груди женщины расположены слишком далеко друг от друга, что делает ее еще менее похожей на жительницу нашей планеты. Но точно известно, что эта персона все-таки фаворитка короля Агнесса, портрет которой Этьен Шевалье заказал Фуке в качестве благодарности за покровительство. Сорель часто пользовалась своим влиянием на Карла VII, чтобы решить вопросы близкого друга Этьена.

Еще один портрет Сорель работы того же Фуке

Моду эту ввела именно Сорель, но это была не единственная заслуга этой замечательной женщины. Прекрасная Агнесса имела огромное влияние на короля Франции и сам он это охотно признавал.

Мы думаем, что такое откровение из уст одного из самых могущественных монархов Европы многого стоит. Агнесса начала свой путь к величию с должности фрейлины герцогини Изабеллы Лотарингской, перешла в статс-дамы королевы Марии Анжуйской, стала любовницей короля, а затем его фавориткой, более могущественной чем сама королева.

Мария Анжуйская — жена короля Карла VII

Прекрасная Агнесса была не чужда высокой моде. Кроме эффектного декольте с открытой грудью она ввела шестиметровые шлейфы для придворных дам. Также женщина добилась, чтобы король разрешил носить бриллианты всем знатным особам — до этого такие украшения были привилегией семьи монарха.

Рисунок, сделанный при жизни фаворитки, подписан «Прекрасная Агнес»

Современники считали Агнессу Сорель не только прекрасной, но и умной женщиной. В то время как Мария Анжуйская устраивала сцены ревности да рожала королю одного за одним 14 детей, фаворитка умудрялась влиять на политику Франции. Узнав, что подданные короля находятся в бедственном положении из-за бесконечной Столетней войны, она не побоялась пойти ва-банк и высказать королю претензии. Фаворитка сказала Карлу следующее:

Если верить преданию, после этих слов король заплакал от стыда и тут же начал решительно отбирать у Англии французские земли и заканчивать войну. Хотя, возможно, это всего лишь красивая легенда. Но сам факт, что про Агнессу ходили такие байки, говорили о том, что в королевстве фаворитку любили и ей верили. Патриотичную и смелую Сорель даже иногда сравнивали с Жанной Д’Арк.

Так Агнесса Сорель выглядит на надгробии

Лик королевской фаворитки, высеченный на надгробии, поистине прекрасен. Но как известно, об умерших или хорошо или никак, тем более, что покойница была любимицей монарха. Поэтому споры о внешности Агнессы между историками длились столетиями, пока современные технологии не раскрыли эту тайну.

Ученые эксгумировали останки Сорель в 2005 году и провели их тщательный анализ. В ходе исследования быстро выяснилось, отчего умерла красотка, а вот чтобы восстановить ее черты лица пришлось немало повозиться. Время не пощадило череп Агнессы и реконструкторам пришлось немало потрудиться, чтобы установить внешность женщины.

Теперь мы знаем, что Агнесса Прекрасная была и на самом деле красива и к ней и королю больше нет вопросов. Но появились вопросы к Фуке, который зачем-то придавал женщине во всех своих работах несколько причудливые черты. В мастерстве живописца не сомневается никто, а вот за что он невзлюбил Агнессу еще предстоит разобраться.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Художник Isabella Karolewicz

Вот так, примерно, и представляют Париж наши гламурные фифы.

Это наиболее похожий вид. И да, улица за спиной прямая, как и большинство улиц там.

От таких тонов аж морозит.

Романтично, тонко , изящно , сказочно !

как называется картина?

Лизочка Пескова: Вид сзади

Здесь нужна дерзкая стервозная песенка, типа Zaz — Je veux

Тигровая Лилия

Сейлор Сатурн

Автор: Abigail Diaz

В свете заходящего солнца

Автор: Hanna Draws

Читать еще:  Сочетание смелых цветов и богатой фантазии автора. Willy Verginer (скульптор)

Принцесса Мононоке

Автор: Abigail Diaz

Автор: Abigail Diaz

Призраки Кольца

Все полицейские детективы

Почему котики на картинах Средневековья такие странные?

Наверняка вы видели странных котов из живописи Средневековья. Все они поражают своей, эм, необычностью. Почему же они такие забавные и несуразные?

Картины с ними веселые, только вот судьбинушка у наших средневековых пушистиков была так себе. В 1233 году недалекий Папа Римский Григорий IХ в своем послании объявил черных котов прислужниками сатаны. Там же он описал ритуал создания общины еретиков, во время которого участники кружка якобы целовали статую черного кота под хвост, а сам дьявол изображался получеловеком-полукотом. С тех пор черных котов истребляли как помощников ведьм и приспешников ада. Вот уж точно «только черному коту и не везет».

Часто коты изображены как некие иллюстрации к книжкам. И не просто так! Художники средневековья строго соблюдали правила символов, их религиозный характер не позволял авторам отходить от политики партии. Поэтому кошки, как союзники нечистых сил, на долгое время ушли из полноценных картин художников, иногда мелькая в иконописи как отображение лени и похоти, а иногда даже показывали обман и измену.

Даже страшно представить, кого он тут поймал:

На некоторых средневековых изображениях кошки присутствуют даже в сцене соблазнения Евы в райском саду. Но это редкие случаи, в то время коты перебрались на страницы книг и бестиариев (это богато украшенные сборники статей про животных, включая мифических, иногда с поучительными историями и наставлениями).

И вот для книжек авторы часто не заморачивались. К тому же во времена Средневековья художники не использовали правила перспективы, да и техники были довольно простые. Ведь практически вся живопись была религиозной, и значит тут нужно не любоваться красотой, а выдавать поучительные сюжеты и добавить нужных символов. А уж в книгах и подавно!

А как вам кот-Папа Римский?

Еще одной побочной причиной таких странных изображений было желание художников наделить котов человеческими чертами и поведением. У пушистых появились брови, человеческие лица, они научились прибираться дома и играть на музыкальных инструментах.

Мягко говоря, получалось так себе))

Эти коты явно видели многое:

Но такое безобразие не могло длиться долго, и скоро котов перестали обижать. Они снова стали любимцами народа и аристократов. Великий Леонардо да Винчи писал: «Любая домашняя кошка — это шедевр, созданный природой».

Леонардо да Винчи любил делать наброски котиков:

А некоторые правители были от котиков без ума. Например, царь Алексей Михайлович так любил своего кота, что якобы упросил голландского художника Фредерика де Мушерона нарисовать его портрет.

«Подлинное изображение кота Великого князя Московского Алексея Михайловича»

Как итог – не обижайте котиков, друзья! Это уже делали средневековые художники))

Портреты кисти Франсуа Клуэ

Король Франции Генрих II — 1550-е — Лувр, Париж

Франсуа Клуэ (François Clouet), (1515, Тур — 1572, Париж), — крупнейший французский художник-портретист эпохи Возрождения при дворе королей Франциска I, Генриха II, Франциска II и Карла IX. Его насыщенным по цвету, сравнительно свободным по композиции живописным портретам присущи тщательное воспроизведение натуры, яркость характеристик, величавое спокойствие поз, роскошь виртуозно выписанных костюмов.

Франсуа Клуэ родился в Туре в семье художника Жана Клуэ, у которого и обучился живописи и должность которого он унаследовал; впоследствии их работы часто путали. Как и отец, носил прозвище «Жане». Испытал значительное влияние Ганса Гольбейна Младшего. Работал преимущественно в Париже.

C 1540 — придворный живописец Франциска I и его преемников, руководил большой мастерской, где его эскизы воплощались в миниатюрах, эмалях и больших декоративных композициях для оформления придворных празднеств. Снимал посмертные маски (Франциска I и других членов династии Валуа).
Его творчество отмечено лишь несколькими упоминаниями в документах: в 1552 он украсил вензелями и полумесяцами сундук, сделанный Сибеком де Карпи; в 1568 он находился на службе у Клода Гуффье и его жены, Клод де Боне; в 1570-1572 ему оплатили работу над двумя знаменами для труб короля и доспехами. В 1572 он исполнил миниатюрный портрет испанской королевы. Наконец, в последний раз его имя упомянуто в качестве консультанта по монетам.

Гай XVII, граф де Лаваль (Guy XVII, Comte de Laval) — Музей Тимкена, Сан-Диего

Диана Французская, герцогиня Ангулемская — 1568 — Лувр, Париж

Жанна д’Альбре, королева Наваррская — 1570 — Лувр, Париж

Женский портрет, возможно, Мадлен де Лубен, леди Виллерой — Частное собрание

Портрет Франциска I, короля Франции — 1525-1530 — Лувр, Париж

Король Франции Франциск I в образе Иоанна Крестителя — 1518 — Лувр, Париж

Любовное письмо — около 1570 — Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид

Мадлен Ле Клерк дю Трамбле (Madeleine Le Clerc du Tremblay) — около 1570 — Weiss Gallery, Лондон

Мария, королева Шотландии (Mary, Queen of Scots) (1542-1587) — 1560-1561 — Королевская коллекция, Великобритания

Портрет аптекаря Пьера Кюта — 1562 — Лувр, Париж

Портрет Елизаветы Австрийской, королевы Франции — около 1571 — Лувр, Париж

Портрет Елизаветы Австрийской, королевы Франции — около 1571 — Музей Конде, Шантильи

Работая при дворе более тридцати лет, Франсуа Клуэ часто изображал одних и тех же людей.

Портрет короля Франции Карла IX — 1560 — Музей истории искусств, Вена

Читать еще:  Японский художник. Choji Beniko

Портрет короля Франции Карла IX — 1561 — Музей истории искусств, Вена

Портрет Кристины Датской, герцогини Миланской, а затем Лотарингской (1521-1590) — 1558 — Частное собрание

Туалет дамы (портрет Дианы де Пуатье) — около 1571 — Национальная галерея, Вашингтон

Таланту Клуэ посвящали восторженные строки такие поэты, как Пьер де Ронсар и Жоашен дю Белле. Ронсар, в частности, описал утраченное произведение с изображением обнаженной возлюбленной художника; благодаря этому упоминанию Клуэ можно приписать жанровую картину в Национальной галерее в Вашингтоне.

Франсуа де Скепо, граф де Дюреталь (Portrait of Francois de Scepeaux) — 1566 — Музей искусства, Индианополис

Эркюль-Франсуа, герцог Алансона и Анжу (1555-1584) — 1561 — Королевская коллекция, Великобритания

Мастерская. Конный портрет Франциска I — Лувр, Париж

Влияние живописи Клуэ во Франции и за границей было огромным, особенно в области портрета и жанровых сцен. Он возглавлял мастерскую, в которой работали художники, ныне почти неизвестные (Жак Патен, сын Жана Патена, сотрудника Жана Клуэ и Симон Леруа). В мастерской изготовлялись копии созданных им портретов. Это способствовало распространению искусства мастера по всей Европе.

Мастерская. Портрет Людовика I де Бурбон, принца де Конде (1530-1569) — Частное собрание

Мастерская. Портрет Маргариты Французской, герцогини Берри, позже Савойи — Частное собрание

Мастерская. Франсуа-Эркюль Французский, герцог Алансонский, позднее Анжуйский — около 1560 — Лувр, Париж

Последователь. Портрет дамы в черном платье с жемчужным колье — Частное собрание

Последователь. Портрет короля Франции Карла IX — Частное собрание

Последователь. Портрет Луизы Лотарингской (1553-1601), королевы Франции Генриха III — около 1575 — Музей изобразительных искусств, Хьюстон

Маргарита де Валуа (королева Марго), королева Наваррская (Marguerite de Valois, la Reine Margot, reine de Navarre) — Музей Конде, Шантильи, музей Конде

Наследие Франсуа Клуэ включает большое число подготовительных рисунков, преимущественно погрудных. Клуэ уделял много внимания деталям костюма, передаче фактуры разнообразных материалов. Его характеристики остры и точны, они раскрывают человека гораздо полнее и глубже, чем все исследования историков.

Клуэ был высоко оценен королевой Екатериной Медичи, которая собирала его рисунки (551 рисунок она передала своей внучке Кретьенн Лотарингской; большая часть ныне хранится в Шантильи, музей Конде).

Портрет Генриха д’Альбре, короля Наваррского (атр) — Эрмитаж, Санкт-Петербург

Портрет короля Карла IX — 1560-е — Эрмитаж, Санкт-Петербург

Портрет короля Карла IX (1550-1574) — 1561 — Частное собрание

Портрет мальчика, возможно, Генриха Французского — Частное собрание

Французский художник стиля барокко — Eustache Lesueur (1616 — 1655)

Эсташ Лесюэр ( фр. Eustache Lesueur или Le Sueur; 1616 года, Париж — 1655 года, там же) — французский художник стиля барокко, писавший картины на религиозно-исторические темы и прозванный «французским Рафаэлем». Один из старейшин французской Академии живописи и скульптуры. Считается основателем классической французской живописи.

Стиль Лесюэра отличается рафинированностью и элегантностью. В его живописи преобладает линейное начало, причем линии рисунка в картинах Лесюэра текучие, плавно круглящиеся, а композиционное решение часто стремится к изысканному арабеску. Художник предпочитает гладкую, иногда почти лощеную фактуру, в колорите преобладают яркие, холодные оттенки, особенно белые, интенсивно-голубые и голубовато-фиолетовые. Он часто прибегает к цветовым контрастам, противопоставляя, например, голубой желтому.

Дарование Э.Лесюэра было многосторонним. Он писал не только мифологические картины и декоративные панно,но и выразительные портреты, он был также незаурядным мастером религиозной живописи. Картины Лесюэра на религиозные сюжеты принадлежат к лучшему из того, что было создано французскими художниками 17 века в этом жанре.

Женские образы ранних мифологических картин Лесюэра полны чувственной прелести. Он любит пышные, хотя не лишенные изысканности формы. В одной из самых известных картин Лесюэра «Спящая Венера и амур» («Сан-Франциско, Музей изобразительных искусств) и поза Венеры, и пропорции фигуры, и стилизованный характер рисунка поразительно напоминают одалисок Энгра, созданных на два столетия позже. Лицо богини любви на картине Лесюэра погружено в тень, а фигура, напротив, ярко освещена, что придает композиции особую эффектность. Недаром Энгр в 19 веке так искренне восхищался живописью Лесюэра.

К числу наиболее выразительных портретов Лесюэра принадлежит так называемая «Встреча друзей» (Париж, Лувр) — групповой портрет, на котором изображены друзья художника, в том числе знаменитый парижский музыкант лютнист Дени Готье. Портрет вводит нас в непринужденную атмосферу дружеского сообщества художников, музыкантов и артистов, которых, говоря современным языком, мы бы назвали художественной богемой.

Эсташ Лесюэр сформировался в мастерской С.Вуэ, у которого учились многие художники этого поколения. Однако истинным учителем Лесюэра можно по праву назвать великого мастера итальянского Возрождения Рафаэля. Для большинства французских художников эпохи классицизма именно Рафаэль воплощал идеал классической гармонии и ясности, к которому они стремились. Для того чтобы лучше изучить произведения Рафаэля и других живописцев Высокого Возрождения, французские мастера, по традиции, совершали путешествие в Италию. Лесюэр составляет исключение из правила: он никогда не выезжал за пределы Франции и произведения Рафаэля были знакомы ему прежде всего по гравюрам, а также по тем картинам Рафаэля и его школы, которые были представлены во французских собраниях. Однако из всех художников этого поколения, пожалуй, именно Ле-сюэру удалось наиболее глубоко постичь самый дух искусства Рафаэля. Недаром современники называли его «французским Рафаэлем».

Второй художник, оказавший значительное влияние на живопись Лесюэра, — Никола Пуссен.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector