Французский художник. Remy Uno

Французский художник. Remy Uno

Последний рыцарь парижской моды: как аристократ Рене Грюо стал культовым модным иллюстратором

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Он появился на свет 4 февраля 1909 года в богатой семье, занимавшей высокое положение в обществе, и детство Рене было счастливым и безоблачным. Он практически родился с карандашом в руке- рисование с ранних лет было его любимым занятием. Его родители – итальянский аристократ и французская графиня, а полное имя — Ренато де Дзавальи Риччарделли Каминате. Грюо- это девичья фамилия матери.

После развода родителей вместе с ней он отправился в Париж и был просто поражен этим роскошным гордом – столицей европейской моды. В то же самое время его художественные опыты нашли своих почитателей — первый рисунок Грюо был опубликован, когда ему исполнилось всего четырнадцать лет.
В двадцатилетнем возрасте он начал карьеру модельера, но быстро забросил это занятие, осознав, что кисть и перо ему ближе, чем нитка с иголкой, а создаваемым образам необязательно быть воплощенными в материале.

Первым журналом, с которым он заключил контракт, стал L’Officiel, и после первой же публикации Рене захлестнула лавина лестных и денежных заказов. В тридцатые в модных журналах практически не использовалась фотография. Фототехника того времени не позволяла создать такие же привлекательные и выразительные изображения, какими были иллюстрации, и модные иллюстраторы были очень востребованы.

Кристиан Диор, запуская новый аромат- Miss Dior, обратился именно к Рене Грюо. Этот заказ положил начало долгому и плодотворному сотрудничеству, принесшему Грюо славу, состояние и узнаваемость.

Рене, мастер намеков и метафор, подарил Miss Dior два новых образа — лебедь с двумя жемчужными ожерельями на длинной шее и веер в руке, обтянутой перчаткой.

Вообще при работе с Dior Грюо был особенно изобретателен – вместо прекрасных дам, одетых в роскошные костюмы, на рекламных плакатах могла появиться лишь ножка в остроконечной туфельке или изящная рука, усеянная драгоценностями.

Грюо всегда стремился к лаконизму. Почти всю жизнь использовал ограниченную цветовую палитру — белый, красный, черный, золотой, лишь иногда включая магический лиловый или жизнерадостный зеленый цвет.

В творчестве он оставался истинным аристократом: гибкие линии, простые сюжеты, легкость исполнения, живость и ни капли вульгарности. Женщины на его иллюстрациях элегантны и расслабленны, их волосы трепещут, глаза скрыты за черными очками, колышутся перья на шляпках, взлетают оборки. Эти женщины – светские львицы, музы, они совершенно бесплотны, хоть и облачены в наряды лучших кутюрье Франции — Пьера Бальмена, Юбера де Живанши, Кристиана Диора, Жака Фата.

Женщины Грюо поднимаются по лестницам, скрываются за полуоткрытой дверью, бросают взгляд через плечо. Их красота – мираж, она неуловима, она ускользает, как лента на ветру.

Его стиль всегда узнаваем, однако он был не прочь поэкспериментировать.

Некоторые его графические работы построены на сочетании локальных цветовых пятен, некоторых он использовал сухую кисть, где-то Грюо ограничивался росчерком кисти, парой мазков.

Потеки краски, брызги, неровное покрытие придавали его иллюстрациям живое дыхание.

Стиль Грюо сложился в условиях развития модной индустрии. Все внимание должно быть сосредоточено на рекламном образе. Цвет, манера изображения были подчинены идее аромата или бренда.

Грюо отказался от сложных фонов, изображения природы или архитектуры. Лишь цветы иной раз появляются в минималистичном пространстве его эскизов – в руках его роскошных героинь, на их волнующих платьях, в их волосах.

Рисунки Грюо проникнуты уважением к женщинам, преклонением перед ними. Там не найдешь ни лукавых взглядов, ни кокетливых улыбок, ни малейшего стремления очаровать, соблазнить.

Героини Грюо знают, чего хотят, они воплощают собой тех богатых и свободных женщин, которые могут себе позволить все, чего желают, восхищаются собой и влюблены в самих себя.

Во время Второй мировой войны Грюо потерял многих своих клиентов, однако оставался на плаву. Он продолжал работу с Кристианом Диором и некоторыми журналами. Мало кто знает, что этот человек, чья жизнь была посвящена моде и красоте, в те нелегкие годы помогал еврейским беженцам, рискуя своей карьерой, а то и жизнью.
После войны индустрия моды постепенно приходила в себя. Мелкие мастерские и ателье были разорены, богачи и аристократы уже не могли позволить себе вести ту роскошную жизнь, и мир моды изменился. На первый план вышел покупатель среднего класса, желавший получить «эксклюзивный» товар за небольшую стоимость. Дома моды создавали новые коммерческие линии, более демократичные и доступные.

Для Грюо начался наиболее плодотворный период в работе – ему предстояло «создавать мечты», предлагать роскошную рекламу для массового производства.

Он работал в Париже до 1960-х годов, когда Европа «заболела» стилем хиппи. Юные бунтари бросили вызов канонам буржуазной эстетики, гламуру и роскоши. Грюо перебрался в Италию, где нашел «своего человека» в лице Валентино Гаравани.

Читать еще:  Фигуративная живопись. Raymond Leech

Когда на смену иллюстрации пришла фотография, многие в индустрии моды считали это настоящим крахом – говорили, что с исчезновением иллюстрации глянец потеряет долю уникальности. И действительно, рекламная графика не вышла из моды: в1970—1980-е годы случился новый всплекс увлечения журналов рукотворной иллюстрацией, и рисунки Грюо публиковались в Vogue, L’Officiel, Marie Claire, International Textiles.

Разочаровавшись в современной моде, он нашел утешение в живописи. Давняя подруга – они дружили больше тридцати лет! – Лаура Бьяджотти пригласила его расписать стены своего замка.
Умер он в глубокие девяносто пять лет на руках своего приемного сына, в Риме. Он не хотел пышных и громких похорон. О смерти художника объявили уже после погребения.
Рене Грюо был истинным аристократом от искусства – сдержанным и изобретательным, благородным романтиком и храбрым человеком. Сегодня его рисунки продаются на аукционах за баснословные деньги, а модные дизайнеры посвящают коллекции его творчеству.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

katyalisich

Катя Лисич

Человек-сканер в действии ♥

Первый художник, послуживший Miss Dior

Удивительно, но почему-то именно этот художник прошел мимо меня. И вот только недавно я узнала о прекрасных линиях Рене Грюо 🙂 За это отдельное спасибо книге «100 лет в иллюстрации», которую я получила в подарок вместе с альбомом VOGUE ПЛАТЬЯ. Про книгу, кстати, сделаю отдельный пост.

Немного справки
Рене Грюо — величайший иллюстратор французской моды, гений лаконизма, создавший прекрасные образы рекламных компаний Dior, Balenciaga, Yves Saint Laurent и других модных Домов. Модные иллюстрации Рене Грюо, не просто рисунки, а произведения искусства, верх элегантности в модной иллюстрации и настоящий гимн женщине.

Сегодня рисунки Рене Грюо продаются на аукционах, по цене 2000, 5000, 10.000 английских фунтов и иногда дороже.

Его настоящее имя весьма сложно для запоминания русскоязычного читателя, полное имя художника звучало так — Ренато де Дзавальи Риччарделли Каминате граф Делла Каминате.

Грюо – фамилия его матери Мари. Именно этой фамилией подписывался художник на тысячах листах с рисунками и эскизами, изящно исполненными черной тушью и красной гуашью, рядом с нарисованными им гламурными светскими львицами и джентльменами в смокингах, которые рекламировали модные товары и роскошный образ жизни.

Художник родился в семье итальянского аристократа и французской графини, поэтому детство у него было счастливое и беззаботное, но потом его счастье омрачил развод родителей. А когда Рене Грюо исполнилось 15 лет, он вместе с матерью приехал в Париж и сразу влюбился в этот город. Ему было комфортно в атмосфере, где тон задавали Дома моды. В двадцать лет он уже работал модельером, а затем решил посвятить себя модной иллюстрации, где весьма быстро добился успехов.

Журнал L’Officiel первым опубликовал модные рисунки Рене Грюо, и с этого момента у него не было недостатка в заказах. Но настоящий успех пришел к художнику после предложения великого Кристиана Диора, который доверил ему создание модных иллюстраций для рекламной компании Miss Dior.

В течение всей жизни Рене Грюо занимался любимым делом, творил красоту и гламур посредством своих модных иллюстраций, но в последние годы, мода перестала его вдохновлять. Вернее сказать, ему не нравилась мода последних лет. Художник печалился и говорил – «И зачем женщины так себя уродуют?».

В этот момент он нашел утешение в живописи и расписал замок Laura Biagiotti, с которой он дружил более тридцати лет.

Вскоре после этого, в возрасте 95 лет Рене Грюо умер. Согласно последнему желанию художника, о его смерти объявили лишь после погребения.

Дальше большая подборка работ Грюо. Решила не разбивать всю эту красоту на два поста. Просто не пожалейте времени и просмотрите все, уделив внимание каждой работе 🙂

Портреты работы французского художника Жан-Лоран Монье (1743-1808)

Портрет дамы с ребёнком

Портрет мальчика в чёрной шляпе

Портрет Екатерины Муравьёвой с сыном Никитой

Портрет императрицы Елизаветы Алексеевны

Маргарет Календер и её сын Джеймс Керни

Портрет императрицы Елизаветы Алексеевны

Князь Аркадий Александрович Суворов — генерал-лейтенант, граф Рымникский, сын великого русского полководца А.В. Суворова

Елизавета Алексеевна (урождённая Луиза Мария Августа Баденская) — российская императрица, супруга императора Александра I. Дочь маркграфа Баден-Дурлахского Карла Людвига Баденского и Амалии, урождённой принцессы Гессен-Дармштадтской

Джордж Хэй, 7-й маркиз Твиддейл

Кэтрин Элиза, достопочтенная миссис Генри Пелхэм

Михаил Никитич Муравьёв, сенатор, отец декабриста Н.М. Муравьёва

Портрет графини Елизаветы Шаховской

Шевалье Шарль д’Эон де Бомон — французский дворянин, тайный агент, принадлежавший к дипломатической сети «Королевского секрета», который первую половину жизни провёл как мужчина, а вторую половину — как женщина (вопрос о его истинной половой принадлежности остаётся открытым). Несмотря на слабое телосложение, шевалье считался одним из лучших фехтовальщиков своего времени.

Читать еще:  Фигуративная и портретная живопись. Calvin Lai

Джон Грейвс Симко — офицер британской армии и первый лейтенант-губернатор Верхней Канады. Основатель города Йорк (ныне — Торонто) в Канаде.

Уильям Петти-Фицморис (первый маркиз Ленсдаун, 2-й граф Шелберн) — английский государственный деятель, член партии вигов, 1-й министр внутренних дел Великобритании, в 1782 году 14-й премьер-министр Великобритании

Новое в блогах

Оптический театр Эмиля Рейно и первые мультфильмы.

РЕЙНО (Reynaud) Эмиль (08 декабря 1844 — 08 января 1918),

французский художник и изобретатель,

один из создателей мультипликации.

Историки кино считают, что первый показ мультипликационного фильма состоялся до рождения игрового кино, в 1892, когда Эмиль Рейно представил изумленной публике, собравшейся в парижском музее Гревен, свои «светящиеся пантомимы».

Еще раньше, в 1876, Рейно изобрел свой праксиноскоп — аппарат, при помощи которого можно было рассматривать движущиеся изображения.

Взяв за основу зоотроп, Рейно усовершенствовал его, соединив с волшебным фонарем, что позволяло насладиться зрелищем уже не одному-единственному зрителю, а многим одновременно.

Рейно придумал заменить цилиндр аппарата мягкой лентой, на которой были укреплены желатиновые пластинки размером 4×5 см; эти картинки через помещенное в центре зеркало отображались на экране.

Кроме того, Рейно первым стал использовать постоянную декорацию, рисуя ее отдельно от персонажей и передавая на экран посредством отдельного волшебного фонаря.

Он был и первым, кто синхронизировал изображение и звук, причем музыкальное сопровождение для своих фильмов сочинял тоже сам.

Для каждого фильма Рейно рисовал около полутора тысяч картинок; сеанс в музее Гревен продолжался около пятнадцати минут, и таких сеансов Рейно давал два-три за вечер, иногда четыре или пять.

По контракту он должен был ежегодно обновлять программу, что требовало от него поистине титанического труда.

В первую программу Рейно входили фильмы «Кружка пива» (Un Bon Bock, 1891), «Клоун с собачками», (Clown Et Ses Chiens, 1892) и «Бедный Пьеро» (Pauvre Pierrot, 1891).

В 1893—1894 Рейно создал свой шедевр «Вокруг кабины» — пляжную историю, центром которой была ссора между добропорядочным парижанином и любителем подсматривать за хорошенькими купальщицами.

Рождение в 1895 кинематографа оказалось для Рейно роковым.

Он пытался в своих фильмах заменить рисунки фотографиями, но безуспешно.

Рейно, доведенный до отчаяния и совершенно разоренный, разломал свой аппарат и выбросил в Сену ленты.

Уцелели только «Бедный Пьеро» и «Вокруг кабины» (Autour dun cabine).

1878 L»AQUARIUM

1891 UN BON BOCK

1891 PAUVRE PIERROT

1892 CLOWN ET SES CHIENS

1894 REVE AU COIN DU FEU

1895 Autour d»une cabine

1896 LA PREMIER CIGARE

1896 WILLIAM TELL

Энциклопедия кино. 2010.

Оптаческий театр Э. Рейно

Афиша Оптического театра Эмиля Рейно.

Каким был первый мультфильм?


Жизнь коротка, искусство вечно.

Художник Уно Моралес о пиксельной графике и Дэвиде Линче

— Что больше всего повлияло на ваше решение быть художником?

— Знаки, которые долго указывали на то, что именно это и является моей сутью. Мне не очень по душе общепринятый образ жизни людей из сферы искусства, поэтому решение стать художником проходило по очень длинной орбите. Я перепробовал себя во множестве профессий, которые все равно так или иначе относились к деятельности, связанной с изображением. Но полностью заниматься рисованием я начал только в 2008 году, когда в связи с финансовым кризисом закрылось сразу несколько телевизионных передач, для которых я делал оформление. Я почувствовал, что это благоприятный момент для перехода к другой профессии. И выбрал рисование, потому что в то время у меня уже были к этому проявленные способности.

— Что вам, как художнику, дает работа под псевдонимом? С чем связано его появление?

— С ником в сетевой игре Сounter Strike. Дальше я по привычке зарегистрировался под ним в LiveJournal, где и появились мои первые рисунки. Работа под псевдонимом, мне кажется, служит неким барьером, который должен обеспечивать художнику дополнительную свободу от давления извне. Не знаю, насколько это эффективно на самом деле, но на психологическом уровне определенно срабатывает.

— Чем вас привлекает пиксельная графика, которой вы занимаетесь уже 10 лет?

— Она накладывает некоторые ограничения на технику рисования. У вас нет полной свободы пользоваться инструментом с тем изяществом, которое доступно, например, кисти. В этом заключен определенный вызов — вам необходимо добиться яркой эмоции, а в вашем распоряжении всего несколько квадратиков.

— Выбор метода работы обусловлен вашей коммерческой деятельностью, которой вы занимались ранее, или же вы видите в нем противодействие современному миру? Суперреалистичным картинам и фотографии?

— Выбор в пользу техники пиксельной графики был естественным, потому что так выглядели почти все мои любимые компьютерные игры в тот момент, когда я подбирал технику для творчества. Я утвердился в ней почти сразу. Противостояние с помощью искусства, наверное, свойственно тем, в ком оно заложено по природе. Не стану судить такой способ самовыражения, мне это попросту не близко.

Читать еще:  Супер-реальность. Giuseppe Muscio

Дождаться вдохновения как импульса для начала работы практически невозможно — всегда приходится делать первый неуверенный шаг в темный коридор лабиринта.

— С чем связано намеренное приближение к эстетике газетных иллюстраций и комиксов из Америки 1950-х?

— Это не так или не совсем так. Мне трудно об этом судить объективно, потому что я не анализировал придирчиво эту сторону своего творчества. Вероятно, причина в сходстве пиксельного паттерна и крупнозернистого офсета газетной печати. В детстве я пытался подражать технике американских комиксов, но не думаю, что они оказали решающее влияние на мое формирование.

— Какое будущее gif-анимации и видео вы видите в своих работах?

— Понятия не имею, что произойдет в будущем, пока я оставлю все как есть. Если вам повезло подобрать наиболее выразительные средства для вашей работы, какой смысл искать что-то другое? Если возникнет желание делать кино или полнометражный анимационный фильм, скорее всего, для этого я воспользуюсь традиционными способами, мне не очень по душе эксперименты.

— С каким произведением литературы вы бы могли сравнить свои работы? Не было ли у вас желания заняться также иллюстрированием книг?

— Чаще всего я черпаю вдохновение из фольклора или литературы, основанной на этом источнике. Новелла «Синие Зубы», например, строится на легенде, которую я сам впервые услышал еще в пионерском лагере. Что же касается иллюстрации литературных произведений, то наиболее выразительное средство для этого кино, хотя лично я считаю, что экранизации известных книг — это скользкая дорожка. По той же причине иллюстрации в них, на мой взгляд, лишние. Нередко картинки в книгах навязывают образы, с которыми ваше собственное воображение может вступить в серьезный конфликт. Хорошо составленный текст прекрасно справляется с этой задачей.

— Задумывая серию, вы представляете определенный сценарий в голове или связаны какой-то конкретной фабулой?

— В голове вы можете держать это на уровне синопсиса, а детали и прочее появляются в процессе. Так, на мой взгляд, и должен двигаться художник, полагаясь на экспромт. Дождаться вдохновения как импульса для начала работы практически невозможно, всегда приходится делать неуверенный шаг в темный коридор лабиринта, ну, или чуть более уверенный, если у вас есть опыт и запас заготовок из набора первой необходимости.

Я знаю, что отношусь к тому типу людей, которых увлекают заведомо неразрешимые загадки и тайны.

— Есть ли в ваших работах условные начало и конец? Верите ли вы в хэппи-энд?

— Начало и конец всегда есть хотя бы условно, даже если я создаю произвольный фрагмент повествования. И хотя эти фазы не сформированы и находятся для меня в форме облака, мне в общем понятен характер персонажей, их происхождение и возможная судьба. Я абсолютно верю в счастливый конец, так как на мой взгляд наш материальный мир поддерживает концепция Большого Замысла, где все происходит во благо.

По моему мнению, мы не можем точно оценивать происходящее, анализируя лишь очевидные части событий. Ведь существуют еще и скрытые, которые неразрывно связаны с закономерными последствиями.

— Как бы вы объяснили название выставки?

— В оригинале эта история носит название «Человек с Синими Зубами», я сократил до «Синие Зубы» для лаконичности, но, как мне кажется, сохранил рамки жанра.

— Расскажите об эффекте, который должна производить ваша инсталляция? Задумываетесь ли вы о том, что думают приходящие на выставку о ваших работах?

— Цель оформления выставки — создание благоприятной среды для погружения в сюжет в атмосфере близкой мне эстетики. Выставка «Синие Зубы» в проекте имела и другие варианты оформления, и, хотя они были отвергнуты нами в процессе как более сложные и затратные, они также были задуманы в похожем ключе. Надеюсь те, кто придут на выставку, на какое-то время перестанут думать и просто сольются с моими переживаниями.

— Насколько ваше творчество связано с Дэвидом Линчем?

— Я знаю, что отношусь к тому типу людей, которых увлекают заведомо неразрешимые загадки и тайны. Это по-разному проявлялось во мне с малых лет, и я часто неосознанно разогревал свое воображение до степени лихорадки, пытаясь проникнуть в собственные фантазии. И когда я решил обратиться к творчеству, проблем с выбором жанра не было вообще.

Линч один из тех, кто стоит на вершине мастерства в этом жанре. Из его творчества во мне определенно находит отклик его работа с архетипами, хотя, на мой взгляд, он и не автор подобных приемов, так как они явно заимствованы им из современного фольклора. Но то, с каким мастерством он оперирует такими ходами, абсолютно заслуживает внимания для неофита в этой школе.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector