Французский художник. Virginie Mezan de Malartic

Французский художник. Virginie Mezan de Malartic

Вирджиния Демон-Бретон: гений французской женской живописи

Вирджиния Демон-Бретон – французская художница. Её картины – сплошная материнская любовь к малышам. Причем, любовь очень здравая и заботливая. Женщиной-художником в 19 веке было не только не почётно, но даже опасно: их не признавали, унижали, почти не пускали в Академии, и вообще мужское общество не одобряло связь женщины с искусством. Но времена менялись, и большую […]

Вирджиния Демон-Бретон – французская художница. Её картины – сплошная материнская любовь к малышам. Причем, любовь очень здравая и заботливая.


Женщиной-художником в 19 веке было не только не почётно, но даже опасно: их не признавали, унижали, почти не пускали в Академии, и вообще мужское общество не одобряло связь жен щины с искусством. Но времена менялись, и большую роль в установлении женских творческих прав сыграла и Вирджиния Демон-Бретон. Она возглавляла Союз женщин-художников и скульпторов.

О популярности Вирджинии вам может сказать один факт: её работы копировал сам Ван Гог!

Картина художницы:

Картина Ван Гога:

Конечно, талантливую творческую натуру женщины волновала в живописи тема материнства и супружества. В её работах всегда есть малыши и ребята постарше, и они всегда в здоровом окружении: то купаются в море голышом, то играют в апельсиновом саду или на пляже. Не упускает из виду художница и тему трудового воспитания детей, и тему отцовства: чувства к папе на картинах Вирджинии всегда неподдельно радостные и любовные.

Перед вами картина «Жена рыбака» — мама, которая уносит малышей после купания. Не кажется ли вам, что это самые счастливые и здоровые дети? Сама героиня – скорее всего мать художницы. А картины – воспоминания Вирджинии о счастливом деревенском детстве у моря, где вся семья жила в гармонии с природой.

Во Франции найдены свинцовые саркофаги с таинственными символами

Во Франции сотрудники Национального института превентивных археологических исследований (Inrap) раскопали древний некрополь, в котором были обнаружены гробницы аристократов и таинственные свинцовые гробы времен Римской Галлии.

Как сообщается на сайте Inrap, раскопки были проведены в древнем городе Августодуне, столице народа эдуев, на месте которого сейчас расположен город Отен (Бургундия). Исследование дало новые важные данные для изучения погребальных обычаев поздней античности в Римской Галлии.

Сообщается, что был найден «Великий некрополь». На территории громадного погребального комплекса было раскопано три главных кладбища, датируемых III-IV веками нашей эры. Они использовались на протяжении примерно 250 лет. Появление же некрополя, по мнению ученых, пришлось на зарю христианства в римском мире. Вероятно, он был создан в V-VI веке.

Всего было раскопано более 230 могил, причем методы захоронения действительно были очень разнообразными. Так, было найдено несколько мавзолеев и ритуальное деревянное здание. Кроме того, ученые раскопали пять саркофагов из песчаника и 15 свинцовых гробов.

Последние привлекли особое внимание археологов. В римском мире широко практиковалось изготовление свинцовых саркофагов. Их не раз находили практически во всех бывших римских колониях. Как правило, в таких гробах хоронили знатных и богатых людей.

В данном случае свинцовые саркофаги оказались не совсем обычными. Вопреки ожиданиям исследователей, они совершенно не имеют никаких украшений. Кроме того, на некоторых из них вырезаны символы в виде буквы «X». Ученые пока не смогли их интерпретировать. Что означают эти знаки — загадка. Подобные символы на таких гробах ранее не встречались.

Кстати, в одном из захоронений свинцовый гроб был помещен внутрь саркофага из песчаника. Его исследовали особенно тщательно. Гроб аккуратно вскрыли. В нем нашли артефакты из Римской Галлии. Так, были идентифицированы золотые нити, тонкие остатки весьма ценной ткани. Последняя пострадала потому, что в гроб за прошедшие столетия все-таки проникла вода.

Также был найден набор янтарных булавок и два изящных золотых кольца, одно из которых было украшено гранатом. В других гробницах также были обнаружены булавки из янтаря, золотые кольца и серьги. Практически во всех саркофагах были найдены и остатки тканей, сотканных с использованием золотых нитей.

Анализ показал, что окрашены они были в пурпурный цвет. В Риме он был очень популярен. Ткани окрашивали при помощи пигмента, который извлекали из раковин средиземноморских моллюсков.

Однако самым ценным артефактом оказалась целиком сохранившаяся ваза из римского стекла. Сообщается, что подобных артефактов в мире насчитывается лишь около десятка. Артефакт ученые назвали вершиной римского стекольного искусства. Кстати, этот предмет украшен надписью «Vivas feliciter», что означает «Живи в счастье». Археологи считают, что подобные предметы были предназначены для погребения видных деятелей, несомненно, близких к императору.

Женщины Francois Martin-Kavel

Francois Martin-Kavel — французский художник. Пытаясь найти какие-то подробности его биографии , через раз натыкалась на информацию, что о его жизни практически ничего не известно и , что писал он преимущественно хорошеньких женщин . Некоторые создания и мне увиделись довольно-таки милыми … Годы жизни 1861- 1931. Он регулярно выставлялся в «Salon des Artistes Français», а в 1881 году был награждён медалью.

Читать еще:  Современные художники Канады. Kristi Ropeleski

Young Girl with Fur Muff

Jeune Fille au Manchon et à la Branche de Houx

Portrait of a Lady

A Beauty with a Red-ribboned Hat

The Love Letter

Jeune Femme en Déshabillé

The Young Violinist

Berko fine paintings purity

Portrait of a young beauty wearing a sheer wrap gathered at the chest with roses

Young Beauty with Floppy Hat

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Прекрасная Агнесса: как выглядела в жизни фаворитка короля, изображенная на Меленском диптихе

Известно, что на средневековых портретах люди не всегда выглядели также как в реальной жизни. Живописцы часто льстили заказчикам и далеко не все владели мастерством точной передачи образа. Известная всему миру Мадонна с младенцем, принадлежащая кисти французского художника 15 века Жана Фуке, вызывала немало споров у историков. Известно, что писалась она с Агнессы Сорель — фаворитки короля Карла VII. Неужели женщина, соблазнившая монарха, выглядела так, мягко говоря, экзотически?

Бессмертная работа Жана Фуке, получившая название Меленский диптих, была написана примерно в 1450 году и представляет собой картину из двух частей. На правой створке изображена Агнесса Сорель в образе Мадонны с младенцем, в окружении херувимов и серафимов, а на левой — заказчик картины Этьен Шевалье в коленопреклоненной позе, очевидно, просящий Деву о заступничестве.

Рядом с благородным французом стоит со скучающим видом его небесный покровитель — святой Стефан. Этого мученика легко узнать по разбитой голове и камню, с которым он не расстается. Святого забили насмерть камнями, поэтому этот атрибут присутствует на всех его изображениях.

Но оставим мужчин в покое, так как объект нашего изучения — Мадонна с Иисусом, окруженная небесными сущностями. Неискушенный в тонкостях средневековой живописи зритель может засомневаться. что картина написана почти 600 лет назад, больно уж по-современному кичево смотрятся ее персонажи.

Матья Божья на картине изображена с обнаженной левой грудью, как бы приготовившись кормить младенца, но тот совсем не проявляет к ней интереса. Ребенок, который выглядит достаточно крупным для грудного младенца, пристально смотрит на Шевалье и как-то исподтишка указывает на него пальцем.

Сама Агнесса Сорель в образе Девы Марии выглядит также не лучшим образом. Ее обритая по моде 15 столетия голова непропорционально велика как у гидроцефала, а слишком миниатюрные губы сложены кокетливым бантиком. Как сама Дева, так и младенец имеют неприятный голубоватый оттенок кожи, напоминая тем самым покойников. Но даже это лучше, чем интенсивный алый и синий цвет парящих вокруг серафимов и херувимов.

Король Карл VII сам был красавец еще тот

Бросается в глаза и то, что груди женщины расположены слишком далеко друг от друга, что делает ее еще менее похожей на жительницу нашей планеты. Но точно известно, что эта персона все-таки фаворитка короля Агнесса, портрет которой Этьен Шевалье заказал Фуке в качестве благодарности за покровительство. Сорель часто пользовалась своим влиянием на Карла VII, чтобы решить вопросы близкого друга Этьена.

Еще один портрет Сорель работы того же Фуке

Моду эту ввела именно Сорель, но это была не единственная заслуга этой замечательной женщины. Прекрасная Агнесса имела огромное влияние на короля Франции и сам он это охотно признавал.

Мы думаем, что такое откровение из уст одного из самых могущественных монархов Европы многого стоит. Агнесса начала свой путь к величию с должности фрейлины герцогини Изабеллы Лотарингской, перешла в статс-дамы королевы Марии Анжуйской, стала любовницей короля, а затем его фавориткой, более могущественной чем сама королева.

Мария Анжуйская — жена короля Карла VII

Прекрасная Агнесса была не чужда высокой моде. Кроме эффектного декольте с открытой грудью она ввела шестиметровые шлейфы для придворных дам. Также женщина добилась, чтобы король разрешил носить бриллианты всем знатным особам — до этого такие украшения были привилегией семьи монарха.

Рисунок, сделанный при жизни фаворитки, подписан «Прекрасная Агнес»

Современники считали Агнессу Сорель не только прекрасной, но и умной женщиной. В то время как Мария Анжуйская устраивала сцены ревности да рожала королю одного за одним 14 детей, фаворитка умудрялась влиять на политику Франции. Узнав, что подданные короля находятся в бедственном положении из-за бесконечной Столетней войны, она не побоялась пойти ва-банк и высказать королю претензии. Фаворитка сказала Карлу следующее:

Читать еще:  Энергия и вибрация. Анна Филимонова

Если верить преданию, после этих слов король заплакал от стыда и тут же начал решительно отбирать у Англии французские земли и заканчивать войну. Хотя, возможно, это всего лишь красивая легенда. Но сам факт, что про Агнессу ходили такие байки, говорили о том, что в королевстве фаворитку любили и ей верили. Патриотичную и смелую Сорель даже иногда сравнивали с Жанной Д’Арк.

Так Агнесса Сорель выглядит на надгробии

Лик королевской фаворитки, высеченный на надгробии, поистине прекрасен. Но как известно, об умерших или хорошо или никак, тем более, что покойница была любимицей монарха. Поэтому споры о внешности Агнессы между историками длились столетиями, пока современные технологии не раскрыли эту тайну.

Ученые эксгумировали останки Сорель в 2005 году и провели их тщательный анализ. В ходе исследования быстро выяснилось, отчего умерла красотка, а вот чтобы восстановить ее черты лица пришлось немало повозиться. Время не пощадило череп Агнессы и реконструкторам пришлось немало потрудиться, чтобы установить внешность женщины.

Теперь мы знаем, что Агнесса Прекрасная была и на самом деле красива и к ней и королю больше нет вопросов. Но появились вопросы к Фуке, который зачем-то придавал женщине во всех своих работах несколько причудливые черты. В мастерстве живописца не сомневается никто, а вот за что он невзлюбил Агнессу еще предстоит разобраться.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Позы Аретино (18 +)

«По́зы» Арети́но, «Шестна́дцать поз», «Любо́вные позы», (итал. I Modi, Sedici Modi , лат. De omnibus Veneris Schematibus ) — частично утраченная знаменитая эротическая книга эпохи Ренессанса.

Книга иллюстрирована шестнадцатью художественно исполненными гравюрами с разнообразными любовными позами, каждая из которых сопровождается соответствующими сонетами Пьетро Аретино (итал. Sonetti Lussuriosi , «Похотливые сонеты», «Развратные сонеты», «Сладострастные сонеты»). Книга считалась символом разврата, но несмотря на преследование цензурой и уничтожение тиражей, стала широко известна в просвещённых кругах Ренессанса, не утратив свою славу в последующую эпоху.

История создания

«Ахилл и Брисеида», гравюра Карраччи

Оригинальное издание «Поз» Романо

Как гласит легенда [1] , ученик Рафаэля Джулио Романо поссорился с папой Климентом VII по причине неуплаты гонорара, и из мести расписал зал Константина в Ватикане порнографическими сценами. Фрески были уничтожены, но гравёр Маркантонио Раймонди, другой ученик Рафаэля, зарисовал их, а потом создал по этим рисункам гравюры. По более приземлённой версии Джулио Романо нарисовал эти фрески по заказу герцога мантуанского Федерико II для дворца Палаццо дель Те в Мантуе.

В 1524 году Маркантонио Раймонди осуществил издание этих гравюр, что привело к аресту Раймонди по приказу Папы Римского и уничтожению всех копий иллюстраций. Автор оригинальных картин Джулио Романо не подвергался наказанию, поскольку работал для частного заказчика в закрытых помещениях, и его работы, в отличие от гравюр, массовую публику не развращали. Знаменитый поэт Пьетро Аретино навестил Романо, всё ещё продолжавшего работать над фресками во дворце, и сочинил к каждой любовной позиции по сонету. Он также помог Раймонди освободиться из заключения.

После этого Джулио Романо поручил Маркантонио вырезать по его рисункам на двадцати листах все возможные способы, положения и позы, в каких развратные мужчины спят с женщинами, и, что хуже всего, мессер Пьетро Аретино написал для каждого способа неприличный сонет, так что я уж и не знаю, что было противнее: вид ли рисунков Джулио для глаза или слова Аретино для слуха. Произведение это было строго осуждено папой Климентом, и, если бы, когда оно было опубликовано, Джулио уже не уехал в Мантую, он заслужил бы суровое наказание от разгневанного папы. (. ) А так как некоторые из этих рисунков были найдены в местах, где это меньше всего можно было ожидать, они не только были запрещены, но и сам Маркантонио был схвачен и заключён в тюрьму, и плохо бы ему пришлось, если бы кардинал Медичи и Баччо Бандинелли , находившиеся в Риме на службе у папы, его не выручили. (. ) да и в самом деле не следовало бы, как это, однако, часто делается, злоупотреблять божьим даром на позор всему миру в делах омерзительных во всех отношениях.

Уцелевшая гравюра Раймонди

Оригинальное издание «Поз» Аретино

В 1527 году было осуществлено второе издание гравюр, теперь уже с сонетами Пьетро Аретино, после чего их сюжеты получили прозвище «Поз Аретино». Издание стало первым сочинением, сочетавшим одновременно эротические иллюстрации с текстами. По приказу папы римского тираж был снова уничтожен. Раймонди избежал нового заключения чудом.

Читать еще:  Черный юмор в рисунках Виктора Кастильо

Копий двух первых оригинальных изданий не сохранилось, за исключением нескольких фрагментов в Британском музее и двух копий позы № 1. Ещё один экземпляр, предположительно изданный пиратским способом с топорно перерисованными иллюстрациями, был напечатан в 1550 году в Венеции, содержит 15 из 16 рисунков. [2]

Хотя до нашего времени оригинала Раймонди не дошло, по меньшей мере один полный набор рисунков избежал уничтожения, поскольку и пиратская копия 1550 года, и т. н. «Позы Карраччи» (см. ниже) опираются на единый источник в композиции и стилистике. Сравнение с фрагментами из Британского музея подкрепляет это предположение

Пиратское издание 1550 года

«Позы» Карраччи и его продолжатели

Новое издание «Поз» было осуществлено Агостино Карраччи (1557—1602) (или, что менее вероятно, Камилло Прокаччини).

Самым распространённым его переизданием является тираж 1798 года, отпечатанный в Париже под названием «L’Arétin d’Augustin Carrache, ou recueil de postures érotiques, d’après les gravures à l’eau-forte par cet artiste célèbre» благодаря Жаку-Жозефу Коиньи (1761—1809).

В последующие годы несколько художников создавали свои рисунки к «Позам» на основе иконографии Карраччи. Среди них Вальдек, Жан-Фредерик и Авриль, Эдуар Анри.

В 1858 году граф Жан-Фредерик Максимильен де Вальдек, известный своими мистификациями, заявил, что обнаружил экземпляр оригинального издания в библиотеке францисканского монастыря в Мехико. Эта копия была опубликована Вальдеком, но почти бесспорно, что это не оригинал Романо, а компиляция по рисункам из Британского музея и гравюрам Карраччи, тем более что монастыря, который он назвал в качестве места находки рукописи, не существует. Предпринимались и другие попытки подделать оригинал на основе поз Каррачи.

Иллюстрация Э. А. Авриля, 1892 год

Содержание

Как предполагают, первое издание Маркантонио Раймонди отличалось от тех «Поз Аретино», которые дошли до потомков в изложении Карраччи. У Карраччи все рисунки номинально изображают знаменитые пары любовников (например, Антония и Клеопатру), или женатых богов (Юпитера и Юнону) из классической истории и мифологии. Персонажи изображались с узнаваемыми атрибутами. Действие происходит в классических интерьерах. Основываясь на единственной сохранившейся гравюре из первого издания предполагают, что у Раймонди любовники были простыми людьми, без атрибутов, и занимались сексом в обычных интерьерах.

На фронтисписе Карраччи изображена Venus Genetrix, обнажённая и управляющая колесницей, запряжённой голубями. Фигуры несут явственный отпечаток стиля эпохи — чрезмерно мускулистые торсы, маленькие груди.

Текст включает 16 сонетов плюс 2 стихотворных эпилога. Содержание сонетов по большей части является похабно-куртуазным диалогом между мужчиной и женщиной либо готовящимися предаться страсти, либо во время испытания какой-либо позы.

В некоторых случаях Аретино упоминает имена женщин:

  • № 12 — куртизанка Анжела Грека;
  • № 14 — куртизанка Беатриче де Бонис — куртизанка родом из Флоренции. Позднее переехала в Рим и жила в дорогом квартале рядом с харчевней «Медведь». В числе её клиентов были Лоренцо Медичи, герцог Урбино, другие знатные люди. В переписи 1526 года указывается, что Лоренцина и Беатриче — хорошо устроенные «честные проститутки».

Пьетро Аретино посвятил свои стихи другу, доктору Баттиста Дзатти из Брешии [4] .

Переводы на русский с итальянского Алексея Пурина (в традициях академического перевода со стилизацией под ренессанс), и Игоря Петенко. Последний переводит с обилием русского мата, что не соответствует стилистической окраске соответствующих слов в языке итальянского Возрождения, и в произвольном размере (Пурин использует логаэды, укладывающиеся в силлабику подлинника). Аретино использует слова cazzo (в современных словарях — хер, хрен, член), potta (дырка) и fottere (отодрать, трахнуть).

В «Записях и выписках» М. Л. Гаспарова упоминается, что сонеты Аретино просили перевести знаменитого переводчика-итальяниста Е. М. Солоновича, на что тот ответил: «Не получится, там все необходимые слова свои, а у нас какие-то неестественные, как будто из тюркских пришли» [5] .

Погоди, постой, Купидон упорный,
Не тащи, ослище, свой воз упрямо!
Я хотел бы уд мой направить прямо
В лоно той, что скачет на нем проворно.

Но, увы, то в чистый цветок, то в сорный
Попадает он. Неужели срама
Не избегну — стоя, как мул, — и дама
Подвиг мой сочтёт слабиной позорной?

Беатриче! И Вам в этой позе трудно.
Но, поверьте, мне во сто крат труднее —
Я собою жертвую поминутно:

Замирают члены мои, немея.
И когда б Ваш зад не сиял так чудно,
Я решил бы — кончить я не сумею

При попытке — тягостной, безрассудной.
Но желанней персика Ваши доли –
И крепят мой уд в его тяжкой доле.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector