Художник акварелист из Стамбула. Cihan Polat

Художник акварелист из Стамбула. Cihan Polat

Кокореч, тантуни и мокрый бургер — что есть на улицах Стамбула

Мидии, фаршированные рисом (midye dolması)

Город расположен на воде, а, значит, недостатка морепродуктов тут нет. На улицах можно часто встретить торговцев с небольшими переносными подносами, на которых лежат раскрытые мидии. Их готовят, фаршируют рисом, сбрызгивают лимоном и приправляют острым перцем. Продаются они поштучно, и это очень удобно, чтобы попробовать и понять свое отношение к блюду. Сытные, сочные и острые — идеальный и яркий перекус. Чаще всего встречаются в не самых фешенебельных районах, приближенных к воде, — например, в Каракее, Ускюдаре и Кадыкее.

Кокореч (kokoreç)

Специалитет не для чувствительных натур. Повсеместно можно увидеть, как на горизонтальном вертеле жарится что‑то цилиндрическое, внешне напоминающее чешский трдельник Булочка из сдобного теста с ароматной обсыпкой из корицы, орехов и сахара. , так же часто встречающийся на улицах Праги. Это жаренные на вертеле бараньи кишки, фаршированные субпродуктами (сердце, почки и т. д.). После приготовления их мелко рубят, заправляют и подают с хлебом. Вкус — на любителя. Лучше заказывать в заведениях, которые готовят только кокореч, чтобы быть уверенным наверняка.

Симит (simit)

Без него Стамбул не Стамбул. Хрустящий и ароматный турецкий бублик, покрытый кунжутом, продается везде — на улицах, в пекарнях и магазинах. Если повезло где‑то застать только что испеченные горячие симиты, покупайте парочку и ешьте немедля: едва ли за 20–30 рублей (в пересчете с турецких лир) можно получить большее удовольствие.

Дюрюм (dürüm)

То, о чем многие грезят перед поездкой в Стамбул и удивляются, когда не сразу находят то, что искали. Это всем известная шаурма. Все дело в том, что часто ищут «донер-кебаб», хотя кебаб — это общее название жареного мяса, и его разновидностей очень много.

На улицах чаще всего готовят дюрюм-кебаб — мясо в очень тонком лаваше юфка. И если в Москве в подавляющем большинстве мест вам предложат дюрюм с курицей, то в Стамбуле будет как минимум два варианта — с мясом (бараниной и/или говядиной) и курицей, а иногда — только с мясом.

Их готовят по-разному, поэтому придется перепробровать много, пока не найдется тот самый. В качестве ориентира можно взять на заметку Asmalı Dürümcü в районе пешеходной улицы Истикляль и Dürümcü Mustafa возле основных достопримечательностей. Если же классические вкусы захочется сменить новаторскими, загляните в Basta! Street Food Bar на азиатской стороне. После этого можно прогуляться по приятному району с говорящим названием Мода.

22 настоящих шедевра акварели

Акварель часто называют самой непослушной, самой капризной краской. С ней трудно работать, ее трудно хранить, она непредсказуема и требует от художника максимальной сосредоточенности. Зато те, кому удалось ее покорить и приручить, знают секрет создания по-настоящему потрясающих работ, глядя на которые задаешься единственным вопросом: «Кому они продали душу, чтобы так рисовать?»

Мы приглашаем вас в галерею по-настоящему атмосферных, ярких и талантливых работ. Это именно то современное искусство, которому не стыдно признаться в любви.

1. Лица людей на большинстве картин художника затемнены или повернуты в сторону. Это сделано для того, чтобы выразить эмоции и чтобы тело «говорило». «Я всегда старался показать миру только позитивные моменты жизни. Я надеюсь, что мои работы приносят радость, умиротворение и уют в жизнь зрителя», — говорит Хэнкс.

2. Эмоциональный реализм Стива Хэнкса

3. Дождливая акварель Лин Чинг Че

4. Талантливому художнику Лин Чинг Че (Lin Ching-Che) 27 лет. Его вдохновляет осенний дождь. Пасмурные городские улицы вызывают у парня не тоску и уныние, а желание взять в руки кисть. Лин Чинг Че пишет картины акварелью. Разноцветной водой он воспевает дождливую красоту мегаполисов.

5. Кипящая фантазия Аруша Воцмуша

6. Под псевдонимом Аруш Воцмуш скрывается талантливый художник из Севастополя Александр Шумцов. О своих картинах художник говорит так: «Я ничего никому не пытаюсь доказывать своими работами. Я в первую очередь получаю удовольствие. Это — чистый наркотик творчества. Или чистая жизнь — без допинга. Просто чудо».

7. Очарование Парижа в работах Тьерри Дюваля

8. Родившийся в Париже художник Тьерри Дюваль (Thierry Duval) много путешествовал. Отсюда и наличие целых серий картин по «географическому признаку». Тем не менее любимым местом автора был и остается Париж. Львиная доля работ посвящена именно городу влюбленных. У него есть своя собственная техника многослойного нанесения акварели, что позволяет создавать картины практически с гиперреалистичной детализацией.

9. Вечернее спокойствие Джозефа Збуквича

10. Сегодня австралиец хорватского происхождения Джозеф Збуквич (Joseph Zbukvic) считается одним из столпов акварельного рисунка во всем мире. Художник влюбился в акварель буквально с первого мазка, его поразила неприрученность и индивидуальность этой техники.

Читать еще:  Фантастические пейзажи. Graeme Townsend

11. Тайны Востока глазами Мьё Вин Онга

12. Художник Мьё Вин Онг (Myoe Win Aung) посвятил все свое творчество родной Бирме, ее будням и праздникам, мирянам и монахам, поселкам и городам. Этот мир спокоен, облачен в нежные тона, загадочен и слегка задумчив, как улыбка Будды.

13. Невероятная акварель Джо Фрэнсиса Даудена

14. Английский художник Джо Фрэнсис Дауден (Joe Francis Dowden) рисует гиперреалистичные акварели. И считает, что это под силу каждому, нужно лишь знать секреты техники. Секрет его вдохновения предельно прост: «Выбросьте учебники по акварели и затеряйтесь в настоящем лесу».

15. Магия балета от Лю Йи

16. Акварели этого китайского художника можно смело назвать искусством об искусстве. Ведь его излюбленной темой являются образы людей, имеющих к нему непосредственное отношение, — к примеру, балерин или классических музыкантов. Своеобразен способ их подачи на картинах: люди как будто проступают из тонкой мглы, эмоциональные и очень характерные. В какой-то мере они перекликаются с образами балерин французского художника Эдгара Дега.

17. Солнечная живопись Абе Тошиюки

18. Абе Тошиюки (Abe Toshiyuki) получил художественное образование и 20 лет посвятил преподаванию, ни на минуту не оставляя мечту стать художником. В 2008 году он наконец забросил учительскую профессию и полностью посвятил себя творческой самореализации.

19. Деревенское утро Кристиана Гранью

20. Француз Кристиан Гранью (Christian Graniou) часто изображает на своих картинах провинциальные пейзажи. Несмотря на то что детальная прорисовка его не привлекает, а свет оказывается распределенным по всему пространству, работы художника вызывают ощущения простора и заполненности воздухом.

21. Акварельные города Майи Вронской

22. Записки путешественника могут быть разными: фотографии, заметки, туристические открытки. А вот молодая польская художница Майя Вронская (Maja Wronska) из своих путешествий привозит акварельные зарисовки. Каждому городу, где ей случилось побывать, она рисует «портрет», изображая акварелью не только то, что можно увидеть глазами, но и чувства, эмоции, впечатления от увиденного и пережитого.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Стамбул на полотнах европейских художников

Многие европейские художники, кто по приглашению султана, кто в поисках вдохновения, прибывали в этот великий город, а некоторые даже предпочитали больше не покидать его. Они не могли не отобразить великолепие города в своих картинах, пишет fikriyat.com.

1. Жан Батист Ван Мур (1671-1737)

Этот фламандский художник прибыл в Стамбул в 1699 г. и предпочел остаться жить здесь до конца жизни.

На своих картинах он запечатлел атмосферу того периода, являвшегося поворотным в отношениях с Западом.

На Ван Мура особое впечатление произвели практики суфийских тарикатов, в частности, дервишей тариката Мевлеви.

2. Антуан де Фавре (1706-1791)

Художник прибыл в Стамбул в 1762 году.

Пользуясь покровительством сначала французского, а потом российского посольства, Де Фавре создавал портреты иностранных послов, делал зарисовки повседневной жизни и видов города.

3. Иван Айвазовский (1817-1900)

Художник посещал Стамбул четыре раза в промежутках между 1845 и 1890 годами.

По заказу турецких султанов Айвазовский создал ряд картин, которые и сейчас хранятся в дворце-музее Долмабахче и частных коллекциях. Его творчество оказало заметное влияние на турецких художников.

4. Амадео Прециози (1816-1882)

Прибыв в Стамбул в начале 40-х годов XIX века, художник уже больше не покидал его.

На своих полотнах он запечатлел повседневную жизнь города и его жителей. Несколько раз художник совершал поездки по Османской империи, навестив Ближний Восток, Грецию и Египет.

5. Антуан-Игнас Меллинг (1763 -1831)

Меллинг был архитектором, художником и ландшафтным дизайнером.

Прибыл в Стамбул в 1784 году по протекции русского посла Булгакова. Меллинг выполнял заказы сестры султана Селима III Хатидже-султан.

Уже вернувшись в Европу, Меллинг выпустил книгу гравюр по своим зарисовкам Стамбула, над которой работали лучшие граверы того времени.

6. Феликс Зим (1821-1911)

Художник посетил Стамбул в 1856 году во время своего путешествия по Востоку.

В 1857 году он выставил в Парижском салоне работы, созданные им в этом городе и запечатлевшие его виды.

7. Леонардо де Манго (1843-1930)

Путешествуя по Востоку, художник прибыл в Стамбул в 1883 году.

Он был так очарован городом, что остался здесь жить до конца своей жизни.

8. Томас Аллом (1804-1872)

Художник посетил Стамбул в ходе своего путешествия по Востоку в 1834-1836 годах.

Читать еще:  Яркий и красочный боди-арт. Vilija Vitkute (боди-арт)

9. Рудольф Эрнст (1845-1932)

За свою любовь к восточным мотивам художник был прозван «Живописцем Османской империи».

10. Фаусто Дзонаро (1854-1929)

Дзонаро получил известность как живописец последнего султана Османской империи.

На его картинах, в том числе, запечатлена и повседневная жизнь Турции на рубеже веков.

Турция превращает еще одну христианскую церковь в мечеть

Турция намерена превратить в мечеть очередной христианский объект, входящий в перечень стамбульских памятников Всемирного наследия. Вслед за собором Святой Софии статус музея может утратить Монастырь Хора — Церковь Христа Спасителя в Полях. В Анкаре его преобразование в мечеть объясняют отменой незаконного приказа. При этом решение Турции отчасти перекликается с «антизападным» вектором ее политики, поддержкой неоосманизма и потерей доверия населения со стороны властей.

В Турции заявили о планах превратить еще один важный для христиан объект на территории Стамбула в мечеть. На этот раз речь идет о Монастыре Хора, также известном как Церковь Христа Спасителя в Полях. Как передает греческий телеканал ERT, правительство Турции разместило соответствующий указ в своей официальной газете.

По информации СМИ, решение по церкви в Анкаре приняли еще в прошлом году и теперь собираются скрыть византийские фрески и мозаики на ее территории — так же, как и в соборе Святой Софии, ставшем мечетью по указу президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в июле.

В ERT отдельно отмечают, что Монастырь Хора является одним из объектов всемирного культурного наследия. Церковь в наибольшей степени сохранила свой первозданный вид после захвата Константинополя турками, на ее территории находятся «уникальные по своей красоте мозаики».

При этом профессор европейской политики в университете «Пантеон» Костас Лавдас в эфире телеканала заявил, что действия Анкары носят символических характер. По его мнению, оно вписывается в контекст ревизионистской стратегии Османской империи, которой придерживается турецкое руководство.

  • Монастырь Хора (Музей Карие) в Стамбуле
  • Фасад Монастыря Хора (Музей Карие) в Стамбуле
  • Монастырь Хора (Музей Карие) в Стамбуле
  • Фрагмент росписи в Монастыре Хора в Стамбуле
  • Свод южного купола в Монастыре Хора в Стамбуле
  • Монастырь Хора (Музей Карие) в Стамбуле
  • Мозаичный потолок в Монастыре Хора в Стамбуле
  • Фрагмент мозаики с изображением Св. Павла в Монастыре Хора в Стамбуле
  • Одна из фресок Монастыря Хора в Стамбуле
  • Фрагмент купола Монастыря Хора в Стамбуле

Если говорить об истории монастыря, то он был построен почти 1500 лет назад и является одним из старейших исторических памятников Стамбула. Как и Святая София, он стал мечетью после падения Константинополя в 1453 году: византийские фрески были замазаны штукатуркой, а в храмах начали проходить мусульманские богослужения. Однако по окончанию Второй мировой войны в 1945 году мечеть преобразовали в музей Карие, что нынешнее правительство Турции считает незаконным шагом.

Прецедент с Софией

Монастырь Хора стал уже вторым за это лето важным для христиан объектом, который турецкие власти решили преобразовать в мечеть. Первым стал собор Святой Софии, изменение статуса которого вызвало немало недовольства по всему миру. Главным критиком действий президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана стала Греция, что не удивительно из-за трепетного отношения руководства страны к православным объектам по всему миру. Константинополь, в целом, — больная тема для греков, в республике до сих пор используют именно это название города вместо Стамбула.

Греция попыталась надавить на Турцию при поддержке христианских организаций и ряда других государства, однако в Анкаре призвали не вмешиваться во внутренние дела страны. При этом Эрдоган по Святой Софии сделал важное обещание — доступ для туристов в собор сохранится, проход станет бесплатным, а все христианские фрески и мозаики будут скрываться лишь на время богослужений.

То есть турецкий лидер пообещал, что для людей и тех же христиан ничего не изменится, они так же смогут посещать Святую Софию, как и раньше, когда она официально пребывала в статусе музея. Однако на деле происходит несколько иначе, и обещания Эрдогана отчасти не выполняются.

Как заявил зампредседателя отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата протоиерей Николай Балашов, свободного доступа к христианским шедеврам на практике нет.

«Бесценные мозаики остаются закрытыми для обзора в течение всего дня. Женщины имеют ограниченный доступ в помещение храма, обращенного в мечеть, и из доступных им мест увидеть главные культурные достопримечательности древнего собора просто невозможно. Хоры с ценнейшими мозаичными изображениями закрыты для прохода», — написал Балашов в Facebook.

По-видимому, турецкое руководство готово и далее последовательно игнорировать чуждую его пониманию мировую ценность наследия покоренной Византии, демонстрировать человечеству презрительное равнодушие к христианским культурным ценностям, подчеркнул представитель РПЦ, это негативно скажется на межрелигиозных и межнациональных отношениях.

Читать еще:  Экспрессионизм и импрессионизм. Adriana Dziuba

Преобразование Монастыря Хора в мечеть вслед за Святой Софией отчасти подтверждает опасения Балашова, так как статус церкви меняется без всяких вопросов. При этом Эрдоган продолжает утверждать, что Турция защищает объекты культурного наследия христианства. В пример турецкий лидер приводит монастырь Панагия Сумела в провинции Трабазон. Однако этот аргумент блекнет на фоне текущего положения дел вокруг Святой Софии, что, скорее всего, ожидает и Церковь Христа Спасителя в Полях.

Властные причины

Почему турецкие власти активизировались в этом направлении, неизвестно. Безусловно, вопрос статуса того или иного объекта на их территории — это внутренние дело республики, но зачем этот вопрос поднимается именно сейчас, дискутируется в экспертном сообществе.

Если рассматривать текущую ситуацию, то вариантов может быть несколько. Во-первых,

популярной является теория о намеренном курсе Анкары на ухудшение отношений с Западом.

Ситуация с христианскими церквями так или иначе бьет по Европе, в особенности по Греции. Учитывая, что Анкара и Афины в настоящее время активно противостоят друг другу из-за спорных разработок турецкой стороны на континентальном шельфе в Средиземном море — преобразование важных для греков объектов в мечеть может быть дополнительным уколом в сторону Греции.

Как писали СМИ, дело может быть в некой мести за задержку переговоров об интеграции Анкары в Евросоюз, но в последнее время турки сами не слишком активно продвигают эту тему.

Второй момент касается непосредственно Эрдогана и его приверженности так называемому неоосманизму.

Желание президента Турции оказывать влияние на государства, ранее входившие в Османскую империю, прослеживается во внешней политике страны.

В частности, это видно через серьезное вмешательство турецкой стороны в ливийский конфликт и продолжение оккупации греческого Кипра.

В данном случае курс на преобразование христианских храмов-музеев в мечети вполне оправдан, так как в этом статусе они находились в Османской империи. То есть изменения можно рассматривать как возвращение к истокам не только в территориальном плане, но и в духовном.

Последняя теория отчасти связана с предыдущей, она нередко всплывает в турецких СМИ и звучит следующим образом:

преобразование православных христианских объектов помогает президенту и его партии поднимать свой рейтинг.

Тут работает фактор сплочения населения через национальные настроения, учитывая, что имперские амбиции достаточно популярны среди турок. Да и сам Стамбул люди воспринимают в качестве символа превосходства Османской империи над Европой.

Рейтинги у Партии справедливости и развития (ПСР) Эрдогана действительно не лучшие. По июльскому исследованию MAK Consulting, ПСР набирает 30% рейтинга, что на 12% меньше их показателя на парламентских выборах 2018 года. При этом деятельность президента в стране поддерживают только 38% респондентов, что также не добавляет оптимизма.

Однако все это лишь возможные причины, официально власти Турции называют первоначальное преобразование Святой Софии и Монастыря Хора в музеи незаконным. То есть, вернув им статус мечетей, они лишь «исправляют несправедливость».

Тишина прекрасна для музыки. Художник-акварелист и архитектор Михал Суффчинский / Michal Suffczynski

Музыка украшает тишину,
но и тишина прекрасна для музыки.

Элизбар — Струны души (кельтская арфа)

Природа никогда не создает шума. Она учит человека величию в тишине. Молчит солнце. Беззвучно разворачивается перед нами звездное небо. Мало и редко слышим мы что-либо из «сердцевины земли». Милостиво и блаженно покоятся царственные горы. Даже море способно к «глубокой тишине». Самое великое в природе, что определяет и решает как таковую нашу судьбу, происходит бесшумно…

Иван Александрович Ильин (1883-1954). Шум


Польские Татры

Мазурские озера, осень

Озеро Комо, Белладжио

Озеро Комо, Италия


Летом на реке Ливец

Ущелье Homole, Пенины

Парк Лазенки, Варшава

Польский художник-акварелист и архитектор Михал Суффчинский / Michal Suffczynski (1969) окончил факультет архитектуры Варшавского технологического университета и Университета Детройт Мерси, США. Полученные им гранты от Ассоциации Residenza Universitaria Internazionale (Рим 1990) и итальянского правительства (Перуджа 1991, Сиена 1997) позволили принять участие в программе обмена между Архитектурным факультетом Варшавского Технологического университета и Факультетом Архитектуры в Детройтском университете, где он учился, а позднее читал лекции. В настоящее время Михал — доцент и преподаватель кафедры рисунка, живописи и скульптуры факультета архитектуры. Защитил докторскую по теме «Презентация структурированного рисунка архитектурного пространства», за которую был награжден министром отдела иллюстрации. Разработчик методов рисования акварелью для средств массовой информации, рекламных агентств, архитектурных фирм и частных коллекций. Автор панорамы центра города для Cushman & Wakefield, один из основателей Ассоциации польских акварелистов. Его потрясающая городская (архитектурная) акварель — в одном из следующих постов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector