Художник и иллюстратор. Raul Colon

Художник и иллюстратор. Raul Colon

Новые имена: 15 молодых иллюстраторов

Пятнадцать современных иллюстраторов экспериментируют со стилями, техниками и инструментами, формируя свой стиль.

Британский иллюстратор Иэн Макартур (Iain Macarthur) создает удивительные сюрреалистические работы — от бабочек до лесных волков, — состоящие из многочисленных узоров и деталей.


Израильский иллюстратор Габриелла Барух (Gabriella Barouch) живет и работает сейчас в Париже, где и создает свои сказочные работы, переносящие зрителей будто бы в страну чудес Льюиса Кэрролла.

Молодой французский иллюстратор и художник Флориан Николь (Florian Nicolle), работающий под псевдонимом Neo, создает оригинальные графические иллюстрации, смешивая классический эскиз, акварельную живопись и компьютерные программы.

Польский иллюстратор из Кракова Матеуш Колек ( Mateusz Kolek) создает остроумные детализированные работы с яркими персонажами.

Итальянский дизайнер и иллюстратор Лоренцо Петрантони (Lorenzo Petrantoni) создает детализированные работы, объединяя две страсти — современный дизайн и графические работы конца XIX века.

Британский иллюстратор Зара Пикен (Zara Picken) создает лаконичные работы, вдохновленная дизайном пятидесятых годов XX века и старыми печатными изданиями.

В прошлом — астрофизик и гипнозитер, а ныне иллюстратор, француз Жульен Пако (Julien Pacaud) создает научно-фантастические рисунки, стараясь воплотить в жизнь свою мечту — путешествие во времени.

Художник-иллюстратор Татьяна Акаданова (Tatiana Akadanova), работающая под творческим псевдонимом Ваелад Акадан (Waelad Akadan), создает оригинальные сюрреалистические рисунки-калейдоскопы, отправляющие зрителей в тропические джунгли.

Тайский иллюстратор Чалермпол Харнчакхам (Chalermphol Harnchakkham ) делает романтичные и мечтательные рисунки, многие из которых становятся принтами на футболках, продаваемых на его сайте Huebucket.

Черпая вдохновение из старых журналов, канадский иллюстратор Кэтрин Макнотон (Kathryn Macnaughton) создает оригинальные работы, объединяя пастельные рисунки с техникой коллажа.

Питая страсть ко всему старинному, деревянному и железному, американский иллюстратор Эндрю Бэннекер (Andrew Bannecker) сделал свою студию похожей на антикварную лавку, в которой каждый предмет служит ему вдохновением.

Голландский художник Рэймонд Лемстра (Raymond Lemstra) рисует свои иллюстрации, черпая вдохновение из примитивных масок, племенных тотемов и японской поп-культуры.


Бразильский иллюстратор Даниэль Буэно (Daniel Bueno) создает гротескные работы, играя с формами, инструментами и текстурой.


Японский иллюстратор Ватару Йошида (Wataru Yoshida) создает необычные детализированные работы на стыке медицины и сюрреализма.


Испанский графический дизайнер Джонатан Кантеро (Jonatan Cantero) создает харизматичных персонажей, напоминающих героев японского мультипликатора Хаяо Миядзаки.

Расскажите друзьям

Комментарии

© 2007–2020 Look At Me. Интернет-сайт о креативных индустриях. Использование материалов Look At Me разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.

Объемное мышление гениального художника Геннадия Владимировича Калиновского

Обратимся к воспоминаниям о великолепном мастере — Геннадии Владимировиче Калиновском (1929-2006). Заслуженный советский и российский художник-иллюстратор родился в Ставрополе, позднее переехав с семьей в Махачкалу. Любовь к рисунку появилась рано, примерно с двух-трех лет и не прошла с периодом взросления, обретая с каждым днем осмысленность и душу.

Годы юности Геннадия Владимировича прошли в активном творческом развитии. Обладающий незаурядной фантазией мальчик грезил о далеких мирах, читал советскую и зарубежную фантастику. Калиновскому нравилось проводить время на крыше, рассматривая звездные узоры в самодельный телескоп. Будучи школьником, мастер записался в художественный кружок Дома пионеров, а уже в 1943 году получил свой первый приз на конкурсе рисунка газеты “Пионерская правда”. Работа, принесшая победу молодому дарованию, называлась весьма впечатляюще — “Гибель Нибелунгов”.

Благодаря победе в конкурсе, Калиновский получил возможность продолжить обучение в Москве, в частности с 1949 по 1955 год, на отделении книжной графики профессора Б.А. Декхтерёва Суриковского художественного института.

Погруженный в себя

Во время учебы в Москве Геннадий Владимирович проживал в интернате. Калиновский стал нелюдимым, погрузился в собственные думы. Но одиночество не убило интерес к внешнему миру. Миру, который талантливый иллюстратор познавал через призму многогранных книжек.
«После института я много лет освобождался от своего обучения. Вторую «школу» я прошел в 60-х годах в библиотеке иностранной литературы. Я там сидел много месяцев, изучая пути и логику развития изобразительного искусства», — делился мастер.

Въедливое изучение материала, живой интерес к напечатанным черно-белым строкам, пропускание текста через ум, сознание и сердце были не напрасны. Каждая иллюстрация, рожденная кропотливым старанием художника, отличалась своей харизмой и атмосферой. Трудно найти столь дотошного к деталям человека. Калиновский работал с воодушевлением, азартом, долго и тщательно прощупывая “почву”, находя нужный ритм. Мастер не брался за чуждую ему работу, книжные иллюстрации создавались не только руками, но и сердцем… сердцем, которое не могло обмануть. Поэтому к работе над книгами Калиновский пришел не сразу, видимо, всему было свое время.

Начало большого творческого пути

В 1950 году, сразу после окончания учебы в институте, Калиновский приступил к творческой работе над иллюстрациями для различных журналов, среди которых были: «Юность», «Огонек», «Семья и школа», «Физкультура и спорт», «Советская женщина» и другие. Опыт работы в периодических изданиях был очень полезным. Но в начале 60-х годов мастер полностью переключился на книжную графику, преимущественно детскую. Из-под пера мастера стали рождаться многочисленные иллюстрации к разнообразным произведениям, всего в творческой копилке Геннадия Владимировича более 100 книг.

Читать еще:  Фотограф и художник. Alessandro Passerini

Среди которых: «Винни-Пух и все-все-все» А. Милна, сборник «Робин Гуд», «Белеет парус одинокий» В. Катаева, «Земляника под снегом. Сказки японских островов» в пересказе с японского В.Марковой, «Мэри Поппинс» П. Трэверс, «Путешествия Гулливера» Д. Свифта, «Сказки дядюшки Римуса» Джоэля Харриса, «Пять похищенных монахов» Юрия Коваля, «Приключения Алисы в стране чудес» в пересказе Бориса Заходера, «Мастер и Маргарита» Булгакова, произведения Корнея Чуковского и многие другие.

Объемное мышление

Удивительно, как можно плоскую двумерную иллюстрацию наделить всеми качествами объемного кадра приключенческого фильма?! Калиновский умел создавать динамику, был очень требователен к деталям, работал долго, увлеченно, совершенствовал каждый штрих сначала воображаемо, затем на бумаге. Отдавал предпочтение полюбившейся с детства фантастике, а также сказочным и историческим произведениям.

Мастер не стремился вырабатывать свой фирменный почерк, Геннадий Владимирович всецело растворялся в полюбившихся книжках. «Важно лицо книги, а не лицо художника… Надо забыть себя», — утверждал он. Хотя не заметить авторский стиль и безграничную объемность мысли было невозможно.

В ранних работах Калиновского заметно увлечение черно-белой гаммой. Монохром неразрывно связан с текстом, позволяя размышлять и находить дополнительные ответы на вопросы произведения. Резкие обрывающиеся штрихи уместно сочетались с красивыми плавными линиями, тушь и размывка придавала иллюстрациям целостность и законченность. Даже орнамент, умело примененный для книги «Земляника под снегом», не создавал впечатления налепленного, мешающего элемента. Декорация в иллюстрациях мастера выполняла роль полноправного героя произведения.

Художник Лев Каплан//Lev Kaplan

«Я тот, кто не может не рисовать». Л. Каплан

Бременские музыканты

Образование получил в Киеве.Закончил

1992 Штутгарт получил в лице Каплана готового архитектора, художника и дизайнера.Всем видам живописной техники Лев предпочитает акварель.
Вечерний Звон

Значительную часть акварельных работ Каплана составляют пейзажи. Их импрессионистическая легкость заставляет думать, что работы создавались на пленэре. На самом деле большинство акварелей, создающих у зрителя удивительное ощущение живой дышащей природы, – это авторское видение,

а общая тональность состояния природы в его пейзажах — отражение состояния души самого художника. Даже названия работ часто созерцательные, «не пейзажные»: «Надежда есть всегда», «Никто не пишет», «Разговор двух старых фонарей», «Уже никого не спасти», «Голгофа» и т.д.

Сейчас Лев иллюстрирует роман Ж. Верна для крупного немецкого издательства. «Вот с Жюлем Верном – говорит художник — так себя уже не поведешь. Тут «аккуратнее» надо. Не забалуешь особо. И костюмы чтоб соответствовали, и мебель, и всё прочее. В общем, даже подготовка к началу работы совсем другая!».
Таков художник Лев Каплан — человек неуемный, постоянно ищущий. В этом суть его способности создавать что-то новое, двигаться дальше. Он из тех художников, работы которых нужно не просто смотреть, а впускать в сознание, хотя бы для того, чтобы ощутить, что вокруг нас есть красота, и что есть художники, которые приобщают нас к ней.
Каплан признается: «Раньше я ставил перед собой зада¬чи чисто изобразительного плана. Сегодня моя цель не имеет прямого отношения к техникам и материалам. У меня происходит настоящая иммиграция в картину, в искусство. Живешь по-настоящему как раз там, а здесь только добываешь средства, чтобы была возможность вновь забраться туда». Хочется верить, что такая преданность искусству и жажда творчества позволят талантливому художнику Льву Каплану, оставить пусть небольшой, но свой след в искусстве.
больше здесь
Койфман Валерий

Но,как говорится,:» лучше один раз увидеть. «
Теперь всё подряд.

Как российский художник укротил строптивую звезду Мадонну, выполняя её заказ

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Сказочные миры российского иллюстратора Геннадия Спирина

Детская иллюстрация в исполнении великолепного мастера акварели Геннадия Спирина уже давно признана настоящим произведением искусства. Работает художник над сказками и классических авторов, и современных, и, разумеется, пришедшими из глубины веков — народными. За длительную творческую карьеру его акварели получили огромное множество наград и премий. Его оригинальные рисунки иллюстраций хранятся в государственных, частных и корпоративных коллекциях, в том числе в Музее Искусств в Милане (Италия), в библиотеке Принстонского университета (США).

Критики всегда с восхищением отзывались о творчестве российского кудесника-сказочника, использующего кисть, вместо волшебной палочки. «. Работы художника напоминают Северный Ренессанс. Он включает богатые, глубокие, золотые, синие и темно-красные цвета, подобно Рафаэлю, во многие из своих иллюстраций. Микроскопическая точность его реализма напоминает великого фламандца Яна ван Эйка в то время как невероятное графическое мастерство близко к Альберту Дюреру …». Сам же художник еще со студенческой скамьи считал своими кумирами средневековых гениев — русского иконописца Андрея Рублева и голландца Питера Брейгеля.

Читать еще:  Цифровой художник и музыкант. Simone Morana Cyla

Еще в юности, в совершенстве овладев достаточно сложными приемами в акварельной технике, Спирин умело сочетал ее с традиционной русской живописью. Его тщательно проработанные картины с множеством мельчайших деталей, напоминающие реалистичные пейзажи голландцев и картины живописцев Ренессанса, всегда необыкновенно интересны и для малышей, и для взрослых.

Сложно в нашем обзоре перечислить все литературные произведения, к которым Геннадий Спирин на протяжении творческой карьеры создал свое уникальное оформление. Но на некоторых все же хотелось бы остановиться, а именно на тех, которые были отмечены на международных конкурсах и прославили художника.

В 1983 году на биеннале в Братиславе за книгу «Гномы и сиротка Марыся» — Спирин получил «Gold Apple Award». В 1990-м в Австрии — был отмечен государственной премией за «Емелю». В 1991-м — художник взял первый приз «Fiera di Bologna» за «Сорочинскую ярмарку» Николая Гоголя. С 1992-го был награжден четырьмя золотыми медалями от Общества Иллюстраторов в Нью-Йорке за «Ботинок и Стеклянная гора» (1992), «Маленькие лебеди» (1993), «Принцесса Лягушка» (1994) и «Сказка о Царе Салтане» (1996). В 1994 — Первый приз «Premi Internacional D’Illustracio», Барселона, Испания за «Каштанку».

Одной из последних больших и известных работ мастера и являются иллюстрации к книге Мадонны «Яков и семеро разбойников».

Почему именно российскому художнику Мадонна доверила оформление своей книги

Среди известных мегазвезд мировой величины стало модным, помимо основного амплуа, заниматься различными видами искусства в качестве хобби. Как известно, многие знаменитости увлекаются живописью, скульптурой, а вот известной американской певице и актрисе Мадонне по душе пришлось писательство.

Так, в 2003 году звезда представила на суд публике свою первую детскую книгу — «Английские розы». Произведение имело огромный успех: оно на протяжении четырех месяцев находилось в списке бестселлеров по версии «Нью-Йорк Таймс». Вдохновившись писательским успехом, Мадонна написала одну за другой еще несколько поучительных, забавных и интересных книжек. Всего в серии для дошкольников вышло шесть произведений, иллюстрированием которых занимались многие известные художники: Стейси Петтерсон, Лорен Лонг, Ольга и Андрей Дугины. Кроме того, одну из сказок иллюстрировал Джеффри Фулвимари — знаменитый ученик Энди Уорхола.

Сказка «Яков и семеро разбойников», написанная в 2004 году, была третьей по счету в цикле книжек певицы. Иллюстрации к ней были созданы Геннадием Спириным. Выбирала художника лично сама Мадонна, и вряд ли этот выбор был случайным. Ибо события, описанные в книжке, происходят в небольшом городке восточной Европы, в 18 веке. И, разумеется, лучше Спирина изобразить ту эпоху сейчас никто не смог бы. Поэтому нет ничего удивительного в том, что иллюстрации Геннадия к сказке Мадонны получились такими завораживающими, удивительно теплыми и красочными, идеально раскрывающими содержание чудесной книги о доброте и сострадании.

Однако в процессе художественного оформления книги между исполнителем и заказчиком возникли трудности и разногласия, с которыми Мадонне не приходилось ранее сталкиваться с другими иллюстраторами.

Получив предложение Мадонны, Спирин потребовал вначале перевести сказку на русский язык. Прочитав, согласился оформлять и назвал свою цену. Сумма не на шутку огорошила адвокатов поп-певицы — другие художники получили в четыре раза меньше! На что Геннадий Константинович резко отреагировал: «Ну, пусть другие и рисуют».

Звезде ничего не оставалось, как согласиться на условие художника и подписать контракт. Однако как только Спирин начал работать над иллюстрациями, Мадонна стала контролировать каждый рисунок мастера и давать бесконечные советы. И, так как напрямую звезда с художником не общались, к Спирину приезжал адвокат и чертил пальцем по бумаге траекторию, которую описал пальчик Мадонны, и передавал слово в слово ее пожелания и предложения.

Разумеется, мастер не выдержав вмешательства в творческий процесс, взбунтовался и продиктовал Мадонне пространное письмо на русском, которое в более мягкой форме было переведено на английский. В нем художник объяснил звезде свой замысел, высмеял ее советы, четко дав понять: «ты свое дело сделала, теперь отдыхай, не мешай мне делать мое…» Адвокаты обомлели: последние 20 лет с Мадонной никто не спорит. Но надо отдать должное интуиции звезды – она смирилась. Более того, Мадонна попросила нарисовать Спирина не восемь рисунков, как было оговорено в контракте, а в два раза больше. Спирин, разумеется, согласился, но при условии, что оплата будет такой же, как и за первые восемь работ.

В конце концов все разногласия были решены, и художник успешно закончил оформление книги. Мадонна пришла в полный восторг от работы русского мастера и вдобавок выкупила оригиналы всех рисунков Геннадия Спирина к своему произведению. А тот, удовлетворенный ее покладистостью, нарисовал в подарок Мадонне ее портрет, выполнив его в сказочном стиле. Спирин изобразил певицу по фото в образе юной красавицы, скачущей на черном коне-иноходце на фоне средневекового города. Строптивая звезда была польщена. Сегодня этот портрет в виде постера напечатан миллионными тиражами для презентации сказки «Яков и семеро разбойников». Хотелось бы также отметить, что эта книга издается на 38 языках более чем в 110 странах мира.

Читать еще:  Японский художник. Katsu Nakajima

После выхода иллюстрированной сказки в свет на вопрос журналистов, доволен ли мастер своей работой, Спирин отвечал, что — нет. А когда его спрашивали, как он относится к Мадонне как к певице, отвечал, что не является ее поклонником, потому как любит классическую музыку.

По страницам биографии художника

Замечательный художник-иллюстратор детских книг Геннадий Константинович Спирин (1948 г.р.) родом из Подмосковья (Орехово-Зуево). Постигать азы профессии начал в художественной школе при Академии Искусств, а позже стал студентом художественно-промышленной Академии им. Г. С. Строганова. Будущий автор чудесных сказочных иллюстраций уже во время учебы выработал собственный уникальный стиль и создал авторский узнаваемый почерк. Изобразительным средством для своих творений молодой художник еще в те далекие годы избрал акварель. Не расстается с ней Спирин и по нынешний день.

Иллюстрированием детских книжек художник занялся в 1979 году. Его работы сразу же полюбились юным читателям, и не только. Уникальные работы мастера заметили и быстро оценили зарубежные издатели. И так сложилось по судьбе, что в конце 80-х Геннадий Спирин с семьей перебрался в Германию, а в 1991-м по приглашению двух крупных издательств Америки Philomel и Dial Press переехал работать в США.

На сегодняшний день Геннадий Спирин проживает в штате Нью-Джерси, в городе Принстон, вместе со своей женой, тремя сыновьями и их семьями. Эта страна вполне пришлась художнику по душе. Однако Спирин и в Америке остался Спириным. «Тут никто ко мне не лезет»,— говорил, улыбаясь, художник. Ведь когда-то уехал из России только для того, чтобы жить, дышать и творить свободно.

Так и не выучив за много лет английского, живет Спирин в Америке, превратившейся для него в средневековый глухой лес. Его дом в Принстоне напоминает чем-то избу отшельника, а он сам — человек глубоко верующий, упрямый и нелюдимый, с косматой бородой — стал похожим на лешего.

И по сей день художник-сказочник, невзирая на свой почтенный век, продолжает заниматься любимым делом, иллюстрируя в течение года по несколько изданий.

Уильям Ларкин как иллюстратор моды начала XVII века

Уильям Ларкин — Диана Сесил, 1614

Уильям Ларкин (начало 1580-х — 1619) — английский художник, активно работавший с 1609 года и до своей смерти в 1619 году, известный своими портретами, которые дают блестящую детализацию изысканных слоистых тканей, вышивки, кружев, а также ювелирный украшения, характерных для моды в эпоху короля Якова I, а также представляющие многочисленные прекрасные образцы восточных ковров в живописи эпохи Возрождения.

Было обнаружено около сорока портретов дворян и придворных кисти Уильяма Ларкина, но он, кажется, никогда не рисовал членов королевской семьи. Серия из девяти полнометражных портретов Ларкина, ранее принадлежавших графам Саффолк, теперь известна как коллекция Саффолк, размещена в Kenwood House, Лондон.

С точки зрения искусствоведов, портреты Уильяма Ларкина это художественный тупик, но в них присутствует странное и увлекательное великолепие.

Уильям Ларкин — Эдвард Герберт, 1-й барон Герберт из Чербери, 1609-1610

Уильям Ларкин — Ричард Сэквилл, 3-й граф Дорсет, стоящий на ковре Лотто, 1613

Лотто-ковёр — ковёр ручной работы с рисунком. Такие ковры производились в XVI-XVII веках вдоль побережья Эгейского моря — в Анатолии (Турция), но и копировались в разных частях Европы. Ковёр характеризуется кружевным арабеском, обычно желтым на красном фоне, часто с синими деталями.
Название «Лотто-ковер» произошло от имени венецианского художника XVI века Лоренцо Лотто, который рисовал ковры с этим рисунком на своих картинах, хотя в эпоху Возрождения подобные восточные ковры появлялись и ранее.

Уильям Ларкин — Фрэнсис Карр, урожденная Говард, графиня Сомерсет, осужденная за убийство сэра Томаса Овербери в знаменитом скандале, и прощённая позже королём, 1615

Уильям Ларкин — Изабелла Рич, миссис Роджерс, 1614-1618

Уильям Ларкин — Дама, традиционно называемая Дороти Кэри, ставшая виконтессой Рочфорд, но теперь отождествляется с Элизабет Кэри (урожденная Танфилд), виконтесса Фолкленд, 1614-1618

Уильям Ларкин — Мэри Рэдклифф, 1610-1613

Уильям Ларкин — Филипп Герберт, 4-й граф Пембрук , 1615

Уильям Ларкин — Ребенок, традиционно называемый Леди Во, около 1615

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector