Художник и писатель-фантаст. Hristo Kardjilov

Художник и писатель-фантаст. Hristo Kardjilov

Художник и писатель-фантаст. Hristo Kardjilov

Анна Альчук.По материалам журнала Новый Мир, №3, 1997

Общепризнано, что центр художественной жизни после второй мировой войны переместился из Парижа в Нью-Йорк. Именно здесь возникают новые течения, находят воплощение самые смелые идеи, сюда со всего мира стекается артистическая элита. Художник Кристо переехал в США в 1964 году. К этому времени он уже был достаточно известен в Европе, но в Нью-Йорке начался новый и значимый этап его творческой жизни. Имя Кристо стало прочно ассоциироваться с современным американским искусством. В Европе существует устойчивое понятие «американизм» — синоним масштабности, грандиозности, размаха. Эти качества сполна присущи работам Кристо.

Кристо Явашев родился на севере Болгарии, в городе Габрово, в 1935 году. Буквально в тот же самый день того же года в Касабланке родилась его будущая жена Жан-Клод, дочь французского генерала де Гийебона, героя второй мировой войны. Их встреча произошла в Париже, где Кристо оказался после своего побега из Болгарии (там он три года проучился в Академии художеств). С тех пор они практически не расставались, выступая соавторами последующих проектов.

К этому периоду относятся первые работы художника, связанные с обертыванием или упаковкой объектов. Кристо (так он стал подписывать свои произведения) упаковывал в материю и перевязывал веревками всё, начиная от консервных банок, журналов и стульев и кончая бочками для нефти и машинами. Впоследствии этот постоянно повторяющийся поп-артовский жест, как бы указывающий на отсутствие иерархических границ между объектами, на то, что в определенном контексте любой предмет может получить статус произведения искусства (вспомним писсуар Дюшана, выставленный еще в 1917 году в Париже), стал прочно ассоциироваться на арт-рынке с именем Кристо.

Между тем проекты становились все более грандиозными. Например, в 60-е годы Кристо и Жан-Клод создали три объекта под общим названием «Упакованный воздух», один из которых — «Упаковка 5600 кубических метров» — представлял собой самое большое из когда-либо поднимавшихся в воздух надувных сооружений без поддерживающего каркаса. Выставленный в 1968 году объект весил 6350 килограммов. Это была упаковка из 2000 квадратных метров специальной материи, перевязанная веревками общей длиной 3,5 километра.
Описание подобных проектов всегда содержит немалую долю статистических данных, ведь статистика является одним из компонентов эстетики Кристо и Жан-Клод. Их работы требуют тщательного инженерного расчета и связаны с длительным периодом подготовки. Так, для реализации проекта «Зонтики» потребовалось семь лет. Необходимо было получить разрешение от множества представителей администрации в Японии и США, провести переговоры с владельцами 450 земельных участков. Чтобы сделать тот или иной план понятным людям, от которых зависит его реализация, и одновременно прояснить для себя, каким будет измененный оборачиванием или другими манипуляциями объект или ландшафт, Кристо создает множество рисунков, чертежей и коллажей. Кроме того, для него и Жан-Клод, не допускающих какого-либо давления извне, принципиально самофинансирование задуманных проектов (иногда баснословно дорогих, как, например, «Зонтики», которые стоили 26 млн долларов). Деньги поступают от продажи предварительных рисунков, моделей объектов, коллажей, ранних работ или оригинальных литографий Кристо.

Слово «свобода» является для Кристо ключевым. В своих интервью он не устает повторять: все, что они делают с Жан-Клод, — дань свободе, а «свобода — враг собственности, собственность же подразумевает постоянство, вот почему работа не может долго сохраняться». Действительно, проекты, которые иногда готовятся десятилетиями, «живут» всего несколько недель. Потом они бесследно исчезают. Остается лишь документация: фотографии и видеозаписи. Это своего рода вызов представлению о бессмертии произведения искусства. Кристо говорит: «Все наши проекты означают жест самостирания. Материя свидетельствует о том, что работе присуща хрупкость и что ей суждено исчезнуть. Никто не может купить эти работы, никто не может ими владеть, никому не дано извлекать из них материальную выгоду, чтобы их смотреть, не надо покупать билеты. Даже мы сами не владеем тем, что создаем». Для него и Жан-Клод действительно важно, что любой человек, независимо от своего статуса, может увидеть их проекты и получить некий позитивный импульс, потому что, в отличие от стали, камня и дерева, ткань (даже когда работы Кристо не связаны с оборачиванием, в них непременно используется ткань) улавливает физические свойства ветра и солнца.

Проекты Кристо предельно перформативны и демократичны, прежде всего это относится к самым крупным из них: «Обернутый берег. Малый залив. Австралия» (1969), «Бегущая изгородь. Калифорния» (1972-1976), «Окруженные острова. Бискайский залив. Большой Майами. Флорида» (1980-1983), «Обернутый Пон-Неф. Париж» (1975-1985), «Зонтики. Япония — США» (1984-1991), «Обернутый рейхстаг. Берлин» (1971-1995).

Christo and Jeanne Claude

Христо и Жан Клод называют самой известной парой художников, работающих в сфере лэнд-арта.

Они родились как близнецы в один и тот же день 13ого июня 1935г.

Христо Явачев родился в Габрово, в Болгарии. Жан-Клод Денат де Гильбон родилась в Касабланке, Морокко в семье военных. Христо учился в школе искусств в Софии с 1953–56 и потом переехал в Прагу на запад в начале 1957.

Читать еще:  Уличный художник. Nuxuno Xan (street art)

училась во Франции и в Швейцарии, получила степени по философии и латыни в тунисском универе.

Они познакомились в Париже в 1958, когда Кристо приехал туда рисовать портрет матери Жан-Клод.

В 1964 они вместе с их сынос Кириллом переехали в Нью-Йорк, где живут и сейчас.

В 1960-е годы Христо разработал концепцию «ампакетажа» (empaquetage — упаковка, чаще употребляется термин «амбалляж») — собственную форму художественного самовыражения, которая принесла ему мировую известность. «Ампакетаж» или «амбалляж» заключается в обертывании предметов и объектов в различные материалы (ткань, бумагу, пленку). Тому, что получается в результате, присваивается статус произведения искусства. Христо начал с упаковки небольших предметов, например, банок (что правда до него уже делал Ман Рэй). Со временем художник перешел к упаковке деревьев и автомобилей, а потом целых зданий и ландшафтов. У художника уходит много времени и усилий на получение разрешений для осуществления своих проектов. Христо удалось «обернуть» Кунстхалле в Берне (1968), Музей современного искусства в Чикаго (1969), отрезок морского берега близ Сиднея (1969), Новый мост в Париже (1985) и берлинский Рейхстаг (1995). Среди ландшафтных проектов Христо — «Бегущая изгородь» в Калифорнии (24 мили стены из ткани), созданная в 1976 году.

Христо и Жан-Клод называют себя художниками окружающей среды, художниками, которые

используют как сельскохозяйственные, так и городские средства для создания

временных произведений искусств. После 14-дневной выставки их работы

демонтируются. Огромное количество используемого материала перерабатывается и земля сохраняется в своем первоначальном состоянии. «Мы создаем временные

произведения искусства радости и красоты» – говорит Жан-Клод – «Мы делаем их для нашего удовольствия и для удовольствия наших поклонников». Художники не принимают комиссионных или какого-либо спонсорства.

Конечная реализация проекта Христо и Жан-Клод – не только установка

материальной части. Проект не закончен, пока установка не удалена, и участок не возвращен к его «нормальному» состоянию. Но все же это прежнее состояние было

изменено установкой. В то время как ткани, веревки, кабели и другие материалы,

используемых в установке уже убраны и участок возвращен к состоянию

предустановки, вопросы, поднятые усилиями Христо, остаются среди всех тех, кто был занят проектом. Этот процесс переоценки продолжается намного позже проекта,

который возможно уже закончен. Это создание явления повторного рассмотрения,

спровоцированного работой, которая является временной, является возможно самым

большим достижением Христо.

Первые работы Христо не отличались особой масштабностью:

Wrapped Vespa 1963–64

Затем произведения стали заметно увеличиваться в размерах:

Christo and Jeanne-Claude

Wrapped Kunsthalle, Bern Switzerland 1967–68

Christo and Jeanne-Claude

Wrapped Coast, One Million Square Feet,

Little Bay, Australia, 1968–69

Rifle, Colorado 1970–72

Marin and Sonoma Counties, California

Miami, Florida, 1980–83

Однако самым амбициозным и соответственно самым дорогим проектом Кристо и Жан-Клод стала работа «Зонтики. Япония – США». На восходе солнца 9 октября 1991 года одновременно в японской провинции Ибараки и в штате Калифорния было открыто 3100 зонтиков. «Зонтики, – писал Кристо, – словно свободно расставленные динамические модули, отражали способность каждой долины создавать… как бы дома без стен, временные поселения…» Из-за высокой стоимости земли в Японии зонтики (их матерчатые голубые шляпки замечательно сочетались с пышной растительностью) ставились сравнительно близко друг к другу. На обширных долинах и холмах Калифорнии, покрытых выгоревшей бурой травой, художники предпочли разместить зонтики желтого цвета. Они напоминали распустившиеся одуванчики, расположенные прихотливо и, казалось бы, без всякой системы. Последнее, однако, было иллюзией – и здесь, и в Японии место каждого зонтика тщательно определялось с учетом множества факторов. Так, при их установке в Ибараки художники имели в виду восприятие пешеходов или пассажиров медленно едущих автомобилей, в то время как в Калифорнии приходилось учитывать то обстоятельство, что зрителями проекта будут владельцы машин, мчащихся по автостраде со скоростью не менее 90 километров в час. В этом проекте впервые воплотилась идея реализации одновременного события в двух отдаленных точках земного шара.

Japan – U.S.A. 1984–91

Последняя из крупных работ Кристо – «Обернутый рейхстаг. Берлин» – была наиболее значима для художника. Он хотел, чтобы этот проект мог быть виден как со стороны Восточного, так и со стороны Западного Берлина. Переговоры начались еще задолго до объединения Германии, но тогда Кристо и Жан-Клод получили отказ на том основании, что обертывание рейхстага будет означать профанацию истории, символом которой он является. Это не остановило художников, и в 1994 году они добились того, что проект был вынесен для обсуждения на сессии бундестага. Впервые произведение искусства, причем реально не существующее, обсуждалось на столь высоком государственном уровне, и, несмотря на противодействие канцлера Гельмута Коля, проект был принят 292 голосами против 223. Оборачивание было произведено с величайшей осторожностью: фасад накрыли восемью специальными панелями, чтобы избежать повреждения здания. Все статуи заключили в специальные стальные клетки. Покрытый каскадами ниспадающей серебристой материи, рейхстаг предстал абсолютно обновленным. Художники сознательно оставили зазоры в один-два метра между стеной и материей, чтобы ветер проникал в ее складки, колыхание которых создавало впечатление ожившего призрачного сооружения.

Читать еще:  Современная норвежская художница. Edvarda A. Braanaas

Последний завершенный проект: Ворота, установленные в центральном парке Нью-Цорка.

Упаковывая миры: памяти Кристо

В последний день весны у себя дома в Нью-Йорке умер концептуалист Кристо (Христо Явашев) – художник, стремившийся «переодеть», видоизменить, наполнить новыми смыслами привычный материальный мир.

Через две недели Кристо должно было исполниться 85. Смерть его тем не менее поражает. Она противоречит нашим представлениям о Кристо, революционере и визионере из тех, что навсегда остаются в ряду героев, от которых ждут подвигов. Последний акт подвижничества Кристо – упаковка в полипропиленовую пленку Триумфальной арки в Париже – был намечен на апрель 2020 г., но перенесен: сначала, из-за коронавируса, на сентябрь (арка должна была стоять упакованной с 18 сентября по 3 октября), а теперь и вовсе на будущий год.

Долгожданную ретроспективу Кристо (1935–2020) и Жанн-Клод Гийебон (1935–2009), его жены и постоянного соавтора, в Центре Помпиду, открытие которой было назначено на 18 марта, тоже перенесли – пока на 1 июля.

Укутывание арки должно было совпасть с выставкой, а теперь они превратятся в события in memoriam и в любом случае заставят зрителей вспоминать прошлые творения Сhristo & Jeanne-Claude: обернутый в золотистую пленку парижский Пон-Нёф (1975–1985); «Бегущую изгородь» (1972–1976) – живую стену из ткани, перекинутую на 20 миль по холмам Калифорнии; укутанные в цвет фуксии искусственные острова в заливе Майами (1980–1983); исполинский занавес в ущелье в Колорадо (1984); миланский памятник Леонардо, который Кристо и Жанн-Клод завернули как посылку и перевязали бечевкой в 1970-м.

Все начиналось с обертывания мелких предметов в холст, который скрывал их суть и предназначение и создавал новые скульптурные формы. Идея с «одеванием» общественного здания возникла в 1961 г. «Здание должно принадлежать народу, как парламент – единственное здание, принадлежащее всей нации», – вспоминал потом Кристо. Он сделал фотомонтаж, не предполагая, что парламентом с картинки станет Рейхстаг. Художник не бывал до той поры в Берлине и лишь через 10 лет получил от друга открытку с фотографией безжизненного «мавзолея».

Первым же «берлинским» проектом стала в 1962-м баррикада из нефтяных жестяных бочек в Париже – протест против строительства Берлинской стены. Кристо и Жанн-Клод воплотили в своих биографиях главные противоречия тогдашней Европы. Он, уроженец болгарского Габрово, студент Софийской академии художеств, в 1956-м нелегально перешедший границу Чехословакии и Австрии и так попавший на Запад, и она, родом из Касабланки, художница-самоучка, выросшая в семье генерала, появились на свет в один день, 13 июня 1935 г. И полвека, до смерти Жанн-Клод, не расставались, придумывая и реализуя монументальные проекты на стыке природы, урбанистики и архитектуры.

Проекты, которые готовились годами, иногда десятилетиями, как обернутый берлинский Рейхстаг. Идея 1961 г. была реализована только в 1995-м, уже в другой стране. Рейхстаг простоял упакованным всего две недели – после многомесячных переговоров, накануне закрытия здания на реконструкцию, депутаты согласились пустить туда художников.

Две недели длились все акции Кристо и Жанн-Клод. Эти упаковки оставляли после себя лишь фото- и видеодокументацию, подготовительные эскизы, воспоминания. «Временный характер нашей работы бросает вызов бессмертию искусства, – убеждал Кристо. – Разве искусство вечно? Искусство бессмертно? Сооружения из золота, серебра или камней запомнятся навеки? Наивно и самонадеянно полагать, что такие вещи останутся в вечности. Чтобы исчезнуть навсегда, требуется, возможно, больше храбрости, чем для того, чтобы остаться».

Безмерная храбрость Кристо состояла уже в том, чтобы уравнять невероятно масштабное и сиюминутное, просто вообразить эти будущие исполинские обернутые конструкции, которые потребуют колоссального труда, а проживут считанные дни. И выстроить диалог не только с властью и чиновниками, которые должны были позволить прикоснуться к историческим объектам, но с самими сооружениями и их прошлым – с тем же 400-летним Новым мостом в Париже.

Смелость была и в том, чтобы рассчитать, что для упаковки Рейхстага потребуется 60 т ткани толщиной 2,5 мм, которая должна выглядеть как шелк, колыхаться от дуновения ветра и создавать эффект подвижности, легкости – прямо противоположный тому, который создает этот тяжеловесный монстр живьем.

Смелость была в самой идее упаковки памятников, зданий и деревьев, в предпринятой попытке изменить содержание, меняя форму, в создании визуального барьера, мешающего свободному созерцанию. В том, чтобы, препятствуя взгляду, превратить в тайну то, что кажется очевидным. И поразительно, насколько придуманная Кристо и Жанн-Клод маскировка оказалась созвучна сегодняшнему дню, когда перчатки закрывают кожу рук, мешая живым прикосновениям, а маски не позволяют увидеть лицо.

Читать еще:  Чешская художница. Jitka Nesnidalova

Христо Поштаков (Христо Димитров Пощаков)

Кристофер Поустман (Кристофър Поустман)

Прозаик, переводчик, журналист, активный участник болгарского фэн-движения. Родился в г. Павликени. Окончил Софийский Технический университет. Работал разнорабочим, в течение нескольких лет был техническим советником на Кубе(1979-1984 г); в 1990-е гг. сменил ряд профессий, так или иначе связанных с бизнесом: работал начальником технологического отдела и управителем в холдинге «Агропромстрой»(1995-1996 г), возглавлял крупную болгарскую автобусную компанию пассажирских перевозок (1996-1997 г), входил в совет директоров полиграфического комбината «Болгар-Пресс»(1997-1998 г). С 1998 г. — профессиональный писатель. Имеет научные публикации и две монографии, изданные на Кубе.

Фантастику пишет с 1984 г.; дебютировал рассказом «Идем в гости» (Наука и техника за младежта, 1987), в юмористической форме раскрывающий тему контакта с инопланетной расой. Рассказы П. публиковались в центральной периодике и журналах фантастики «ФЕП», «Фантастични истории», «Sf трилър», «Върколак» и др., входили в антологии болгарской фантастики «Модели-89» (1989), «Модели-90» (1990), «Новая болгарская фантастика-91» (1991), «Чудесные горизонты» (2000), «Звяр незнаен» (2003). Известен как переводчик зарубежной фантастики с английского, испанского и русского языков. Активный деятель болгарского фэндома, первый председатель фонда «Фантастика». Член Ассоциации болгарских писателей-фантастов. Лауреат ряда национальных конкурсов НФ рассказа.

Дебютная книга НФ рассказов Поштакова — «Дежурство на Титане» [Дежурство на Титан, 1993] получила поощрительный приз Европейского конгресса писателей-фантастов (ЕВРОКОН) за лучший дебют европейского автора.

Рассказам, в которых чувствуется влияние творчества Р.Шекли, свойственны лаконичность и парадоксальность сюжетных построений. Приоритетные темы творчества — Человек и Космос, Контакт, исследование Реальностей, часто разрабатываемые в иронически-пародийном ключе. Интересным творческим «отступлением» явился цикл коротких новелл «Короткие и очень короткие страшные рассказы» (1996), в которых спародированы штампы литературы ужасов. Рассказы и новеллы составили авторские сборники «Дежурство на Титане» (1993), «Приключение в Дарвиле» (1996) и «Планета Скали» (2001). Отдавая предпочтение сюжетной прозе короткой формы, автор редко обращается к романной форме: футуристический детектив о технологическом обществе недалекого будущего «Приключение в Дарвиле» (1996), «Нашествие грухилов» (1998) — любопытный синтез сатирической антиутопии, пародии и «космической оперы» о духовном распаде высокоразвитой цивилизации. В 2003 г. состоялся дебют писателя в жанре пародийно-юмористической фэнтези (но с атрибутами и приключенческой НФ) – роман «Меч, мощ и магия» (под псевдонимом Кристофър Поустмън), герои которого, средневековые рыцарь, маг и дракон, оказываются в современном Голливуде.»

Ранние работы Христо Явашева

Вчера, 31 мая, в возрасте 84 лет умер американский скульптор болгарского происхождения Христо Явашев. Все знают его как художника, вместе с женой Жанной-Клод де Гийебон обернувшего в ткань и полиэтилен острова у калифорнийского побережья и Рейхстаг. В память о Христо The Blueprint вспоминает его ранние работы: завернутые консервные банки, нефтяные бочки, портреты Жанны-Клод и живых женщин — скоротечный гимн красоте повседневности.

История искусства второй половины XX века — это их история в том числе: в марте 1958 года Явашев, тогда начинающий художник, перебрался в Париж, и вскоре начал работать с Жанной; всю совсместную жизнь они создавали искусство вместе под именем Христо и Жанна-Клод. Став, возможно, самым известным художественным дуэтом в истории искусства — и уж точно самым долгоиграющим. Христо и Жанна-Клод жили долго и счастливо, а родились в один день. Жанна-Клод умерла в 2009 году.

Христо завертывает одну из статуй в саду Виллы Боргезе, Рим, 1963

Искусство второй половины XX века работало на разрыв и экспансию. Искусство Христо и Жанны-Клод трудно назвать острым и провокационным — при всей своей мимолетности оно кажется воплощением красоты вне времени. В результате они заслужили и признание критиков и любовь публики, особенно своими поздними проектами: «Воротами» в нью-йоркском Центральном парке, плавающими пирсами на острове Сан-Паулу и розовыми островами Майами. Во время действия инсталляции «Ворота» Христо и Жанны-Клод в Центральном парке цена в гостиничных номерах поблизости выросла минимум на 50 долларов в сутки — так много желающих хотело ее увидеть.

«Ворота», Центральный Парк, Нью-Йорк, 1979-2005

То, что делали Христо и Жанна-Клод, было трудно не любить: в их действиях была преданность, четкость, честность и упорство. Так, они десятилетиями боролись с оппозицией мэров («Ворота» они хотели сделать еще в 1979-м, смогли только в 2002, завернуть Рейхстаг хотели в 1971-м, смогли только в 1995-м). «Прячущие» лишнее и подчеркивающие суть вещей проекты они создавали только на свои деньги от продажи эскизов, а все места под скульптуры арендовали. Проекты обычно можно было увидеть совсем недолго — например, две недели, за которые 5 миллионов человек со всего мира приехало посмотреть завернутый Рейхстаг. «Я художник, и мне нужно иметь смелось, — говорил Христо. «Вы знаете, что у меня нет ни одной существующей работы? Они все исчезают. Я думаю, что нужно намного больше смелости, чтобы создавать вещи, которые исчезнут, чем те, которые останутся».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector