Художник из Норвегии. Marius Konrad Vartdal

Художник из Норвегии. Marius Konrad Vartdal

3 популярных норвежских узора: сетесдаль, восс и мариус

Аденься.ру продолжает рассказывать о популярных орнаментах и рисунках, украшающих модные вещи. В этом обзоре остановимся на норвежских узорах, особенно актуальных в преддверии зимних каникул.

Эта группа орнаментов включает несколько разных техник. Часто вещи в норвежском стиле вяжутся по кругу, так же как и теплый свитер Fair-Isle, и предполагают вывязывание символичных мотивов из ниток разных цветов. Первые упоминания о норвежских орнаментах датируются XIX веком, исторической родиной этих рисунков считается долина Сетесдаль. Кстати, в норвежской традиции черно-белый свитер или жакет с геометрическими мотивами так и называется – «Setesdal». Традиционная версия этой модели предполагает обработку горловины пестрой планкой со скандинавской вышивкой, но уже в начале прошлого века спортсмены и путешественники стали носить «Сетесдаль» в более простом исполнении, а сегодня дизайн этого свитера не ограничивается черно-белой цветовой гаммой.

Традиционный Сетесдаль (фото 1,2), современная версия Debenhams (фото 3)

Самыми популярными мотивами норвежских узоров являются снежинки и олени, окруженные крестиками, ромбами, зигзагообразными линиями, – именно в таком виде норвежский узор ворвался в мировую моду после выхода фильма «Серенада солнечной долины» (1941 г.), в котором актер Джон Пейн продемонстрировал зимний свитер с оленями. Этот образ произвел революцию в мужской трикотажной моде, – после премьеры киноленты подобные свитеры стали неотъемлемой частью гардероба молодых модников, в 1960-е гг. норвежских оленей стали носить и женщины. Сейчас это классика зимней моды, вызывающая в западных странах ассоциации с новогодними и рождественскими праздниками.

Кадры из фильма «Серенада солнечной долины», норвежская вышивка со снежинками (фото 3), свитер марки F5 (фото 4)

Конечно, оленями норвежские узоры не ограничиваются. В этой группе есть интересный рисунок «восс», названный в честь норвежской деревушки, где его, собственно, и придумали. Первоначально квадратные мотивы использовались в вышивке свадебных платков (примечательно, что многие вязаные мотивы заимствованы норвежцами из собственных вышивок). Сейчас скандинавы используют рисунок для жаккардовых орнаментов, обычно кофты и джемперы «voss» связаны из черных и белых ниток, создающих красивый контраст. Рисунок может быть тотальным на всей поверхности изделия или в комбинации с диагональными полосками (по аналогии с линиями сложенного вдвое платка).

Квадратные мотивы орнамента Восс (Voss)

В 1953 г. у норвежцев появилась еще одна гордость – свитер Мариус, созданный дизайнером Унн Сойлан Дале (Unn Søiland Dale). «Marius» вдохновлен традиционным свитером Сетесдаль, но если у последнего вся поверхность заполнена геометрическим орнаментом и контрастными крапинками, то у Мариуса только третья часть полотна оформлена рисунком (верх изделия и часть рукавов). Настоящий Мариус выдержан в оттенках национального флага, то есть красно-сине-белых, хотя существует богатое разнообразие цветовых сочетаний для этого орнамента. Свое название свитер получил в честь Мариуса Эриксена – военного летчика, который после Второй Мировой войны, стал заниматься горными лыжами, успел стать чемпионом Норвегии, а в 50-х гг. начал сниматься в фильмах. В 1954 г. состоялась премьера киноленты «Troll I Ord» с участием Мариуса Эриксена, где он с гордостью прорекламировал новый свитер, сделав его национальным достоянием, коим он является до сих пор.

Кадры из фильма «Troll I Ord», Мариус Эриксен в «Мариусе» (фото 3), современная версия марки F5 (фото 4)

Конрад Виц: жизнь и творчество художника

Конрад Виц (нем. Konrad Witz, ок. 1400, предположительно Ротвайль, Баден-Вюртемберг — 1445 или 1446, Базель или Женева) — немецкий и швейцарский художник.

СОДЕРЖАНИЕ

БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКА

Швейцарский художник Виц родился в семье ювелиров, выходцев из верхнерейнскои области. Его детство проходило сначала во Франции, а затем в Констанце.

В 1431 он приезжает в Базель, где в 1434 становится членом “Zunft zum Himmel”, корпорации, объединяющей художников, каменотесов, стекольщиков и ювелиров.

Став гражданином Базеля в 1439, он пишет фрески в Корнхаузе.

В 1444, по приглашению одного из влиятельных членов Базельского Собора, кардинала Франсуа де Миса, епископа Женевского, Виц отправляется в Женеву, где исполняет картину для главного алтаря в соборе св. Петра.

Умер Виц в Базеле или Женеве до 1445.

Работы Вица представлены в музеях Базеля, Женевы, Неаполя, Дижона, Нюрнберга, Гента, Берлина, Нью-Йорка.

ТВОРЧЕСТВО

Лишь немногие произведения художника сохранились: 12 из 16 створок полиптиха “Зерцало искупления человечества”, вдохновленной догматом “Specutum humanae salvationis” и написанного в 1435 для собора в Базеле. “Св. Христофор” (Базель, Художественныи музей), четыре фрагмента алтаря из собора св. Петра в Женеве (Женева, .Музей искусства и истории) и три поздних работы, исполненных в период между 1444 и 1446 и принадлежащих одному и тому же алтарю: “Встреча Иоакима и Анны у Золотых ворот” (Базель, Художественный музей), “Благовещение” (Нюрнберг, музей) и “Св. Екатерина и св. Магдалина” (Страсбург, музей собора). Полиптих “Зерцало искупление человечества” включал в себя несохранившееся центральное панно и две двусторонних створки с четырьмя сценами на каждой.

В Художественном музее в Базеле хранятся пять из восьми панно (“Эсфирь и Артаксеркс”, “Авраам и Мелхиседек”. “Давил и Авессалом” и другие, с изображением на оборотной стороне фигур “Церкви”, “Синагоги”, “Ангела из Благовещения” и “Св. Варфоломея”). Сохранились также два других панно, “Август и Сивилла” и, на оборотной стороне, “Св. Августин” (Дижон, Музей изящных искусств). “Соломон и царица Савская” (Берлин-Далем, музей). Для этого первого произведения Вица как и для “Св. Христофора”, характерна некоторая грубость рисунка, контрастирующая с тонкой игрой света и рельефной выпуклостью. Художник ищет пластической выразительности и, помня уроки скульптуры Клауса Слютера, создает объемные фигуры, напоминающие фигуры “Пророков” из картезианского монастыря Шанмоль в Дюконе. Все детали исполнены со знанием законов перспективы и светотени. Сверкающие доспехи, дорогие ткани, драгоценные камни, эффекты воздушной атмосферы — все это изображено с подлинным реализмом. Шедевром зрелого периода Вица является алтарь св. Петра в Женеве, от которого сохранились лишь две створки, состоящие из четырех панно (“Чудесный улов рыбы”, “Спасение св. Петра”, “Представление кардинала Миса Богоматери” и “Поклонение волхвов”). Все, что было грубого, резкого в предыдущих работах художника, здесь исчезает, уступая свое место подлинной естественности, масштабности композиции и сдержанности художественной экспрессии. Этот алтарь является единственным подписным произведением Вица.

«СВЯТАЯ ЕКАТЕРИНА И СВ. МАГДАЛИНА»

Страсбургская картина выполнена в конце 1430 годов. Витц придумал для своего сюжета самую необычайную композицию.

Он усадил обеих святых почему-то на полу коридора и не позаботился придать их кукольным лицам какое-либо выражение, хотя одна из них протягивает к небу сосуд с елеем, другая же «делает вид», что читает книгу.

Но линии архитектуры на сей раз проложены строже (неужели это опять этюд с натуры или перед нами вымысел?) и массы вылеплены мягче. Почти стереоскопическое впечатление производит уходящий вглубь коридор, оканчивающийся дверью на базельскую улицу. Каким-то даже «современным фокусом» отзывается темное обрамление двери, придающее усиленный свет этому виду, и не без иллюзионистского расчета помещена роза из разноцветных стекол над дверью. Приемы достижения иллюзии, сказывающиеся уже инстинктивным образом в картинах мюнхенского Георгианума, здесь проведены с хитрой системой; так, например, прием перерезывания, «перекрывания» одних предметов другими: алтарь наполовину «запрятан» за колонну, и хочется протянуть руку за этот столбик, чтобы нащупать пелену на алтаре и приподнять подсвечник. И та же иллюзорность, доходящая до фокусничанья, сказывается в сверкающем и бросающем от себя на пол тень колесе (орудие пытки св. Екатерины), в складках одежды (пурпурной и зеленой) «святых дам», в ожерелье и в короне св. Екатерины. Рядом с этим замечается и некоторая сбивчивость в освещении: фигуры и архитектура освещены справа, а колесо сверху; очевидно, Витц брал свои модели в разных местах и не справился с объединяющей переработкой общего. О каких-либо теоретических знаниях перспективы в данном случае не может быть и речи. Вся перспективная иллюзорность основана на наблюдательности и практике.

Читать еще:  Собственный путь. Cor Groenenberg

«СВЯТОЙ ХРИСТОФОР»

Здесь взят мотив, который нам уже известен по произведению Дирика Боутса: река между скалами.

Однако, несмотря на примитивизм отдельных мотивов, общее поражает здесь грандиозностью замысла и убедительностью в большей степени, нежели позднейшая картина Боутса. Все здесь расступилось, раздвинулось, ушло в ширь и глубь, чтобы передать впечатление полноводной, глубокой реки, по которой только и ходить великану — Христофору. Фон расплывается в сильном свете (ночи, требуемой по легенде, Витц не сумел или не решился изобразить), и далекие берега стушеваны за пеленой атмосферы. Поразительно передана вода; Боутс прибег к более узорчатому приему мелких, чередующихся, как бы вскипающих волн. У Витца же взят более простой и, следовательно, более трудный мотив — спокойной, гладкой поверхности, по которой расходятся широкие плавные круги, производимые шагами Христофора. Этот прием лучше выражает глубину реки, ее величавое, стихийное спокойствие, и страшной представляется опасность, угрожающая святому под непосильной тяжестью чудесного Младенца.

«ХОЖДЕНИЯ ПО ВОДАМ»

Эта «спокойная красота воды» здесь составляет главную прелесть знаменитого произведения Витца в Женеве.

Здесь тоже чувствуется глубина, опасность в нее погрузиться, захлебнуться в холодной тьме, и вследствие этого тем более чудесно шествование Бога в образе человеческом по зыбкой зеркальной поверхности. Но, кроме того, женевская картина — одна из первых панорамных «ведут» истории искусства. Можно узнать место, откуда писал Витц свой этюд для этой картины — это берег между Женевой и деревушкой Преньи на Areal des Paquis. Мы видим противоположный берег озера: возделанные поля, свайные постройки, небольшие деревушки, замки, плоские холмы, торчащую гору Mфle и, наконец, почти сливающуюся с фоном сверкающую снежную цепь. Поражает и смелость, «современность» всей композиции. Ничего нет подстроенного, приукрашенного. «Вырезок натуры» передан с полной простотой, с полной непосредственностью, лишь несколько сдвинуты холмы. Придется ждать более пятидесяти лет, пока снова в живописи не появятся подобные же «вырезки» — в альбоме Дюрера, но и этот великий и мужественный художник не решится ни разу «допустить» в картину альбомный этюд, сделанный им прямо с натуры.

Исходя из чисто пластической концепции, художник создает живописные творения настолько яркие по языку, что заставляют признать его как одного из лучших художников своего времени. Творчество Вица открывает эпоху нового реализма. Он хорошо знал возможности светотени и тщательно прорабатывал даже мельчайшие детали.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ ХУДОЖНИКА

Одно время работал в Констанце , в том числе и как резчик по дереву.

Ледяные картины норвежского художника-сюрреалиста Henrik Aarrestad Uldalen

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Henrik Aarrestad Uldalen – художник-самоучка из Норвегии, творчество которого основывается на классической фигуративной живописи, представленной в современной манере. Несмотря на его реалистичный подход, он не стремится к фотографической точности. Некоторые герои на картинах художника парят в воздухе, другие — придаются своим мечтам, создавая вокруг себя мифическую атмосферу.

-Расскажите немного о себе.

Henrik Aarrestad Uldalen:
Я вырос в маленьком городке Аскер в Норвегии недалеко от Осло. У меня нет никаких документов, подтверждающих мое художественное образование. Я художник-самоучка, и горжусь этим.

-С чего началось ваше увлечение творчеством? Как выглядели ваши первые работы?


Henrik Aarrestad Uldalen:
Я всегда интересовался искусством, особенно живописью. Это было еще в школе, когда я встретил несколько ребят, которые разделяли мои интересы. Вместе мы экспериментировали с видами живописи, пробовали работать с различными техниками, в том числе и масляной, которая пришлась мне по душе. Не скрою, что мои первые работы были откровенно неудачными, но в любом случае, каждая последующая получалась лучше, чем предыдущая.


-Что вас вдохновляет?

Henrik Aarrestad Uldalen: Все, что мне нужно сделать — это всего лишь встать рано утром и начать работать с новыми силами. Я осознал, что единственная вещь, которая мотивирует меня — свежий проект на мольберте. Ожидание вдохновения, сидя около холста — это план, обреченный на провал.

-Опишите ваш творческий процесс.

Henrik Aarrestad Uldalen:
Все начинается со смутной и абстрактной идеи, часто это просто идея цвета и атмосферы. Потом я фотографию модель, образ которой хочу перенести на холст. Иногда я работаю с фотографией в фотошопе в поиске нужной композиции. Как правило, моя идея на этом этапе претерпевает значительные изменения.


-Какие символы есть в ваших работах?

Henrik Aarrestad Uldalen: Большинство героев моих картин — это лучшие друзья. Но есть и некоторые люди, которые являются чужими в моем искусстве. Я выбрал их из-за определенных качеств, которые искал в моделях. Для меня не слишком важно иметь личную историю с моделью, а так же зрителям не стоит знать подробности моей жизни, чтобы наслаждаться творчеством.

-Персонажи ваших картин находятся в окружении пустого белого пространства, либо в полной темноте. Какой смысл вы пытаетесь донести, создавая подобную атмосферу?

Henrik Aarrestad Uldalen: У этой серии есть много разных значений. Она называется «Пустота», и я хотел изобразить метафизические чувства героев, которые потеряны во времени и пространстве. Создавая картину, я полагаюсь на свою интуицию, и это именно то, что получается у меня лучше всего.

-Многие ваши работы не имеют называния. С чем это связано?

Читать еще:  Сила и женственность. Lauren Brevner

Henrik Aarrestad Uldalen: Мне очень трудно подбирать названия для моих картин. Проблема в том, что многие из них являются продолжением предыдущей серии. Таким образом, одна и та же тема пронизывает несколько работ. К тому же, я не люблю, когда называние мешает воображению зрителя и навязывает определенную идею.

-Какой аспект вашей работы самый сложный?

Henrik Aarrestad Uldalen:
Каждый день художник сталкивается с разными проблемами. У меня есть несколько, с которыми трудно разобраться. Например, попытка привнести что-то новое посредством своего творчества, а также проблемы технического плана. Я надеюсь, все изменится в один прекрасный день.

-Кто из художников вас вдохновляет?


Henrik Aarrestad Uldalen:
Вильям Бугро, Джон Сингер Сарджент, Альфонс Муха, Илья Репин, а также наши современники: Антонио Лопес Гарсия, Готфрид Хельнвайн, Алекс Каневский, Дженни Савиль, Даниэль Сприк, Джереми Геддес и Одд Недрум. Этот список можно продолжать еще на несколько страниц, поэтому я лучше остановлюсь.

-Искусство, как и жизнь, представляет собой непрерывный процесс эволюции и перемен. Как вы представляете себе ваше творчество в последующие годы?

Henrik Aarrestad Uldalen: Это очень хороший вопрос и одновременно трудный. Два года назад я бы ни за что не догадался, что ждет меня сегодня. Я бы хотел путешествовать во времени и смотреть за моим творчеством от начала до конца. Я уверен лишь в том, что буду продолжать идею с людьми, находящимися в подвешенном состоянии.

-Какие слова/фразы наиболее точно описывают ваше искусство?


Henrik Aarrestad Uldalen:
Трудно сказать, я выбираю отдельные элементы из разных видов живописи на протяжении многих лет, пытаясь создать что-то новое. Чаще всего я слышу такие фразы, как «магическое искусство», «сюрреализм» и так далее. Я бы хотел оставить этот вопрос для искусствоведов.

В каждой из картин талантливого художника из Норвегии Кристера Калстада (Christer Karlstad) можно заметить легкое дуновение смерти и ностальгии. Он свободно участвует в мифах, символах и архетипах, позволяя зрителям перенестись в новый сказочный мир.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Конрад Виц: жизнь и творчество художника

Конрад Виц (нем. Konrad Witz, ок. 1400, предположительно Ротвайль, Баден-Вюртемберг — 1445 или 1446, Базель или Женева) — немецкий и швейцарский художник.

СОДЕРЖАНИЕ

БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКА

Швейцарский художник Виц родился в семье ювелиров, выходцев из верхнерейнскои области. Его детство проходило сначала во Франции, а затем в Констанце.

В 1431 он приезжает в Базель, где в 1434 становится членом “Zunft zum Himmel”, корпорации, объединяющей художников, каменотесов, стекольщиков и ювелиров.

Став гражданином Базеля в 1439, он пишет фрески в Корнхаузе.

В 1444, по приглашению одного из влиятельных членов Базельского Собора, кардинала Франсуа де Миса, епископа Женевского, Виц отправляется в Женеву, где исполняет картину для главного алтаря в соборе св. Петра.

Умер Виц в Базеле или Женеве до 1445.

Работы Вица представлены в музеях Базеля, Женевы, Неаполя, Дижона, Нюрнберга, Гента, Берлина, Нью-Йорка.

ТВОРЧЕСТВО

Лишь немногие произведения художника сохранились: 12 из 16 створок полиптиха “Зерцало искупления человечества”, вдохновленной догматом “Specutum humanae salvationis” и написанного в 1435 для собора в Базеле. “Св. Христофор” (Базель, Художественныи музей), четыре фрагмента алтаря из собора св. Петра в Женеве (Женева, .Музей искусства и истории) и три поздних работы, исполненных в период между 1444 и 1446 и принадлежащих одному и тому же алтарю: “Встреча Иоакима и Анны у Золотых ворот” (Базель, Художественный музей), “Благовещение” (Нюрнберг, музей) и “Св. Екатерина и св. Магдалина” (Страсбург, музей собора). Полиптих “Зерцало искупление человечества” включал в себя несохранившееся центральное панно и две двусторонних створки с четырьмя сценами на каждой.

В Художественном музее в Базеле хранятся пять из восьми панно (“Эсфирь и Артаксеркс”, “Авраам и Мелхиседек”. “Давил и Авессалом” и другие, с изображением на оборотной стороне фигур “Церкви”, “Синагоги”, “Ангела из Благовещения” и “Св. Варфоломея”). Сохранились также два других панно, “Август и Сивилла” и, на оборотной стороне, “Св. Августин” (Дижон, Музей изящных искусств). “Соломон и царица Савская” (Берлин-Далем, музей). Для этого первого произведения Вица как и для “Св. Христофора”, характерна некоторая грубость рисунка, контрастирующая с тонкой игрой света и рельефной выпуклостью. Художник ищет пластической выразительности и, помня уроки скульптуры Клауса Слютера, создает объемные фигуры, напоминающие фигуры “Пророков” из картезианского монастыря Шанмоль в Дюконе. Все детали исполнены со знанием законов перспективы и светотени. Сверкающие доспехи, дорогие ткани, драгоценные камни, эффекты воздушной атмосферы — все это изображено с подлинным реализмом. Шедевром зрелого периода Вица является алтарь св. Петра в Женеве, от которого сохранились лишь две створки, состоящие из четырех панно (“Чудесный улов рыбы”, “Спасение св. Петра”, “Представление кардинала Миса Богоматери” и “Поклонение волхвов”). Все, что было грубого, резкого в предыдущих работах художника, здесь исчезает, уступая свое место подлинной естественности, масштабности композиции и сдержанности художественной экспрессии. Этот алтарь является единственным подписным произведением Вица.

«СВЯТАЯ ЕКАТЕРИНА И СВ. МАГДАЛИНА»

Страсбургская картина выполнена в конце 1430 годов. Витц придумал для своего сюжета самую необычайную композицию.

Он усадил обеих святых почему-то на полу коридора и не позаботился придать их кукольным лицам какое-либо выражение, хотя одна из них протягивает к небу сосуд с елеем, другая же «делает вид», что читает книгу.

Но линии архитектуры на сей раз проложены строже (неужели это опять этюд с натуры или перед нами вымысел?) и массы вылеплены мягче. Почти стереоскопическое впечатление производит уходящий вглубь коридор, оканчивающийся дверью на базельскую улицу. Каким-то даже «современным фокусом» отзывается темное обрамление двери, придающее усиленный свет этому виду, и не без иллюзионистского расчета помещена роза из разноцветных стекол над дверью. Приемы достижения иллюзии, сказывающиеся уже инстинктивным образом в картинах мюнхенского Георгианума, здесь проведены с хитрой системой; так, например, прием перерезывания, «перекрывания» одних предметов другими: алтарь наполовину «запрятан» за колонну, и хочется протянуть руку за этот столбик, чтобы нащупать пелену на алтаре и приподнять подсвечник. И та же иллюзорность, доходящая до фокусничанья, сказывается в сверкающем и бросающем от себя на пол тень колесе (орудие пытки св. Екатерины), в складках одежды (пурпурной и зеленой) «святых дам», в ожерелье и в короне св. Екатерины. Рядом с этим замечается и некоторая сбивчивость в освещении: фигуры и архитектура освещены справа, а колесо сверху; очевидно, Витц брал свои модели в разных местах и не справился с объединяющей переработкой общего. О каких-либо теоретических знаниях перспективы в данном случае не может быть и речи. Вся перспективная иллюзорность основана на наблюдательности и практике.

Читать еще:  Художник света. Jose Royo

«СВЯТОЙ ХРИСТОФОР»

Здесь взят мотив, который нам уже известен по произведению Дирика Боутса: река между скалами.

Однако, несмотря на примитивизм отдельных мотивов, общее поражает здесь грандиозностью замысла и убедительностью в большей степени, нежели позднейшая картина Боутса. Все здесь расступилось, раздвинулось, ушло в ширь и глубь, чтобы передать впечатление полноводной, глубокой реки, по которой только и ходить великану — Христофору. Фон расплывается в сильном свете (ночи, требуемой по легенде, Витц не сумел или не решился изобразить), и далекие берега стушеваны за пеленой атмосферы. Поразительно передана вода; Боутс прибег к более узорчатому приему мелких, чередующихся, как бы вскипающих волн. У Витца же взят более простой и, следовательно, более трудный мотив — спокойной, гладкой поверхности, по которой расходятся широкие плавные круги, производимые шагами Христофора. Этот прием лучше выражает глубину реки, ее величавое, стихийное спокойствие, и страшной представляется опасность, угрожающая святому под непосильной тяжестью чудесного Младенца.

«ХОЖДЕНИЯ ПО ВОДАМ»

Эта «спокойная красота воды» здесь составляет главную прелесть знаменитого произведения Витца в Женеве.

Здесь тоже чувствуется глубина, опасность в нее погрузиться, захлебнуться в холодной тьме, и вследствие этого тем более чудесно шествование Бога в образе человеческом по зыбкой зеркальной поверхности. Но, кроме того, женевская картина — одна из первых панорамных «ведут» истории искусства. Можно узнать место, откуда писал Витц свой этюд для этой картины — это берег между Женевой и деревушкой Преньи на Areal des Paquis. Мы видим противоположный берег озера: возделанные поля, свайные постройки, небольшие деревушки, замки, плоские холмы, торчащую гору Mфle и, наконец, почти сливающуюся с фоном сверкающую снежную цепь. Поражает и смелость, «современность» всей композиции. Ничего нет подстроенного, приукрашенного. «Вырезок натуры» передан с полной простотой, с полной непосредственностью, лишь несколько сдвинуты холмы. Придется ждать более пятидесяти лет, пока снова в живописи не появятся подобные же «вырезки» — в альбоме Дюрера, но и этот великий и мужественный художник не решится ни разу «допустить» в картину альбомный этюд, сделанный им прямо с натуры.

Исходя из чисто пластической концепции, художник создает живописные творения настолько яркие по языку, что заставляют признать его как одного из лучших художников своего времени. Творчество Вица открывает эпоху нового реализма. Он хорошо знал возможности светотени и тщательно прорабатывал даже мельчайшие детали.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ ХУДОЖНИКА

Одно время работал в Констанце , в том числе и как резчик по дереву.

Капля света, блог о философии красоты

Главная » Современник » Мариус ван Доккум – Шпицвег XXI века

Мариус ван Доккум – Шпицвег XXI века

Автор: Евгений Сусманович

Голландский художник, наш современник, Мариус ван Доккум работает в разных жанрах живописи. У него есть и портреты, и пейзажи, и натюрморты, но определённую известность художнику принесли его добродушно-весёлые картины, зарисовки из жизни (частенько воображаемой) голландских обывателей. Мариуса ван Доккума можно назвать представителем стиля бидермейер XXI века. И почему бы не назвать Мариуса ван Доккума сегодняшним Шпицвегом. Именно эти работы голландского художника привлекли моё внимание, и именно в той же манере, в которой я комментировал Карла Шпицвега, я хочу представить вашему вниманию картины ван Доккума. К сожалению, оригиналы изображений картин, размещённые на сайте художника mariusvandokkum.nl , даны в низком разрешении, но вы всё равно не забывайте кликать на картинки для лучшего просмотра.

В начале несколько заметок из спортивной жизни стариков. Их воля к жизни, подкрепляемая уникальным опытом, заставляет улыбнуться и склоняет зрителя к осмысленному оптимизму.

Вот, пожалуйста, пятая минута. Мяч на ледяной стене высотой с девятиэтажный дом. Нашим игрокам было не трудно собираться, обсуждать детали организации встречи в горах, ехать сюда со всем обмундированием и так далее. Ну так им не трудно будет потерпеть ещё часок (они только лестницу ждали два часа).

Мариус ван Доккум, 2007

Этому пузлану даже кони (пусть даже и пони) начинают завидовать. Ещё несколько недель ежедневных пробежек, ещё несколько вечерних игр с гантелями, гирями и уйдёт животик, исчезнет одышка и даже, о-ля-ля, быть может, снова пробьются волосы на голове. Но об этом никому.

Мариус ван Доккум, 2007

Велосипед-тандем, уважаемые джентльмены, это когда оба седока вращают педали, но контроль остаётся за велосипедистом, едущим спереди. Велосипеды-тандемы предназначены для езды по равнинной поверхности и весьма подходят для романтических прогулок. Господа, покупайте велосипеды-тандемы, и вы получите массу незабываемых впечатлений.

Мариус ван Доккум, 1998

А вот этот старикан видно переел любовных конфеток с блюдца, и потянуло его неожиданно к женскому полу. Ну а бабуля с непривычки сейчас огреет окаянного своею клюкой. Ничего, ничего, через несколько секунд всё образуется, и старые проказники окунутся в былые времена любви и трепета.

Мариус ван Доккум, 2011

Не только физически, но и интеллектуально старики готовы к соревнованиям. Вряд ли эта семейная пара хочет двигаться в ногу со временем. Они просто хотят порадовать сына в далёкой Америке неожиданным письмом по е-мейлу. А может быть захотелось им приобщиться к широкому кругу социальной сети, про которую с таким азартом постоянно рассказывает соседка фрау Верхук. Вот только зачем Мариус ван Доккум так опасно разместил на столе этот гроб с музыкой?!

Мариус ван Доккум, 2006

Любопытны грушечеловеческие эксперименты Мариуса ван Доккума. Наверное, в 2005 году он увидел в груше человека, а уже в последующие годы рисовал людей в виде груши:

Мариус ван Доккум, 2005

Мариус ван Доккум, 2007

Мариус ван Доккум, 2008

Не мог обойти Мариус ван Доккум и профессиональную тему. Эксперименты художников порой заходят очень далеко, а сами экспериментаторы не задумываются (к счастью) над средствами и методами:

Мариус ван Доккум, 2011

Мариус ван Доккум, 1992

Мариус ван Доккум, 2000

И напоследок салон обуви от Мариуса ван Доккума. Сначала утомлённые горем кроссовки, потом детские глупые кеды, за ними горделивые шузы работяги и мохнатые стоптанные беспризорники:

Мариус ван Доккум, 2012

Мариус ван Доккум, 2006

Мариус ван Доккум, 1993

Мариус ван Доккум, 2001

Посмотрите на портреты художников Мариуса ван Доккума и Карла Шпицвега

Мариус ван Доккум (2012) Карл Шпицвег (1840)

Их серьёзные выражения лиц обманчивы. На самом деле они смеются, сквозь века прикоснувшись друг к другу, словно эти два тапочка с театрально разинутыми ртами

Мариус ван Доккум, 1998

Вам понравилась статья? Поделитесь ею со своими друзьями, нажав кнопку соц. сервиса или «retweet».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector