Художник виноделия Вирджинии. Christopher Mize

Художник виноделия Вирджинии. Christopher Mize

Вино как искусство: если бы виноделы были художниками

Выбрав 13 крошечных хозяйств в разных регионах, так называемых артизанов, Дмитрий Волога растолковывает их винодельческую манеру через сравнение с художественными произведениями.

Сначала, конечно, думаешь, что «все, конец!». Если все новое – это хорошо забытое старое, то мы в глубоком кризисе: постмодерн победил, новых решений нет, только откат в прошлое. Но потом вспоминаешь, что тема статьи совсем другая и нужно подумать как раз про эволюцию, про свежее восприятие вина, про синестезию как метод дегустации. Про то, как лихо весь чувственный опыт сливается в новые иероглифы. Про направления, жанры и даже конкретные произведения.

Эпоха сортов и терруаров в общественном сознании – явление кратковременное. Похоже, оно исчезает, едва возникнув, прямо как Марти Макфлай с фотографии в первой серии «Назад в будущее».

Отчасти виноваты в этом сами производители, создавшие море ассоциаций, клубов и революционных ячеек, нахлобучивая на свои детища добавленную стоимость в виде новых смыслов, идей и фобий. Процессы эти необратимы. Нам остается лишь подхватить волну и разобраться, кто в какой технике работает. Визуальные искусства, в отличие от flavour, можно посмотреть и иногда даже потрогать. Возможно, скоро нейросети научатся визуализировать содержимое бутылки, и мы будем выбирать вино глазами.

Разговор в этот раз пойдет о художниках малой величины – о ремесленниках и экспериментаторах, о гениях признанных и гениях ближайшего будущего. Size matters, но есть нюансы. Есть какая-то бесконечно большая радость в бесконечно малых явлениях. Лавочники от промышленных гигантов отличаются так же, как посещение мастерской в присутствии занятого работой художника – от просмотра фотографий его работ в дорогом толстом журнале с тонной рекламных разворотов.

Можно рискнуть и пойти гораздо дальше в этих сравнениях. С одной стороны, есть роскошь католицизма, есть посредники в виде посланников пап виноделия (это мы про гигантов с их экспорт-менеджерами etc.), а есть протестантская непосредственность и прямой контакт с создателем-виноделом (это про небольшие хозяйства «с душой»).

Нет больше никакого пино нуара и рислинга. Умами правят не сорта и регионы, а сложная их композиция, из которой рождаются текстуры и стиль. Бургундия и шардоне – пустой звук до тех пор, пока мы не огласим имя автора, соединившего эти понятия в своем произведении. Слышишь имя домена, и сразу в голове картинка возникает, сразу ясно, чего ждать от вина. Образно говоря, терруар как фактор остается, но скорее в виде набора минералов, которые художник перетирает в порошок и превращает в краску. А вот как ею распорядиться – другой вопрос.

Восприятие вина требует дополненной реальности, которая объяснит заложенную в него идею. На этой волне хочется расставить по залам картины художников, которые уже есть в нашем депозитарии или вот-вот появятся там. Считайте это приглашением на закрытый показ.

Вино Вирджиния — Virginia wine

Вирджиния вино относится к вино , изготовленное в основном из винограда , выращенного в содружестве из Вирджинии . Вино производят в этом районе с первых дней европейской колонизации в 17 веке. В Вирджинии жаркое влажное лето, которое может быть сложной задачей для виноградарства , и только в течение последних двадцати лет отрасль вышла за пределы статуса новинки. По тоннажу сорта Vitis vinifera составляют 75% от общего объема производства. Французские гибриды составляют почти 20% от общего объема производства винных сортов винограда в Содружестве, в то время как американские сорта составляют лишь около 5% от общего объема. По состоянию на 2012 год в пятерку лучших производимых сортов входят Шардоне , Каберне Фран , Мерло , Видаль блан и Вионье .

По состоянию на 2016 год в Содружестве возделываемых земель насчитывалось около 2600 акров (11 км 2 ), а общий урожай составил более 6500 тонн. Содружество наций занимает пятое место в стране как по посевным площадям, так и по выращиванию винограда. Центральные и северные округа Вирджинии, в частности, расположенные к востоку от Голубого хребта , составляют значительную часть производства в Содружестве.

Содержание

История вин Вирджинии восходит к колониальной эпохе. В 1619 году на собрании первого представительного собрания в английской Америке горожане, сидящие в церкви Джеймстауна, приняли «Акту 12», которая требовала от колонистов Вирджинии сажать виноградники.

Примерно в 1807 году Томас Джефферсон , считающийся одним из величайших покровителей вина в Соединенных Штатах, основал два виноградника в своем южном саду. Его цель по производству вина из его поместья Вирджиния Монтичелло была достигнута из-за неудачного выращивания классических европейских сортов винограда из-за неспособности контролировать черную гниль и разрушительную корневую вошь, похожую на тлю, под названием филлоксера .

В начале 1900 — х годов, CHARLOTTESVILLE «S Монтичелло Wine Company и ее Вирджиния Claret Вино было так хорошо считать , что город объявил себя„Столицей пояса вина в Вирджинии.“

Возрождение было частично вызвано инвестициями итальянской семьи Зонин в новый виноградник в Барборсвилле в 1976 году. Виноградники Барбурсвилля послужили катализатором в 1970-х годах, наряду с ныне несуществующими виноградниками Окенкрофт. На протяжении 1980-х и 1990-х годов к этой смеси присоединились многие другие виноградники и винодельни, и к 2009 году в Вирджинии действовало более 163 виноделен. К 2012 году в Вирджинии работало более 230 виноделен. Почти все это небольшие семейные виноградники и винодельни, и только самые крупные имеют развитую сеть сбыта. В результате винодельни полагаются на винный туризм и прямые продажи большей части своих доходов. Чтобы воодушевить посетителей, они часто проводят специальные мероприятия с музыкой, едой и другими мероприятиями. Поскольку вина Вирджинии, продаваемые в Вирджинии, требуют, чтобы большая часть используемого винограда была выращена в Вирджинии, а поскольку Вирджиния не выращивает достаточно винограда, чтобы поддерживать количество виноделен, одна винодельня округа Флойд расширила свою деятельность за пятилетний период. контракт на экспорт своих вин в Китай. Chateau Morrisette с помощью офиса губернатора Боба Макдоннелла будет экспортировать свое Мерло в Китай и планирует добавить другие вина позже.

Читать еще:  Цифровая живопись. Zhu Haibo

Винная промышленность

С 1980-х годов для содействия продвижению вина Вирджиния создается все больше коммерческих и некоммерческих организаций. Две из наиболее известных организаций — это Ассоциация виноградников Вирджинии (VVA) и Ассоциация виноделен Вирджинии (VWA). Штат Вирджиния играет активную роль в продвижении винодельческой отрасли в штате, даже в части управления компанией-дистрибьютором винных заводов Вирджинии под названием Virginia Winery Distribution Company (VWDC), которая была создана Министерством сельского хозяйства Вирджинии и Потребительские услуги. Цель VWDC — предоставлять услуги оптовой продажи вина для фермерских виноделен Вирджинии, многие из которых слишком малы, чтобы управлять ими самостоятельно.

Количество виноградников и виноделен в Вирджинии растет с каждым годом. По состоянию на 2019 год в штате зарегистрировано более 250 виноградников и виноделен.

Необычный взгляд на сковородки Кристофера Йонассена (Christopher Jonassen) в фотопроекте «Devour»

Это началось еще в 2003 году с простого исследования такого привычного и обыденного мира посуды. В то время ни сам автор, норвежский графический дизайнер и фотограф-любитель Кристофер Йонассен (Christopher Jonassen) , ни его близкие не могли предположить, что это странное увлечение через десять лет превратится в нечто гораздо более глубокое и масштабное.

«Devour» – это коллекция фотографий Кристофера, которая представляет собой серию снимков днищ старых кастрюль и сковородок. Уникальность данного проект состоит в том что, не смотря на привычность и банальность предмета съемки, автору удается затронуть (в буквальном смысле) глобальные проблемы.

«Когда я учился за рубежом, в Австралии», вспоминает Йонассен: «Я жил в дешевом доме вместе с моими друзьями, и посуда, которой мы пользовались, была в довольно плохом состоянии». Тогда он начал фотографировать кастрюли, и воспринимал это как способ отражения результата влияния «повторяющихся и обыденных действий, которые мы совершаем каждый день». Йонассен копался в подвалах и на чердаках друзей и членов семьи в поисках подходящих кандидатов для съемки. Но его любимыми «моделями» были кастрюли, которыми пользовались местные бойскауты.

«Они носили с собой большие железные кастрюли и пользовались ими прямо на открытом огне в лесу», говорит Йонассен. «После того, как на кастрюлях появлялась черная горелость они соскабливали её ножом».

Он сфотографировал сотни кастрюль и сковородок в течение нескольких лет, все время совершенствуя свою технику и навыки. Работа над проектом продолжается, Кристофер настолько им увлекся, что все еще продолжает снимать. Все кастрюли, использованные в проекте, не подвергались какой-то специфической обработке, фотографии полностью отражают их естественный вид. Единственное, что делал Йонассен, так это втирал масло, для улучшения текстуры. В остальном мастер полагался на удачно установленное освещение и Photoshop.

«Я думаю, что очень важно уметь замечать красоту в мелочах, которая нас окружает каждый день,» — говорит Кристофер, «и Devour является, в частности, ярким свидетельством этому». Обратите внимание, все фотографии совершенно разные, каждая из моделей, использованных в проекте уникальна. В обычной жизни мы бы не обратили на них внимания, но на снимке они выглядят не как обычные кастрюли и сковородки, а как нечто интересное и притягательное.

Пожалуй, самое поразительное в этих фотографиях то, что кухонные кастрюли, которые мы видим каждый день могут быть похожи на планеты и луну. Как говорит сам автор работ, данный эффект был создан не преднамеренно. «Я обнаружил, что каждая кастрюля более или менее похожа на планету» говорит Джонс, «эта схожесть была изначально, я не использовал графические методы, чтобы создать такой эффект». На одной из фотографий мы видим красный Марс, на другой холодный и пустынный Нептун. Каждый, глядя на изображения, может пофантазировать и придумать на какую из планет будет похожа та, или иная модель.

Йонассен начал работать над проектом, просто заинтересовавшись разными узорами на поверхности посуды, но постепенно это превратилось в стиль его жизнь. Фотограф обнаружил в себе глубокие философские мысли, на которые его вдохновили сковородки в процессе работы «наша повседневная жизнь напоминает металлическую сковороду, одна маленькая царапина остается навсегда». Он говорит, что хочет создать «Связь между небольшим следом, который мы оставляем после себя каждый день и огромным влиянием, которое это в дальнейшем имеет на глобальные вещи. Я очень обеспокоен тем, как мы используем нашу планету. Название также отражает это. «Devour» означает жадность, уничтожение и потребительство, которое свойственно современным людям«.

Как ученый-ботаник Кристофер Дрессер творил дизайн будущего в викторианскую эпоху

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Металлический блеск, лаконичная, но смелая форма… Вещи, созданные дизайнером Кристофером Дрессером, кажутся «гостями из будущего», случайно попавшими в викторианскую эпоху из XX века. Кем был этот загадочный человек, чье имя долгие годы оставалось в забвении – ученым, художником, пророком?

Читать еще:  Современный итальянский художник. Ferdinando Olmi

Дрессер поражал современников очень широким спектром интересов – ученый-ботаник, путешественник, художник, педагог… Сейчас он известен в первую очередь как один из родоначальников промышленного дизайна в Великобритании, теоретик дизайна и исследователь Японии эпохи Мэйдзи.

Он родился в Глазго, в Шотландии, в семье англичан — переселенцев из Йоркшира. С тринадцати лет он посещал школу дизайна в Сомерсет-Хаусе в Лондоне, затем увлекся ботаникой, а впоследствии объединил два этих направления, читая лекции по новаторской дисциплине Art Botany. Известны созданные им лаконичные схемы и диаграммы, демонстрирующие «суть» растений – их структуру, ритм произрастания побегов, расположения листьев и лепестков.

Дрессер написал несколько книг по ботанике и заочно удостоился степени доктора наук. Он был избран членом Эдинбургского ботанического и Линнеевского обществ. Одновременно с этим он основал собственную школу-студию дизайна и начал практиковать в этой области.

В 1876 году произошел бурный роман Дрессера с… Японией. В этот год он проезжает две тысячи миль по Японии как представитель Музея Южного Кенсингтона, основанного принцем-консортом Альбертом. Задачей Дрессера было исследование декоративно-прикладного искусства, культуры и ремесел Японии, а также собрание коллекции наиболее интересных объектов. Это путешествие изменило взгляды Дрессера на дизайн – он убедился, что экспериментировать с формой перспективнее, чем выдумывать орнаменты. Его книга «Япония: ее архитектура, искусство и произведения искусства» популярна и в наше время.

В отличие от Уильяма Морриса, обратившегося в то же время к средневековым ремеслам, Дрессер осознавал, что промышленную революцию нельзя ни отменить, ни игнорировать. Он счел необходимым разрабатывать дизайн предметов для промышленного производства – рациональный и гармоничный.

Если создаваемые «Движением искусств и ремесел» и фирмой «Моррис и компания» вещи были свежи, прекрасны, утонченны и страшно дороги, Дрессер принципиально решил проектировать изделия «для работающих людей» — доступную продукцию для среднего класса.

Дрессер не боялся браться за необычные проекты. Он работал для угледобывающей компании, проектировал предметы быта, которым предстояло быть выполненными из металла, разрабатывал ковровые покрытия, изделия из стекла, металла и керамики. Дрессер презирал викторианскую мебель и предметы быта с обилием украшений, предпочитая декорированию поиски интересной формы.

Он опирался на свой богатый опыт наблюдения за японским бытом. Сегодня металлические чайники и решетки для тостов Дрессера кажутся созданными художником-конструктивистом – на самом же деле он создал их под влиянием японской эстетики, а ряд его металлических конструкций возник под воздействием давней любви к ботанике и утонченным растительным структурам.

Изделие должно было служить той функции, ради которой оно выполнено – позднее этот подход в полной мере был воплощен функционалистами. Красота – это в первую очередь строгая логика пропорций и выразительность формы, а не безумное обилие декора, затрудняющее взаимодействие с вещью и уход за ней.

Заказчики отмечали, что Дрессер знает технологии производства лучше, чем люди, непосредственно на этом производстве работавшие – он считал, что необходимо изучать материалы и технику, чтобы найти оптимальный вариант для создания предметов быта.

Одновременно с созданием предметов быта Дрессер продолжал заниматься теорией дизайна, издав несколько книг — «Искусство декоративного дизайна», «Развитие декоративного искусства на международной выставке» и «Принципы дизайна». Он рассматривал дизайн как гармонию Красоты и Истины, а Истина должна быть найдена наукой.

Известно, что Дрессер спроектировал огромное количество объектов для фарфоровых заводов, занимался бытовой и декоративной посудой из керамики, в том числе работал для Веджвуда, но, по-видимому, значительная часть его наследия не атрибутирована.

Однако несмотря на то, что в предметном дизайне Дрессер был настоящим первооткрывателем, мессией нового предметного творчества, основной работой его студии было проектирование паттернов для обоев и текстиля.

Но и здесь Кристофер Дресссер нашел свой, особый путь. Викторианские орнаменты были предельно реалистичны – пейзажи, тяжеловесные гирлянды из цветов и фруктов, «обманки», имитирующее более дорогой материал… Дрессер же предпочел черпать вдохновение в экзотическом искусстве и орнаментах древних цивилизаций, заимствуя мотивы из кельтского, японского, мавританского, египетского или индийского стиля. Он рисовал ритмические абстрактные паттерны или стилизованные растения в приглушенной, очень элегантной цветовой гамме. Именно как разработчик орнаментов Дрессер был так влиятелен, что его работы определили эстетические принципы производства обоев в Америке на несколько десятилетий, а сам он в 1878 году был приглашен в жюри Всемирной выставки в Париже.

На пике карьеры Дрессер открыл магазин The Art Furnishers Alliance, который был призван стать флагманом нового стиля в дизайне, соответствующего идеям и взглядам самого дизайнера. Однако его пришлось вскоре закрыть, в основном из-за проблем Дрессера со здоровьем. Также он продавал в Европе и товары, привезенные из Японии, где в то время торговыми агентами работали двое его сыновей.

После смерти Дрессера в 1904 году студию унаследовали две его дочери, но без своего создателя просуществовала она недолго. Имя Кристофера Дрессера, предтечи функционализма, было забыто на долгие годы и оставалось в тени его более удачливого коллеги, Уильяма Морриса, практически до настоящего времени.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Встреча спустя 35 лет: маньяк и погубившая его жертва увиделись на казни

Когда американского маньяка Бобби Джо Лонга казнили, Лиза Мак-Вей Ноланд сидела в первом ряду, пожелав лично засвидетельствовать его смерть. Лонг не мог ее не видеть и тем более не узнать. После того раза, когда 35 лет назад он пожалел и отпустил 17-летнюю Лизу, они виделись много раз на очных ставках и опознаниях. Ноланд была единственной жертвой монстра, которая знала его в лицо и именно она привела его на кушетку для смертельных инъекций.

Читать еще:  Современная художница из Сингапура. Nik Helbig

Лиза Ноланд, 52-летняя заместительница в офисе шерифа округа Хиллсборо пришла на казнь Бобби Лонга не потому, что так хотела увидеть смерть своего мучителя. «Я хотела быть первым человеком, кого он увидит в этом зале» — так она объяснила позже свое появление журналистам.

Возможно, она была разочарована — в последние минуты перед смертельной инъекцией убийца выглядел абсолютно спокойным и ничем не выдал себя, увидев Ноланд вреди присутствующих. На традиционный вопрос о том, не хочет ли он что-то сказать напоследок, приговоренный к смерти ответил коротко — «Нет». 23 мая 2019 года Джо Лонг умер и никто так и не узнал точно, почему самый безжалостный маньяк сохранил жизнь одной из своих жертв, которая могла его узнать.

В юношеские годы Джо сделали операцию и устранили его физический недостаток, но это уже не смогло исправить внутренний мир Лонга, который ненавидел всех окружающих. Позже начались проблемы с девушками и, пережив два тяжелых расставания, парень отказался от попыток создать семью. Позже его мать вспоминала, как после последнего разрыва он позвонил ей и сказал:

Все усложнила тяжелая черепно-мозговая травма, полученная Джо при падении с мотоцикла. В 1981 году у молодого мужчины появились первые фантазии насчет убийств и очень скоро он начал воплощать их в жизнь.

Обычно этот флоридский маньяк душил своих жертв

Джо Лонг выучился на техника-рентгенолога, но не испытывал ни малейшего желания работать по специальности, предпочитая жить на пособие. В 1983 году он обосновался в Тампе, Флорида и именно здесь начал убивать. Всего на счету маньяка 50 изнасилований и 9 доказанных убийств, но точное количество жертв знал только сам преступник.

Три последние года Лизу развращал любовник ее бабушки и жизнь казалась юной Маквей бессмысленной и отвратительной. Девушка едва успела отъехать от места работы на велосипеде, когда ее схватила за шею крепкая рука, а в висок уперся ствол пистолета. «Боже, делай что хочешь только не убивай меня» — сказала она нападавшему, сразу же забыв о том, что всего мгновение назад выбирала способ самоубийства.

Лонг затащил девушку в свой автомобиль — красный «Додж Магнум», связал и привез домой. Там Лонг более суток насиловал свою жертву и, так как он не скрывал свое лицо, то было очевидно, что оставлять девушку в живых в его планы не входит. На вопрос жертвы о том, почему он выбрал для себя такой путь, Лонг ответил просто — «Наказываю женщин».

Девушки, погибшие от рук Бобби Джо Лонга

Позднее Лиза вспоминала, что Лонг постоянно жаловался на то, что люди к нему несправедливы, а женщины пытаются унизить и оскорбить. Чтобы разжалобить маньяка, девушка придумала историю у том, что она единственный ребенок у тяжело больной матери и это подействовало. Неизвестно почему, но Джо Лонг проникся этим рассказом и на следующий день на рассвете он затолкал Лизу с повязкой на глазах назад в автомобиль и высадил на обочине шоссе.

Девушка добралась до дома и рассказала о произошедшем бабушке и ее сожителю, но те не поверили ей, решив, что она провела все это время в компании друзей. А вот в полиции Лизе Маквей охотно выслушали, ведь насильник и убийца был одной из самых серьезных проблем округа несколько последних лет.

Убийца передвигался на красном Додже с чехлами красного цвета

До этого у копов было совсем немного информации об убийце. Они знали, что своих жертв он находит поздно вечером или ночью у кафе и баров, насилует в кустах или переулках, душит и скрывается. Единственной зацепкой были частицы красного ворса, которые оставались на телах жертв. Маквей стала ценной свидетельницей, ведь она сообщила марку и цвет автомобиля, а кроме этого знала маньяка в лицо.

На вопросы следователей, почему он сохранил жизнь ценной свидетельнице, Джо или отмалчивался или каждый раз рассказывал новую причину. Наиболее правдоподобным считается то, что он рассказал после суда, уже сидя в камере смертников:

52-летняя Лиза Новак дает интервью прессе после казни своего мучителя осенью 2019 года

Правда это или нет, мы уже никогда не узнаем. Так или иначе, но у помощницы шерифа Лизы Ноланд была причина поблагодарить Лонга — он не только не убил ее, но и дал ей волю к жизни. После чудесного спасения девушка порвала свою предсмертную записку и мысли о суициде больше никогда ее не посещали.

Эта история необычна, но гораздо более странной является история убийцы-свинопаса и следователя-трансгендера, противостояние которых длилось долгие годы.

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector