Смесь реализма и сюрреализма. Милен Маринов

Смесь реализма и сюрреализма. Милен Маринов

Смесь реализма и сюрреализма. Милен Маринов

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Магический реализм, Сюрреализм и прочее

Rob Gonsalves рисует сказочные миры, в которых люди становятся облаками, а небо морем.

Стиль, в котором рисует всемирно известный художник, некоторые называют сюрреализмом, но название «магический реализм» куда как лучше описывает то, что зритель видит на картинах Гонсалвеса — волшебное объединение миров, незаметные метамормозы и перетекание объектов из одной ипостаси в другую.
В 12 лет Роб заинтересовался архитектурой, увлекся перспективой и начал рисовать свои первые работы, на которых были выдуманные им здания. Архитектура до сих пор занимает одно из центральных мест в творчестве Гонсалвеса. Но магического реализма в них стало гораздо больше — альтернативная реальность стала сутью его творчества после знакомства с Сальвадором Дали. Смесь Дали, Магритта и Эшера — так можно охарактеризовать картины Роба Гонсалвеса.

Польский иллюстратор Яцек Йерка является обладателем престижной «Всемирной премии фэнтези» как лучший художник в области фантастической живописи.

Стиль Яцека Йерки критики относят к реалистичному сюрреализму и стилю фэнтези. Работы художника можно встретить в различных американских изданиях, они выставляются в Польше, Германии, Франции, Монако и Соединенных Штатах, а также находятся в ряде коллекций по всему миру.

Яцек Йерка — Jacek Yerka — псевдоним Яцека Ковальского — на ранних работах автора можно видеть букву «K», Jacek YerkaJacek Yerka вместо подписи «YERKA» на более поздних работах. Яцек родился в Северной Польше в 1952 году. Изучал графику на Факультете Изобразительного Искусства в Университете Николая Коперника в городе Торунь.

Тщательно прорисованные полотна Яцека Йерки наполнены эхом знаменитых сюрреалистов прошлого, от Иеронимуса Босха и Питера Брейгеля до Сальвадора Дали и Рене Магритта.

Алексей Кислов живет в Севастополе и рисует сюрреализм на улицах Крыма и мира.

Алексей из инженера превратился в художника и дизайнера. Он участвует в различных арт-фестивалях, часто рисует в свое удовольствие и занимается дизайном интерьеров.

В свои работы Kislow закладывает определенный смысл и наполняет их приятными эмоциями. Так, тема дерева вновь и вновь присутствует в его картинах, как символ развития, самореализации, которая является высшей задачей человека.

Юный фотограф Зев демонстрирует потрясающий полет фантазии и мастерство.

14-летний мальчик Зев — один из самых талантливых молодых фотографов современности. Подросток, родившийся и выросший в Массачусетсе, проявляет навыки, присущие взрослым и состоявшимся авторам.

Зев работает с разными жанрами и техниками, но больше всего он увлечен созданием портретов и автопортретов в жанрах сюрреализма и магического реализма. Серия таких портретов называется Little Folk — «Маленький народ». Общая тема работ — игра с пропорциями и размерами. Уменьшая себя и своих родственников, Зев переносит зрителя в волшебное путешествие, где он вновь открывает для себя окружающий мир: травинка может быть использована как зонтик, а желудь становится подходящим сиденьем. Его автопортреты показывают, что он в сущности еще ребенок, и это делает его еще более поразительным фотографом.

Философский сюрреализм Игоря Морски

Польский художник, иллюстратор и фотограф Игорь Морски создает уникальные изображения и картины в стиле сюрреализма. Это философские картины, с помощью которых автор показывает все несовершенство и даже темную, алчную, негативную сторону человечества. Картины Игоря являются наглядным примером многих темных качеств человеческой натуры, к которым стоит присмотреться и каждый зритель невольно примеряет на себя: — есть ли в нем эта темная сторона и на сколько могущественен этот негатив в его личности. Думаю все люди в той или иной степени задумываются о том что правильно, а что нет. Иногда внутренняя справедливость берет верх, но часто бывает что многие вещи люди делают пуская на самотек и неосознанно, многие действия и бездействии приводят к печальным исходам событий.

Начиная писать эту публикацию я думала это будет публикация про художника и его работы, но в какой-то момент я поняла, что это скорее философский опус и порыв обратить внимание человека внутрь себя, внутрь своей души и картины Игоря Морски прекрасный инструмент для самопознания и адекватной оценки реакции на мир. Возможно каждому из нас пора и стоит задуматься над тем на сколько осознанно мы делаем наши дела, на сколько осознанны наши слова которыми мы можем сильно ранить людей и чаще всего родных и любимых нам людей.

Без темной стороны, увы, невозможно, поскольку негативные мысли и неосознанные негативные реакции сидят глубоко в подкорке мозга, но это опыт и условие нашего бытия для самосовершенствования души. Очень хочется чтобы та темная сторона обрела осознанный контроль в умах и сознании каждого человека. Это большая работа над собой, научить себя осознанно реагировать на раздражители и негатив, и стоит не просто осознавать что я среагировал на что-то так или иначе, а в корне поменять подход к происходящему, если даже происходит что-то на первый взгляд нежелательное, то есть шанс посмотреть на ситуацию в корне противоположно. Мозг привык определенно по привычке реагировать, но его можно натренировать реагировать иначе, просто для начала дать ему задание следить за мыслями и в случае негативной реакции, к примеру, на какое либо событие, дать новый веток мыслей, что вдруг это новая возможность, которая не замечалась ранее, или наоборот предостережение и т.д. т.е. стараться находить положительные моменты. И вообще дать мозгу установку: все что не делается все к лучшему (поговорка не зря есть), и Мир заботится обо мне. Есть большая вероятность что реальность может измениться и тому есть немало подтверждений со стороны н-го числа людей и много литературы на данную тематику.

Читать еще:  Тайны Третьяковской галереи

Желаю всем пребывать в позитивном настрое, собственном контроле разума и с полным сердцем любви к миру и себе.

Картины Игоря Морски расскажут и покажут вам многое про миро-бытие человеческого общества.

Сюрреализм /surrealisme

от /фр./ surrealisme — сверхреализм (1924-1969)

Модернистское направление в литературе, изобразительном искусстве и кино, зародившееся во Франции в 1920-х гг. Теоретик и основоположник сюрреализма Андре Бретон ( Andre Breton) утверждал, что это направление должно разрешить противоречие между мечтой и действительностью и создать некую абсолютную реальность, сверхреальность. «Я верю в будущее примирение двух столь разных на первый взгляд вещей, как сновидение и реальность в реальности своего рода абсолютной, сюрреалистической» — писал Бретон в 1924 году. Вокруг этой идеи, строится программа сюрреализма, одного из самых сложных и влиятельных феноменов в истории культуры ХХ века. Возле Андре Бретона группируется ряд единомышленников — это художники Жан Арп, Макс Эрнст, литераторы и поэты — Луи Арагон, Поль Элюар, Филипп Супо и др. Они не просто создавали новый стиль в искусстве и литературе, они, в первую очередь, стремились переделать мир и изменить жизнь. Несмотря на все попытки Бретона сплотить сюрреалистов, им недоставало единодушия: они постоянно спорили, выступали с взаимными обвинениями и исключали из своих рядов несогласных. Прекрасной мишенью был Де Кирико: вначале почитаемый как «поэт-пророк», позже порицаемый за возврат к классике.

В основе сюрреализма лежит психоанализ Фрейда. Понятия бессознательного, удовольствия, комплекса, сна, импульса и расстройства — были полностью приняты программой, настаивавшей на существовании пограничной зоны между сознательным и бессознательным. Внутренний аспект глубинно-психологической стороны сюрреализма: экспрессия, выражение своих бессознательных фантазий, сексуальных страхов и комплексов, передача на языке иносказаний элементов собственного детства и личной жизни. В статье «Сюрреализм и живопись» Бретон систематизирует визуальное разнообразие сюрреализма вокруг двух идей: сна и автоматизма (пассивный автоматизм бессознательно прочерченных линий) для фиксации в форме заметок, гипнотических образов, возникающих на грани бдения и сна.

Художники: Сальвадор Дали ( Salvador Felipe Jacinto Dali i Domenech) , Макс Эрнст ( Max Ernst) , Альберто Джакомети ( Alberto Giacometti) , Дора Маар ( Dora Maar) , Рене Магритт ( Rene Francois Ghislain Magritte) , Ман Рей ( Man Ray) , Хуан Миро ( Joan Miro i Ferra) , Мерет Оппенгейм ( Meret Oppenheim) .

Манифест: А.Бретон «Первый манифест сюрреализма», 1924

Выставки: 1925, Париж, Галерея Пьер; 1936, Лондон, Берлингтон Гелериз «Международная выставка сюрреалистов»; N-Y, Музей современного искусства «Фантастическое искусство: дада и сюрреализм»; 1938, Париж, Галерея изящных искусств «Международная выставка сюрреализма»; 1942, N-Y, Уайтло Рейд Меншн » Первые бумаги сюрреализма»

Журналы: «La revolution surrealisme», «Le surrealisme au service de la revolution»

Тексты: М.Эрнст «По ту сторону живописи», 1924; А.Бретон «Сюрреализм и живопись», 1925-1928.

Описание некоторых произведений:

Сальвадор Дали «Постоянство пямяти», 1931. Холст, масло. Нью-Йорк, Музей современного искусства. Картина с мягкими часами — одна из самых знаменитых «икон» сюрреалистической живописи. Метод (паранаидально-критический) основан на ассоциациях, объективизации бессознательного, и внешних конфликтов. Главная коллизия — контраст мягкого и твердого, предметов растекающихся на наших глазах, и устойчивых и неизменных. Часы — воплощение идеи времени и памяти. Как сюрреалистический резервуар, память неизменна и рациональна именно потому, что подчинена хронометрии. Став эластичной, она делается уязвимой и почти «съедобной», на что указывают кишащие на красном футляре от часов муравьи.

Сальвадор Дали «Постоянство пямяти», 1931

Рене Магритт «Обманчивость образов» 1928-1929. Холст, масло. Лос-Анджелес, Музей искусств. Под трубкой каллиграфически написана фраза: «Это не трубка». Комментарий порождает разночтение между тем, что изображено и что написано, тем самым устанавливается раздельное существование пластических и вербальных элементов. Магритт узаконил разделение знака и вещи, тем самым поколебал связи и сам принцип, лежащий в основе живописного изображения.

Рене Магритт «Обманчивость образов» 1928-1929

Мерет Оппенгейм «Объект (Завтрак в мехах)», 1936. Чашка, блюдце, чайная ложка, мех. Нью-Йорк, Музей современного искусства. Как рассказывала Оппенгейм, идея родилась в парижском кафе в компании Доры Маар и Пабло Пикассо, которым понравился ее отделанный мехом браслет. Восхищенный Пикассо заметил, что все следовало бы обшить мехом. «Завтрак в мехах» был задуман просто как «объект». Его название придумал Бретон в 1938 году, соединив реминисценции знаменитого «Завтрака на траве» Мане и эротического романа Леопольда Захер-Мазоха «Венера в мехах», 1869. Достойный быть отнесенным к категории «тревожащих воображение», по поводу которой Фрейд теоретизировал в 1919 году, » Завтрак» принадлежит к серии тех сюрреалистических предметов, которые Марсель Жан определил как «навязчивые вожделения». По его мнению, объект балансировал на грани между сексуальным извращением, едой и поэзией.

Реализм и сюрреализм

Было бы огромной ошибкой думать, что очередной вылет в первой же стадии плей-офф Лиги чемпионов мадридского «Реала» – расплата за «то зло, что пораждает мадридский клуб в мировом футболе». Это скорее предрассудок людей, не любящих этот клуб на генетическом уровне, клуб, который по-другому жить не может и вряд ли когда-нибудь будет пытаться. Но вот беда, он всё равно проигрывает, но не потому что сманивает все сливки мирового футбола, а потому что просто хуже соперника играет в футбол …

Читать еще:  Цветы из сада. Flora Doehler

Этим летом своей активной деятельсностью нанёс серьёзный урон аж трём клубам высочайшего уровня – «Милан» (Кака), «МЮ» (Роналду) и «Лион» (Бензема). Но не стоит сразу вспоминать Фауста Гёте – эти игроки не подписали контракты с дьяволом, они перешли в лучший клуб мира. В «Реал» переходят не потому что хотят заработать деньги или познать высшие радости жизни. Туда переходят, потому что от этого предложения не отказываются – это высшая точка карьеры любого футболиста.

Может быть не по игре высшая точка, но по статусности уж точно. И «Реал» всегда будет таким, просто потому что это название узнают в любой точке мира, а брэнд навсегда останется суперприбыльным. Но не любить «Реал» за достаток или расточительность немного странно – здесь всё на уровне не потратишь – не заработаешь. Роналду, Кака и Бензема – это не только футболисты, способные привести к победам, это ещё и товары с неограниченным ресурсом, которые можно задорого продать. Причём много раз.

Но деньги тратятся не на воздух и не продукты для продажи. Покупаются лучшие из лучших, которые по идее должны приносить результат. Но его отсутствие – не наказание органов высшей справедливости (для начала её просто нет, но вдаваться не будем), это следствие того, что в футболе побеждают не деньги, а люди, и именно люди и ошибаются.

Беда «Реала» в том, что там жаждут результата слишком нетерпеливо. Вот почему уже столько лет мадридцы вылетают в первом раунде плей-офф Лиги чемпионов? Всё высшая справделивость? Не смешите. В отличие от группового этапа, где «Реал» всегда добивается результата, в плей-офф всё по-серьёзному, а команды здесь все абсолютно готовы выйти в следующий раунд – «Рома», «Лион» – кто угодно.

И тут-то всплывает причина этих ранних вылетов. И причина эта кроется в неутолимой и нетерпимой жажде побед – после каждого такого вылета в «Реале» начинают принимать меры по выводу команды из якобы кризисного состояния. Какой кризис. Да команда даже не успевает дожить до состояния, в котором может возникнуть кризис. Команда в смысле того коллектива, что создают новые тренеры в новом сезоне.

Именно в этом и кроятся причины того, что произошло в среду вечером. Команда по своему периоду созревания ещё не дошла до состояния, когда можно проходить такой сбитый и колючий «Лион». Как-то затуманили разум имена Криштиану и Карима, понимание азов сразу подавляется мыслями о том, сколько же было потрачено денег (в Италии тот же «Наполи» или «Дженоа» тратят не намного меньше и спокойно себе живут без результатов в Лиге чемпионов).

А азы здесь в том, что никто сыгранность в футболе не отменял. Этот «Реал» станет одной из величайших команд в истории мирового футбола, и это видно уже сейчас, когда игроки ловят «резонанс» возможностей друг друга. Но когда встречатся несгибаемая и непреодолимая сила, без сыгранности, без чувств спинного мозга что-то сделать сложно. А чтобы это возникло, нужно время.

Именно поэтому, кстати, сезон для «Реала» ещё не закончился. Вроде бы и «Барса» далека от кризиса, но для победы в чемпионате Испании времени может хватить. Времени не для того, чтобы обогнать каталонцев, а чтобы найти себя в таком составе и с этим тренером. В «Реале» всё сделали для того, чтобы этот провал случился в очередной раз. Очень много классных исполнителей прошло через команду за последние годы, но не все из них получили главное – шанс и время доказать право на то, чтобы носить футболку этого клуба. Пример тому Уэсли Снейдер, который в «Интере» – команде уже сложившейся и очень организованной – заиграл с листа. А вот в сыром «Реале» от блеска к устойчивому свечению так и не перешёл.

Не могу не сказать о тренере. Сейчас настал тот самый момент, когда главное – не дрогнуть руководству «Реала». Пеллегрини ещё в начале сезона доказал, что именно он сможет держать этих звёзд в чёрном теле, убрав из состава обнаглевшего воспитанника клуба Гути из состава. И именно при чилийце уровень футбола «Реала» идёт по нарастающей. Подождите хотя бы начала следующего сезона, быть может, вы уже тогда будете чемпионами Испании. Москва не сразу…

Ман Рэй — человек Ренессанса в эпоху Сюрреализма

Ман Рэй (©Man Ray) — один из наиболее значимых фотохудожников ХХ века, внесенный журналом Art News в число 25 самых влиятельных фотографов столетия. Американец еврейского происхождения (настоящее его имя — Эммануил Радницкий) стал настоящим революционером фотографии. Он возвел ее в ранг искусства во времена, когда фото считали лишь ремеслом. Он — один из крупнейших авторов, работавших в жанре сюрреализма и дадаизма, друг и соратник Марселя Дюшана, кинорежиссер, художник и, по выражению Майкла Раша, человек Ренессанса, живший в ХХ веке.

Читать еще:  Художник и музыкант. Markus Frager

Ман Рей доказал, что фотография, которую считали просто отражением реальности, может быть истинным творчеством. Его яркие дадаистские инсталляции, эксперименты с техникой и светочувствительной бумагой были бунтарством в лучшем смысле слова. Фотографии Рэя — это характер, настроение, чувственность, смелый художественный замысел и будоражащий воображение мистицизм. Его творчество высоко оценивали коллеги-художники, популярные журналы Vogue, Vanity Fair, Time и модели, среди которых была вся европейская и американская артистическая богема.

Ман Рэю позировали Сальвадор Дали, Жан Кокто, Фрида Кало и Эльза Скиапарелли. Он снимал многих знаменитых писателей, среди которых — Джеймс Джойс, Эрнест Хеммингуэй, Вирджиния Вульф.

Самое известное фото Коко Шанель — в черном платье, шляпке и с нитью жемчуга на груди — тоже сделал он. «Рисуя» камерой Ман Рэй создавал рискованные снимки ню с сюрреалисткой Мерет Оппенгейм, психологичные портреты кинозвезд и знаменитостей, экспериментальные работы на стыке живописи и абстрактного искусства.

Сюрреализм, «Новое видение» и эксперименты

Ман Рея относят к представителям течения «Новое видение». В этом направлении, которое возникло в начале ХХ века, фотография рассматривается как отдельная форма искусства, а не как продолжение живописи. В отличие от пикториалистов, сторонники течения настаивали на самобытности фото и отдавали предпочтение приемам конструктивизма, Баухаусу, а не классическому европейскому модернизму.

Ман Рэй, как и другие представители направления, активно экспериментировал с ракурсным построением кадра, новаторским фотомонтажом, рассматривал предметы как абстракции и смело нарушал традиции жанра. Он постоянно пробовал новые технические приемы (например, физический эффект Сабатье) и изобрел соляризацию и рэйографию — техники, с которыми изображения получались странными, преломленными, обретали непонятные очертания и мистические ореолы.

Ман Рэй вместе с Марселем Дюшаном развивал течение readymade, в котором обыденные предметы (утюг, гвозди, армейское одеяло) рассматривались как объекты искусства. Он экспериментировал с дадаизмом, был единственным американцем в парижской группе и даже основал нью-йоркское «отделение Дада», хотя их деятельность ограничилась выпуском лишь одного номера журнала.

Фотохудожник никогда не знал, к чему приведет очередной эксперимент и смешивал абсурдные, с точки зрения техники, приемы и методы. Он снимал короткометражное кино, занимался живописью и сделал невероятно много для развития современной фотографии как «чистого искусства».

Из Америки в Париж и обратно

Ман Рэй родился в Америке. Его родители эмигрировали в штат Пенсильвания из губернии, которая на тот момент входила в Российскую империю, а спустя десятилетия стала частью Литвы. После рождения мальчика в 1890 году семья еще семь лет прожила в Филадельфии, а затем переехала в Нью-Йорк. Там юноша изучал искусство, увлекся творчеством Альфреда Стиглица и благодаря ему узнал о европейском авангардизме. Он взял себе псевдоним, под которым его сегодня знают, и с 1918 года стал всерьез экспериментировать с фототехнологиями.

Ман Рэй впервые взял в руки камеру в возрасте 24 лет, чтобы снять свои арт-объекты, но быстро понял, какой у нее потенциал. Еще в 1913 году, познакомившись с Марселем Дюшаном, он стал создавать проекты, которые нельзя было назвать ни живописью, ни фотографией. Подружившись с творческим союзником, он сделал его портрет в изобретенной им эффектной технике соляризации — повторной печати негативов. Под влиянием авангардистов Рэй переехал в Париж и поселился на богемном Монпарнасе.

Во время первого «французского периода» в творчестве фотограф познакомился чуть ли не со всеми известными художниками и писателями той эпохи. Благодаря таланту портретиста он стал популярным, съемка у него означала, что человек достиг в обществе определенного положения. К концу 20-х годов Ман Рэй стал одним из самых высокооплачиваемых фотографов Европы, но не перестал экспериментировать.

Ман Рэй участвовал в знаменитой выставке сюрреалистов в Париже в 1925 году, снимался в кино и сам его снимал, ввел в круг художников Эжена Атже и принимал в своей студии главные таланты первой половины ХХ века.

Прожив во Франции около 20 лет, он был вынужден вернуться в США перед началом нацистской оккупации. Там Ман Рэй начал «голливудский» этап жизни и женился на давней подруге, музе и партнерше по шахматам Жюльетт Браунер. Быстро став востребованным фотографом, он выставлялся в лучших галереях Калифорнии, но сам называл штат «красивой тюрьмой» и мечтал вернуться в Европу. Сделать это удалось в 1951 году, и до самой смерти художник прожил в любимом Париже.

Ман Рэй активно коллекционировал предметы искусства, связанные с сюрреализмом, и работал в своей мастерской. В середине 60-х годов он выпустил автобиографию и был принят в общество авангардистов памяти Альфреда Жарри.

Скончавшийся в 1976 году художник был похоронен на Монпарнасе, а жена мастера создала фонд его имени, владеющий сегодня большей частью авторских прав на его произведения.

Анна, дочь Ман Рэя, пишет книги об отце и его соратниках, выставки фотографа проходят в галереях и фотоцентрах по всему миру, а публика не теряет интереса к его фантастическому и ни на что не похожему творчеству.

Видеоканал Фотогора

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector