Сочетание цвета и боли. Чилийский художник. Madalena Lobao-Tello

Сочетание цвета и боли. Чилийский художник. Madalena Lobao-Tello

МУРИЛЬО БАРТАЛОМЕ ЭСТЕБАН

Бартоломе Эстебан Мурильо (исп. Bartolomé Esteban Murillo; 1617-18 — 1682) — знаменитый испанский живописец «золотого века», глава севильской школы.

В картинах Мурильо религиозные сцены представлены как события из народной жизни. С 1650-х гг. Мурильо насыщает свои работы золотистой светотенью, переходя к более живописной манере (особенно в пейзажных фонах). Мурильо создаёт религиозные композиции, в том числе сцены из жизни богоматери , с проникновенным лиризмом передающие национальный тип испанской женщины.

Испанский живописец XVII века Мурильо был художни­ком лирического плана. Моделями для его картин, в том числе и религиозных, служили народные типы. Он широ­ко вводил жанровые мотивы в композиции.

Бартоломе Эстебен Мурильо родился в Севилье в семье цирюльника четырнадцатым ребенком. Он рано потерял отца и воспитывался у сестры, которая дала ему хорошее об­разование. Живописи Мурильо учился у Хуана де Кастильо — поклонника романистов XVI века.

К середине 40-х годов XVII века Мурильо был уже вполне сложившимся художником. Его ранние работы отличались простотой и правдивостью («Диего де Алькала, раздающий милостыню», около 1645 г.; «Святое семейство», 1645— 1650).

В 1660 году Мурильо вместе с художниками Хуаном Вальдес Леаль, Себастьяном де Льявос, Игнасио Ириарте и другими основывает в Севилье Академию художеств и из­бирается ее первым президентом. Академия содержалась на средства, собираемые среди ее членов. Она ставила пе­ред собой цель — направить молодежь на путь тщательно­го изучения натуры.

В 60-х—70-х годах Мурильо создает ряд циклов картин для церквей и монастырей в Севилье: двадцать картин для августинского монастыря и одиннадцать картин для капел­лы а Каридад (среди них «Св. Фома Вильянуэва, раздающий милостыню», «Антоний Падуанский с младенцем Христом», «Мадонна с салфеткой», «Непорочное зачатие» и др.).

Моделями для изображения мадонн Мурильо служили местные красавицы. Художник мастерски передавал жен­ственность, нежность, национальный облик испанок.

Больших успехов достиг Мурильо в изображении пейза­жа, который обычно служил: фоном в его картинах. Особенно интересны пейзажи Мурильо в картинах из цик­ла «Жизнь Иакова», написанных между 1660—1670 года­ми. Они отличаются богатством светотени, гармоничным со­четанием красочных тонов, тонкостью в передаче воздуш­ного пространства.

Реалистические тенденции творчества Мурильо ярко про­явились в бытовом жанре. Художника влекло к изображе­нию простой, обыденной жизни народа. Его лирический та­лант полнее всего раскрылся в серии картин, изображающих жизнь уличных детей Севильи («Игра в кости», «За едой паштета», «Маленькие торговки», «Мальчик с собакой», «Продавщица фруктов» и др.). Можно предположить, что моделями для Мурильо служили дети, жившие на той же улице, что и художник, так как одна и та же модель встречается в разных его картинах. Эти же дети служили прообразами ангелов и юных святых Мурильо.

Жанровые картины Мурильо, изображающие уличных де­тей, представляли собой новый этап развития испанской бы­товой живописи. Однако и здесь на творчество Мурильо на­ложило свой отпечаток официальное испанское искусство второй половины XVII века. Отдавая дань времени, худож­ник снижал жизненную силу образов в своих жанровых картинах некоторой долей сентиментальности.

Мурильо был хорошим портретистом. Портреты его рабо­ты, исполненные в мягкой живописной манере, изобража­ют преимущественно севильских идальго. Сохранились два автопортрета Мурильо.

Мурильо имел много учеников, и ему часто приходилось прибегать к их помощи. В этом отношении многочисленные произведения Мурильо еще не изучены должным образом: при их тщательной атрибуции, вероятно, некоторые придет­ся отнести на долю его помощников.

10 Бредовых художественных произведений, сделанных из физиологических жидкостей

Художники: они могут быть, мягко говоря, немного странноватыми. Если они не отрезают себе уши, они распиливают коров напополам с помощью бензопилы (не паникуйте, корова была изначально мёртвой).

Но есть художники, которые выносят причудливость на совершенно иной уровень. Учитывая популярность шокирующего и сенсационного искусства, они не ограничиваются ничем. Поэтому в своих работах они используют кровь, мочу, фекалии и всё остальное.

10. Банки фекалий

Пьеро Манцони (Piero Manzoni) был знаменит тем, что он был шутником, и не только в жизни, но даже после смерти. Перед смертью в трагическом возрасте 29 лет этот итальянский концептуальный художник подготовил последнюю шутку для арт-рынка: он заполнил не менее 90 консервных банок собственными экскрементами. Эти 30-граммовые баночки были маркированы «Де**мо художника» (Merda d’artista), и каждая баночка оценивалась в её вес золотом (примерно в 37 долларов в 1961 году), далее баночки отправились путешествовать по рынку. В 2008 году баночка под номером 084 была продана на аукционе за 150 000 долларов.

Поскольку банки никогда не были открыты, мы знаем, что последняя шутка достанется тому, кто первым осмелится открыть баночку и показать, что внутри. Фекалии Манцони или что-то ещё?

9. Кувшин мочи (и Иисус)

На фотографии Андреса Серрано (Andres Serano) 1987 года под названием «Христос в Моче» (Piss Christ) изображено небольшое пластиковое распятие, включающее Иисуса, погружённое в стакан с янтарной жидкостью, которая является мочой художника.

Эта фотография является частью серии: Серрано погрузил несколько классических статуэток в различные жидкости, от молока до крови. Серрано обвиняли в удешевлении христианства, но американский художник всегда утверждал, что Христос в моче сам по себе является комментарием по поводу удешевления и коммерциализации христианских верований в современной эпохе.

8. Бюсты из крови

Автопортреты появились ещё в те времена, когда первый пещерный человек взял кусок кремня и начал рисовал пенисы на стенах скал, но Марк Куинн (Mark Quinn) взял эту многовековую традицию и добавил причудливый, и слегка шокирующий аспект: каждые пять лет Куинн создаёт бюст своей головы, используя свою замороженную кровь. Для каждого такого бюста ему требуется 4,5 литра крови, которую он выкачивает из себя на протяжении более пяти месяцев, до того как замораживает её в форме.

7. Батарейки из пота

Медиа-художницы Даниэла Костова и Оливия Робинсон (Olivia Robinson) собрали физиологическую жидкость на благо человечества, изобретя батарейки из пота. Костова и Робинсон использовали пот, который они собирали с добровольцев, одетых в специальные костюмы, чтобы выработать достаточно электричества для освещения карты мира, состоящей из светодиодных ламп. Этот проект получил название «Отходы, превращаемые в Работу: Источник каждого человека» (Waste to Work Everyman’s Source). Работа включает в себя не только карту мира, но и процесс сбора пота, а также механизм работы самих батарей, работающих на нём. С тех пор художницы создали аналогичные работы, одна из которых отображала уровень тревоги в Нью-Йорке, используя данные, полученные от департамента труда штата Нью-Йорк (New York State Labor Department). Их искусство исследует взаимосвязь между трудом, потом, оплатой труда, и безработицей.

6. Цветы, сделанные с помощью мочи

За свою короткую жизнь Хелен Чадвик (Helen Chadwick) создала одни из самых интригующих и провоцирующих на размышления предметов британского искусства, появившихся за последнее столетие. Одними из самых ярких её работ являются цветы, сделанные с помощью мочи: 12 белых эмалированных бронзовых слепков, сделанных из отверстий, куда она и её муж мочились на снегу. Цветы, возможно, больше всего привлекают своей инвертацией пола: скульптуры Хелен получились более фаллическими по форме, чем у её мужа.

5. Nexus Vomitus

В своей работе «Nexus Vomitus», художница Милли Браун (Millie Brown) сотрудничала с оперными певицами Патрицией Хаммонд (Patricia Hammond) и Зитой Сайм (Zita Syme) для создания 30-минутного ролика, состоящего из рвоты и музыкального исполнения. В видеоролике, оперное пение играет в фоновом режиме, в то время как Браун глотает молоко, окрашенное пищевыми красителями, и вызывает у себя рвоту, создавая пятна радуги на холсте. Браун повторила это представление в видео Леди Гага.

Читать еще:  Художник-самоучка. Garland Fulghum

4. Красный – это цвет

На губах женщин, изображённых на фотографиях Ингрид Бертон-Мойн (Ingrid Berthon-Moine) не помада — это менструальная кровь. Каждая фотография идёт в комплекте с эвфемистической игрой на искусственных названиях помад, таких как «Чисто Красный» или «Запретный Красный». Хотите верьте, хотите – нет, но во время создания своей коллекции «Красный это цвет» в 2009 году Бертон-Мойн всё ещё училась в школе.

3. Polpette Al Grasso Di Marco (Фрикадельки с жиром Марко)

Давайте не будет вдаваться в дебаты о том, считается ли телесный жир физиологической жидкостью или нет – когда художник идёт на то, чтобы сделать липосакцию для дальнейшего использования жира в искусстве – он считается физиологической жидкостью.

Родившийся в Чили художник Марко Эваристти (Marco Evaristti) пригласил нескольких друзей на ужин и удивил их своим последним художественным проектом: фрикадельки были сделаны из говядины и его собственного телесного жира. Эваристти также выставил свои фрикадельки в общественной галерее в виде 13 консервных баночек, разложенных на длинном столе. Эваристти говорит, что его фрикадельки ничем не отвратительнее фрикаделек, продающихся в магазине, и что художественная работа вызывает дискуссии о циклической природе питания, потребления и медицинского вмешательства.

2. Картины, созданные методом окисления

Энди Уорхол (Andy Warhol) играл с противоречивыми ситуациями вплоть до своей смерти в 1987 году, в относительно молодом возрасте 58 лет. В последнее десятилетие своей жизни, Уорхол создал серию художественных работ в сотрудничестве с Виктором Гюго. Но это не было стандартным сотрудничеством: Уорхол платил Гюго, чтобы тот приезжал в его студию, снимал штаны и мочился на полотна, которые Уорхол до этого обрабатывал краской, основанной на меди. В результате реакции между кислой мочой и медью появлялись яркие сочетания жёлтого, оранжевого, и зелёного цветов.

1. Возвращение Пупочных Канатиков

«Возвращение Пупочных Канатиков» (Homecoming of Navel Strings) это инсталляция, сделанная художником Норитоши Хиракава (Noritoshi Hirakawa), которая шокировала зрителей на ярмарке искусств «London Frieze Art Fair» в 2004 году, и продолжает шокировать их, где бы она не появлялась. Возвращение представляет собой молодую женщину, читающую роман Филипа Пулмана (Philip Pullman) рядом с кучей человеческих фекалий – причём куча обновляется, старая заменяется свежей и твёрдой каждое утро шестидневного события. Увенчивала эту инсталляцию пурпурная картина, на которой был изображён человеческий сфинктер.

Кто сказал, что выставки искусства скучные?

adlanter

На протяжении нескольких тысячелетий учеными, врачами, целителями всего мира накоплены бесценные универсализированные знания и опыт в лечении многих заболеваний и функциональных расстройств с помощью ЦВЕТА.
В обобщенном виде перечень таких заболеваний и функциональных расстройств приводится ниже.

ПРИМЕЧАНИЯ к ПЕРЕЧНЮ:

1. Заболевания и функциональные расстройства в данном перечне могут повторяться (под другими – обобщенными – наименованиями), перекликаясь друг с другом, поскольку все они, по большому счету, во многом взаимосвязаны (взаимообусловлены). Поэтому заинтересованным читателям (пользователям) данного перечня в любом случае следует внимательно и полностью ознакомиться с ним, осмыслить информацию (постараться увидеть в перечне смежные или сопутствующие заболевания и понять, какой ЦВЕТ будет «доминантным» для излечения конкретного заболевания).

2. Если для одного заболевания или функционального расстройства указаны несколько лечебных ЦВЕТОВ, то они расположены в порядке убывания силы их целебного воздействия (т.е. первым указан самый целебный для указанного недуга ЦВЕТ).

3. В перечне намеренно отсутствуют болезни и расстройства органов зрения, поскольку выделение «доминантных» (самых лечебных) ЦВЕТОВ в офтальмологии является весьма спорным вопросом (среди специалистов нет единого мнения на этот счет ни по одному из “глазных недугов»). /Для интересующихся этими проблемами частная «офтальмологическая» информация изложена в предыдущем разделе данного исследования – в каждой из глав по каждому конкретному ЦВЕТУ).

4. Там, где указан в качестве лечебного СИНИЙ ЦВЕТ, за его неимением можно применять и ГОЛУБОЙ (но действовать уже он будет значительно слабее).

абсцессы – синий, сине-фиолетовый
агрессивность – синий, зеленый
алкоголизм – индиго, желтый
аллергия (любая) – мягкий оранжевый, зеленый, синий, индиго
анемия – красный, желтый
апатия – оранжевый, желтый
артрит – фиолетовый, сине-фиолетовый
астма – оранжевый, голубой, зеленый
беспокойство – светло-голубой, оранжевый
бессоннца – фиолетовый, зеленый, голубой
болезни крови и системы кровообращения – красный
болезнь Паркинсона – фиолетовый, индиго
боли (любые) – пурпурный, синий
боли в суставах – красный, пурпурный
бронхит – оранжевый, голубой, сине-зеленый
ветрянка – красный
волдыри – молочно-голубой
воспалительные процессы (любые) – синий, зеленый, фиолетовый
гастрит – желтый
гемоглобин пониженный – красный
геморрой – темно-синий
гепатит (желтуха) – синий
головная боль, головокружение – синий, зеленый
гормональные расстройства – синий
грипп – темно-синий, бирюзовый, фиолетовый
депрессия – оранжевый, желтый (лучше лимонный оттенок), фиолетовый
дерматиты – желтый
диабет – оранжевый, желтый, фиолетовый
душевные расстройства – фиолетовый, зеленый
заболевания горла – синий
заболевания селезенки и желчевыводящих путей – желтый, синий, фиолетовый
заболевания тонкого кишечника – желтый, оранжевый
заболевания толстого кишечника – оранжевый
заболевания кожи (любые) – желтый, оранжевый
заболевания костей (костной системы) и суставов – фиолетовый, желтый
заболевания крови (любые) – красный, желтый
заболевания легких (любые) – оранжевый
заболевания лимфатической системы – все 7 цветов в равной мере
заболевания мочевого пузыря и мочевыводящих путей – желтый, оранжевый
заболевания нервной системы – зеленый, сине-зеленый, синий, желтый, оранжевый
заболевания, уха, горла, носа – синий
заболевания желудочно-кишечного тракта (любые) – желтый, оранжевый
заболевания поджелудочной железы – желтый, оранжевый
заболевания печени – желтый, оранжевый, синий
заболевания почек – желтый, оранжевый, зеленый
заболевания сердечно-сосудистой системы – зеленый, синий
заболевания щитовидной железы – синий
заболевания эндокринной системы – желтый
запоры – желтый
инфекции (любые) – синий, фиолетовый
климакс – синий
кожные заболевания (любые, кроме онкологических) – красный, лимонный, сине-фиолетовый
корь – красный
кровотечения (любые) – синий
лейкемия (белокровие) – красный, фиолетовый
лихорадка – синий
малокровие – красный
менструальные проблемы – синий, светло-красный
мигрень – фиолетовый, зеленый
мышечная боль – бледно-оранжевый
нарушения обмена веществ – желтый, фиолетовый
неврозы (в т.ч. страх, тревога, усталость, хандра) – оранжевый, синий, зеленый
нервное истощение – фиолетовый
низкая жизненная активность – красный, оранжевый, желтый
низкая регенеративная способность клеток (плохое заживление ран) – зеленый
низкая выработка материнского молока у кормящих матерей – синий
низкий интеллект – желтый
ожоги (любые) – синий
опухоли (любые, в т.ч. раковые) – серебряный, синий, фиолетовый (желательно, чтобы за любым из них следовал розовый), оранжевый (умеренно) – / ни в коем случае не красный! /
пневмония – красный, оранжевый, индиго
повышенная кислотность желудочного сока – желтый
повышенная сонливость – оранжевый
повышенная частота сердечных сокращений («высокий» пульс) – синий
повышенное артериальное давление – синий, зеленый
пониженное артериальное давление – красный, красно-оранжевый
переломы костей – фиолетовый, зеленый
пониженный вес тела – красный
потеря аппетита – желтый (лимонный)
припухлости – бледно-голубой
проблемы с зубами (любые, в т.ч. зубная боль) – синий
проблемы с иммунитетом – красный, синий, фиолетовый
проблемы с кишечником (особенно хронические) – желтый (лимонный), зеленый
проблемы с памятью – желтый
проблемы с сосудами – синий
психические расстройства – зеленый
рак тканей, рак крови – серебряный, синий (см. «Опухоли…»)
раны (повреждения тканей) – желтый, зеленый, красный (оказывает высушивающее действие)
расстройства гормональной системы – желтый
ревматизм – пурпурный
сексуальные расстройства – красный, оранжевый
сенная лихорадка – красно-оранжевый
сердечные заболевания – зеленый, синий, розовый
скарлатина – красный
склероз (любые виды) – оранжевый
СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита) – красный, индиго, фиолетовый (за фиолетовым должен следовать розовый, затем – золотой)
стресс – зеленый, синий
сыпь – желтый (лимонный), бирюзовый
тошнота – молочно-голубой
угри – красный, пурпурный
умственные расстройства – фиолетовый (лучше его оттенок – пурпурный), желтый
учащенное дыхание, одышка – синий
физическое истощение – красный, оранжевый
хронические заболевания (любые) – зеленый
чрезмерный аппетит – индиго
экзема – желтый (лимонный)
эпилепсия – пурпурный, бирюзовый, синий
язвы – зеленый, красный (оказывает высушивающее действие)

Читать еще:  Фигуративные картины. Fausti Adan

Сочетание цвета и боли. Чилийский художник. Madalena Lobao-Tello

В российский прокат вышла «Боль и слава» — ностальгическая и местами автобиографичная драма Педро Альмодовара о режиссере, переосмысляющем главные вехи своей жизни в страхе перед грядущей смертью. Главные роли в нем сыграли любимые актеры Альмодовара Пенелопа Крус и Антонио Бандерас, которого за этот фильм наградили призом на Каннском кинофестивале. Критики отдельно отмечают, насколько «Боль и слава» насыщена визуально. Журналистка и основательница телеграм-канала «Один раз увидеть» Алиса Таежная рассказывает, как Альмодовар работает с цветом.

Премьера «Боли и славы» состоялась в Каннах этой весной в исключительно сильной конкурсной программе: за победу боролись фильмы Джармуша, Тарантино, Малика и братьев Дарденн. Несмотря на такую конкуренцию, фильм собрал великолепные отзывы критиков, которые назвали его одной из самых сильных картин режиссера, «итоговой» и даже «прощальной». «Визуальность „Боли и славы“ заслуживает того, чтобы посмотреть фильм несколько раз — столь потрясающе тут внимание к деталям», — писал The Hollywood Reporter.

Построенный на флешбэках, чередовании снов и современной повседневности, «Боль и слава» — это собранные воедино полвека истории кино, испанской культуры и мировой моды, но кроме этого еще и мощная роль любимого актера Альмодовара, когда-то им открытого, — Антонио Бандераса. А насыщенный визуальный ряд в очередной раз подчеркивает неизменный лейтмотив фильмов Альмодовара — единство и фрагментарность жизни, судьбоносность совпадений и попытку найти себя в мире противоречий.

Красный — один из двух цветов на флаге Испании — чаще прочих встречается в местных народных сказаниях и костюмах, литературе и живописи (Лорка, Пикассо и Миро приходят на ум первыми), одежде и макияже современных испанцев. Еще красный — цвет бульварной литературы и криминальной хроники, которой Педро Альмодовар вдохновлялся в начале карьеры, сердце палпа и важнейший экспортный цвет. Посмотрите на испанские туристические лавки — коррида, платья танцовщиц фламенко и узоры народных вышивок конвертировались в миллионы сувениров и, разумеется, вызывают иронию у местных интеллектуалов.

Роковой красный в крови и костюмах неонуара «Матадор», красные лаковые туфли на каблуках в «Кике» и «Женщинах на грани нервного срыва», красные платья и цветы в волосах главных героинь в «Цветке моей тайны» и «Все о моей матери» — акценты разбросаны по всем фильмам Альмодовара, всегда контрастируя с телесностью актеров. Красный — очень активный цвет и в «Боли и славе»: кухня и многие детали интерьера героя Антонио Бандераса, постер выдуманного фильма «Вкус», где красный язык из клубники облизывает губы, рамка театральной декорации и занавес, открывающий сцену, — все красное.

Банальное обобщение о красном как цвете крови и страсти режиссер передает в разнице текстур: красный, так редко встречающийся в городской среде и природном пейзаже, символизирует у Альмодовара укрощенную до предметов витальность.

Второй важнейший испанский цвет — монархический, ослепляющий, цвет горячего солнца — причины масштабных летних пожаров каждого испанского лета. Золотой, горчичный, канареечный, лимонный — частые цвета более позднего (более «богатого» с точки зрения бюджетов) Альмодовара. Важно сказать, что золотой — и цвет католичества, в культуре которого вырос Альмодовар: купола и иконы, церковное убранство и одежда священников, золотое барокко, которым переполнены исторические кварталы испанских городов, — контекст его фильмов.

Но золотой бывает и прикладным — это еще и блондинки против брюнеток почти в каждом сюжете («Женщины на грани нервного срыва», «Джульетта», «Все о моей матери», «Поговори с ней»), Мэрилин Монро из детства Альмодовара (об этом есть воспоминание в «Боли и славе»), цвет дверных ручек, замков и ключей, всегда ограждающих пространства героев, и конечно, искусственный свет фонарей на улицах, где часто разворачиваются главные ночные трагедии. А «Разомкнутые объятия» запомнились многим сценой с шикарным золотым псевдоантичным колье, которое надевает на себя героиня Пенелопы Крус, еще одна любимая режиссером актриса-суперзвезда.

Еще один неизбежный испанский цвет: большинство героев Альмодовара, демонстративно «испанских» — черноглазые и кареглазые брюнеты и брюнетки со сверлящим взглядом. Конечно, черный — это и темнота в ночных сценах жанровых фильмов Альмодовара («Живая плоть», «Свяжи меня», «Кожа, в которой я живу»), и тени, и секреты. К тому же черные предметы или фигурируют, или регулярно упоминаются в репликах главных героев — католическая повседневная одежда священников, обязательный к ношению траур как визуальное переживание смерти, испанские быки и шапки тореро. В «Боли и славе» есть простая сцена выступления актера перед публикой — черные пустые кресла в зале, сложенные книжкой, больше всего напоминают надгробия на кладбище: одинаковые, трагичные и молчаливые. Альмодовар явно прибегает в последнем фильме к матиссовскому приему — разбавлять базовые черный и белый богатыми разнородными текстурами: от узоров кафельной плитки и дешевых платьев до тканей в интерьере и выпуклых пейзажей за окном, собранных в мозаику. А на крупных планах в «Боли и славе» седина постепенно вытесняет угольно-черные кудри Бандераса.

Альмодовар — один из самых изящных режиссеров в обращении с человеческой плотью, природным магнетизмом и сексуальностью. Он с первых фильмов работал с темой телесности, и с каждым разом было все очевиднее, насколько для него важна тема одиночества человека, запертого в своем теле. Вся «Боль и слава» построена на рефлексии главного героя о его старении: теле постоянно больном, измученном бесконечными диагнозами, теле терпящем. Шрамы на позвоночнике, тело во время операции — герой Бандераса предстает перед нами максимально уязвимым.

Телесный опыт и природа желания, зарождающегося от взгляда на другого, — то, на чем строится сексуальность и центральная тема фильмографии Альмодовара. Именно желание дарит фрустрацию и драйв, разрядку и колоссальное напряжение, завязано на зрении и прикосновении, а кожа соединяет и разделяет нас с миром. Кожа становится важнейшней темой Альмодовара в «Поговори с ней», где делом жизни двух одержимых чувствами мужчин становится поддержание жизнедеятельности — по сути, жизни тела — женщин, находящихся в коме. И конечно, особенную силу телесный цвет играет в псевдонуаре «Кожа, в которой я живу», где пересадка кожи — часть зловещего проекта по похищению и закрепощению чужого тела.

«Боль и слава» начинается с синего: главный герой преодолевает гравитацию, зависая под водной гладью бассейна. Вода будет очень часто возникать в повествовании: морской бриз, берег моря, лазурь неба из первых воспоминаний. Так, небо главный герой в детстве видел лишь в качестве исключения: его нищая семья жила в землянке, куда солнечный свет пробивался через зарешеченное окошко. А его главное воспоминание детства — о запахе легкого бриза в летних кинотеатрах. Флешбэки будут буквально накатывать на героя, начинаясь с шума волн: даже в кровати он лежит на белье глубокого синего цвета.

Колышущееся море — настоящее действующее лицо и в предыдущем фильме Альмодовара «Джульетта»: оно меняет судьбу главной героини. А в «Дурном воспитании» и «Разомкнутых объятиях» синий постоянно уравновешивает в кадре контраст и напряженность противостояния белого, черного и красного. И именно в синих цветах «Боли и славы» главный герой в итоге находит долгожданное успокоение.

Читать еще:  Синтез кубизма и футуризма. Bruno Sciaraffia

Караваджо в Галерее Боргезе

1. Юноша с корзиной фруктов, 1593

Написано в Мастерской Чезари Д’Арпино с натуры. Модель — Марио Минитти (первое его изображение).

«Юноша с корзиной фруктов» — это удивительный сплав портрета и натюрморта, воспринимаемый как единое целое.
В отличие от работавших в Италии фламандцев, которые прославились своими натюрмортами, Караваджо отказался от богемского хрусталя, ваз из муранского стекла, перламутровых раковин и прочих атрибутов роскоши, избрав самые обыденные предметы, сопровождающие человека в его повседневной жизни.

Эту картину можно рассматривать как вызов, смело брошенный молодым художником официальному искусству, идеологи которого исключали всякую возможность изображения жизни городских низов в их грубой неприглядности, что, по их мнению, недостойно внимания любого уважающего себя мастера, призванного создавать произведения, пробуждающие добрые чувства и ласкающие взор красотой. Но у Караваджо на сей счёт были свои соображения. Он ещё не раз изобразит своего друга, красавца Марио, пытаясь разгадать тайну его внутреннего мира. В непроницаемом взгляде юноши угадывается удивительное душевное спокойствие, которого сам Караваджо был лишён, а потому предпринимал тщетные попытки проникнуть в этот неведомый ему мир.

2. Больной Вакх, 1594
Уже на первой после выздоровления значительной работе Караваджо видно, как из мрака вырастает одинокая фигура. Небольшая картина, написанная с натуры, получила название «Больной Вакх».
Большинство искусствоведов считают её автопортретом художника. Здесь Караваджо впервые использовал зеркало, чтобы точнее передать натуру в своём одержимом преклонении перед правдой жизни.

«Больной Вакх», как и «Юноша с корзиной фруктов» — это тот же сплав портрета и натюрморта, но с совершенно иным мировосприятием. Если там пленяют полнота и радость жизни, то здесь перед зрителем предстает подавленность духа человека, оказавшегося в ловушке теней и полутеней. Новым является придание контрастности светотени, чем достигается большая объемность изображения. Все формы как самой фигуры, так и предметов предельно упрощены в стремлении выявить в них наиболее существенное.

Воображаемый Вакх показан больным, из-за чего бедняга непривычно трезв и грустен.
Сидя вполоборота, Вакх облокотился на ручку стула, держа обеими руками гроздь винограда со столь тщательно выписанными ягодами, несколько подпорченными плесенью, что их легко можно пересчитать — ровно двадцать три.

На их фоне выделяется большой палец правой руки с ногтем в траурном обрамлении. На краю узкого стола лежат другая гроздь винограда, уже тёмного, и два недозрелых персика. Один их вид вызывает во рту оскомину. На всех изображённых на картине дарах земли, как и на самом Вакхе, лежит печать хвори, источаемой изнутри червём. Каменная столешница, отполированная временем, перед съёжившимся от озноба Вакхом скорее напоминает стол для покойников в холодной мертвецкой, да и от самой картины исходит сумрачный таинственный свет, создавая безрадостную атмосферу.
Ничего подобного в живописи до тех пор не было. Гениальность картины в простоте её исполнения, а это самое трудное в искусстве.

3. Натюрморт с цветами и фруктами, 1601

4. Пишущий Св. Иероним, 1605-1606

Традиционно Иероним изображался учёным мужем, воплощающим собой не только аскезу, но и богатую культуру гуманизма. У Караваджо он выглядит старым отшельником, чьё иссушенное годами и частым говением нагое тело слегка прикрыто пурпурной кардинальской мантией, поскольку картина предназначалась для Шипионе Боргезе, недавно возведённого в сан, которого он так долго домогался. Протянув руку с пером к чернильнице, заставленной книгами, старец задумался над раскрытым фолиантом о бренности всего земного, напоминанием чему служит череп.

В картине как бы словами Екклесиаста сказано, что все наши деяния есть суета сует и что бессмертен только дух.

5. Мадонна со змеей, 1606

Это последняя написанная в Риме работа. Модель — Лена с ребенком.

Луч света слева скользит по трём фигурам, выхваченным из тьмы заднего плана. Кроме лёгких нимбов над головами Девы Марии и её матери Анны картина лишена признаков святости и представляет собой чуть ли не жанровую сцену. Ребёнок хочет вырваться из рук матери при виде ползущей по полу змеи, этого символа первородного греха. Обеспокоенная за сына Дева Мария старается остановить ползущую тварь, наступив ей босой ногой на горло и заставив злобно шипеть и извиваться. По поводу этого факта между теологами в 1569 году разгорелась целая дискуссия, пока папа Пий V не установил, что ползущего гада должны убивать оба — мать и сын. Вот почему на картине Караваджо ребёнок, словно забавы ради, прижимает ножку к ноге матери.

В отличие от Анны, словно вышедшей из греческой трагедии, Мария преисполнена материнской любви. В её лёгкой фигуре отразились сама женственность и несказанное изящество. Словно предчувствуя, что это последняя его работа с Леной, Караваджо вложил в неё ту любовь, что ощущается и в изгибе шеи, и в наклоне милой головки. Выразительна фигурка подросшего ребёнка Христа, на лице которого смешаны чувства любопытства и испуга перед извивающимся на полу шипящим гадом.

Известно, что 14 апреля 1606 года картина была установлена в приделе Михаила Архангела собора Святого Петра, куда тут же устремились друзья автора и ценители искусства. Караваджо лично руководил установкой полотна над алтарём. Он был несказанно горд, видя, как хорошо его картины вписываются в интерьер величественного храма, где чуть подальше стоит божественная «Пьета» Микеланджело. Можно ли этому поверить? И Караваджо по нескольку раз подходил к картине и отходил от неё, чтобы лишний раз удостовериться, как она смотрится издали по соседству с беломраморным совершенством гениального ваятеля. Это были незабываемые минуты счастья, выпавшие на его долю. Но уже 16 апреля картину осмотрела кучка кардиналов из объединения папских конюших и вынесли свой вердикт: non expedit — «не пройдёт». Не подумав даже оповестить об этом автора, кардиналы распорядились вынести алтарный образ Мадонны Палафреньери из собора.

Особенно возмутило кардиналов, что художник осмелился в образе Девы Марии, как им кто-то доложил, изобразить свою любовницу, а фигурка ребёнка Христа и вовсе ввела их в смущение «плебейским изображением плоти» с явными признаками эротики. Святая Анна была сочтена беззубой мегерой. Решено было немедленно избавиться от богохульной картины, с которой греха не оберёшься, попади она на глаза инквизиции. К счастью, ею живо заинтересовался всеядный кардинал Боргезе.

6. Давид с головой Голиафа, 1606

Бегство из Рима.
Для юного Давида позировал Чекко.
На картине изображён только что совершённый юношей подвиг. На тёмном фоне луч света слева обрисовывает вполоборота стоящую фигуру с полуобнажённым торсом и левую руку героя. Крепко сжав выпяченный вперёд кулак, он держит за волосы отрубленную голову поверженного Голиафа. Но в отличие от прежнего Давида, написанного десятью годами ранее, нынешний повзрослевший герой не источает радость победы при виде поверженного врага — его глаза полны грусти.

7. Св. Иоанн Креститель, 1610

Не в силах сразу отойти от темы Крестителя — он продолжал считать себя кавалером братства иоаннитов, чем вызывал законный гнев в стане мальтийских рыцарей, считавших такое поведение дерзким вызовом, равно как и его побег с острова, — Караваджо пишет ещё две картины, посвящённые юному Иоанну.
Это дань молодости, когда художника привлекали вступающие в жизнь юнцы, которых на пути ждут суровые испытания. Позировал ему кто-то из дворцовой челяди.
Но как же отличается этот подросток с задумчивым выражением лица от озорного Чекко на первой картине, написанной десять лет назад! Теперешний «Иоанн Креститель» сидит с посохом в руке на камне, прикрытом красной накидкой, которая присутствует на всех шести картинах с юным Предтечей как символ его будущей кровавой казни.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector