Современная американская художница. Kelli Vance

Современная американская художница. Kelli Vance

Современная американская художница Карла Жерар

Американскаяхудожница Карла Жерар (Karla Gerard) пишет акрилом по холсту. На ее картинах с детской наивностью и непосредственностью изображены городские и деревенские пейзажи, цветущие деревья и птицы, люди и животные. Все выглядит очень ярко и позитивно.Картины Карлы Жерар дполныоптимизмаижизни. На первыйвзглядеёкартиныкажутся немного наивными и детскими. Ноприболеедетальномизученииеёработпоявляется ощущение, чтопопадаешьвсказку: фантастически ецвета, изогнутые деревья с фантазийными листьямии большими красочными цветами, аккуратные домики и таинственные птицы, бескрайние холмы, абстрактные пейзажи, наполненные множеством маленьких деталей, которые хочется рассматривать бесконечно. Карла Жерард родилась в 1960 году в Техасе, США. Сейчас живёт в штате Мэйн. С детских лет испытывала страсть к живописи. Специального художественного образования у Карлы нет, она самоучка. На протяжении многих лет художница отрабатывала свой уникальный стиль живописи. Карла работает в народной манере как художник-абстракционист. Для написания своих картин использует акриловые и масляные краски, рисует на холсте и бумаге.

Главной темой творчества Карлы Жерар являются домики: сказочные, немного наивного стиля, яркие, красочные. На фотографиях ниже представлена лишь малая их часть. На ее картинах с детской наивностью и непосредственностью изображены городские и деревенские пейзажи, цветущие деревья и птицы, люди и животные. Все выглядит очень ярко и позитивно. Картины очень нравятся и детям и взрослым, вызывают улыбку, повышают настроение.

Остальное вы сможете найти на просторах интернета. Приятного просмотра и творческого вдохновения!

Келли Уэстлер: становление «королевы американского гламура»

В Калифорнии Келли Уэстлер популярна не меньше, чем голливудские звезды, интерьеры для которых она создает. Спроектировав десятки престижных отелей и бессчетное количество роскошных домов, она давно вышла за рамки своей основной профессии и занимается всем от дизайна текстиля и ювелирных украшений до написания книг на тему декора. И во всем, за что бы она ни бралась, легко угадывается ее неповторимый авторский стиль.

Келли родилась в прибрежном курортном городе Миртл-Бич в семье инженера и антиквара. Интерес матери к дизайну Келли принимала с энтузиазмом: она не раз, придя домой из школы, заставала гостиную выкрашенной в новый цвет, и вместе со старшей сестрой с удовольствием сопровождала мать в походах по благотворительным магазинам, секонд-хендам и блошиным рынкам. В пятнадцать Келли начала собирать свою собственную коллекцию винтажных безделушек. Отучившись в Массачусетском колледже искусств, девушка получила степень бакалавра в области дизайна и архитектуры и стажировалась сначала в архитектурной фирме Cambridge Seven Associates в Бостоне, а затем – у графического дизайнера Милтона Глейзера в Нью-Йорке. Чтобы свести концы с концами, Келли подрабатывала официанткой.

В двадцать с небольшим будущая «королева американского гламура» переехала в Лос-Анджелес в надежде найти работу декоратором в киноиндустрии. Работы было немного, и Келли откликнулась на вакансию хостес в одном из ресторанов Беверли-Хиллс. Как это часто бывает, случайно и будто не всерьез принятое решение, стало в некотором смысле поворотным: девушку заметила фоторедактор Playboy Мэрилин Грабовски. Фотографии Келли для журнала сделали фотографы Арни Фрайтаг и Стивен Вайда, The New Yorker описал их как «неоклассические». Несмотря на то, что сотрудничество девушки с изданием было непродолжительным, гонорар, полученный за съемки, помог ей погасить студенческие кредиты и начать собственное дело.

Hotel Avalon в Беверли-Хиллз

Hotel Avalon в Беверли-Хиллз

Hotel Avalon в Беверли-Хиллз

Hotel Avalon в Беверли-Хиллз

Первые дизайнерские проекты

В 1995 году Келли Уэстлер основала Kelly Wearstler Interior Design (Kwid, или KWID), собственную дизайнерскую студию. В следующем году она уже декорировала дома в Голливуде для компании по продаже недвижимости и впервые разработала дизайн отеля. Это был Hotel Avalon в Беверли-Хиллз, стиль которого пресса описала как «интересно обыгранный модернизм середины прошлого века». Позднее New York Times скажет: «Hotel Avalon в Беверли-Хиллз заставил по-новому взглянуть на дизайн бутик-отелей по всему миру». В 2000 Уэстлер также разработала дизайн небольшого отеля Maison 140, выразительный красно-черный интерьер которого она дополнила обилием шинуазри.

Эти проекты заставили общественность внимательнее присмотреться к 33-летнему дизайнеру, так уверенно использующему почти театральную голливудскую эстетику, сталкивая ее в самых неочевидных стилях. «Неожиданный», «роскошный», «элегантный» – именно эти эпитеты публика и пресса используют, чтобы охарактеризовать интерьеры, спроектированные длинноногой дивой Келли Уэстлер, восходящей звездой интерьерного дизайна Голливуда. В 2002 году она делает интерьеры для звукозаписывающей компании Mercury Records, актеров Бена Стиллера и Джинн Трипплхорн, а в 2006 разрабатывает дизайн ресторанов и баров в легендарном универмаге «Бергдорф Гудман» на Манхэттене.

Первая книга и участие в шоу Top Design

В марте 2004 года Келли Уэстлер выпустила свою первую книгу, посвященную дизайну, – «Modern Glamour: The Art of Unexpected Style». Издание Publishers Weekly охарактеризовали книгу как «большое, полное цветных снимков издание, которое отдает должное изобретательным интерьерам Уэстлер». Два года спустя в издательстве HarperCollins вышла еще одна книга дизайнера – «Domicilium Decoratus», интересная в первую очередь снимками личного особняка Келли Уэстлер, а также ее собственными портретами в изысканных вечерних туалетах. Интерьер охарактеризовали как «голливудский декаданс с атмосферой флегматичного восточного побережья вкупе с семейным уютом».

В том же, 2006 году, Келли Уэстлер участвовала в качестве одного из трех главный судей на шоу Top Design. Она снялась во всех двадцати эпизодах программы и запомнилась зрителям и участникам шоу, в первую очередь, своими нарядами. В 2007 году Vogue включил дизайнера в список десяти самых стильных знаменитостей года, а Time – в сотню наиболее выдающихся представителей творческих профессий в мире.

От предметов интерьера к шоколадкам

В июле 2007 года Келли открыла собственный бутик в универмаге «Бергдорф Гудман», а уже через год – офис в Западном Голливуде. Не желая останавливаться на достигнутом, Келли начала работать над коллекциями предметов для дома, ювелирных украшений, сумок и женской одежды. Попутно она декорировала дома для музыкантов Гвен Стефани и Гэвина Россдейла и сопредседателя DreamWorks Стейси Снайде, а еще писала очередную книгу. Озаглавленная «Hue», она вышла в 2010 году и включала в себя большую коллекцию фотографий интерьеров, собранных по цветовой гамме – издание «Los Angeles Times», рецензируя книгу, особенно отмечало узнаваемый авторский почерк Келли Уэстлер. В 2011 Уэстлер возглавляла всевозможные «топы» дизайнеров и архитекторов мира и стала одной из наиболее ярких фигур в этой сфере.

Сегодня 49-летний дизайнер воспитывает двух сыновей и сосредоточенно работает над коллекциями ювелирных изделий и аксессуаров (купить можно в бутике Келли Уэстлер в Лос-Анджелесе или на официальном сайте), а еще проектирует текстиль и светильники для своего и дружественных брендов. Светильники для Уэстлер – это вообще один из главных предметов декора. Она уверена, что «в люксовом доме светильники должны выглядеть сногсшибательно, иметь форму настоящего произведения искусства и дарить театральный, артистичный свет». Достаточно взглянуть на светильники линейки Kelly Wearstler Lighting, чтобы убедиться в ее правоте.

Читать еще:  Смелые цвета и сильные мазки. Varvara Stylidou

Мэри Келли (художник) — Mary Kelly (artist)

Мэри Келли (род. 1941, Форт Додж, Айова) — американский художник-концептуалист , феминистка , педагог и писатель.

Келли внесла большой вклад в дискурс феминизма и постмодернизма посредством своих крупномасштабных нарративных инсталляций и теоретических работ. Работа Келли является посредником между концептуальным искусством и более сокровенными интересами художников 1980-х годов. Ее работы выставлялись на международных выставках, и она считается одной из самых влиятельных современных художников, работающих сегодня. Келли — профессор судьи Уидни в Школе искусства и дизайна Роски при Университете Южной Калифорнии. Ранее она была профессором искусства в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе , где она возглавляла междисциплинарную студию, область, которую она инициировала для художников, занимающихся конкретной , коллективной и проектной работой. У нее взяли интервью о ее опыте преподавания в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе в фильме Сары Торнтон « Семь дней в мире искусства» .

Содержание

Мэри Келли известна своей проектной работой в виде масштабных повествовательных инсталляций. Ее проекты, построенные в 1970-х годах, посвящены ее опыту беременности и воспитания детей. «Antepartum» (1973), единственный снимок, на котором художница поглаживает живот во время движения своего будущего ребенка, и « Послеродовой документ» (1973–79), проект из шести частей, в котором используются как личные, так и теоретические элементы для документирования взаимоотношений матери и ребенка. создан в том же году.

Послеродовой документ, впервые показанный в ICA в Лондоне в 1976 году, состоял из шести разделов и 135 небольших частей, сопровождавшихся рядом эссе и сносок, состоящих из различных предметов из жизни новорожденного сына Келли. В работе подробно отслеживается все, что делал ее сын, от еды до изгнания, и ведется дневник мыслей артистки. Послеродовой документ собрал использованные прокладки с внутренней стороны его тканевых подгузников, таблицы кормления и речевые события, задокументированные Келли. Каждая документация составлена ​​из отдельных и тщательно продуманных материалов. Документация. Я , например, включил шесть использованных прокладок от тканевых подгузников сына Келли в паре с ее письменным текстом. Эта необычная тема вызвала возмущение и споры на дебютной выставке, поскольку некоторые зрители считали, что демонстрировать экскременты на использованных подгузниках в художественной галерее неуместно. Документация III — это транскрипция разговоров с ее ребенком, ее внутренней речи как матери и определение места разговора в определенном временном интервале. Рисунок ее ребенка поверх тщательной и скрупулезной документации подчеркивает интерактивный характер сериала и тот факт, что отношения между ребенком и его матерью могут быть «сложными и сложными», а не исключительно сентиментальными. В этом сериале Келли со временем адаптируется как мать вместе со своим ребенком. Документация VI — это табличка, похожая на Розеттский камень, с текстом, записывающим процесс обучения сына Келли письму и другие важные жизненные события, которые, казалось бы, были обыденными, но важными для развития отношений между Келли и ее сыном. По словам историка искусства Люси Липпард , послеродовой документ «описывает социальное вмешательство в« идеальные »отношения матери и ребенка (или художника и объекта) с точки зрения желания, присутствия и отсутствия».

По мнению Липпарда и других историков искусства, этот проект должен рассматриваться в рамках феминистского дискурса повышения сознания, совместной работы и дискуссий о разделении труда по половому признаку. Келли создала эту работу во время второй волны феминизма, которая сосредоточилась на том, как женщины работают в доме. «Послеродовой документ» — это выдающееся произведение феминистского искусства, потому что это актуальное изображение значения материнства для современных женщин. Кроме того, « Послеродовой документ» представляет собой отстраненный и, казалось бы, объективный взгляд на то, чтобы быть матерью, и обсуждает создание субъективности, чего многие художники-мужчины во времена Келли избегали.

На протяжении 1980-х годов и по настоящее время проекты Келли продолжают заниматься вопросами, поставленными теоретической практикой и субъективностью. В своей монументальной работе Interim (1984–89) Келли обращается к коллективным воспоминаниям женщин. Его цель — указать дискурсы, которые определяют и регулируют женскую идентичность. Несмотря на отсутствие женских тел в этом проекте, Эмили Аптер пишет, что одежда в Interim, как и в других проектах Келли, показывает, что «куртки в неволе гарантируют репрезентативность и образцовость». Другой проект, Gloria Patri (1992), основан на архиве найденных материалов о первой войне в Персидском заливе, чтобы поставить вопрос о том, как насилие в международных событиях влияет или влияет на жизнь отдельных людей. В « Балладе о Кастриот Реджепи» (2001) полотна ворса, сформированные в домашней сушилке, соединяются вместе, образуя волнообразные волны, рассказывающие историю ребенка, брошенного во время войны в Косово. Историк искусства Гризельда Поллок писала, что этот «шаблон повторения и инверсии вызывает как визуальный регистр звуковых волн, так и образы пульса и потока, а также напоминает структуру биологической жизни, спираль». В конечном итоге Поллок позиционирует этот проект как пересечение виртуального и индексного материала. Затем «Баллада о Кастриот Речепи » «вызывает фотографический визуальный эффект, но без изображения, а постановка« отсутствие взгляда »снова выполняет постоянный ход Келли: инсценировать в созданном произведении искусства комментарий к образам видения и знания, типичным для наших культур и народов. СМИ, одно лицо нашего творения через интерфейс с этими знаковыми системами как социальными субъектами ». В рамках этой работы Келли поручил композитору Майклу Найману создать партитуру для баллады, которую исполнила сопрано Сара Леонард и Квартет Наймана на открытии выставки в Музее искусств Санта-Моники .

В 2004 году Келли создала произведение под названием Circa 1968 . Этот набор работ возвращает движение демонстрации 1968 года студентами университета в Париже. Как и в « Балладе о Кастриот Реджепи», изделие состоит из ворса сушилки, и для его производства требуется более 10 000 загрузок белья. Инсталляция проецируется на стену, чтобы вызвать вопросы о повторяющемся прошлом, будущем и наследии, которое будут иметь эти события. В «Песнях о любви» (2005) Келли заручилась помощью молодых женщин, интересующихся философией и наследием женского движения, чтобы воссоздать исторические фотографии протестов примерно через тридцать лет после их проведения. Ее «ремиксы» достаточно приблизительны, чтобы учесть реальные различия между версиями, но достаточно похожи, чтобы предполагать буквальную и метафорическую преемственность.

Избранные выставки

У нее были крупные персональные выставки в Новом музее современного искусства , Нью-Йорк, в 1990 году, Generali Foundation , Вена, в 1998 году, Институте современного искусства , Лондон, в 1993 году. Среди недавних групповых выставок, которые у нее были, — documenta 12, Кассель, Германия. , в 2007 году WACK! Искусство и феминистская революция , Музей современного искусства, Лос-Анджелес , 2007 г., Биеннале Уитни 2004 г. в Музее американского искусства Уитни , Нью-Йорк, Биеннале 2008 г. в Сиднее , Австралия, Биеннале в Калифорнии 2008 г. и совсем недавно в Мэри Келли: Проекты, 1973-2020 в галерее Whitworth в Манчестере, Великобритания, в 2011 году.

Первые три части ее влиятельной работы « Послеродовой документ» (1973 — 7) были показаны в Институте современного искусства в 1976 году. «Промежуточный», один из самых амбициозных ее проектов, впервые был полностью показан в Новом музее в 1990 году. В 2007 году она участвовала в выставке « Документа» в Касселе, Германия, представив смешанную медиаинсталляцию под названием «Love Songs». Работы Келли хранятся в многочисленных музейных коллекциях, включая Тейт .

Читать еще:  Художник-пейзажист. Isca Greenfield-Sanders

Избранные публикации

Автор художника

  • Послеродовой документ , Routledge & Kegan Paul, 1983, перепечатка, английский и немецкий, Generali Foundation, Вена и University of California Press, Беркли, 1998
  • Imaging Desire , MIT Press, 1996 г.
  • Pecunia Olet , Главные новости , Нью-Йорк 1989

О художнике

  • Рэнс, Виктория «Мэри Келли: проекты, 1973-2010» n.paradoxa, том 28 июля 2011 г., стр. 80-87.
  • Мэри Келли: слова — это вещи (каталог) и Мэри Келли: о верности (материалы конференции), Центр современного искусства, Уяздовский замок, Варшава, 2008 г.
  • Мэри Келли , Espacio AV, Регион Мерсия, 2008 г.
  • Мэри Келли: La balada de Kastriot Rexhepi / Musica original de Michael Nyman , (каталог), Национальный автономный университет Мексики, 2004 г.
  • Перечитывание послеродового документа , Фонд Дженерали, Вена, 1999 г.
  • Мэри Келли , Phaidon Press , Лондон, 1997
  • Совместное действие социальных процессов: Мэри Келли 1970-1975 , Галерея Чарльза Х. Скотта, Ванкувер, 1997
  • Мэри Келли: Глория Патри , (каталог) Музей Герберта Ф. Джонсона, Корнельский университет и Галерея Эзры и Сесиль Зилха, Уэслианский университет
  • Мэри Келли: Промежуточный , (каталог), Новый музей современного искусства, Нью-Йорк, 1990.
  • Ричмонд, Сьюзен. «От камня к облаку: любовные песни Мэри Келли и феминистская межпоколенческая связь». Феминистская теория 11.1 (2010): 57-78. Распечатать.

Публичные коллекции

Кунстхаус, Цюрих, Музей американского искусства Уитни, Нью-Йорк, Художественный музей Спенсера, Канзский университет, Санта-Моника, Музей современного искусства, Чикаго, Совет по делам искусств Великобритании, Музей Виктории и Альберта, Лондон, Австралийская национальная галерея, Тейт Британия, Лондон, Тейт Модерн , Лондон, Художественная коллекция Нью-Холла , Кембриджский университет, Художественная галерея Онтарио, Художественная галерея Ванкувера, Новый музей современного искусства, Нью-Йорк, Художественная галерея Маккензи, Риджина, Городской художественный музей Хельсинки, Дженерали Фонд, Вена, Художественный музей Университета Колорадо, Бард-колледж, Нью-Йорк, Центр современного искусства, Варшава, Художественный музей округа Ориндж, Ньюпорт-Бич и Музей современного искусства, Стокгольм.

Арт-рекордсменки: 8 самых дорогих современных художниц

Яёи Кусама, $102 532 176 за аукционный 2018 год ​

Девяностолетняя японка Яёи Кусама (р. 1929) из аутсайдера мира искусства превратилась в самую коммерчески успешную художницу планеты. Во многом феноменальный успех ей обеспечили социальные сети: инсталляции Кусамы, заряженные нереальным драйвом, стали фоном для миллионов селфи во всем мире. Всю жизнь Кусама создает искусство, которое неуклонно сопротивляется категоризации. Как-то в интервью Кусама сказала, что мать выбросила все ее краски и рисунки, когда ей было 10, сказав, что Яёи должна начать готовиться к тому, чтобы стать домохозяйкой. Но Кусама была бы никем, если бы не была настойчивой. В 1948 году она поступила в Киотскую городскую школу искусств и ремесел. И была достаточно смелой, чтобы увлечься сюрреализмом. Сегодня ради того, чтобы создавать свое искусство, она покидает утром психиатрическую клинику и возращается туда после 12-часового рабочего дня. Она уверена: искусство сохраняет жизнь.

Сесили Браун, $32 480 908

Британская художница Сесили Браун (р. 1969), живущая в Нью-Йорке, известна своей свободной живописной манерой, в которой сочетаются абстрактное искусство и фигуративное, черты Виллема де Кунинга и Рубенса. Училась художница в Slade School of Fine Art. C 2014 года входит в Совет директоров Фонда современного искусства. Она называет свои работы фрагментарными, хаотичными, как и жизнь в Нью-Йорке. Часто в качестве основы для картин Сесили использует газетные фотографии и сюжеты новостей. «Для меня картина — это способ получить информацию о мире». В тематике полотен — ярко выраженный феминистский пафос, сексуальный подтекст и озабоченность состоянием современного мира, где женщине до сих пор указывают, что делать с ее собственным телом. Одна из последних сольных выставок состоялась недавно в Paula Cooper Gallery.

Дженни Савиль, $13 225 583

Дженни Савиль (р. 1970) — одна из самых дорогих ныне живущих художниц: ее автопортрет Propped 1992 года был продан на аукционе Sotheby’s за 12,4 млн долл. Училась Дженни в Школе изящных искусств Феликса Слейда. В конце последипломного образования Савиль ведущий британский коллекционер искусства Чарльз Саатчи купил ее картины и сделал заказ на следующие два года. Дженни Савиль относится к YBA — арт-группе «молодых британских художников», в которую входят Дэмиен Херст и Трейси Эмин. Ее визитная карточка — масштабные полотна с изображением тучных обнаженных тел. Подчеркнутая физиологичность работ объясняется интересом к телесности и гендеру вообще:
в середине девяностых она наблюдала за пластическими операциями и впервые подняла тему нового ощущения тела. Сейчас она часто пишет портреты людей с измененным полом, маркируя революционные перемены в общественном сознании в этой области. Ее картины часто выбирают в качестве обложек известные рок-группы. Представляют Дженни Савиль Saatchi Gallery и Gagosian Gallery.

Бриджет Райли, $7 103 990

Британку Бриджет Райли (р. 1931) называют королевой оптических иллюзий. Самая яркая представительница оп-арта, она до сих пор весьма активна. Райли училась в Королевском колледже искусств в Лондоне. Сначала она экспериментировала с иллюзорным движением черно-белых изображений (это ее и прославило), потом, после поездки
в Африку и Индию, увлеклась цветом — ее пестрые произведения в 60-х были настолько эффектны, что их без разрешения компании переносили
на ткань и платья (и что создало прецедент по защите авторских прав художников в Америке). На аукционе Sotheby’s ее картина «Песнь 2» ушла за 4,5 млн. долл. Райли награждена орденом Британской империи, императорской премией Японии, премией Рубенса. Она создала несколько огромных стенных росписей для крупнейших лондонских музеев: галереи Тейт и Национальной галереи. Ее работы представляла нью-йоркская галерея David Zwirner.

Синди Шерман, $6 755 382

Американка Синди Шерман (р. 1954) регулярно входит в сотню самых влиятельных арт-персон мира. Ее работы в жанре постановочных фотографий известны по всему миру. Прославилась она благодаря ранним сериям Untitled Film Stills («Кадры из фильмов без названия») и History Portraits, где она перевоплощается то в героинь выдуманных фильмов, то в персонажей с картин старых мастеров. Для всех своих съемок Шерман исполняет все роли одновременно: модели, фотографа, стилиста и визажиста. У художницы редкий дар перевоплощения: по ее собственному признанию, она не может добиться подобного «вживания» в роль ни от кого из профессиональных актеров, знакомых или родственников. В 2011 году на аукционе одна из фотографий Untitled Film Stills была продана за 3,8 млн долл. Также Шерман работает как режиссер. Сейчас ее тематика от культа молодости, красоты и пародий на массовую культуру сместилась в сторону проблем, связанных с насилием, войной и клоунадой. В 2012 году прошла обширная ретроспектива Шерман в MoMA — на нескольких этажах было показано 170 работ различных периодов. Представлена в Gagosian Gallery и Skarstedt Gallery.

Элизабет Пейтон, $6 123 286 ​

Американская портретистка Элизабет Пейтон (р. 1965) прославилась в 90-е идеализированными портретами знаменитостей: бледные, с красными губами лица быстро стали узнаваемы. Самые известные ее портреты — Курта Кобейна и Джона Леннона: последний был продан в 2006 году за 800 000 долл. Она часто пишет членов английской королевской семьи: ее интересует, как живут люди, облеченные богатством, признанием и славой. Элизабет утверждает, что «в лицах лучше всего отражается время» и что «живопись может выразить то, что невозможно передать словами». Она ищет самые эмоциональные моменты, когда человек открыт или чем-то увлечен. Живопись Пейтон, тонко передающая взаимоотношения человека и времени, находится в коллекциях МоМА, Музея Гуггенхайма и в Центре Помпиду. Персональные выставки художницы прошли по всему миру, в том числе в лондонской галерее Whitechapel, голландском музее Bonnefanten. Представляет Пейтон Gladstone Gallery с офисами в Брюсселе и Нью-Йорке.

Читать еще:  Турецкий художник. Nersel zur Muehlen

Кристин Аи, $3 989 020

Уроженку Индонезии Кристин Аи Тжой (p. 1973) называют одной из ведущих художниц Юго-Восточной Азии. Кристин получила образование художника-графика в технологическом институте Бандунга. Карьеру начинала как гравировщик в технике «сухая игла». Сейчас она работает с тканью, бумагой, живописными техниками, скульптурой и масштабными инсталляциями. Объединяет все произведения Тжой палитра. Годы работы с гравюрой сильно повлияли на выразительный язык Кристин: линией, которая остается ее главным средством, она передает весь спектр эмоций: боль, страх, желание. «Я работаю с любым материалом, словно это бумага и карандаш, — даже если вместо бумаги алюминий. Мои сильные, мягкие, тонкие или хрупкие линии будут громче и более живыми, если их поместить в пустую комнату». Последние выставки Кристин демонстрируют энергию, спонтанность, объем и переход на монохром. В 2018 году была организована ее первая персональная выставка в 21st Century Museum в Канадзаве (Япония). Представляет Кристин Аи Тжой лондонская галерея White Cube.

Нджидика Акуниили Кросби, $3 868 973

Нджидика Акуниили Кросби (р. 1983) — молодая талантливая художница из Нигерии, с 17 лет живущая в Калифорнии, куда она переехала учиться
в университете. Она виртуозно работает с культурными особенностями обеих стран (Нигерии и США), исследует различия поколений на примере собственной семьи. Нджидика увлечена способностью этносов мимикрировать, подражать другим образцам. Прически, украшения, мода, архитектура, автомобили — всё для нее источник вдохновения. Через изучение поп-культуры, которая является для нее лучшим маркером изменений в родной стране, она выстраивает сюжеты собственных картин. Художница дает своим полотнам названия популярных песен детства, ищет опору в коллективной памяти своего народа. Этот талантливый перевод культурных различий на язык искусства выглядит как калейдоскоп. Обилие деталей поражает: персонажи часто одеты в «портретные» ткани из коллажей. В 2018 году ее билборд открывал выставку в музее американского искусства Whitney. В этом году ее работы — в основном проекте Венецианской биеннале и на коллективной выставке африканского искусства «I am…» в Вашингтонском музее африканского искусства Smithsonian. В 2016-м журнал Time назвал ее «Женщина года». В 2017 году ее картина The Beautyful Ones была продана на лондонском аукционе Christie’s за рекордные 3 075 774 долл.

В гостях у декоратора Келли Уэстлер

Оформляет ли Келли Уэстлер интерьеры, пишет ли книги или позирует для Playboy, все ей удается сделать с особым шиком

22 августа 2016

Келли Уэстлер никогда не мучилась сомнениями при выборе профессии. Ее карьера была предопределена с детства. «Моя мама — дизайнер интерьеров. Я росла среди беспрестанного круговорота обоев, краски и мебели», — вспоминает Келли.

Впрочем, до того как пойти по стопам матери, Келли успела поработать официанткой («этот опыт очень помогает мне проектировать рестораны», — признается она), попробовать себя в качестве художника-постановщика в Голливуде и даже сняться ню для журнала Playboy. В анкете, сопровождающей фотосессию, в графе «о себе» она написала: мечтаю открыть бюро по дизайну интерьеров.

Свою мечту Келли осуществила, основав компанию KWID (Kelly Wearstler Interior Design). «Первые полтора года я была в ней единственным сотрудником. Работать приходилось по 18 часов в сутки», — вспоминает она. Ударный труд не пропал даром: сейчас Келли входит в когорту самых востребованных декораторов Америки.

В числе ее клиентов актер Бен Стиллер и другие знаменитости. Келли «засветилась» на телевидении, став судьей реалити-шоу Top Design вместе с главным редактором американского ELLE DECOR. Она часто появляется на страницах глянцевых журналов — то в качестве эксперта по интерьеру, то как светский персонаж.

В прошлом году журнал Vogue включил ее в список самых модно одетых людей Америки. Келли написала две книги, в которых разъясняет особенности своего стиля, щедро пересыпая текст афоризмами и остротами («Жизнь без цвета — все равно что жизнь без любви». «Маленькая, но эффектная деталь в интерьере похожа на мышь, которая вдруг зарычала».) Но лучше всяких слов о стиле декоратора говорит ее особняк в Беверли-Хиллз.

Дом Келли построил Хэл Левитт, любимый архитектор голливудских звезд. Дженнифер Энистон выложила за спроектированный им 800-метровый особняк 15 миллионов долларов. Кстати, дом Келли гораздо просторнее — 1100 метров.

«Я «купилась» на саму коробку здания, с высокими потолками и продуманной планировкой, — рассказывает декоратор. — Кроме того, меня привлекло огромное окно, выходящее в сад. А имя архитектора решило дело — я давняя поклонница Левитта и его модернистских интерьеров». Муж Келли, девелопер Брэд Корзен, одобрил ее выбор и внес несколько дельных предложений по отделке дома.

Сыновья Оливер и Эллиотт (в ту пору четырех и шести лет) советов не давали, но оказали ценную моральную поддержку. «Это было мое первое семейное гнездо, и работа над интерьером стала для меня совершенно новым опытом», — вспоминает Келли. Ей повезло: дом был в отличном состоянии. Разве что представления об уюте у прежних хозяев были несколько своеобразные.

«Больше всего меня потрясли четырехметровые розовые диваны. Ну о-очень оригинально!» — смеется декоратор. Зато облицованная ониксом ванная и раздвижные двери три на три с половиной метра привели Келли в восторг. Их, как и отделанные мрамором стены столовой, она сохранила в неприкосновенности. Келли не стала затевать в доме капитальный ремонт, только сменила сантехнику в ванных и обновила кухню.

Большая часть времени ушла на то, чтобы заполнить необъятные просторы особняка приятными глазу вещами. «Сложнее всего было создать на этих громадных пространствах ощущение уюта. Пришлось расставить по всем комнатам множество ширм, чтобы хоть как-то их зонировать». Создать в доме особую атмосферу Келли помогли объекты, привезенные из путешествий, — статуи из Таиланда, турецкий текстиль, китайские стулья…

За интересными вещами декоратор охотится по всему миру: шоппинг в путешествиях для нее — целая наука и искусство одновременно. «Я никогда ничего не покупаю в отелях и туристических лавках, торгующих кружками и майками. Вырезаю из журналов статьи о разных городах и беру их с собой. Перед поезд-кой я «проглатываю» целые тонны всевозможных путеводителей и вырываю из них страницы с нужными адресами, чтобы не тащить с собой сами книжки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector