Современное искусство неподражаемого Томаса Сэлиота

Современное искусство неподражаемого Томаса Сэлиота

Художник Томас Элиот: гламур, хулиганство и немного провокации

В течение десяти лет владел галереей Марэ в Париже, много выставлялся и получал призы, сейчас художник живёт и работает в городе Маракеш (Марокко), рисуя много портретов в основном женщин и его картины есть в коллекциях по всему миру.

Надо сказать, что художник личность довольно провокационная и многогранная. Ведь с одной стороны он ведёт довольно скромный образ жизни, живя в мусульманском городе, во время работы любит слушать аудиокниги, что по его словам помогает ему думать, много путешествует (в своих работах использует фотографии из интернета и путешествий) — Это Томас Элиот-человек.

Но есть другой Тома Элиот художник, когда пишут о его творчестве часто говорят о том, что он родился и вырос во время расцвета так называемой массовой или поп культуры, это правда многие его работы просто наполнены красками и энергией и жизнью, которая просто выходит за пределы полотен художника.

Кажется, что вот и картина придёт в движение, например его картина “Walking in the rain”(ходьба (прогулка) под дождём), может показаться, что это обычный сюжет, где девушка, идя под дождём не хочет испортить туфли, снимает их и идёт босиком, такие сюжеты можно часто наблюдать. Но обратите внимание на решение сюжета, в первых мы не видим лица девушки, а видим только её молодую и загорелую фигуру, которой любуется автор, к тому, же фон на котором изображена героиня картины размыт и автор использует приём тусклого и размытого фона, как, бы подчёркивая яркость платья героини и выделяя её на общем фоне.

Надо, отметить, что художник часто рисует женщин со спины и во время движения, при этом он подчёркивает красоту женского тела и передаёт эмоции, фигура не занимает всю картину, но при этом, благодаря яркости и какой-то энергетике она притягивает, не показывая при этом лица, при этом нет и намёка на пошлость.

Иногда в своих работах художник откровенно хулиганит, как например, в картине “Long walking legs” (долго идущие ноги). Где опять нет лица, но есть чётко прорисованные ноги на размытом фоне.

Но есть и другие работы, глядя на которые, кажется, что они сошли со страниц журнал для мужчин. Глядя на которые сложно поверить, что такие картины пишутся в мусульманской стране. Они при этом очень красивы, ведь не повернётся язык художник не изображает здесь женское тело исключительно как объект вожделения, здесь он передаёт его красоту, молодость, прекрасно подчёркивая её с помощью разных красок, художник любуется этой красотой и стремится запечатлеть её. А есть и вызывающе-хулиганские картины.

Иногда он показывает современных и привлекательных женщин во всей красе.

Но не надо думать, что Томас Элиот художник только женского тела, есть и замечательные портреты, в чем, то напоминающие своим стилем портреты работы импрессионистов иногда его работы это зарисовки с окружающей его действительности.

Так что о Томасе Элиоте можно сказать? Он весьма многогранный художник, который с одной стороны хулиган, с другой прекрасно современную жизнь вокруг себя и её ритм, звуки и краски.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

LitBlog — литературный блог

Возможно, больше, чем какая либо личность 20-ого столетия, кроме Джеймса Джойса, Т. С. Элиот доминировал в литературном мире во время воин и свершил революцию в поэтическом и критическом стиле. Публикации “Prufrock” и “Other Observations” в 1917 сравнивались с появлением в 1798 Вордсворта и Лирических Баллад Кольриджа. Оба события означали прибытие новой поэтической эры. В «Бесплодной
земле”, названная поэтом Уильямом Карлосом Уильямсом «атомной бомбой поэзии», Элиот уловил дух своего возраста, определяя его разочарование и поиск моральных и духовных ценностей, потребности новой традиции, чтобы заменить культурное бесплодие, оставленное после Первой мировой войны. Карьера Элиота показывает его попытку определить эту традицию, и если его ответы не удовлетворяют, его выявление проблемы, и его метод завоевания сложности и двусмысленности современного опыта продолжает оказывать их влияние. Как и Джойс, считавшийся основным романистом 20-ого столетия, Элиот — ведущий современный поэт, работы которого лучше всего соответствуют современности.

Элиот, который в конечном счете определил бы себя как «классициста в литературе, роялиста в политике, и англо-католициста в религии,» родился в Сент-Луисе, Миссури. Его дедушка приехал на запад, чтобы основать первую Унитарную церковь Сент-Луиса и Вашингтонский университет. Отец Элиота был преуспевающим изготовителем кирпича, и его мать была женщиной литературных кругов. Семья провела лето на побережье Массачусетса, и Элиот возвратился на Восток в колледж, закончив Гарвард только через три года. Он продолжал работать специалистом в философии, путешествуя в Европу, где он посещал лекции Анри Бергсона в Сорбонне и поступил в Оксфорд, чтобы закончить его диссертацию у философа Ф. Х. Брэдли. Элиот закончил свою диссертацию, но не получил степень, отказываясь от будущей преподавательской карьеры литератора в Англии. В 1915 Элиот женился на Вивьен Хэйг-Вуд, женщине, склонной к психическим заболеваниям, и их 17-летний брак был отмечен эмоциональным и физическим напряжением. Элиот поддерживал себя, преподавая в английской средней школе, читая лекции и сочиняя обзоры и критику, занимая должность в Банке “Lloyd’s” в течение восьми лет. Друзья, во главе с поэтом Эзрой Паундом, пытались найти средства, чтобы освободить его от работы в банке “Lloyd`s”, который был столь противен Элиоту. Ему понравилась работа, которая, несмотря на утомительную писанину, обеспечила благоприятный образ жизни, который помог ему справиться со своей хаотичной семейной жизнью. Скрупулезный и замкнутый, Элиот перенес умственное расстройство в 1921 и лечился в Лозанне, в Швейцарии. В 1922 году он издал свое значительное произведение, “Бесплодную землю”, которая ввела толпу критиков в настоящее замешательство, но создала сенсацию — особенно среди молодежи, которая расценила Элиота как олицетворение нашего времени, литературный символ, поэтическая техника которого, видение и артистическая чувствительность были глубоко влиятельными. С характерной ему застенчивостью он отказался от роли, которая в глубоком смысле слова олицетворяла целое поколение.

В 1925 году он покинул Lloyd’s, чтобы быть редактором в “Faber” и “Faber”. Там он занял должность, с которой он не расставался всю оставшуюся часть жизни. Он также стал Британским подданным и обратился к Англиканству. Свои творческие усилия он сфокусировал на драме, отойдя от поэзии. В своих произведениях, прежде всего “Убийство в Соборе” (1935), “Семейная встреча” (1939) и “Вечеринка с коктейлями” (1950), он создал новый вид поэтической драмы, воодушевленной поиском духовного смысла, столь трепетно искомого в его поэзии. Ряд критических работ Элиота оказал огромное влияние в определении литературного вкуса, подтверждая власть поэтов — метафизиков, таких как Джон Донн и воссоздавая критическую структуру для нового современного классицизма, чтобы заменить неопределенность и морализирование викторианцев. Его заключительный этап поэтической работы приходится на период между 1934 и 1943 годом и расценивается многими как самое большое художественное наследие Элиота. Стихи — размышления о могуществе памяти и частного опыта, как метода достигнуть форму превосходства, которой посвящены многие исследования Элиота.

Читать еще:  Турецкий художник. Eser Afacan

Состояние английской поэзии во времена Элиота было в большей степени исчерпано и застарело. Новаторство романтиков, заключавшееся в личностных исследованиях, поглощалось быстрыми темпами морализированием викторианцев; новые тенденции оказались нечто большим, нежели бессмысленным позированием и набором Западных традиций, сломленных опытом Первой мировой войной. Английская поэзия была повторно поддержана ирландцем В. Б. Йейтсом и двумя американскими экспатриантами — Эзрой Паундом и Т. С. Элиотом. В центре поэтики Элиота был поиск, стремление наделить язык новыми средствами добычи современного опыта. В своем эссе «Поэты — метафизики» Элиот дает представление о своих намерениях: «Наша цивилизация характеризуется большим разнообразием и сложностью, и это разнообразие и сложность должны привести к различным и многосойным результатам. Поэт должен стать более всесторонним, более иносказательным, более уклончивым, чтобы воздействовать, чтобы при необходимости изменить смысл языка».

Чтобы придать значению меньшую сложность, Элиот применял стратегию, перенятую от французских символистов и имажистов; недоразумения и разногласия вступают в взаимосвязь с основным элементом, или как Элиот назвал «объективным коррелятом», некая конкретная деталь, которая пробуждает мысль и чувство. Первая значительная поэма Элиота, «Песня о любви Дж. Альфреда Прафрока», написанная в 1910, но не издаваемая до 1915, определила его поэтический метод и характерные проблемы, поднимаемые в произведении. Вступая в противостояние со всей вульгарностью и убогостью современной жизн, Элиот создает драматический монолог, в котором Прафрок показывает свое сознание с помощью серии потрясающих изображений отдельного разума, охваченного собственной неадекватностью. Технический прием Элиота кинематографичен: он исследовал неврозы Прафрока не с помощью анализа, а посредством изображений, которые показывают его самые глубокие страхи и его регрессивное видение себя как «пару зазубренных когтей / удирающий через дно тихих морей».

“Бесплодная земля” – это особый расширенный и углубленный подход Элиота. В центре произведения драматическая эксплуатация навыков мимикрии и фрагментации, поскольку остатки намеков и культурных ссылок связаны с целью противопоставить бесплодие современного опыта с более ранней героической традицией поддержки мифов и ценностей. Результат — симфония голосов, сцен и изображений, которые окружают центральный вопрос того, чему можно верить, когда возможность веры отсутствует. С помощью Эзры Паунда Элиот убрал большую часть связующей материи линейного рассказа и продолжил двигаться непосредственно к ряду моментов наибольшей глубины, в которой ответственностью читателя является повторно собирать «кучу прерывистых изображений» и «фрагментов, расположившихся на моих руинах» в многозначительную модель.

“Бесплодная земля” Элиота — один из центральных литературных ориентиров 20-ого столетия, фонд, на который более поздние поэты продолжили ссылаться. Как “Улисс” Джеймса Джойса, так и “Бесплодная земля” имела такое сильное влияние, что мы продолжаем ждать следующего Джойса или Элиота, чтобы прийти к следующему важному повороту в художественном сознании.

В этой книге имя переводчика — Ольги Седаковой — стоит в качестве имени автора не случайно. Есть поэтические переводы, служащие узнаванию и просвещению, а есть, особенно у значительных поэтов, — служащие пониманию и просвечиванию. Пониманию и просвечиванию своего языка как говорящего инструмента. Такие переводы — не освоение, а присвоение, усвоение. И еще они — наука смирения. Именно к ним относятся переводы Ольги Седаковой из четырех больших поэтов ХХ века — Рильке, Клоделя, Элиота, Целана, — объединенные под одной обложкой если не в единый текст (что невозможно при всей разнородности этих авторов), то в единый контекст, — поэзии, так или иначе изменившей саму химию языка (языков) и сумевшей поддержать человеческие сердца «своим строем, ритмом, своим напряжением», своим внутренним «виражом» (важное для Ольги Седаковой понятие), возносящим эти сердца горé.

В этой книге имя переводчика — Ольги Седаковой — стоит в качестве имени автора не случайно. Есть поэтические переводы, служащие узнаванию и просвещению, а есть, особенно у… Развернуть

Томас Стернз Элиот — крупнейший поэт ХХ века, ярчайший представитель европейского модернизма. Он создал неповторимый собственный стиль, оказав поистине колоссальное влияние на развитие литературы. В 1948 году Элиот получил Нобелевскую премию «за исключительный вклад в становление современной поэзии».

Творчество Элиота сочетает в себе страсть и интеллектуальные игры, обыденность и фантастичность; его поэзией восхищались самые известные литераторы, музыканты и художники двух континентов: от Вирджинии Вулф и Джеймса Джойса до Генри Миллера и Игоря Стравинского.

Томас Стернз Элиот — крупнейший поэт ХХ века, ярчайший представитель европейского модернизма. Он создал неповторимый собственный стиль, оказав поистине колоссальное влияние на… Развернуть

Томас Стэрнз Э́льёт (1888–1965) – англійскі паэт, драматург і літаратурны крытык, прадстаўнік мадэрнізму ў паэзіі. Лічыцца адным з найвялікшых паэтаў XX ст., лаўрэат Нобелеўскай прэміі па літаратуры (1948).

Томас Стэрнз Э́льёт (1888–1965) – англійскі паэт, драматург і літаратурны крытык, прадстаўнік мадэрнізму ў паэзіі. Лічыцца адным з найвялікшых паэтаў XX ст., лаўрэат Нобелеўскай… Развернуть

T.S. Eliot — editor, poet, critic and publisher — was the greatest poet of his generation. The winner of the 1948 Nobel Prize for Literature, virtually every English language poet since owes him a debt of gratitude. Voted as Britain’s favourite poet in a 2009 BBC poll, Eliot selected and designed this collection himself in 1954 as an introduction to his work for new readers.

Containing ‘The Waste Land’ and ‘The Love Song of J. Alfred Prufrock’, Selected Poems is the perfect way to begin with one of the defining figures of the twentieth century. This edition also features an introductory essay by Seamus Heaney.

T.S. Eliot — editor, poet, critic and publisher — was the greatest poet of his generation. The winner of the 1948 Nobel Prize for Literature, virtually every English language poet… Развернуть

The Waste Land and Other Poems

A stunning new gift edition of this much-loved classic, with the celebrated black-and-white illustrations by Edward Gorey.

Cats! Some are sane, and some are mad.
Some are good, and some are bad . . .

The whimsical 1982 Old Possum’s illustrations have been lovingly restored and are showcased in this beautiful new poetry edition, perfect for children and Eliot aficionados alike. These lovable cat poems were written by T. S. Eliot for his godchildren and continue to delight children and grown-ups. The collection inspired the musical Cats!, and features Macavity, Mr Mistofelees and Growltiger!

A stunning new gift edition of this much-loved classic, with the celebrated black-and-white illustrations by Edward Gorey.

Cats! Some are sane, and some are mad.
Some are… Развернуть

Настоящий том серии ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ дает возможность по-новому взглянуть на творчество Томаса Стёрнза Элиота, одной из легендарных фигур литературного модернизма. Этот американец, чьи предки переселились в Америку в XVII в., в 1914 г. неожиданно стал экспатриантом (а затем и британским подданным). «Пуританин» по восприятию мира, Элиот был втянут его современником Э.Паундом в орбиту новейшей словесности (Дж.Джойс, У.Льюис, поэты-имажисты). Позднее это не помешало Элиоту не только сделаться автором, нашедшим в поэзии модернистский эквивалент христианства, но и стать к концу 1930-х видным представителем просвещенного христианского консерватизма. Впрочем, религиозное обращение лишний раз подчеркнуло противоречивость Элиота: сложное сочетание традиционализма и авангардистского эпатажа, проблем в отношениях с женщинами и воспевания своей «музы» по примеру Данте, критики лондонской богемы и апологии ряда радикалов модернизма. Но как именно ни позиционировал бы себя в разное время Элиот, поэт, сменив несколько общественных масок, так и остался во многом фигурой загадочной. Ключ к загадке Элиота — его самое известное произведение, поэма БЕСПЛОДНАЯ ЗЕМЛЯ. В ней нашли отражение многие черты эстетского модернизма 1910-1920-х годов: рефлексия на тему «смерти Бога», «заката Запада»; поиски нового идеала через предельное разочарование; «поток сознания», перенесенный в лирику; изощренные символистские метафоры; ритуалы, мифы, спроецированные на современность; сочетание высокого слога и низовой идиомы; богоискательство; отсылки к оккультным опытам, кощунству; скандальный эротизм; игра и глубинная автобиографичность. Первый русский перевод БЕСПЛОДНОЙ ЗЕМЛИ был блестяще выполнен в 1974 г. А.Я.Сергеевым. Однако поэма, выдержавшая затем немало переизданий и позднейших переводов, ни разу не печаталась в России целиком. В настоящем издании она впервые публикуется по-русски без искажения авторской воли, по первому книжному изданию 1922 г. Параллельный английский текст позволяет оценить мастерство Элиота и качество перевода А.Я.Сергеева. Публикацию дополняют переводы рукописи первой редакции БЕСПЛОДНОЙ ЗЕМЛИ, рецензий и критических откликов на поэму — от В.Вулф до К.Брукса, основателя американской школы «новой критики», а также полный перевод книги Элиота СВЯЩЕННЫЙ ЛЕС, где им заложены принципы понимания собственного творчества и модернистской поэзии в целом.
Представленный в данном томе перевод первой редакции БЕСПЛОДНОЙ ЗЕМЛИ имеет особую ценность — этот вариант поэмы значительно отличается от ее окончательной версии, переработанный Элиотом по совету Э.Паунда. Издание снабжено богатой иконографией поэта и его окружения.

Читать еще:  Современная греческая художница. Katia Varvaki

Настоящий том серии ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ дает возможность по-новому взглянуть на творчество Томаса Стёрнза Элиота, одной из легендарных фигур литературного модернизма. Этот… Развернуть

Книга содержит перевод первоначально предназначенной только для друзей «энциклопедии» о кошках классика англоязычной литературы Томаса Стернза Элиота (1888 — 1965). Собранные под одной обложкой стихотворения о жизни, повадках и проделках наших домашних любимцев, а также советы, предлагаемые автором, снискали популярность у читателей от мала до велика. Книга, опубликованная в 1939 году, до сих пор пользуется читательским спросом в разных странах мира.

Переводчику в настоящем издании удалось не только сохранить смысл, дух и юмор оригинала, но и передать его ритмическое разнообразие, что придает поэтическим текстам особенную прелесть.

В переводе Я. Б. Коваля.

Книга содержит перевод первоначально предназначенной только для друзей «энциклопедии» о кошках классика англоязычной литературы Томаса Стернза Элиота (1888 — 1965). Собранные под… Развернуть

LitBlog — литературный блог

Возможно, больше, чем какая либо личность 20-ого столетия, кроме Джеймса Джойса, Т. С. Элиот доминировал в литературном мире во время воин и свершил революцию в поэтическом и критическом стиле. Публикации “Prufrock” и “Other Observations” в 1917 сравнивались с появлением в 1798 Вордсворта и Лирических Баллад Кольриджа. Оба события означали прибытие новой поэтической эры. В «Бесплодной
земле”, названная поэтом Уильямом Карлосом Уильямсом «атомной бомбой поэзии», Элиот уловил дух своего возраста, определяя его разочарование и поиск моральных и духовных ценностей, потребности новой традиции, чтобы заменить культурное бесплодие, оставленное после Первой мировой войны. Карьера Элиота показывает его попытку определить эту традицию, и если его ответы не удовлетворяют, его выявление проблемы, и его метод завоевания сложности и двусмысленности современного опыта продолжает оказывать их влияние. Как и Джойс, считавшийся основным романистом 20-ого столетия, Элиот — ведущий современный поэт, работы которого лучше всего соответствуют современности.

Элиот, который в конечном счете определил бы себя как «классициста в литературе, роялиста в политике, и англо-католициста в религии,» родился в Сент-Луисе, Миссури. Его дедушка приехал на запад, чтобы основать первую Унитарную церковь Сент-Луиса и Вашингтонский университет. Отец Элиота был преуспевающим изготовителем кирпича, и его мать была женщиной литературных кругов. Семья провела лето на побережье Массачусетса, и Элиот возвратился на Восток в колледж, закончив Гарвард только через три года. Он продолжал работать специалистом в философии, путешествуя в Европу, где он посещал лекции Анри Бергсона в Сорбонне и поступил в Оксфорд, чтобы закончить его диссертацию у философа Ф. Х. Брэдли. Элиот закончил свою диссертацию, но не получил степень, отказываясь от будущей преподавательской карьеры литератора в Англии. В 1915 Элиот женился на Вивьен Хэйг-Вуд, женщине, склонной к психическим заболеваниям, и их 17-летний брак был отмечен эмоциональным и физическим напряжением. Элиот поддерживал себя, преподавая в английской средней школе, читая лекции и сочиняя обзоры и критику, занимая должность в Банке “Lloyd’s” в течение восьми лет. Друзья, во главе с поэтом Эзрой Паундом, пытались найти средства, чтобы освободить его от работы в банке “Lloyd`s”, который был столь противен Элиоту. Ему понравилась работа, которая, несмотря на утомительную писанину, обеспечила благоприятный образ жизни, который помог ему справиться со своей хаотичной семейной жизнью. Скрупулезный и замкнутый, Элиот перенес умственное расстройство в 1921 и лечился в Лозанне, в Швейцарии. В 1922 году он издал свое значительное произведение, “Бесплодную землю”, которая ввела толпу критиков в настоящее замешательство, но создала сенсацию — особенно среди молодежи, которая расценила Элиота как олицетворение нашего времени, литературный символ, поэтическая техника которого, видение и артистическая чувствительность были глубоко влиятельными. С характерной ему застенчивостью он отказался от роли, которая в глубоком смысле слова олицетворяла целое поколение.

В 1925 году он покинул Lloyd’s, чтобы быть редактором в “Faber” и “Faber”. Там он занял должность, с которой он не расставался всю оставшуюся часть жизни. Он также стал Британским подданным и обратился к Англиканству. Свои творческие усилия он сфокусировал на драме, отойдя от поэзии. В своих произведениях, прежде всего “Убийство в Соборе” (1935), “Семейная встреча” (1939) и “Вечеринка с коктейлями” (1950), он создал новый вид поэтической драмы, воодушевленной поиском духовного смысла, столь трепетно искомого в его поэзии. Ряд критических работ Элиота оказал огромное влияние в определении литературного вкуса, подтверждая власть поэтов — метафизиков, таких как Джон Донн и воссоздавая критическую структуру для нового современного классицизма, чтобы заменить неопределенность и морализирование викторианцев. Его заключительный этап поэтической работы приходится на период между 1934 и 1943 годом и расценивается многими как самое большое художественное наследие Элиота. Стихи — размышления о могуществе памяти и частного опыта, как метода достигнуть форму превосходства, которой посвящены многие исследования Элиота.

Читать еще:  Смесь волшебного и наивного. Tamalar

Состояние английской поэзии во времена Элиота было в большей степени исчерпано и застарело. Новаторство романтиков, заключавшееся в личностных исследованиях, поглощалось быстрыми темпами морализированием викторианцев; новые тенденции оказались нечто большим, нежели бессмысленным позированием и набором Западных традиций, сломленных опытом Первой мировой войной. Английская поэзия была повторно поддержана ирландцем В. Б. Йейтсом и двумя американскими экспатриантами — Эзрой Паундом и Т. С. Элиотом. В центре поэтики Элиота был поиск, стремление наделить язык новыми средствами добычи современного опыта. В своем эссе «Поэты — метафизики» Элиот дает представление о своих намерениях: «Наша цивилизация характеризуется большим разнообразием и сложностью, и это разнообразие и сложность должны привести к различным и многосойным результатам. Поэт должен стать более всесторонним, более иносказательным, более уклончивым, чтобы воздействовать, чтобы при необходимости изменить смысл языка».

Чтобы придать значению меньшую сложность, Элиот применял стратегию, перенятую от французских символистов и имажистов; недоразумения и разногласия вступают в взаимосвязь с основным элементом, или как Элиот назвал «объективным коррелятом», некая конкретная деталь, которая пробуждает мысль и чувство. Первая значительная поэма Элиота, «Песня о любви Дж. Альфреда Прафрока», написанная в 1910, но не издаваемая до 1915, определила его поэтический метод и характерные проблемы, поднимаемые в произведении. Вступая в противостояние со всей вульгарностью и убогостью современной жизн, Элиот создает драматический монолог, в котором Прафрок показывает свое сознание с помощью серии потрясающих изображений отдельного разума, охваченного собственной неадекватностью. Технический прием Элиота кинематографичен: он исследовал неврозы Прафрока не с помощью анализа, а посредством изображений, которые показывают его самые глубокие страхи и его регрессивное видение себя как «пару зазубренных когтей / удирающий через дно тихих морей».

“Бесплодная земля” – это особый расширенный и углубленный подход Элиота. В центре произведения драматическая эксплуатация навыков мимикрии и фрагментации, поскольку остатки намеков и культурных ссылок связаны с целью противопоставить бесплодие современного опыта с более ранней героической традицией поддержки мифов и ценностей. Результат — симфония голосов, сцен и изображений, которые окружают центральный вопрос того, чему можно верить, когда возможность веры отсутствует. С помощью Эзры Паунда Элиот убрал большую часть связующей материи линейного рассказа и продолжил двигаться непосредственно к ряду моментов наибольшей глубины, в которой ответственностью читателя является повторно собирать «кучу прерывистых изображений» и «фрагментов, расположившихся на моих руинах» в многозначительную модель.

“Бесплодная земля” Элиота — один из центральных литературных ориентиров 20-ого столетия, фонд, на который более поздние поэты продолжили ссылаться. Как “Улисс” Джеймса Джойса, так и “Бесплодная земля” имела такое сильное влияние, что мы продолжаем ждать следующего Джойса или Элиота, чтобы прийти к следующему важному повороту в художественном сознании.

Полый мир Томаса Элиота

Когда в русскоязычной среде речь заходит о Томасе Стернзе Элиоте, то в первую очередь вспоминается стихотворение Иосифа Бродского «На смерть Т.С. Элиота» (1965). Только потом всплывают в голове названия его знаменитых поэм: «Полые люди», «Бесплодная земля», «Четыре квартета» (цикл из четырех поэм), «Пепельная среда». Кроме поэтических произведений писатель целеустремленно развивает теорию литературы, создает интересные новаторские концепции, объясняющие природу художественного микрокосма и позволяющие преобразовать язык и форму художественного произведения.

Элиот родился в состоятельной американской семье. Его дед был священником, который за свою жизнь построил церковь и основал университетский колледж. Отец – президент промышленной компании. Мать увлекалась литературой, писала стихи, часть из которых сын в дальнейшем опубликует.

Элиот может себе позволить получить блестящее образование, что и делает: в 1906 он поступает в Гарвардский университет, заканчивает его за три года вместо четырех. После этого увлекается французской поэзией и уезжает в Париж, где в Сорбонне слушает лекции именитых профессоров (Анри Бергсон, Ален-Фурнье). Живя во Франции Элиот обращает свое внимание на стихи «проклятых поэтов» и символистов (Шарль Бодлер, Жюль Лафорг, Тристан Корбьер).

Их поэтические опыты он хочет перенести в англоязычную почву. Установка на постоянный диалог, рефлексию между культурами становится основополагающей для Элиота. Он хочет видеть культуру как единое открытое пространство смыслов. Эти идеи идут вразрез с общими политическими тенденциями. В Европе формируются режимы один уродливее другого.

Во Франции он проводит всего год, после чего возвращается в США, где три года учится в гарвардской докторантуре. Областью его интересов становится индийская философия и санскрит. В эти годы он сближается с Эзрой Паундом и начинает печататься в сборниках имажистов. Характерной особенностью поэзии Элиота является обилие мощных визуальных образов. Его поэзия визуальна, это неслучайно. Элиот как бы старается говорить предметами, так как именно в предметах, в столкновении несоизмеримого, конфликтного, кроются ядерные смыслы языка, ядерные смыслы человеческого существования.

Через проработку пространства стихотворения Элиот пытается добиться эффекта объективности, ухода от эмоции, в которую, как в красивую обертку, завернута та или иная концепция. Любое художественное произведение представляет собой некую Вселенную, действующую по своим собственным принципам. В этом плане основной установкой писателя должна являться не установка на доказательство какой-либо своей идеи, а честное проживание растущего художественного произведения как мира, частички которого стремительно движутся в разные стороны. Им нужно дать движение, развитие, а не накрывать колпаком концепции, – только тогда художественная реальность станет подлинной.

В зрительной поэзии Элиота почти любое явление способно приобрести твердость, реалистичность. Так, например, в «Бесплодной земле» пение соловья, который поет в пустыне, еле пробивается «сквозь серу в уши», а слова, запутавшиеся в волосах, грубо сминаются будто бы они вполне материальны. Мир рисуется гротескно, это мир обезличенных людей, «полых людей», «чучел, а не людей», которые каждое утро идут в банк на службу по Лондонскому мосту. Так шли до них, так будут идти после них. То есть, по существу, для мира не имеет никакого значения, существуют эти люди или нет.

Они заранее мертвы. Поэтому Элиот восклицает: «Никогда не думал, что смерть унесла уже стольких». Интересно, что и сам писатель в Англии долгое время работает банковским служащим. Как правило, лирическое «я» не тождественно автору, но здесь автор и герой подходят друг к другу вплотную. Потому что в мире «Бесплодной земли» нет людей, обращение по имени становится непринципиальным, и люди называют друг друга по бренду одежды.

Поэзию Элиота русскоязычному читателю читать сложно: она представляет собой практически один сплошной центон. Практически все произведения писателя буквально напичканы цитатами, аллюзиями, отсылками. Цитаты распознаются только носителем языка, без их обнаружения невозможно детальное понимание поэзии Элиота. Поэмы, как правило, имеют небольшой объем, но, если обратить внимание на многостраничные элиотовские черновики, то становится понятным, какая огромная работа проделана. Поэмы Элиота – это поэтический концентрат очень высокого качества. Вот почему он оказал такое влияние на развитие английской и мировой литературы. В 1948 году поэта удостаивают Нобелевской премии» за «приоритетное новаторство в становлении современной поэзии».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector