Современные художники Америки. Hannah Merson

Современные художники Америки. Hannah Merson

Доун Эмерсон: «Мне нравилось все, кроме пастели!»

Пастелистка из орегонской пустыни — в Москве 23 и 24 марта с мастер-классом!

Читайте наше эксклюзивное интервью с Доун Эмерсон о смелости, Дега и ее пути к пастели.

Она часами экспериментирует в студии с разными материалами и техниками. Ради удовольствия пробовать новое она смело отказывается от приемов, которые приедаются, становятся «узнаваемыми» и характерными. Позволяет работе самой проступать на полотне, отдаваясь интуиции и импровизации.

Легкость, свобода, динамика, экспрессия, удивительные открытия в смешанных техниках — всем этим Доун Эмерсон готова делиться и делиться!

Доун Эмерсон — современный американский художник, почетный член американского сообщества пастелистов. В своих работах Доун совмещает реализм и абстракции.

Доун выросла в городке Марблхед, Массачусетс. Получила степень бакалавра по английскому языку и искусству. Начала карьеру в области графического дизайна и иллюстрации.

В 1992 году Доун Эмерсон открыла для себя мир пастели и начала посещать мастер-классы с известными мастерами пастели Шейлой Рейман, Харли Брауном, Альбертом Хэнделлом, Салли Стрэнд. И уже через пять лет, в 1997 году она получала главные награды за картины, выполненные пастелью, начала писать статьи для различных художественных изданий и вела собственные мастер-классы. А также много экспериментировала с пастельными техниками в своей студии в Орегоне.

Возможности современных материалов, а также постоянный поиск новых приемов и техник, вдохновили Доун Эмерсон на написание книги «Экспериментальная пастель» в 2017 году для издательства NorthLight. Именно эта книга вышла в России в 2018 году в издательстве МИФ.

— Доун, расскажите, с чего все началось?

— Я выросла на севере Бостона, штат Массачусетс, у берегов Атлантического океана. Всегда что-то мастерила и рисовала. Я даже не помню того времени, когда бы я не рисовала. Однако «цвет» в мою жизнь пришел значительно позднее.

В старшей школе я каждый день рисовала с натуры. Посетила множество художественных занятий во время обучения в колледже и после, но так и не получила какую-то степень в искусстве. Мне нравилось все: анимация, графический дизайн, типография, скульптура, китайская живопись.

Мне нравилось все, кроме пастели и масла!

— Помните свою самую первую встречу с пастелью?
— Да-а! Мне было четыре года, моему брату — пять. Мой отец был талантливым художником, изучал искусство в Бостонском музее искусств, и однажды он повел нас к своему учителю, чтобы тот сделал наш пастельный портрет.

До сих пор помню запах старой фабрики, где находилась мастерская, бесконечное количество коробочек и ящичков с пастельными мелками и свое удивление от того, каким реалистичным получился портрет. Еще помню, что нам с братом было ужасно тяжело сидеть неподвижно, пока он писал нас.

— А с чего началось ваше увлечение пастелью уже как художника? Как произошел этот перелом?

— В 1992 году я впервые увидела, как Harley Brown работает пастелью плавными мазками и достигает потрясающей выразительности, я была поражена. Я сразу вспомнила наш с братом пастельный портрет, и это было чувство сродни возвращению домой.

— Расскажите о своей технике в том виде, как она существует сейчас? Когда и почему вы решили отказаться от пастели в чистом виде?

— Отличный вопрос! Примерно 10 лет назад в наш город Бенд, штат Орегон, переехала Пэт Кларк. Раньше она преподавала в арт-школах, а потом ушла на пенсию и приехала сюда из Калифорнии, чтобы открыть типографскую студию. Тогда ей было 75 лет! Она потратила свои сбережения на строительство студии и стала обучать всех желающих типографскому делу.

Она показала мне монотипию и коллотипию — как чувствовала, что моя быстрая и экспрессивная манера очень подходит к этим техникам. Она считала, что типографское дело должен изучить каждый художник.

Пэт стала моим наставником, я очень уважала ее мнение. Как только я начала практиковать типографские техники, все мое представление о рисовании изменилось. Я начала экспериментировать, как сумасшедшая. Я чувствовала, что мне нужно заново учиться видеть и рисовать.

Я начала смешивать техники, добавлять пастель к монотипии. Стала по-другому думать и рисовать — накладывать слои, наращивать, стирать их. Я больше не зацикливалась на «правильности» создания изображения!

Убийца из Золотого штата. Как полицейский из Калифорнии стал маньяком

Мужчина в оранжевой робе, который появляется в зале суда на инвалидной коляске, у людей непосвященных вызывает скорее жалость, нежели ужас. Кто этот несчастный старик, за которым охрана следит особо тщательно?

Читать еще:  Художник-лирик. Katia Weyher

Он приходит ночью

За этой старческой немощью, наигранной или реальной, скрывается один из самых неуловимых маньяков Соединенных Штатов. Его тайну не могли раскрыть более 40 лет.

В середине 1970-х годов в округах Сакраменто и Контра-Коста штата Калифорния стали происходить похожие по почерку преступления. Неизвестный мужчина проникал в дома одиноких женщин, чаще всего принадлежавших к среднему классу, связывал их и насиловал. Уходя, преступник, как правило, совершал мелкие кражи.

Насильника не пугали ситуации, когда его жертвы оказывались дома не одни. Даже если в доме был мужчина, преступник, явно обладавший хорошей физической подготовкой, избивал его и связывал, после чего насиловал женщину.

Количество преступлений увеличивалось, география действий насильника и грабителя ширилась, однако полиции не удавалось напасть на след злодея. Многие преступления, совершенные им, поначалу приписывались другим лицам. Когда количество эпизодов пошло на второй десяток, серийному преступнику дали прозвища Насильник восточного района и Настоящий ночной охотник.

Череда убийств

В ночь на 2 февраля 1978 года Брайан Маджоре и Кэти Маджоре гуляли со своей собакой в районе Ранчо Кордова в Сакраменто, когда на них было совершено нападение. Брайан и Кэти попытались бежать, но неизвестный хладнокровно расстрелял их из пистолета. Несмотря на то, что некоторые обстоятельства указывали на то, что убийца имеет отношение к Насильнику восточного района, понадобились десятилетия, чтобы доказать: в обоих случаях действовал один и тот же человек.

30 декабря 1979 года в своем доме на Avendida Pequena в Голете была найдены мертвыми супруги: 44-летний Роберт Офферманн и 35-летняя Дебра Александра Мэннинг. Преступник проник в дом, связал обоих, надругался над женщиной. Хозяину дома удалось освободиться, и он попытался вступить в борьбу с подонком. Однако тот расстрелял Роберта и Дебру из пистолета.

3 марта 1980 года в своем доме в Вентуре были найдены убитыми 43-летний Лайман Смит и 33-летняя Чарлин Смит. Связав жертв, преступник, как обычно, изнасиловал женщину, после чего убил обоих. Однако на сей раз он не стал применять огнестрельное оружие: несчастные были забиты до смерти поленом, приготовленным для топки камина. Хитроумный узел «алмаз», который использовал убийца, очень напоминал тот, что использовал Насильник восточного района.

19 августа 1980 года в своем доме в Дана-Пойнте были найдены убитыми 27-летний Патрис Бриско Харрингтон и 24-летняя Кит Эли Харрингтон. Студент-медик и медсестра поженились всего за три месяца до трагедии. Преступник не отходил от своего почерка: проникновение в ночное время, связывание жертв, изнасилование женщины, а затем убийство обоих. На сей раз преступник вновь забил несчастных насмерть.

Очень трудное дело

6 февраля 1981 года в своем доме в Ирвине погибла 28-летняя Мануэла Витун. Супруг женщины был в больнице, когда произошло нападение. Изнасиловав и убив хозяйку дома, преступник похитил бижутерию и еще какую-то мелочь. Было очевидно, что ограбление для него является лишь сопутствующей целью.

27 июля 1981 года в Голете погибли 35-летняя Чери Доминго и 27-летний Грегори Санчес. Хозяева попытались дать отпор проникшему в дом преступнику, но он расправился с обоими. Сначала он ранил Санчеса, которого затем запер в шкафу. Изнасиловав женщину, преступник забил несчастных дубинкой, которую нашел в сарае.

4 мая 1986 года в своем доме в Ирвине была найдена убитой 18-летняя Джанель Лайза Крус. Семья девушки уехала отдыхать в Мексику, и она оставалась одна. Проникший ночью в дом убийца изнасиловал ее, после чего до смерти забил гаечным ключом.

Расследование преступлений было крайне тяжелым. Возможности, которыми располагала экспертиза в 1970-х — 1980-х годах, не позволяли объединить все эпизоды в одно целое.

По делу об убийствах проходили другие подозреваемые. Когда же стало ясно, что убийства являются делом рук одного человека, которого прозвали Убийцей из Золотого штата, считалось, что он не имеет отношения к Насильнику восточного региона. Поставило в тупик следствие и внезапное прекращение преступлений. После 1986 года убийца словно исчез, что совершенно нехарактерно для поведения маньяка.

По предположению следователей, преступник мог погибнуть либо оказаться в психиатрической клинике. Также не исключалось, что он осужден по какому-то другому эпизоду, который не попал в поле зрения сыщиков, ведущих основное дело.

Вычислен по генеалогическому древу

Лишь в 2001 году расширившиеся возможности ДНК-экспертизы позволили точно установить: Насильником восточного региона и Убийцей из Золотого штата является один и тот же человек. Несмотря на самые тщательные проверки баз данных криминальных элементов, напасть на след злодея так и не удалось. Все указывало на то, что преступником является человек, ранее никогда к ответственности не привлекавшийся.

Читать еще:  Скульптуры из дерева в Северном Йоркшире

Потребовалось еще полтора десятка лет для того, чтобы все-таки напасть на след. Следователи использовали базу данных сайта GEDmatch, куда любой человек может загрузить свои ДНК-данные и увидеть генеалогическое древо семьи. После загрузки на сайт ДНК преступника удалось обнаружить человека, проживавшего в Калифорнии в период, когда совершались преступления.

За пенсионером Джозефом Деанджело была установлена слежка. Вскоре агентам удалось заполучить образец ДНК мужчины. Экспертиза не оставила сомнений: он и есть Убийца из Золотого штата. 25 апреля 2018 года подозреваемый был арестован и помещен в тюрьму. По словам шерифа Скотта Джонса, Деанджело был очень удивлен своим арестом.

Жизнь в обмен на откровенность

Он родился в Калифорнии 8 ноября 1945 года. После окончания школы Деанджело завербовался в ВМС США и отправился на войну во Вьетнам. Проведя во Вьетнаме без малого два года, он вернулся на родину с несколькими медалями. В 1973 году Деанджело окончил университет в Сакраменто со степенью бакалавра наук в области уголовного правосудия. Последующие шесть лет он работал в полиции.

Именно тогда он начал совершать преступления. Форма полицейского стала для него отличным прикрытием. Более того, как выяснилось впоследствии, он сам принимал участие в расследовании собственных преступлений. Зная о тактике расследования и возможностях экспертизы, он умело избегал разоблачения. В 1979 году Деанджело с позором уволили из полиции, после того как он попался на краже из магазина. Позднее преступник трудился механиком в Сакраменто. Джозеф Деанджело был женат, воспитал трех дочерей. Известно, что он часто конфликтовал с супругой, однако никаких преступных наклонностей за ним не замечали. Бывшему полицейскому инкриминируют 13 убийств и более 50 изнасилований. Не исключено, что и этим его страшный список не ограничвается.

Деанджело грозила смертная казнь, но Убийца из Золотого штата ее избежит. Прокуратура заключила сделку с преступником: в обмен на пожизненное заключение без права условно-досрочного освобождения он признает свою вину и в подробностях рассказывает обо всех совершенных деяниях.

Не все уверены, правда, что Деанджело способен рассказать правду. Надзиратели сообщают, что он в тюрьме разговаривает с «голосами», часто смотрит в одну точку и проявляет другие признаки неадекватности. Впрочем, вполне возможно, Джозеф Деанджело снова пытается всех одурачить.

8 историй о неожиданных находках и посмертном признании

Фото: Maloof Collection Ltd., Vivian Maier, AP

В суде Чикаго начались слушания по пересмотру авторских прав на наследие Вивиан Майер в связи с обнаружением ее нового дальнего родственника. Слушания не представляли бы большого интереса, если бы новый родственник не угрожал изъятием из публичного доступа произведений Вивиан Майер — чикагской няни, за два года до смерти вдруг оказавшейся великим уличным фотографом. Мария Бессмертная собрала еще несколько историй неожиданных находок и посмертных признаний непрофессиональных художников, работы которых теперь хранятся в главных мировых музеях

Джон Кейн 1860 — 1934 шахтер, шпалоукладчик, сторож, резчик по металлу год признания: 1927

«Автопортрет», 1929 год © Abby Aldrich Rockefeller Fund

«Вид из окна моей студии», 1932 год © John Kane

«Джон Кейн и его жена», 1928 год © John Kane

«Пантер Холлоу, Питсбург», 1933-1934 годы © John Kane

В 10 лет Джон Кейн лишился отца и пошел работать на шахты, в 19 лет эмигрировал из Шотландии в США, работал шпалоукладчиком, резчиком по металлу, сторожем — и параллельно всегда рисовал. Несколько раз пытался поступить в художественную школу, но преподаватели отказывались его брать даже вольнослушателем; несколько раз отправлял свои работы на Carnegie International, старейшую выставку современного искусства в США, но участником стал только с третьей попытки — в 1927 году 67-летний Кейн представил там пейзаж «Сцена в северошотландском нагорье». После этого он дважды участвовал в Carnegie International и еще дважды — в Биеннале современного искусства Уитни, в 1929 году его автопортрет приобрел нью-йоркский Музей современного искусства, а в 1931 году, за три года до смерти, состоялась его первая персональная выставка — Кейн стал первым американским художником-самоучкой, официально признанным арт-сообществом. Сейчас его картины находятся в коллекциях музея Метрополитен, Музея американского искусства Уитни и Художественного музея Карнеги. Сам он к концу жизни стал знаменитостью: у его дома круглосуточно дежурили репортеры — фотографии Кейна, в нищете (денег поздняя слава ему не принесла) умирающего от туберкулеза, напечатали десятки газет.

Читать еще:  Украинский живописец-монументалист. Михаил Кириленко

Даже если бы от Кейна остался только «Автопортрет», его можно было бы считать одним из важнейших американских художников

Джудит И. Стайн, куратор, арт-критик

Генри Дарджер 1892 — 1973 разнорабочий в больнице год признания: 1973

© Henry Darger/Collection of the American Folk Art Museum

© Henry Darger/Collection of the American Folk Art Museum

Картины Генри Дарджера, непрофессионального художника из Чикаго, всю жизнь проработавшего разнорабочим в местной больнице при католической миссии, сейчас хранятся в коллекциях MoMA, Музея современного искусства в Чикаго, Национального музея американского искусства и еще в нескольких десятках музеев и частных коллекций по всему миру. В 2008 году в Музее аутсайдерского искусства в Чикаго был открыт именной зал Дарджера, где воссоздана комната художника, в которой он более 30 лет создавал все свои работы. Именно в этой комнате арендодатель Дарджера, дизайнер и фотокорреспондент The New York Times Натан Лернер, обнаружил после его смерти 13-томный роман (более 15 тыс. страниц) «В царствах нереального», над которым Дарджер работал всю жизнь и который сам проиллюстрировал тремя сотнями картин и коллажей. Впрочем, сам роман о семи девочках, которые помогают детям-рабам освободиться от гнета взрослых на неизвестной планете, привлек меньше внимания, чем иллюстрации к нему: в 2001 году они выставлялись рядом с «Бедствиями войны» Гойи, в 2004 году оскаровский лауреат Джессика Ю сняла про Дарджера документальный фильм, а в 2008 году в Американском музее народного искусства прошла выставка «Дарджеризм: современные художники и Генри Дарджер», в которой 11 американских профессиональных художников назвали его своим учителем. Полный текст романа до сих пор не издан.

Это похоже на попытки Гойи передать те зверства, с которыми он столкнулся во время Пиренейской войны. Дарджер заставляет переживать изображенную боль как свою

Клаус Бизенбах, куратор, основатель Берлинской биеннале

Юджин фон Брюнхенхайн 1910 — 1983 садовник, пекарь год признания: 2010

Выставка недели: Ханна Хёх в Whitechapel Gallery

Образ «новой женщины» в коллажах знаменитой дадаистки

Одной из самых знаменитых женщин в сообществе художников-дадаистов стала немка Ханна Хёх

Имя немецкой художницы Ханны Хёх громко зазвучало в 20-х годах прошлого века — встав на путь дадаизма, она прославилась как ведущий коллажист того времени. Ее работы выставлялись рядом с живописью и графикой Франсуа Пикабиа, Макса Эрнста и Георга Гросса на первой международной дада-выставке 1920 года. В то же время Хёх работала в издательстве Ullstein Verlag, клеила коллажи для журналов и жила с австрийским художником и писателем Раулем Хаусманном, который и ввел девушку в круг немецких авангардистов.

Великобритании впервые предстоит провести ее ретроспективу, и занялась этим лондонская галерея Whitechapel. Она собрала около ста работ Ханны Хёх по мировым музеям и частным коллекциям, охватив всю ее карьеру длиной в 60 лет — с 1910 по 1970 год. Выставка Ханны Хёх , к которой приурочен цикл лекций, кинопоказов и дискуссий, пройдет в Лондоне с 15 января по 23 марта.

Одна из главных заслуг Ханны Хёх — образ так называемой «новой женщины», который ей удалось создать в Германии периода Первой мировой войны. Она ратовала за свободу во всем и ставила под сомнение традиционные понятия в творчестве, отношениях и красоте. Этот пласт ее работы Whitechapel раскрывает, показывая серию » From an Ethnographic Museum» — коллажи с женскими телами на тему гендерных и расовых стереотипов.

Среди ее знаменитых ранних работ — коллаж High Finance 1923 года, в котором дадаистка критикует отношения между банкирами и военными в период европейского экономического кризиса. Самую же известную работу художницы под названием » Cut With the Kitchen Knife» 1919 в галерее Whitechapel не покажут, однако, и без нее ретроспектива Ханны Хёх получается на редкость крупной и значимой.

Незадолго до Второй мировой войны, в 1933-м, Ханне Хех запретили заниматься художественной деятельностью, а работы ее объявили «дегенеративным искусством», которое не может быть выставлено где-либо. Только с 1945 года для художницы началась «оттепель» — она снова смогла вернуться к работе, затем, в 1965-м — поступить в Берлинскую академию художеств, и, наконец, свободно творить и выставлять свои коллажи в Германии, что Ханна Хех и делала до самой смерти в 1978 году.

Выставка «Ханна Хёх » в лондонской Whitechapel Gallery продлится с 15 января по 23 марта.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector