Современный американский художник. Erica Elan Ciganek

Современный американский художник. Erica Elan Ciganek

5 фактов о работах Ли Бул

В питерском Манеже открылась выставка «Утопия Спасенная» суперзвезды корейского искусства — художницы Ли Бул. Рассказываем главное, что нужно знать о художнице.

Критики называют работы Ли Бул, главной современной художницы Южной Кореи, гротескными и роскошными. Дочь диссидентов, преследуемых режимом диктатора Пак Чон Хи (известен также как автор «корейского экономического чуда»), Ли с детства привыкла к обыскам в доме и вообще узнала, как выглядит угнетение и что значит быть свободной. Она и сама, возвращаясь из школы, где ее насильно переучивали в правшу, садилась рисовать — левой рукой, не как все. В итоге хрупкость человека и исторические потрясения стали главной темой ее работ — причудливых инсталляций из стекла, тканей и металла. Впрочем, в выборе материала она свободна до крайностей: выставку в нью-йоркском МoМА закрыли раньше времени из-за запаха тухлой рыбы — важной части инсталляции. В ход идут и человеческие волосы, и слепки греческих статуй, и собственное тело — для своих знаменитых перформансов Ли переодевается в монструозные костюмы. Ли Бул — первая и пока единственная из корейских художников достигла большого международного признания, ее роль в развитии перформанса сравнима с ролью Марины Абрамович. Кроме того, Ли была одной из основателей корейской андеграундной арт-группы Museum, влиятельной до сих пор. О красоте, уязвимости и вдохновении The Blueprint рассказала сама художница и куратор ее выставки Сунджун Ким.

В 20 лет она хотела изменить мир радикальными перформансами

В важнейшем перформансе «Аборт», обнаженная и подвешенная вниз головой к потолку, она облизывала леденцы и с болью рассуждала об абортах (в тот момент запрещенных в Корее). А те самые монструозные костюмы, напоминающие вывернутого наизнанку человека, — отражали беспокойство, ее и окружающих, вызванное политическими репрессиями в стране. «Сейчас я понимаю, — говорит Ли Бул, — что легко мир не изменится. А когда мне было 20, я думала, что это возможно. Еще теперь я знаю, что мое искусство не дает конкретный ответ на фундаментальные вопросы, которые у меня есть к миру. Если бы я знала все это в 20 лет, была бы я менее фрустрирована тем, что мир нельзя изменить? Не знаю».

ЕЕ РАБОТЫ 1990-Х ИССЛЕДУЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО: ЕГО КРАСОТУ, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Ли Бул полагает, что красота — в неожиданном, недосказанном, неизвестном и не определенном до конца. Ли Бул находит красоту в руинах и разрушении, несовершенстве и уязвимости. Красота в ее произведениях иногда воплощается в трагедии и травме: свежая рыба умирает внутри скульптур, киборгам из ее знаменитой серии, обезличенным и вместе с тем как будто бы женским фигурам, не хватает рук и ног.

В НУЛЕВЫЕ ОНА ОБРАЩАЕТСЯ К АРХИТЕКТУРЕ И УТОПИИ

Willing to be Vulnerable («Желание быть уязвимым») — это название недавней серии инсталляций, которые состоят из связанных друг с другом различных предметов: воздушных шаров, тентов и баннеров; все вместе напоминают о заброшенном цирке. Серия воссоздает модернистское представление о воображаемом будущем, а легкие и воздушные материалы придают этому будущему ощущение неуловимости. Один из элементов этой инсталляции, воздушный шар из металла (Metalized Balloon), напоминает печально известный дирижабль «Гинденбург» (взорвался при посадке в 1937 году. — The Blueprint). Ли Бул долго изучает историю модернизма и его утопий, но в отличие от большинства художников она этим не очарована — ее захватывает, скорее, связь утопичных идей с ее личной памятью и опытом.

В РАБОТАХ ЛИ БУЛ ЕСТЬ ОТСЫЛКИ К СОВЕТСКОМУ АВАНГАРДУ

Ли Бул говорит, что больше всего сейчас ее волнует образование цивилизаций, идеи прекрасного будущего, которые общество без конца пытается претворить в жизнь — и проваливается в своих начинаниях. «Мои работы так или иначе — исследование идей и идеологий, которые лежали в их основе. А утопическая модернистская архитектура начала XX века — важный мотив моей работы. Я прозвучу как старомодный гуманист, но больше всего меня вдохновляет человечество в целом — идеалы, истории, цивилизации, связь будущего и прошлого. Не верю, что можно говорить о будущем, прошлом и настоящем независимо друг от друга. Мы всегда рассматриваем прошлое из настоящего. А настоящее было будущим всего секунду назад».

БОЛЬШЕ ВСЕГО ОНА ИЗВЕСТНА СВОИМИ ОГРОМНЫМИ ИНСТАЛЛЯЦИЯМИ

5 фактов о работах Ли Бул

В питерском Манеже открылась выставка «Утопия Спасенная» суперзвезды корейского искусства — художницы Ли Бул. Рассказываем главное, что нужно знать о художнице.

Критики называют работы Ли Бул, главной современной художницы Южной Кореи, гротескными и роскошными. Дочь диссидентов, преследуемых режимом диктатора Пак Чон Хи (известен также как автор «корейского экономического чуда»), Ли с детства привыкла к обыскам в доме и вообще узнала, как выглядит угнетение и что значит быть свободной. Она и сама, возвращаясь из школы, где ее насильно переучивали в правшу, садилась рисовать — левой рукой, не как все. В итоге хрупкость человека и исторические потрясения стали главной темой ее работ — причудливых инсталляций из стекла, тканей и металла. Впрочем, в выборе материала она свободна до крайностей: выставку в нью-йоркском МoМА закрыли раньше времени из-за запаха тухлой рыбы — важной части инсталляции. В ход идут и человеческие волосы, и слепки греческих статуй, и собственное тело — для своих знаменитых перформансов Ли переодевается в монструозные костюмы. Ли Бул — первая и пока единственная из корейских художников достигла большого международного признания, ее роль в развитии перформанса сравнима с ролью Марины Абрамович. Кроме того, Ли была одной из основателей корейской андеграундной арт-группы Museum, влиятельной до сих пор. О красоте, уязвимости и вдохновении The Blueprint рассказала сама художница и куратор ее выставки Сунджун Ким.

Читать еще:  Скульптор и художник. Benedict Radcliffe

В 20 лет она хотела изменить мир радикальными перформансами

В важнейшем перформансе «Аборт», обнаженная и подвешенная вниз головой к потолку, она облизывала леденцы и с болью рассуждала об абортах (в тот момент запрещенных в Корее). А те самые монструозные костюмы, напоминающие вывернутого наизнанку человека, — отражали беспокойство, ее и окружающих, вызванное политическими репрессиями в стране. «Сейчас я понимаю, — говорит Ли Бул, — что легко мир не изменится. А когда мне было 20, я думала, что это возможно. Еще теперь я знаю, что мое искусство не дает конкретный ответ на фундаментальные вопросы, которые у меня есть к миру. Если бы я знала все это в 20 лет, была бы я менее фрустрирована тем, что мир нельзя изменить? Не знаю».

ЕЕ РАБОТЫ 1990-Х ИССЛЕДУЮТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ТЕЛО: ЕГО КРАСОТУ, ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ

Ли Бул полагает, что красота — в неожиданном, недосказанном, неизвестном и не определенном до конца. Ли Бул находит красоту в руинах и разрушении, несовершенстве и уязвимости. Красота в ее произведениях иногда воплощается в трагедии и травме: свежая рыба умирает внутри скульптур, киборгам из ее знаменитой серии, обезличенным и вместе с тем как будто бы женским фигурам, не хватает рук и ног.

В НУЛЕВЫЕ ОНА ОБРАЩАЕТСЯ К АРХИТЕКТУРЕ И УТОПИИ

Willing to be Vulnerable («Желание быть уязвимым») — это название недавней серии инсталляций, которые состоят из связанных друг с другом различных предметов: воздушных шаров, тентов и баннеров; все вместе напоминают о заброшенном цирке. Серия воссоздает модернистское представление о воображаемом будущем, а легкие и воздушные материалы придают этому будущему ощущение неуловимости. Один из элементов этой инсталляции, воздушный шар из металла (Metalized Balloon), напоминает печально известный дирижабль «Гинденбург» (взорвался при посадке в 1937 году. — The Blueprint). Ли Бул долго изучает историю модернизма и его утопий, но в отличие от большинства художников она этим не очарована — ее захватывает, скорее, связь утопичных идей с ее личной памятью и опытом.

В РАБОТАХ ЛИ БУЛ ЕСТЬ ОТСЫЛКИ К СОВЕТСКОМУ АВАНГАРДУ

Ли Бул говорит, что больше всего сейчас ее волнует образование цивилизаций, идеи прекрасного будущего, которые общество без конца пытается претворить в жизнь — и проваливается в своих начинаниях. «Мои работы так или иначе — исследование идей и идеологий, которые лежали в их основе. А утопическая модернистская архитектура начала XX века — важный мотив моей работы. Я прозвучу как старомодный гуманист, но больше всего меня вдохновляет человечество в целом — идеалы, истории, цивилизации, связь будущего и прошлого. Не верю, что можно говорить о будущем, прошлом и настоящем независимо друг от друга. Мы всегда рассматриваем прошлое из настоящего. А настоящее было будущим всего секунду назад».

БОЛЬШЕ ВСЕГО ОНА ИЗВЕСТНА СВОИМИ ОГРОМНЫМИ ИНСТАЛЛЯЦИЯМИ

Современный американский художник. Erica Elan Ciganek

Фото: Юлия Радкевич/ «Петербургский дневник»

На втором этаже желтой лестницы «Бертгольд центра» расположилась выставка петербургского художника Эрика Бронзы. Экспозиция продлится до 26 января. Кроме полотен, на выставке представят перформансы с уничтожением картин.

«Все картины люблю и со всеми жалко расставаться»

Эрик Бронза родился во Владивостоке, отучился на художника и переехал в Петербург. Потом занимался музыкой – создавал свою рок-группу и играл на барабанах. Работал автоколористом. Со временем вернулся к изобразительному искусству: снял мастерскую и начал работать.

Читать еще:  Янтарные картины и Фэн Шуй

Такая серьезная выставка у художника впервые. До этого он участвовал только в сборных или небольших. Самая ранняя работа создана в 2016 году, самая поздняя сделана уже в начале этого года.

Выставка строится по нескольким принципам: по цветам, тематике и хронологии и по логике. На экспозиции представлено около 30 картин. Конечно, это не все работы художника – он долго отбирал самые интересные. Бронза отметил, что все работы, представленные на выставке, нравятся ему самому.

«У меня много работ. Все люблю и со всем жалко расставаться. Но в этом нет ничего страшного. Обычно я рисую картину за один раз, так как люблю работать быстро. Один день – и работа готова, а я радуюсь результату. Когда остановиться, я понимаю сразу – это чувство приходит само. Сначала сидишь, работаешь, бесконечно думаешь, что можно добавить, и этот момент наступает. Но самый главный вопрос для художника — что изображать. Обычно это цветы, растения, роботы, человеческая деятельность, женщины, дяди. Домашние растения, кстати, я уже начал собирать. Даже не для рисования, а просто – любоваться», – отметил Эрик Бронза.

Любовь к природе отразилась на одной из картин выставки с названием «Доминирование растительности над автомобильными останками».

«Я родился во Владивостоке, и там во времена моего детства машины не утилизировали. Поэтому они просто валялись во дворах – разобранные. И росли кусты разные и действительно побеждали машины. Я попытался передать, вытащить это из памяти и оставить на холсте», – рассказал Бронза.

Фото: Юлия Радкевич/ «Петербургский дневник»

«Ради искусства можно пожертвовать своими работами»

Каждые два дня на выставке будет происходить перформанс. «Я буду приходить и брать в заложники одну из своих картин. Это будет в своем роде террор-арт. И каждый может ее спасти или, иными словами, поучаствовать в аукционе. Будет выставлена минимальная цена, от которой пойдут дальнейшие продажи. Если же желающих не будет, я уничтожу картины. Честно, пока непонятно, чем закончится эта идея и как ее спрогнозировать – задумка странная. Но ради искусства можно пожертвовать и своими работами», – отметил Бронза.

Это уже не первый перформанс художника. Он уже работал над ними через музыкальную группу Iconoplasm, в которой исполнители «рвут шаблоны».

«Мы не обсуждаем перформансы – возникает идея, все приходят, и мы ее реализуем. Например, можем пожарить мясо на сцене, падать со стульев или писать на сцене картины. Это проходит нечасто: раз в год. Но надеюсь, что будем дальше делать их чаще», – отметил художник.

Выставка продлится две недели, а после нее появится еще одна выставка художника – инсталляция на тему современной России. И группа Iconoplasm будет выступать на открытии. Пока неизвестна вся программа следующей экспозиции – художник оставил «элемент недосказанности» для большего интереса.

Фото: Юлия Радкевич/ «Петербургский дневник»

Из татуировки в картину

В экспозицию вошли работы из разных проектов. В начале зала висят картины с «-измами». «Я коллекционирую слова с этим суффиксом и коррелирую их в своих работах. Так достигаю особого эффекта – чтобы было одновременно и смешно, и провокационно. Часть уже готова, часть будет сделана. Все же это долгоиграющий проект», – рассказал Бронза.

Параллельно Эрик Бронза занимается татуировкой в стиле хендпоук. В его работах часто встречаются те же рисунки и эскизы, которые он уже сделал на коже. Например, смесь птицы и рептилии уже стала символом, который постоянно появляется в работах. «Мне сейчас приходится очень много рисовать, чтобы заниматься татуировкой. Даже намного чаще, чем я делал раньше. Без этого не проживешь», – отметил художник.

Также в картинах часто присутствуют разные подписи – как имеющие отсылки, например, к песням берлинской группы Easter, так и забавные, придающие комический эффект. Также художник не боится экспериментировать с пространством холста.

«Я не боюсь оставлять пустые места. В этом и есть самый кайф. Если есть белое, пустое в работе, это и классно. Надо бы чаще добавлять пустое пространство в картины, я не везде все же это делаю. Все же сейчас другое искусство. Раньше художники старались заполнить каждый пиксель, стремились к четкости и реализму. Все же эскиз и экспрессия важны для меня в работах. Мне кажется, чем энергичнее выглядит работа, тем для меня лучше», – отметил Бронза.

Две работы выполнены в детском стиле – одну из них художник посвятил своей дочери. «Такая работа не напугает ребенка, а, наоборот, будет стимулировать его творчество», – рассказал художник.

Современный американский художник. Erica Elan Ciganek

История об очень скромной и доброй Мод Льюис (Maud Lewis), которая стала великой канадской художницей и вселила радость в людей, живущих и за пределами захолустного городка, из которого не позволяла ей выбраться болезнь.

Читать еще:  Собственный путь. Cor Groenenberg

Мод Льюис (1903-1970) родилась в Новой Шотландии у Джона и Агнес Доули. В детстве, Мод провела большую часть своего времени в одиночестве, в основном потому , что она чувствовала себя некомфортно в связи с отличием от других детей. Она родилась почти без подбородка и всегда была намного меньше , чем все остальные. Вместе с тем, Мод была счастливым ребенком проводившим время вместе со своими родителями и братом. Мать Мод научила ее живописи на рождественских открытках , которые продавались и , таким образом , она начала свою карьеру художницы.

В раннем детстве она заболела артритом, который скрючил ее руки и навсегда наградил болезненной походкой. Но она смеялась над своей болезнью! Живя безвыездно в доме своих родителей, Мод начала рисовать. Пастелью и цветными карандашами она рисовала радостные картинки.

В 1935 году отец Мод умер затем в 1937 году умерла ее мать. Как было характерно в то время, ее брат унаследовал семейный дом. После того, как она прожила некоторое время с братом, после продажи дома она переехала в Дигби , чтобы жить со своей тетей. Там она познакомилась с Эверетт Льюис, странствующим разносчиком рыбы, и вышла за него замуж в 1938 году.

У них был крошечный однокомнатный дом на старой заброшенной дороге.

Свой маленький очаг Мод украсила множеством красок: окна разрисовала букетами тюльпанов, двери — птицами и бабочками. Даже мусорный ящик расписала маргаритками. В доме топилась печь, а поначалу освещала его маленькую комнатку лишь керосиновая лампа.

Мод Льюис рисовала сцены на открытом воздухе, мыс острова, лодки на воде, лошадей ,сани, фигуристов, портреты собак, кошек, оленей, птиц и коров. Ее картины были вдохновлены воспоминаниями детства, а также местаит Дигби . Большинство ее картин совсем маленькие — часто не больше , чем 20 на 25 сантиметров, хотя она , как известно, сделала по крайней мере пять картин 60 на 90 сантиметров. Размер был ограничен тем, насколько она могла двигать руками. Она использовала в основном плиты и трубы , с краской на масляной основе. Техника Мод состояла из первого покрытия доски белым, а затем рисуя контур и нанесением цветной краски непосредственно из тюбика. Она никогда не смешивала несколько цветов.

«Мой ребенок нарисовал бы лучше», — качает головой владелец бакалейной лавки, не понимая, почему открытки Мод пользуются такой популярности. «Но не нарисовал же. Идиот», — защищает жену Эверетт. В картинах Мод соседствуют разные сезоны, часто отсутствуют тени, животные принимают причудливые формы, а пропорции искажаются в соответствии с замыслом художницы. Они кажутся примитивными, но только на первый взгляд. Больше всего подкупает отношение самой Мод к искусству: ее не интересуют слава и даже деньги, которые начинают приносить ее произведения.

Заинтригованные искусством художницы, её оригинальным духом и замкнутой жизнью, к дому Льюисов стали стекаться туристы и поклонники ее творчества. Они покупали ее рисунки за 2, 3, а потом за 5 долларов. Мод не решалась просить больше. Так она стала главным кормильцем семьи, благодаря своему таланту. «Пока я могу просто сидеть у окна и держать в руках кисточку, я счастлива», — говорит она.

Мод Льюис продолжала писать свои весёлые картинки и сохраняла свой неизменный оптимизм до смерти в 1970 году.

Сейчас в галерее Новой Шотландии находятся 55 картин Льюис, включая главное достижение — её собственный дом.

(Ее дом помещается в музее . )

Посетители удивляются, как человек мог жить 30 лет в таком маленьком пространстве и излучать столько радости, создавая маленькие шедевры!

Ее муж Эверетт был убит, когда грабитель убил его во время попытки ограбления в доме в 1979 году.

В 2016 году вышел в прокат художественный фильм «Maudie» о жизни Мод Льюис. Салли Хокинс играет Мод, а ее мужа играет Итан Хоук.

«Моди» — предсказуемая и линейная история, Хокинс придает ей такую степень правдивости и обаяния, что за отношениями Мод и Эверетта зритель все равно будет следить с интересом и сопереживанием, прощая даже грубые клише. Ради роли художницы актриса специально училась рисовать в течение нескольких месяцев перед съемками, еженедельно встречаясь в Лондоне с преподавателем по наивной живописи.

В мае 2017 года одна из ее картин была продана с аукциона за 45 000 долларов.

По-моему, волшебные, добрые и позитивные картины. а ее маленький дом — чудо. =)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector