Современный армянский художник. Рубен Абовян

Современный армянский художник. Рубен Абовян

Тёплая Армения в живописи Армена Ваграмяна

Скоро исполнится два года как я переехала в удивительную маленькую горную страну — Армению. Новый, сложный, незнакомый дом распахнул мне свои двери, видать, чем-то я ему приглянулась. Иначе как объяснить череду приятных и интересных знакомств, очных и заочных? О некоторых из них мне и хотелось бы рассказать.

Художник Армен Ваграмян — наш современник, один из тех, кто прямо сейчас, рядом с нами, сочиняет и рассказывает добрые сказки. Родился в 1968 г. в деревне Ардви. В 1989 Окончил Ереванское художественное училище им. М.Сарьяна, затем — Ереванский институт изобразительного искусства и театра, кафедру графики. С 2000 г. Член Союза Художников Армении. За его плечами порядка 15 персональных выставок, в том числе и за пределами родины.

Суховато как-то получается. А давайте-ка пусть он сам о себе расскажет?

«Я — из Лори. Жили с семьей то в Одзуне, то в Алаверди, то в селе, откуда мы родом, — в Ардви. Ребенком я с бабушкой ходил на ближайшие холмы, прямо за нашей ардвинской церковью. Она — собирать шиповник, а я — пасти овец. Там, на могильных плитах, были выбиты потрясающие рисунки из прошедшей, чужой жизни. Мужчина верхом на коне, с луком и стрелой, а рядом убитый зверь — охотник, значит, тут похоронен. А этот на дудке играет, на столе близ него кувшин вина — музыкант тут лежит. Я, как зачарованный, сантиметр за сантиметром изучал эти рисунки. И потом, уже в Ереване, понял, что все это осталось со мной, и то, чему я учусь, наслаивается на это.

Мои родители — простые сельские люди, и им было очень странно, что кто-то в их семье может стать художником. Но, несмотря на это, а может и именно поэтому они ничего не имели против и даже поддерживали меня. Где бы ни выставлялась хотя бы одна моя работа, отец приходил с друзьями. Они подолгу смотрели, конечно, мало что понимали, но зато как гордились!

Немного позанимавшись, я приехал после школы с отцом в Ереван — поступать в художественное училище им. Терлемезяна. Мой отец уговаривал работника училища: «Ты сюда посмотри. Это он меня нарисовал. Видишь, как похоже! Вылитый я. А это — наша Ардвинская церковь. Ты её не видел. Но можешь считать что уже видел — вот как похоже!» А я дергал его за рукав и просил, чтобы мы ушли. Я же видел работы учеников, висевшие в холле, и сразу понял: мне здесь делать нечего. Во всяком случае, пока.

Но чему быть, того не миновать. На следующий день мы пошли в Парк Победы. Там я достал свои пожитки и принялся рисовать. На скамейке рядом сидел человек. Он подошёл ко мне и стал наблюдать за моей работой. Постоял, посмотрел и говорит: «Учиться хочешь?» — «Конечно хочу!» Оказалось, он преподаёт в художественном училище. Поступил я на отделение армянской миниатюры и влюбился в неё.

Художник должен путешествовать, видеть много произведений других художников, в том числе своих друзей.современников, влюбляться в их работы до комплекса неполноценности и учиться у них. В Ереване я просто поселился в Картинной галерее. Меня там знали все. Сколько раз музейные работники находили меня в залах и грозили, что однажды запрут на всю ночь. Как мне нравилась такая перспектива!

Не могу я ждать пока придёт муза. Рисую каждый день. Даже если решил сегодня не работать. Мне просто нечем заняться. Правда, бывают моменты, когда я словно стою на месте, и начинает казаться, что всё, исчерпал себя. И вдруг словно волна выносит меня к солнцу. И я лечу. И всё получается — легко, споро, ново, хорошо.

У меня есть работы, которые не продаются. После каждой из них мне кажется, что я больше такой не создам. Когда я их писал, я был очень силён, уверен, бесстрашен.

Человек рисовал всегда — с тех пор как стал человеком. Сохранились же петроглифы, кто знает какого тысячелетия до нашей эры! Зачем ему это было нужно? Вот я и думаю: должно быть, он пытался узнать побольше о своих предках, хотел пользоваться их знаниями и умениями, искал следы их присутствия на земле. И оставлял следы своего присутствия, своих достижений для грядущих поколений. Вот и получается.что произведения искусства — это следы, по которым можно пройти назад, выверить направление и двинуться вперёд. И так здорово, когда у тебя есть право прямого наследника!

Приятно слышать похвалу. Но меня не проведёшь, я знаю своё место. Я — не лучший. И не толко в кокетливом сравнении с Леонардо. Сейчас в Армении работают такие молодые художники. которыми я просто восторгаюсь. Они здорово меня подстёгивают. И чего бы стоило всё, что я уже создал, если бы не уверенность, что моя лучшая работа ещё не написана?»

*в публикации использованы материалы с личного сайта художника.

Список известных армян – художники.

Армения в искусстве

Армянская культура, насчитывающая тысячелетия, играла особую роль в жизни армянского народа. Одним из проявлений этой культуры является изобразительное искусство. Параллельно с миниатюрой и фресковой живописью развивались такие направления как живопись, портретная живопись, изображения сцен быта и пейзажи.

Армения как источник вдохновения

Во все времена Армения, армянская природа и особенно гора Арарат были неиссякаемым источником вдохновения армянских творцов и художники, каждый на свой лад, изображали их на своих полотнах. Например, великий маринист, армянин по происхождению Иван (Ованнес) Айвазовский был одним из первых, кто запечатлел в живописи армянскую природу, гору Арарат, Араратскую долину. Любовь мариниста к Армении проявилась в известных картинах «Долина горы Арарат», «Арарат», «Сошествие Ноя с горы Арарат» и многих других.

Айвазовский. Арарат (1882)Арарат во всем своем величии появлялся на полотнах многих других армянских живописцев. Вот так изображал гору известный армянский художник и общественный деятель Фанос Терлемезян, который является одним из лучших пейзажистов в истории армянской живописи. Его полотна отличаются лирической душевностью и нежными оттенками.

Панос Терлемезян, Осень (1929)

«Я пришел, чтобы смешать пот со своего лба с потом армянского сельчанина, чтобы мы возродили нашу страну, мою Армению», — сказал Терлемезян на открытии своей персональной выставки, устроенной по случаю его 75-летия в Ереване.

Читать еще:  Французский художник. Chevassus-Agnes Jean-Pierre

Панос Терлемезян, Большой Арарат

В 1914 году он рисует пейзажи «Вид горы Сипан с острова Ктуц» и «Озеро Ван».

Озеро Ван и гора Сипан с острова Ктуц

Искусство Терлемезяна созвучно настроениям его эпохи и по своей художественной форме оно доступно широким массам. Именно поэтому его искусство полюбилось народом и было высоко оценено.

Панос Терлемезян, Горы

В полотнах известного художника, основателя армянского реалистического пейзажа Геворка Башинджагяна также преобладает изображение горы Арарат и озера Севан, которые восхищают своей необыкновенной простотой. Его полотна пронизаны любовью к родной живописной природе. В своих работах Башинджагян изображал величественность армянских гор, мифическую красоту голубого неба и солнечных полей. Они выделяются великолепной игрой света и тени.

Геворг Башинджагян, Арарат и поле (1920)

Геворг Башинджагян, Севан (1915)

Башинджягян изображал все детали своей родной природы с любовью и научной скрупулезностью. В его творчестве пейзажная живопись получила значение самостоятельного жанра.

Геворг Башинджагян, Дорога Дилиджана (1895)

Армянский живописец, заслуженный деятель искусства Армянской ССР Егише Тадевосян изображал Арарат так:

Егише Тадевосян, Арарат (1914)

Пейзажам Тадевосяна было свойственно тонкое чувство родной природы, полей и ущелий, камней и деревьев.

Егише Тадевосян, Арагац (1917)

Изображение Бюракана привлекает своей непосредственностью и свежестью кисти: деревья, синеющая вдали гора и небо. Ясная и на первый взгляд простая картина, но с каким чувством и теплотой она выполнена.

Егише Тадевосян,, Бюракан (1903)

«…Тадевосян создал свои чудесные этюды, среди которых есть настоящие жемчужины искусства. У него было тонкое чувство цвета, он смог изобразить в своих этюдах живописные уголки своей родной природы, такие ясные и такие армянские…», — сказал Мартирос Сарьян.

Сам же Мартирос Сарьян, великий мастер цвета, был первым, кто пересказал армянскую природу в своих полотнах, дав ее собирательно-полный образ и попытавшись раскрыть тайну ее неиссякаемого обаяния. Благодаря своеобразному художественному языку он поднял армянское искусство на международный уровень.

Мартирос Сарьян (1947)

Прекрасно зная историю армянского народа, Сарьян глубже почувствовал страдания его прошлого, сильнее привязался к своему народу, изучил действительно узнал родную природу. В горах и ущельях, равнинах и долинах, в солнечных цветах своим ярким воображением воспринял настоящие цвета той природы, которую он так любил всю свою жизнь.

Мартирос Сарьян (1924)

В течение всей своей жизни Сарьян рисовал цветы и фрукты своей родной земли. Эти полотна — непосредственное выражение диалога художника с природой. Каждая картина безгранично душевная и эмоциональная, она окутывает зрителя справедливой гордостью. Сыном такой прекрасной природы он является.

«Что бы я ни рисовал, получается Армения»

«Я бы хотел, чтобы люди, не видевшие Армению, полюбили эту страну, познакомившись с моими полотнами. У меня много пейзажей. Солнечные горы, цветущие долины. Мой любимый Арарат, который я так часто писал, дома, утопающие в целении, и всюду обязательно люди, люди, меняющие жизнь».

Мартирос Сарьян, Арарат весной (1945)

Смотря на солнце, изображенное Сарьяном, каким бы оно ни было обжигающим, хочется, чтобы оно всегда светило над головой. Смотря на его строгие, но пластичные горы, хочется всегда наслаждаться их очарованием, хочется бесконечно бродить по обласканным солнцем горам и долинам. Хочется общаться, прикоснуться к тому, что изображено на сарьяновских холстах, внушающих бесконечную жажду жизни.

Мартирос Сарьян, Арагац

Мартирос Сарьян, Село Кариндж (1952)

Его картины излучали солнечные цвета, заключая в себе образ родной земли, отражая идею вечности природы и жизни. Собирательный образ Армении, созданный благодаря волшебной гармонии воздуха, света и цвета, близок нашей душе. С другой стороны, иностранцы благодаря полотнам Сарьяна узнали об уникальной красоте нашей страны.

Мартирос Сарьян, Армения (1923)

Своеобразно запечатлел Армению также Минас Аветисян, еще один выдающийся представитель армянской живописи. Минас создавал сценки из жизни армянских сел, пейзажи, портреты и натюрморты. Произведения Минаса отличаются яркими контрастами цветов, которые выражают светлый и лирический настрой. В творчестве Минаса особое место занимают пейзажи его родного Джаджура.

Минас Аветисян, Джаджур

«Минас весьма своеобразный и талантливый художник. В его цветах есть нечто мощное, невероятная сила, очень современная и очень армянская. В картинах Минаса я с неимоверной силой чувствую Армению», — сказал Гарзу.

Минас Аветисян, Джаджур

«В мире мало подобных ему художников, поверьте мне, можно сказать, что совсем нет. Какой он мощный, какой армянский, старый и совершенно новый. Удивительно…», — сказал Уильям Сароян.

Минас Аветисян, Хачкары (1974)

Рассматривая родную природу как живой организм, передавая все цвета и оттенки, красоту и очарование армянского пейзажа, эти исполины изобразительного искусства заставляли и заставляют нас любить и ценить нашу родину такой, какая она есть.

Автор — Ани Ракопян

20 САМЫХ ДОРОГИХ КАРТИН ХУДОЖНИКОВ АРМЯН/20 MOST EXPENSIVE ARMENIAN PAINTINGS

Мы тут долго искали рейтинги, связанные с армянскими художниками. Ни черта не нашли, в итоге — составили один сами.
Моя ночь с Sotheby’s и Christie’s посвящалась группе From Armenia with Love (https://www.facebook.com/FromArmeniaWithLove), потому что with love.
Итак,

Мартирос Сарьян. Поэт: на склонах Арагаца. 1906. Темпера.
Аукцион: Sotheby’s. Стоимость: $947 тыс.
Martiros Saryan. Poet. On the slopes of Aragats. 1906. Tempera on board.
Sotheby’s Auction. Price: $947 thousand.

Аршил Горки. Энигма (Композиция форм на столе). 1928-1929. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $993 тыс.
Arshile Gorky. Enigma (Composition of Forms on Table). 1928-1929. Oil on Canvas.
Christie’s Auction. Price: $993 thousand.

Ованес Айвазовский. Пастухи со своим стадом на рассвете. 1859. Холст, масло.
Аукцион: Sotheby’s. Стоимость: $1,02 млн.
Ivan Aivazovsky. Shepherds with their Flock at Sunset. 1859. Oil on canvas.
Sotheby’s Auction. Price: $1,02 million.

Аршил Горки. Желтый. 1950-1953. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $1,1 млн.
Arshile Gorky. Yellow. 1950-1953. Oil on Canvas.
Christie’s Auction. Price: $1,1 million.

Аршил Горки. Картина. 1940-1942. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $1,1 млн.
Arshile Gorky. Painting. 1940-1942. Oil on Canvas.
Christie’s Auction. Price: $1,1 million.

Ованес Айвазовский. Лунный свет. 1892. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $1,136 млн.
Ivan Aivazovsky. Moonlight. 1892. Oil on canvas.
Christie’s Auction. Price: $1,136 million.

Ованес Айвазовский. Башня Галата в лунную ночь.
Аукцион: Sotheby’s. Стоимость: $1,3 млн.
Ivan Aivazovsky. The Galata Tower by Moonlight. 1845. Oil on Canvas.
Sotheby’s Auction. Price: $1,3 million.

Читать еще:  Художник и иллюстратор. Ester Grossi

Аршил Горки. Клетка. 1958. Коллаж из бумаги и бумажной тарелки, гуашь, акварель, карандаш.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $1,36 млн.
Arshile Gorki. Cage. 1958. Solvent transfer on paper with pencil, gouache, watercolor, crayon, paper and paper plate collaged on paper.
Christie’s Auction. Price: $1,36 million.

Ованес Айвазовский. Рыбацкая лодка русского купца бросает якорь. 1891. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $1,55 млн.
Ivan Aivazovsky. A Fishing Boat with a Russian Merchant Brig at Anchor. 1891. Oil on canvas.
Christie’s Auction. Price: $1,55 million.

Ованес Айвазовский. Девятый вал. 1850. Холст, масло.
Стоимость: $1,7 млн.
Ivan Aivazovsky. Ninth wave. 1850. Oil on canvas.
Price: $1,7 million.

Ованес Айвазовский. Константинополь на заре. 1851. Холст, масло.
Аукцион: Sotheby’s. Стоимость: $1,8 млн.
Ivan Aivazovsky. Constantinople at Dawn. 1851. Холст, масло.
Sotheby’s Auction. Price: $1,8 million.

Ованес Айвазовский. Исаакиевский собор в морозный день. 1891. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $2,125 млн.
Ivan Aivazovsky. St. Isaac’s on a Frosty Day. 1891. Oil on canvas.
Christie’s Auction. Price: $2,125 million.

Аршил Горки. Композиция II. 1943. Карандаш и воск на бумаге.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $2,76 млн.
Arshile Gorky. Composition II. 1943. Graphite and wax crayon on paper.
Christie’s Auction. Price: $2,76 million.

Аршил Горки. Этюд для обучения. 1947. Карандаш, уголь, пастель и воск на грубой бумаге.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $2,8 млн.
Arshile Gorky. Study for the Betrothal. 1947. Pencil, charcoal, pastel and wax crayon on rough paper.
Christie’s Auction. Price: $2,8 million.

Ованес Айвазовский. Вид Константинополя. 1852. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $3,17 млн.
Ivan Aivazovsky. View of Constantinople. 1852. Oil on canvas.
Christie’s Auction. Price: $3,17 million.

Ованес Айвазовский. Варяги на Днепре. 1876. Холст, масло.
Аукцион: Sotheby’s. Стоимость: $3,3 млн.
Ivan Aivazovsky. The Varangians on the Dnieper. 1876. Oil on canvas.
Sotheby’s Auction. Price: $3,3 million.

Ованес Айвазовский. Американские суда у скалы Гибралтара. 1873. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $4,2 млн.
Ivan Aivazovsky. American Shipping off the Rock of Gibraltar. 1873. Oil on canvas.
Christie’s Auction. Price: $4,2 million.

Аршил Горки. Хоргом. 1938. Холст, масло.
Аукцион: Christie’s. Стоимость: $4,2 млн.
Arshile Gorky. Khorgom. 1938. Oil on canvas
Christie’s Auction. Price: $4,2 million.

Ованес Айвазовский. Вид Константинополя и Босфора. 1856. Холст, масло.
Аукцион: Sotheby’s. Стоимость: $5,2 млн.
Ivan Aivazovsky. View of Constantinople and the Bosphorus. 1856. Oil on canvas
Sotheby’s Auction. Price: $5,2 million.

Аршил Горки. Нетерпимость. 1945. Холст, масло.
Аукцион: Sotheby’s. Стоимость: $6,8 млн.
Arshile Gorky. Impatience. 1945. Oil on canvas
Sotheby’s Auction. Price: $6,8 million.

Тёплая Армения в живописи Армена Ваграмяна

Скоро исполнится два года как я переехала в удивительную маленькую горную страну — Армению. Новый, сложный, незнакомый дом распахнул мне свои двери, видать, чем-то я ему приглянулась. Иначе как объяснить череду приятных и интересных знакомств, очных и заочных? О некоторых из них мне и хотелось бы рассказать.

Художник Армен Ваграмян — наш современник, один из тех, кто прямо сейчас, рядом с нами, сочиняет и рассказывает добрые сказки. Родился в 1968 г. в деревне Ардви. В 1989 Окончил Ереванское художественное училище им. М.Сарьяна, затем — Ереванский институт изобразительного искусства и театра, кафедру графики. С 2000 г. Член Союза Художников Армении. За его плечами порядка 15 персональных выставок, в том числе и за пределами родины.

Суховато как-то получается. А давайте-ка пусть он сам о себе расскажет?

«Я — из Лори. Жили с семьей то в Одзуне, то в Алаверди, то в селе, откуда мы родом, — в Ардви. Ребенком я с бабушкой ходил на ближайшие холмы, прямо за нашей ардвинской церковью. Она — собирать шиповник, а я — пасти овец. Там, на могильных плитах, были выбиты потрясающие рисунки из прошедшей, чужой жизни. Мужчина верхом на коне, с луком и стрелой, а рядом убитый зверь — охотник, значит, тут похоронен. А этот на дудке играет, на столе близ него кувшин вина — музыкант тут лежит. Я, как зачарованный, сантиметр за сантиметром изучал эти рисунки. И потом, уже в Ереване, понял, что все это осталось со мной, и то, чему я учусь, наслаивается на это.

Мои родители — простые сельские люди, и им было очень странно, что кто-то в их семье может стать художником. Но, несмотря на это, а может и именно поэтому они ничего не имели против и даже поддерживали меня. Где бы ни выставлялась хотя бы одна моя работа, отец приходил с друзьями. Они подолгу смотрели, конечно, мало что понимали, но зато как гордились!

Немного позанимавшись, я приехал после школы с отцом в Ереван — поступать в художественное училище им. Терлемезяна. Мой отец уговаривал работника училища: «Ты сюда посмотри. Это он меня нарисовал. Видишь, как похоже! Вылитый я. А это — наша Ардвинская церковь. Ты её не видел. Но можешь считать что уже видел — вот как похоже!» А я дергал его за рукав и просил, чтобы мы ушли. Я же видел работы учеников, висевшие в холле, и сразу понял: мне здесь делать нечего. Во всяком случае, пока.

Но чему быть, того не миновать. На следующий день мы пошли в Парк Победы. Там я достал свои пожитки и принялся рисовать. На скамейке рядом сидел человек. Он подошёл ко мне и стал наблюдать за моей работой. Постоял, посмотрел и говорит: «Учиться хочешь?» — «Конечно хочу!» Оказалось, он преподаёт в художественном училище. Поступил я на отделение армянской миниатюры и влюбился в неё.

Художник должен путешествовать, видеть много произведений других художников, в том числе своих друзей.современников, влюбляться в их работы до комплекса неполноценности и учиться у них. В Ереване я просто поселился в Картинной галерее. Меня там знали все. Сколько раз музейные работники находили меня в залах и грозили, что однажды запрут на всю ночь. Как мне нравилась такая перспектива!

Не могу я ждать пока придёт муза. Рисую каждый день. Даже если решил сегодня не работать. Мне просто нечем заняться. Правда, бывают моменты, когда я словно стою на месте, и начинает казаться, что всё, исчерпал себя. И вдруг словно волна выносит меня к солнцу. И я лечу. И всё получается — легко, споро, ново, хорошо.

У меня есть работы, которые не продаются. После каждой из них мне кажется, что я больше такой не создам. Когда я их писал, я был очень силён, уверен, бесстрашен.

Человек рисовал всегда — с тех пор как стал человеком. Сохранились же петроглифы, кто знает какого тысячелетия до нашей эры! Зачем ему это было нужно? Вот я и думаю: должно быть, он пытался узнать побольше о своих предках, хотел пользоваться их знаниями и умениями, искал следы их присутствия на земле. И оставлял следы своего присутствия, своих достижений для грядущих поколений. Вот и получается.что произведения искусства — это следы, по которым можно пройти назад, выверить направление и двинуться вперёд. И так здорово, когда у тебя есть право прямого наследника!

Приятно слышать похвалу. Но меня не проведёшь, я знаю своё место. Я — не лучший. И не толко в кокетливом сравнении с Леонардо. Сейчас в Армении работают такие молодые художники. которыми я просто восторгаюсь. Они здорово меня подстёгивают. И чего бы стоило всё, что я уже создал, если бы не уверенность, что моя лучшая работа ещё не написана?»

*в публикации использованы материалы с личного сайта художника.

Читать еще:  Современная испанская художница. Monica Ozamiz Fortis

Центр поддержки русско-армянских стратегических и общественных инициатив

В центре Текеян Республики Армения состоялась презентация трехъязычного альбома доктора исторических наук, профессора, ректора Ереванского государственного педагогического университета им. Х. Абовяна Рубена Мирзаханяна «Импрессионизм: художники-армяне», вышедшего в свет благодаря финансовой поддержке петербургского мецената Грачья Погосяна.

На мероприятие собрались общественно-политические деятели, представители образования и культуры, любители искусства, многочисленные гости.

Книга включает в себя цветные репродукции, представляющие направление, нашедшее широчайший отклик в истории мирового художественного искусства и имеющее множество последователей – импрессионизм.

Представленное в книге исследование ценно, в частности, тем, что читателю предоставляется возможность детального ознакомления с 37 художниками-армянами, чье творчество, следовавшее в русле импрессионизма, охватывает конец XIX века и весь XX век. В книге отображены тонкости чувственного и образного восприятия, воплотившиеся в работах художников, их стилистические и изобразительные достижения, индивидуальные творческие подходы к цветовому многообразию. В книге присутствует также объемная характеристика истории развития художественного направления «культа впечатления», других господствующих в эстетической и художественной парадигме направлений, их взаимовлияния.

В этой объемной книге (414 страниц) впервые детально представлено порядка 300 произведений художников-армян, работающих в русле импрессионизма, рядом с именем каждого художника приведены цитаты из его письменного наследия, а также из высказываний известных людей о данном художнике.

«Сколько бы ни было цифровых сведений и источников, альбом, тем не менее, актуален и востребован во все времена», – отметил председатель Союза художников РА Карен Агамян, добавив, что подобные инициативы – настоящий праздник для всех ценителей искусства.

О фундаментальном трехъязычном исследовании Рубена Мирзаханяна, содержащем обширный культурно-исторический и фактографический материал, высказался также вице-спикер НС РА Эдуард Шармазанов. По его словам, издание представляет собой культурную ценность. «Армянский народ дошел до XXI века, сохранив свои культурные и духовные ценности. Армянский импрессионизм является богатством не только армянского художественного искусства, он входит также в сокровищницу истории мирового искусства», – отметил Эдуард Шармазанов, добавив, что по своему содержанию и вкладу в дело ознакомления с армянским искусством культурная ценность книги в два раза превышает ее внушительный объем. Также Эдуард Шармазанов в своем выступлении рассказал об обширной благотворительной деятельности мецената Грачья Погосяна, с теплотой вспомнил об установленном по инициативе и на средства мецената памятнике к 40-летию футбольной команды «Арарат-73» и прекрасном празднике, организованном в честь этого события.

В прозвучавших в ходе мероприятия выступлениях говорилось об истории импрессионизма и его проявлениях в армянском искусстве. Было особо отмечено, что вышедшая в свет книга является также обширным источником для будущих культурологических исследований.

«Еще никогда художники-импрессионисты, армяне по происхождению, их известные и не очень известные работы не были представлены настолько детально и обширно», – отметил в своем выступлении директор Института искусства НАН РА Арарат Агасян, особо подчеркнув, что книга представляет собой надежный фундамент для дальнейших масштабных исследований.

Заведующий кафедрой изобразительного искусства АГПУ профессор Паравон Мирзоян, в свою очередь, отметил, что если?б не было первой и второй армянской республик, не было бы и этой книги, так как именно в указанный исторический период была создана школа, заложившая основы импрессионизма. Исходя из своего опыта, профессор уверен: если, сидя в мастерской и напряженно работая, художник заглядывает в эту книгу, значит, она представляет собой большую культурную ценность.

Ректор Ереванского государственного института театра и кино Давид Мурадян в своем выступлении представил историю импрессионизма как направления, как «свободного искусства, искусства порыва, смены мировосприятия, культуры, которая не следует за своим временем, но идет в ногу с ним». «Где солнце, там импрессионизм», – отметил Давид Мурадян. Он отметил также, что в вышедшей в свет книге Рубена Мирзаханяна армянские художники представлены в новом свете, сквозь призму нового восприятия. «Эта книга еще раз подтвердила, что армянское искусство уходит своими корнями вглубь, но ветви его тянутся к солнцу».

О том, что подвигло его на создание книги, высказался и сам автор – ректор АГПУ, доктор исторических наук, профессор Рубен Мирзаханян, отметив, в частности, что в книге представлены видные импрессионисты, люди, занявшие свое достойное место в истории мирового искусства, и всех их объединяет армянское происхождение.

Рубен Мирзаханян выразил благодарность проживающему в Санкт-Петербурге меценату Грачья Погосяну, редакторам Ара Акопяну и Арташесу Мартиросяну, переводчику Тиграну Микаеляну, директору издательства «Тигран Мец» Врежу Маркосяну.

Ректор подчеркнул, что изданная книга является отображением искреннего, свободного исследования историка и исследователя истории культуры. «Эту книгу я написал не пером, а сердцем», – отметил Рубен Мирзаханян.

В ходе презентации трехъязычного альбома «Импрессионизм: художники-армяне» состоялось также выступление эстрадного симфонического оркестра Общественного радио Армении под руководством маэстро Ерванда Ерзнкяна. Был организован также показ фильма о вышедшем в свет альбоме и импрессионизме.

В завершение встречи Грачья Погосян подарил на память ректору?Ереванского государственного педагогического университета им. Х. Абовяна Рубену Мирзаханяну альманах «Фоторепортеры на войне», презентация которого прошла весной этого года под руководством председателя Государственной думы РФ Сергея Нарышкина.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector