Современный датский художник. Erling Steen

Современный датский художник. Erling Steen

Эрлинг Стин — Erling Steen

Эрлинг Стин (6 марта 1891 — 22 сентября 1961) был норвежским бизнесменом, гуманитарным лидером и членом норвежского движения сопротивления во время Второй мировой войны.

Личная жизнь

Стин родился в Кристиании в семье Йохана Стина (1856–1934) и Мари Эвелин Гулбрансон (1861–1942). Он был внуком Эмиля Стин (1829–1884), племянником Эмиля-младшего и Кристиана Стин и двоюродным братом Фредрика , Нильса и Эмиля Стин . Его сестра Сигрид вышла замуж за Ганса Томаса «Хасса» Хорна .

В ноябре 1916 года Эрлинг Стин женился на дочери оптовика Хелен К. Лоранцон. Брак закончился в августе 1940 года. В том же месяце он женился на Кэтлин Рагнхильд Коллетт, урожденной Фалсен и разведенной Йохана Коллетта . Этот брак закончился в июне 1949 года. В том же месяце Стин вступил в свой третий брак, на этот раз с Аликс Дорри Софи Бойесен, урожденной Теслоф и разведенной с дипломатом Йенсом Бойесеном . Он проживал в Лагосене в Бэруме .

Стин закончил свое среднее образование в 1910 году, окончил коммерческую школу Кристиании в 1912 году и прошел торговую подготовку в США, Германии и Франции. Его образование подготовило его к вступлению в качестве партнера в семейную компанию Steen & Strøm , которую он сделал в 1915 году. Вместе с Эйвиндом Стремом и Нильсом Стин , которые также вошли в компанию в 1910-х годах, он возглавил ее в 1930-х годах. Эрлинг Стин был председателем правления с 1939 по 1961 год.

Он также был важной фигурой в корпоративных организациях, возглавляя Oslo Manufakturkjøbmenns Forening (1928–1931), Manufakturkjøbmennenes Landsforbund (1930–1933), Oslo Handelsstands Forening (1933–1936), Norges Handelsstands Forbund (норвежское отделение 1936–1946) и Международная торговая палата (1937-1948 годы). Он также был заместителем члена городского совета Осло с 1931 по 1934 год.

Во время оккупации Норвегии нацистской Германией он пытался удержать Norges Handelsstands Forbund от узурпации нацистов. Его организация была одной из сорока трех организаций, протестовавших против попыток нацификации в мае 1941 года в письме, адресованном непосредственно рейхскомиссару Йозефу Тербовену . Этот протест 43-х человек вызвал резкую реакцию; уже 12 июня 1941 г. были выданы ордера на арест Стина и его подписавшего Хеннинга Бёдткера . 18 июня были задержаны еще шесть демонстрантов, в том числе коллег подписавшего Стина из Норвежской Handelsstands Forbund , Paul Christian Frank . Стин был заключен в тюрьму Мёллергата 19 (с июня по июль 1941 г.), а затем в концлагерь Грини (с сентября 1941 г. по февраль 1943 г.). До своего освобождения в конце февраля 1943 года он служил неформальным «руководителем кадров» в концлагере Грини, другими словами, связным, администратором и руководящей фигурой в целом. Три месяца спустя Стин подвергся новым репрессиям, на этот раз в отношении Steen & Strøm, где он был председателем. Поскольку компания отказалась соблюдать торговую политику оккупантов, оптовые и розничные отделы Steen & Strøm были закрыты властями.

После Второй мировой войны Стин возглавлял Норвежский Красный Крест с 1947 по 1957 год и «Помощь Европе» / Норвежский совет по делам беженцев с 1947 по 1958 год. Он также был членом послевоенного комитета по проверке прессы с 1945 по 1946 год и Statens økonomiske samordningsråd с 1935 по 1947 год. В бизнесе он был членом правления Norges Varemesse с 1929 по 1932 год, Bergens Privatbank с 1936 по 1950 год, Vinmonopolet с 1945 по 1954 год, Bygg ditt Land с 1945 по 1950 год, Forsikringsselskapet Poseidon от Норвежского географического общества. с 1945 г. Он возглавлял наблюдательный совет Forsikringsselskapet Ørnen . Он служил консулом в Дании с 1946 года, и был назначен генеральным консулом в 1955 г. Он также является членом редакционных комитета Norsk biografisk leksikon .

Стин был награжден рыцарем первой степени ордена Святого Олафа (1947) и кавалером ордена Короны , ордена Даннеброга , Почетного легиона и ордена Полярной звезды . Он умер в сентябре 1961 года и был похоронен в Вестре гравлунд .

Датское современное искусство

Ироничная архитектура Элмгрина и Драгсета, «природные» инсталляции Олафура Элиассона, банальность зла от Нины-Мари Клейвен

Датское современное искусство вряд ли можно считать каким-то экзотическим или же занятым специальными проблемами, не ложащимися в мировой контекст. Напротив, художники-датчане, как и скандинавы вообще, в большинстве своем настаивают на космополитической природе творчества. При этом, конечно, есть «датский» арт — саркастический, социально озабоченный, насмешливый, «экологичный», склонный к умному аттракциону, увлеченный то фриковским дизайном, то левацким смешением искусства и политической практики.

Три абсолютно разных, но одинаково показательных для сегодняшнего искусства Дании художника:

Элмгрин и Драгсет

Главные скандинавские арт-звезды, дуэт датчанина Майкла Элмгрина и норвежца Ингара Драгсета. Художники вместе уже более пятнадцати лет и почти столько же живут в Берлине, однако датчане по праву считают их своими — трудно найти кого-либо, в ком так ярко проявлялись бы «датские» черты (например, социальная ответственность, изощренная ирония, тяга к странностям и пр.).

«Prada Marfa» (серия «Бессильные структуры»), 2005

Недаром именно Элмгрин и Драгсет курировали разом датский и норвежский павильоны на Венецианской биеннале-2009 (устроив там немного фрейдистский квест: бродившим по «квартирам» вымышленных коллекционеров зрителям экскурсовод рассказывал о «семейных тайнах» сугубо в духе кинодрам Бергмана). Дуэт знаменит прежде всего остроумными операциями с архитектурой, городским/социальным пространством, и конечно, с дизайном — этим всемогущим варварским культом современности. Чистое удовольствие от смещения привычного смешано у них с исследованиями повседневности, исторического контекста, власти и желания.

«Немецкий сарай», 2011, Сингапурская биеннале

Элмгрин и Драгсет ставили посреди техасской пустыни бутик Prada; зарывали автомобили капотом в асфальт; в порядке постколониальной рефлексии сооружали немецкий сарай, набитый сеном, в футуристическом сингапурском аэропорту Калланг; как-то просто прислонили к камню зеркало напротив андерсеновской русалочки. Майкл и Ингар также часто прибегают к «левой» стратегии институциональной критики — т.е. критического переосмысления выставочного пространства, респектабельного «белого куба» галереи. Наиболее известный подобный проект дуэта — впечатляющая инсталляция «Пожалуйста, потише!» 2003 года: копенгагенская галерея Вальнера была превращена в госпиталь с медицинскими инструментами, ширмами и койками с лежащими на них восковыми «пациентами». Иронические критики вселенной потребления, Элмгрин и Драгсет не чужды и серьезного гражданского высказывания: именно им поручили проект мемориала в Берлине, посвященного памяти гомосексуалов, убитых и репрессированных в годы нацизма.

Читать еще:  Художник-любитель. Хайдарович Марат

Видео внутри берлинского мемориала памяти гомосексуалов — жертв нацизма

Родившийся в семье выходцев из Исландии Элиассон, находясь на стыке перформанса, sci-art и «эстетики отношений», в своих работах миксует искусство, научные опыты, «экологическое» конструирование природных явленияй и стихий (воды, света, цвета, тумана, радуги, ветра и т.д.), а также непосредственное вовлечение зрителя в активное переживание/познание — как раз на последнее делает упор популярная в европейском искусстве relational aesthetics, противопоставляя такого активного субъекта пассивно созерцающему «консервативному» зрителю.

«Опосредованное движение», 2001

Самое прославленное произведение: грандиозная в своей простоте (и одновременно изощренной технологичности) инсталляция в турбинном зале лондонской Tate Modern: сто многочастотных ламп, расположенных под зеркальным потолком, образовали огромное пылающее солнце, туман-машина продуцировала дымку, сгущающуюся в облака.

The Weather Project, 2003, Тейт Модерн, Лондон

Другие заметные проекты, сталкивающие урбанизированного зрителя с «чудом физического мира»: инсталляция «Опосредованное движение» с несколькими последовательными пространствами, наполненными природными материалами — водой, деревом, почвой, болотной тиной; «Желтый туман» перед зданием главной австрийской энергетической компании: вмонтированные в тротуар лампы в сумерки помогали все тому же любимому Элиассоном туману закрывать многозначительной желтой завесой цитадель корпоративного монстра; наконец, кажется, самая убедительная в своем элементарном языческом пафосе ранняя работа «Твоя машина-солнце»: в комнате ничего нет, только дыра в потолке, из которой сочится солнечный свет, постоянно перемещаясь по выставочному пространству в течение тех часов, когда люди ходят посмотреть на современное искусство.

«Комната для одного цвета», 2001

На первый взгляд, курьезная компания для вышеописанных звезд. Сравнительно молодая датская художница год назад вызвала несильный скандал своей фотосерией «Возможность». На снимках – годовалая дочь художницы Фаустина в костюмах и образах различных кровавых диктаторов XX века – Гитлера, Муссолини, Сталина, Председателя Мао, генерала Пиночета, Иди Амина, Саддама Хуссейна, аятоллы Хомейни и Слободана Милошевича. Сама Нина-Мари в довольно высокопарных выражениях много раз говорила о том, что ее произведение – о том, что зло прячется внутри каждого из нас, что «даже моя маленькая дочь, не исключено, закончит тем, что будет править Данией железной рукой».

В общем, такая развлекательная иллюстрация тезисов философа Ханны Арендт о «банальности зла». Шумиха в прессе (в том числе и даже главным образом – далекой от освещения арт-процесса), конечно, связана с тем, что от творческих людей Дании после оглушительного скандала с карикатурами на пророка Мухаммеда в газете Jyllands-Posten ждут всяческих разнузданных выходок. Работа Клейвен, конечно – глуповатая и, мягко говоря, эксплуатационная, да и идея далеко не нова (можно вспомнить даже нашего Влада Монро, переодевавшегося заради аттракциона и в Гитлера, и в Василису Прекрасную). Однако простая мысль о том, что безумие и насилие вызревают в сознании далеко не маньяков-чудовищ, представлена ею пусть и в «попсовой», но убедительной форме.

Сегодня, когда все большей популярностью на выборах в «толерантных» европейских странах пользуются откровенные фашисты, а идеологи разных оттенков все смелее «реабилитируют» задним числом тиранов прошлого, такая наивная эпатажная доходчивость, свойственная, кстати, и некоторым датским фильмам, может сработать в качестве предупреждения куда лучше сложных объяснений.

Ян Стен — великий художник с уникальным чувством юмора: биография и лучшие картины

Ян Стен (Jan Steen; родился около 1626 — умер 3 февраля 1679 гг.) — это яркий голландский художник XVII века, непревзойденный мастер бытового жанра. Картины Яна Стена наполнены сатирическими образами современников, искрометным юмором и беззлобной иронией. Живописец также творил в портретном, пейзажном и историческом жанрах, но именно работы на бытовую тематику принесли ему всемирную известность.

Ян Стен прожил непростую и не очень длинную жизнь, но всегда отличался веселым нравом и не унывал в трудных ситуациях. Он был весьма плодовитым художником и написал более 800 картин, хотя до наших дней сохранились лишь 350 его работ.

Биография Яна Стена

Ян Стен родился в 1626 году в городе Лейдене на юге Голландии в обеспеченной семье. Его отец был владельцем местной таверны, но бизнес вел с переменным успехом. Ян получил начальное образование в латинской школе, а затем выразил желание стать художником. Родители поддержали сына и отдали его на обучение в Утрехт к известному мастеру живописи Николаусу Кнюпферу (Nikolaus Knüpfer).

Уже в 1648 году молодой Ян вместе с приятелем Габриелем Метсю (Gabriël Metsu) основал в родном Лейдене Гильдию художников Святого Луки. Но заказов было очень мало, поэтому Стен через полгода с радостью принял предложение Яна ван Гойена (Jan van Goyen) стать помощником этого влиятельного художника и переехал в Гаагу.

Через год Ян Стен сочетался браком с дочерью ван Гойена Маргриет и успешно проработал с тестем в течение последующих пяти лет. Но в 1654 году отец предложил Яну возглавить таверну «De Slang» в другом городе и художник без колебаний согласился.

Стен с семьей переехал в Делфт и строил грандиозные планы развития пивоваренного бизнеса, но этому не суждено было случиться. 12 октября того же года случилась катастрофа — взорвались городские склады пороха. Более 100 жителей погибло, несколько тысяч получили ранения, а большая часть города была полностью разрушена.

Последующие три года были очень сложными для семьи. В пострадавшем от взрыва городе интерес к живописи сильно упал, а посетителей в таверне было крайне мало. Но именно в этот период начался расцвет творчества художника. Он нашел свое призвание — жанровые веселые картины и с удовольствием писал их одну за другой.

В 1660 году Ян Стен с семьей навсегда уехал из Делфта. Он поселился в деревне Вармонд и полностью посвятил себя искусству. Постепенно к художнику пришла широкая известность, но финансовое положение семьи оставалось плачевным. Живописцу часто приходилось продавать свои картины за бесценок, чтобы содержать жену и детей.

Читать еще:  Художник-сюрреалист. Ruben Cukier

В 1670 году умерла Маргриет и Стен остался вдовцом с шестью детьми на попечении. Художник решил вернуться в родной Лейден, где его тепло приняли члены местной гильдии и общество. Но спустя 2 года в Голландии случилось большое несчастье — страну со всех сторон атаковали интервенты (Франция, Англия, немецкие княжества Мюнстер и Кёльн). Арт-рынок Нидерландов рухнул и Стен приобрел лицензию на открытие таверны, чтобы выжить в такой непростой ситуации.

В 1673 году Стен женился во второй раз. Вскоре супруга Мария подарила мужу еще одного ребенка, а члены гильдии Святого Луки избрали его президентом. Но до конца дней художнику не удалось поправить материальное положение семьи. Он умер 3 февраля 1679 года и оставил наследникам большие долги, а потомкам — множество великолепных произведений.

Самые известные картины Яна Стена

Некоторые из известных картин Яна Стена сегодня украшают экспозицию Рейксмузея в Амстердаме. Еще больше работ находится в других музеях мира и частных коллекциях меценатов. Особо можно выделить такие произведения:

  • «Гуляки» (1660) — картина, на которой, по мнению многих экспертов, художник изобразил себя с женой Маргриет. Ироничный автопортрет мастера полон беспечного настроения.
  • «Туалет женщины» (1663) — произведение с изящным сексуальным намеком. Автор смело проникает в покои молодой женщины, которые обычно тщательно скрыты от посторонних взоров.
  • «Веселье в семье художника» (1665) — знаменитая аллегория на тему порока и влияния родителей на детей. Живописец с юмором демонстрирует пагубность плохого родительского воспитания своей эпохи.
  • «Праздник Святого Николая» (1668) — произведение, описывающее без фальши и приукрашивания нравы голландского общества XVII века.

Портал Very Important Lot предоставляет ценителям прекрасного уникальный шанс принять участие в арт-аукционах и приобрести шедевры искусства. Кроме того, здесь всегда можно напрямую купить картины, рисунки и скульптуры у талантливых современных художников.

Датское современное искусство

Ироничная архитектура Элмгрина и Драгсета, «природные» инсталляции Олафура Элиассона, банальность зла от Нины-Мари Клейвен

Датское современное искусство вряд ли можно считать каким-то экзотическим или же занятым специальными проблемами, не ложащимися в мировой контекст. Напротив, художники-датчане, как и скандинавы вообще, в большинстве своем настаивают на космополитической природе творчества. При этом, конечно, есть «датский» арт — саркастический, социально озабоченный, насмешливый, «экологичный», склонный к умному аттракциону, увлеченный то фриковским дизайном, то левацким смешением искусства и политической практики.

Три абсолютно разных, но одинаково показательных для сегодняшнего искусства Дании художника:

Элмгрин и Драгсет

Главные скандинавские арт-звезды, дуэт датчанина Майкла Элмгрина и норвежца Ингара Драгсета. Художники вместе уже более пятнадцати лет и почти столько же живут в Берлине, однако датчане по праву считают их своими — трудно найти кого-либо, в ком так ярко проявлялись бы «датские» черты (например, социальная ответственность, изощренная ирония, тяга к странностям и пр.).

«Prada Marfa» (серия «Бессильные структуры»), 2005

Недаром именно Элмгрин и Драгсет курировали разом датский и норвежский павильоны на Венецианской биеннале-2009 (устроив там немного фрейдистский квест: бродившим по «квартирам» вымышленных коллекционеров зрителям экскурсовод рассказывал о «семейных тайнах» сугубо в духе кинодрам Бергмана). Дуэт знаменит прежде всего остроумными операциями с архитектурой, городским/социальным пространством, и конечно, с дизайном — этим всемогущим варварским культом современности. Чистое удовольствие от смещения привычного смешано у них с исследованиями повседневности, исторического контекста, власти и желания.

«Немецкий сарай», 2011, Сингапурская биеннале

Элмгрин и Драгсет ставили посреди техасской пустыни бутик Prada; зарывали автомобили капотом в асфальт; в порядке постколониальной рефлексии сооружали немецкий сарай, набитый сеном, в футуристическом сингапурском аэропорту Калланг; как-то просто прислонили к камню зеркало напротив андерсеновской русалочки. Майкл и Ингар также часто прибегают к «левой» стратегии институциональной критики — т.е. критического переосмысления выставочного пространства, респектабельного «белого куба» галереи. Наиболее известный подобный проект дуэта — впечатляющая инсталляция «Пожалуйста, потише!» 2003 года: копенгагенская галерея Вальнера была превращена в госпиталь с медицинскими инструментами, ширмами и койками с лежащими на них восковыми «пациентами». Иронические критики вселенной потребления, Элмгрин и Драгсет не чужды и серьезного гражданского высказывания: именно им поручили проект мемориала в Берлине, посвященного памяти гомосексуалов, убитых и репрессированных в годы нацизма.

Видео внутри берлинского мемориала памяти гомосексуалов — жертв нацизма

Родившийся в семье выходцев из Исландии Элиассон, находясь на стыке перформанса, sci-art и «эстетики отношений», в своих работах миксует искусство, научные опыты, «экологическое» конструирование природных явленияй и стихий (воды, света, цвета, тумана, радуги, ветра и т.д.), а также непосредственное вовлечение зрителя в активное переживание/познание — как раз на последнее делает упор популярная в европейском искусстве relational aesthetics, противопоставляя такого активного субъекта пассивно созерцающему «консервативному» зрителю.

«Опосредованное движение», 2001

Самое прославленное произведение: грандиозная в своей простоте (и одновременно изощренной технологичности) инсталляция в турбинном зале лондонской Tate Modern: сто многочастотных ламп, расположенных под зеркальным потолком, образовали огромное пылающее солнце, туман-машина продуцировала дымку, сгущающуюся в облака.

The Weather Project, 2003, Тейт Модерн, Лондон

Другие заметные проекты, сталкивающие урбанизированного зрителя с «чудом физического мира»: инсталляция «Опосредованное движение» с несколькими последовательными пространствами, наполненными природными материалами — водой, деревом, почвой, болотной тиной; «Желтый туман» перед зданием главной австрийской энергетической компании: вмонтированные в тротуар лампы в сумерки помогали все тому же любимому Элиассоном туману закрывать многозначительной желтой завесой цитадель корпоративного монстра; наконец, кажется, самая убедительная в своем элементарном языческом пафосе ранняя работа «Твоя машина-солнце»: в комнате ничего нет, только дыра в потолке, из которой сочится солнечный свет, постоянно перемещаясь по выставочному пространству в течение тех часов, когда люди ходят посмотреть на современное искусство.

«Комната для одного цвета», 2001

На первый взгляд, курьезная компания для вышеописанных звезд. Сравнительно молодая датская художница год назад вызвала несильный скандал своей фотосерией «Возможность». На снимках – годовалая дочь художницы Фаустина в костюмах и образах различных кровавых диктаторов XX века – Гитлера, Муссолини, Сталина, Председателя Мао, генерала Пиночета, Иди Амина, Саддама Хуссейна, аятоллы Хомейни и Слободана Милошевича. Сама Нина-Мари в довольно высокопарных выражениях много раз говорила о том, что ее произведение – о том, что зло прячется внутри каждого из нас, что «даже моя маленькая дочь, не исключено, закончит тем, что будет править Данией железной рукой».

Читать еще:  Эмалированный внешний вид. Katharina Ziemke

В общем, такая развлекательная иллюстрация тезисов философа Ханны Арендт о «банальности зла». Шумиха в прессе (в том числе и даже главным образом – далекой от освещения арт-процесса), конечно, связана с тем, что от творческих людей Дании после оглушительного скандала с карикатурами на пророка Мухаммеда в газете Jyllands-Posten ждут всяческих разнузданных выходок. Работа Клейвен, конечно – глуповатая и, мягко говоря, эксплуатационная, да и идея далеко не нова (можно вспомнить даже нашего Влада Монро, переодевавшегося заради аттракциона и в Гитлера, и в Василису Прекрасную). Однако простая мысль о том, что безумие и насилие вызревают в сознании далеко не маньяков-чудовищ, представлена ею пусть и в «попсовой», но убедительной форме.

Сегодня, когда все большей популярностью на выборах в «толерантных» европейских странах пользуются откровенные фашисты, а идеологи разных оттенков все смелее «реабилитируют» задним числом тиранов прошлого, такая наивная эпатажная доходчивость, свойственная, кстати, и некоторым датским фильмам, может сработать в качестве предупреждения куда лучше сложных объяснений.

про датских художников

Прочла чудесную книжку, каталог выставки, приуроченной к визиту датской королевы в 2011 году.

Первая половина 19 века именуется Золотым веком датского искусства.

Далее пересказ краткой истории, изложенной во введении, своими словами, но со вставками). Текст уж больно хорош)).

В 1754 году тогдашний датский король рещил импортозаместить иностранных художников и повелел открыть Академию художеств.
К 1780 году наконец преподавать в академии стали сами датчане и королевский план был выполнен.
В книжке приводятся имена двух преподавателей, мастера исторической живописи Николая Абильгора и пейзажиста Йенса Юля. Неясно, были ли в академии другие художники или хватило двух.
Но «после обучения художникам порой не удавалось заработывать себе на жизнь искусством» и многие бедствовали, «даже признанные мастера».
«Около 1800 года некоторые из них, не выдержав трудностей, покончили жизнь самоубийством».

Дания придерживалась нейтралитета до 1807 года, но потом ее втянули в войну на стороне Наполеона, после его поражения пришлось отдать Норвегию Швеции и в стране наступил экономический кризис до 1830 года.
Со времен наполеоновских войн большую роль во всех сферах стала играть буржуазия, в том числе и в искусстве.

В 1803 году в академию поступил Кристофер Вильхельм Экерсберг, будущий профессор и основатель датской (копенгагенской) школы живописи или «школы Экерсберга». Видимо, понятие датской школы несколько шире экерсбергской школы, но позже.
Кристоферу посвящена большая часть исторического очерка.

Во время учебы на него повлияли и Абильгор и Юль. Хотя Юль и умер уже к тому времени, но его вдова показала Вильхельму картины мужа и Вильхельм проникся.
Искусство Юля было реалистическим, но в ранних пейзажах Экерсберга, написанных под его (Юля) влиянием, заметны романтические настроения, которые совершенно исчезли после пребывания в Париже.

Абильгор умер в 1809 «и не осталось никого, кто бы мог прийти им на смену. В художественной жизни Дании наступило многолетнее затишье.»
В 1810 году Эккерсберг отправился в заграничное турне, сначала в Париж, потом в Рим. Вернулся в 1816, в 1818 стал профессором академии и затишью через пару лет настал конец.

«Во время своего пребывания в Риме в 1813-1816 годах он разработал существенные художественные новации, которые легли в основу художественной эпохи, получившей название Золотой век датской живописи 1815-1850.»

Новации были следующие: этюды на пленэре и разработка учения о перспективе.

Наиболее почитаемым жанром в академии в то время была историческая живопись (точнее, библейские сюжеты) и студенты должны были писать конкурсные картины на эту тему. Победители отправлялись в европейское (итальянское) турне, но проигравшие тоже могли туда отправиться. «На практике это [получение награды] не имело большого значения, поскольку почти все желающие могли рассчитывать на получение средств для путешествия.»

Помимо Экерсберга большую роль в датском искусстве играл критик Нильс Лауритс Хойен, профессор истории в академии. Он влиял на выбор сюжетов.

Упоминаются два художника, не относящиеся к ученикам Кристофера, закончившие обучение в академии в период «многолетнего затишья», портретист Йенсен и норвежский пейзажист Даль. У кого они обучались, не уточняется.

Остается неясным вопрос о кризисе. Возможно, он коснулся не всех.
Йенсена жалко((

Ученики Экерсберга «не увлекались романтизмом», но «хорошо усвоили учение о перспективе».
Цитата про любовь датчан к путешествиям):

В упоминании одного из художников присутствует занятная фраза о Мюнхене, ставшем «новым международным центром», куда этот художник отправился вместо Италии в 1836-1838 гг.

Дальше настали трагические времена, в которых видятся некие параллели с современностью.
Пересказывать не буду, это стоит прочесть в первоисточнике.
(Сорри за разноразмерность, но по-моему, это жжшная проблема, изначально файлы примерно одинаковые)

Как-то отделение от немцев привело к изоляции внезапно, несмотря на наличие неотделенной Италии.


Дитлев Бланк (1798-1854). Батальный живописец Йорген Соне в своей мастерской. 1826.


Альберт Кюхлер (1803-1886). Девушка с Амагера принесла фрукты на продажу в мастерскую художника. 1828.


Йохан Вильхельм Гертнер (1818-1871). Мастерская Торвальдсена в Королевской Академии художеств в Копенгагене. 1848.

Торвальдсен единственный всемирно известный датский художественный мастер. Сорок лет прожил в Риме, правда.


Вильхельм Бенц (1804-1832). Натурщик. 1824 или 1827-1831.


Константин Хансен (1804-1880). Три молодые девушки. Сестры художника Альвильда, Ида, Хенриетта. 1827.


Это церковь?


Йохан Томас Лундбю (1818-1848). Гусиная башня в Вординборге, Зеландия. 1842.


Данкварт Драйер (1816-1852). Пейзаж близ Тёринга в Ютландии. 1843

Дикая датская природа.


Кристофер Вильхельм Экерсберг (1783-1853). Вид Тибра поблизости от Понте-Ротто. 1813-1816.


Константин Хансен (1804-1880). Храм Весты в Риме. 1837


Кристофер Вильхельм Экерсберг (1783-1853). Два русских линейных корабля салютуют. 1827.


Йорген Рёд (1808-1888). Рыночная площадь в Пиперно. 1843.


Мартинус Рёрбю (1803-1848). Нижняя церковь в монастыре Сан-Бенедетто в Субиако. 1838.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector