Стилизованная манера письма. Lucio Diodati

Стилизованная манера письма. Lucio Diodati

Стилизованная манера письма. Lucio Diodati

Italian artist celebrating women’s beauty and charm worldwide

Lucio Diodati was born in 1955 in Popoli, a small town on the Italian hills of Abruzzo. He discovered his passion for painting during high school, when he started realizing his first artworks. In 1975 he attended a program in scenography at the Academy of Fine Arts of l’Aquila, entering officially into the art world. The turning point of his career was the meeting with Gennaro Fiume, an Italian dealer who invited him to display some artworks in his gallery in Rome. Nature has been the subject of his early works, characterized mainly by stylized fields with flowers and the use of primary colors.
With the artwork “Amiche” from 1985, women become the main characters of his paintings. Colors meet female bodies to tell a story which is still going on.
In 2002 he went to Havana for the first time and since that moment the city represents a second home for him, a place where the artist gets inspiration and free his mind. Diodati’s artworks have been displayed in major cities all around the world: New York, London, Montreal, Barcelona, Berlin, Havana.

The human landscapes of Lucio Diodati reveal the deep roots of the artistic trends that occurred in the first half of the last century.
However, it is not easy to classify this artist with precision, although this could be achieved through a personal synthesis of some readings. His way of depicting and transforming the human character communicates a sense of late expressionism, at least where his expression shows touches of critical irony, and perhaps even fun for the transformations of the characters presented.
a rewiew by Vittorio Sgarbi

The pictorial stories of Lucio Diodati, built as a sort of scenic «divertissement», emerge with all their exuberant clarity, poetic inspiration, warm and enveloping colors.
The female characters, whom Diodati elects to star in her stories, are captured with a liveliness of gestures and attitudes, which arrive at the bizarre pose and the ironic, almost caricatural expression, which accentuates the lively and narrative character of the works.
As in a fairy tale of a thousand colors, with dreamy contours, but tied by solid threads to reality, the gaze is lost in the intensity of blue, in the depth of red, in the gradating shades of ocher.
a rewiew by Francesca Londino

Even the titles of the works put an extra emphasis on that ironic side of a universe in which appearance predominates.
A solar and empty world, reminiscent of vintage postcards, is described in an objective and detached way, never banal.
a rewiew by Barbara Vincenzi

The simply way in which women live with this coloured figure make us think about it. A deeper, more provoking reflection makes us wonder if there is just the paiter behind that mask. Is it Diodati, who wants to appear in his artistic world, even if hidden? His spell is in holding in a mask the segret of a more and more innovative painting, of an art which pierces us, which allows us to pretend, which is what we like most. to be ourselves behind that mask, to be able to live in the infinite and sparkling places of art.
a rewiew by Francesca Renzi

Анализ почерка Леонардо да Винчи

Леонардо да Винчи – уникальный индивидуалист эпохи великих мастеров Возрождения. В почерке Мастера мы видим гармоничную организацию размещения текста с просторными и равномерными интервалами между словами и строками, ровными начальными и конечными полями, с равномерными графическими элементами. Это указывает нам о высокой внутренней организации и постоянстве характера, а в сочетании с размеренным неспешащим движением – о его высокой трудоспособности, планомерности, внутренней последовательности, детальности изучения объектов и предметов исследования, и достижения конечного результата. Леонардо да Винчи обладал исключительным интеллектом, высоким уровнем развития личности, острой наблюдательностью и нестандартным воображением. Оторванность от реальности, как могло показаться людям, увидев схемы и сконструированные им аппараты, удивляло многих. На самом деле, отстранение от окружающего мира шло изнутри. Недаром же, многие его изобретения использовались только через столетия. Почерк Леонардо да Винчи транслирует интроверсию, спокойное внутреннее уединение и сниженное вовлечение в эмоциональную сферу.

Судя по частично слитному и частично отрывистому почерку, мышление Леонардо да Винчи сочетало логическое и интуитивное начало. Просторные интервалы между строками, размеренное движение, упрощенность в формах букв, указывает на умение отделить главное от второстепенного, способность быстро воспринимать, сообразительность и проницательность. Логическое мышление позволяло ему рационально и конструктивно преодолевать огромные временные дистанции, связанные с тем или иным занятием, будь то: анатомия, биология, архитектура, живопись, конструирование аппаратов, вычисление математических расчетов. Его рассудок неутомим в восприятии правильной перспективы, в оценивании фактов и информации сугубо объективно, без излишней вовлеченности в субъективные эмоциональные суждения.

Мышление Леонардо да Винчи рождено, чтобы думать, анализировать, исследовать, трансформировать операции в обобщенный результат. Оно характеризуется качеством его работы и многофункциональностью. К тому же интроверсия помогала ему уходить в работу целиком без остатка. Сохранился даже способ экономии времени, которым неоднократно пользовался Леонардо да Винчи. Для этого через каждые 4 часа работы, он спал по 15 минут, что помогало ему не истощать внутреннюю энергию и экономно расходовать время. Об этом же указывают сбалансированные зоны в его почерке. В результате экономии 6-8 часов от ночного сна, он прекрасно себя физически ощущал, не теряя живости в теле и мыслительной продуктивности.

Читать еще:  Я верю, что могу убежать из систематизированного мира. Damian Wojcik (фотограф)

В те религиозные времена, когда даже войны носили фанатичный религиозный оттенок, истинная вера Леонардо да Винчи была направлена только в знания. 120 книг, которые он составил и написал, полное этому подтверждение. Леонардо да Винчи умер 2 мая 1519 года, после смерти, люди стали его обожествлять.

Сине-белые изразцы — голландские или. Путешествие по стилям

Нас часто спрашивают: «Сине-белые изразцы — это Гжель? А почему у голландцев они тоже сине-белые? Кто у кого позаимствовал цвета и приемы?». Синие орнаменты, цветы, пейзажи, парусники, бытовые и батальные сцены на белом фоне очень распространены и любимы, поэтому такие вопросы возникают часто. Мы подумали, что стоит рассказать «кто у кого позаимствовал» и откуда вообще в европейскую культуру пришли сине-белые мотивы.

Все синие рисунки на белом фоне в росписях по керамике можно разделить на пять основны х групп, принадлежащих пяти разным направлениям искусства и пяти странам мира. Перечислим их по географии и по времени появления в истории: китайские рисунки, исламские, в основном, изникские орнаменты, португальские азулежу, дельфтские и голландские мотивы и русская Гжель. Все пять групп имеют характерные черты и очень сильно отличаются друг от друга техникой живописи и изобразительными мотивами.

Начало было положено китайским фарфором, завезенным кораблями Ост-Индской компании и караванами Великого шелкового пути в Азию, а затем в Европу. Это в основном вазы и посуда эпохи Юань — бело-синий фарфор цинхуа, поставлявшийся в период правления монгольской династии Юань во многие страны. Самые ранние сине-белые изделия относят к XIV веку, а первые фарфоровые вазы с синим кобальтовым рисунком появились на Европейском континенте в XV веке. Они сразу вызвали живейший интерес и попытки копирования.

Первыми копиистами китайских приемов стали турецкие мастера в Изнике, выпускавшие посуду и изразцы для облицовки храмов и домов. В этот период уже была известна иранская технология исламское стон-пасте, позволяющая получать черепок, очень близкий по белизне к китайскому, хотя, еще далекий по качеству от настоящего фарфора. Подробнее об изникской керамике я писала в своей статье «Турецкая керамика — путь от Милета и Изника до Кютахьи».

Изникская тарелка. Керамика Золотого Рога. 1530 год

Изникская сине-белая роспись узнаваема своей очень плотной мусульманской орнаменталистикой, поскольку турецкие художники добавили в китайские мотивы национальный колорит. Изделия изникских мастеров были дешевле китайских оригиналов и хотя уступали им по своим техническим характеристикам, довольно быстро распространились в арабском мире и пришли на Пиренеи, где дали толчок возникновению характерной португальской техники росписи Азулежу.

Первые Азулежу практически не отличались от арабских орнаментов, однако Реконкиста сделала свое дело и постепенно к XVI-XVII веку цветочные и «вязевые» арабские орнаменты были заменены европейским барокко, превратившим португальские Азулежу в совершенно самостоятельный вид прикладного искусства.

Кроме барочных орнаментов с характерными вычурными завитками и сложными криволинейными узорами, Азулежу свойственны огромные живописные панно на керамике, выполненные кобальтом на белом фоне. Их отличает от дельфтских росписей именно сочетание барокальных завитков с сюжетной росписью на бытовую, религиозную или батальную тематику. Обилие людей на таких полотнах является почти обязательным элементом Азулежу. Подробнее мы писали об этом в статье «Азулежу — арабские традиции португальской майолики».

Португальские азулежу с барокальным орнаментом и религиозным сюжетом

В XVII веке голландские мастера из Делфта, также соблазнившиеся высокой ценой китайских фарфоровых изделий, стали копировать сине-белые орнаменты. И так же, как изникские мастера, довольно быстро заменили китайские рисунки на свои собственные сюжеты, по-преимуществу с изображением солдат, всадников, батальных сцен, бытовых картин и цветов. Во второй четверти XVII века появилась мода на морские сюжеты.

Отличие дельфтской архитектурной керамики от Азулежу в простоте композиции. Голландские мастера могут переносить на керамику полотна художников, исполняя их в сине-белой гамме, однако барокальная орнаменталистика им свойственна в меньшей степени и изразцовые панно выглядят более сдержанно.

Кроме того, голландские изразцы, как правило, являются композиционно законченными элементами, где каждая отдельная плитка полностью самодостаточный объект и может не только участвовать в покрытии поверхности, но и «работать» отдельно, например, как картинка, вставленная в рамку. Объединителем, связующим голландские изразцы в единое панно, служит не сюжет, а так называемый, corner motifs (угловой мотив) — небольшой орнамент в виде завитка одного рисунка для всех плиток, расположенный в углах изразца. Это классический прием Делфта, начиная с XVII века.

Голландский изразец с угловым мотивом

Голландские изразцы в итоге стали настолько самостоятельными и своеобразными, что образовали отдельный стиль в керамике delftware, многократно повторяемый керамистами других стран. Полная статья о Делфте и развитии стиля delftware опубликована в моей статье «Голландская керамика. Делфт и стиль delftware».
В XVIII веке император Петр I, обучавшийся в юности различным ремеслам в Голландии, под впечатлением от голландских изразцов, повелел открыть такое же производство в Стрельне под Санкт-Петербургом. Предприятие стало вполне успешным, а к середине XVIII века Россия производила самое большое число изразцов в Европе.

Читать еще:  Честность и любовь. Juliano Lopes

Однако, русских акцентов в этих сине-белых изображениях не возникло — на стрельнинских кафлях по-прежнему типично голландские мотивы — дамы и господа, домики и корабли, цветочные орнаменты и завитки. И лишь подмосковная Гжель, поменявшая свою цветовую гамму только к середине XIX века внесла исконно русские приемы в сине-белые изображения. Именно стилизованная полукистевая манера письма является визитной карточкой Гжели. Она узнаваема настолько, что ошибиться и спутать ее с кем-то еще практически невозможно.

Замок на тарелке, написанный в гжельской технике полукистевого мазка

На белом фаянсе и фарфоре расцветают легкие цветочные орнаменты, собранные в букеты и розетки, россыпи роз и хризантем, написанные синим кобальтом и уточненные золотыми штрихами, взлетают птицы и раскидываются пейзажи. Гжель впечатляет своим искусством, которое чудесным образом совмещает современность и старину, соединяет столетия российской культуры в сочном сплаве лазури и белоснежной керамики. Подробнее об истории Гжели я писала в статье «Гжель — святой источник русского фарфора».

Я перечислила пять основных стилей сине-белой росписи на керамике. Сегодня практически любая роспись кобальтом по белому фону может быть отнесена к одному из этих стилей.

Соединенные духом и любовью. Латинские письма.

Сборник «Соединенные духом и любовью. Латинские письма» — это уникальная переписка известного писателя-протестанта и католического священника, которая велась на «мертвом языке» — латыни.

В книге « Соединенные духом и любовью » вы найдете:

37 трогательных и серьезных писем на латыни и в переводе

личные письма автора с мировым именем

красивое оформление с каллиграфией в гуманистическом стиле и с двухцветной печатью

подробные примечания, которые помогут лучше понять реалии, в которых жил Льюис

краткие биографии Льюиса и дона Джованни Калабриа.

Издание выполнено в яркой подарочной обложке на плотной бумаге

Кого заинтересует книга «Соединенные духом и любовью»:

всех, кому интересна личность Льюиса и его творчество

всех, кто интересуется латынью

любителей эпистолярного жанра

интеллигенцию, которая любит эстетичные, стильные по смыслу и оформлению книги

Двухцветная печать и красивый шрифт делают книгу уникальной и стильной

  • Год издания: 2018
  • Страниц: 184 стр.
  • Формат: 60X90/16
  • Обложка: твёрдая
  • Бумага: офсетная
  • ISBN 978-5-91761-761-9
  • Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р17-705-0177

Клайв Стейплз Льюис — британский ученый, писатель, поэт, богослов. Принадлежал к Англиканской Церкви. Был близким другом Дж.Р.Р.Толкина. Оба они были активными членами литературной группы, известной под названием «Инклинги». Более 30 лет преподавал историю английской литературы в Оксфорде, затем в Кембридже. Автор книг «Просто христианство», «Чудо», «Страдание», «Письма Баламута», цикла «Космическая трилогия» и других. Однако самое известное произведение К.С.Льюиса — «Хроники Нарнии».

Джованни Калабриа — итальянский католический священник, основатель Конгрегации бедных служителей Божественного Провидения. Активно занимался благотворительностью, особенно детьми-сиротами. Большое значение придавал участию мирян в жизни Церкви. Вел активную переписку с представителями различных конфессий. Был беатифицирован в 1988-м и канонизирован в 1999 году папой Иоанном Павлом II.

Стилизованная манера письма. Lucio Diodati

Часть 2. Книговедение и история книги

Под редакцией Д. А. Эльяшевича

Книговедение и история книги — составная часть учебной дисциплины общепрофессионального цикла «Документоведение». Ее изучение предусмотрено федеральным государственным образовательным стандартом для будущих бакалавров, обучающихся по направлению 071900 «Библиотечно-информационная деятельность».

Включение книговедения и истории книги в дисциплину «Документоведение», относительно недавно появившуюся в учебных планах библиотечно-информационных факультетов, не является случайностью. Книга — рукописная, печатная, электронная — является одним из важнейших видов документов. На протяжении многих веков именно книга была единственным способом фиксации и передачи во времени и пространстве всех культурных достижений человечества. Мировая культура — это, в первую очередь, культура письменная, книжная. Вплоть до сегодняшнего дня книга в самом широком понимании этого термина остается важнейшим инструментов развития человеческой культуры, определяющим информационную зрелость общества. Поэтому знание истории возникновения и развития книги и книжного дела, понимание сущности книги как культурно-исторического феномена являются совершенно необходимыми как для успешного освоения курса «Документоведение», так и в целом для формирования общекультурных и профессиональных компетенций и навыков будущего работника библиотечно-информационной сферы.

Изучение книговедения и истории книги закладывает основы профессионального библиотечно-информационного образования, готовит студента к встрече с другими специальными учебными курсами — такими, например, как «Аналитико-синтетическая переработка информации», «Отраслевые информационные ресурсы», «Библиотечный фонд», «Библиотечно-информационное обслуживание». Одновременно полученные учащимися знания по истории книги и книжного дела существенно расширяют общекультурный кругозор, способствуют воспитанию глубоко и всесторонне образованного человека.

В настоящем учебнике рассматриваются возникновение, становление и развитие книги и книжного дела в мировом масштабе с момента появления письменности и до сегодняшнего дня. Историческим сведениям предпослана глава, посвященная основам теории книговедения; в ней также дается краткий обзор источниковедения и историографии науки о книге. При изложении исторических сведений используются хронологический и географический принципы, каждого исторического периода материал группируется по регионам и странам. Отбор стран и объем информации о каждой стране определяются степенью изученности книжного дела, значением национальной книжности для развития книги в общемировом масштабе. В учебнике представлена история книги русской эмиграции XX в. Уделяется также внимание вопросам книгораспространения и книгооформления.

В своей работе над учебником авторы ориентировались на новейшие достижения книговедческой и исторической науки и стремились к максимальной объективности, старались избегать идеологических оценок и штампов, характерных для тех или иных периодов развития общества.

Читать еще:  Традиционная русская школа живописи. Serguei Zlenko

При подготовке настоящего издания за основу был взято учебное пособие «Всеобщая история книги» (2008), получившее высокую оценку и признание среди специалистов и практиков книжного дела. Текст этого пособия был переработан и частично сокращен в соответствии с современными представлениями о значимости тех или иных фактов и явлений для развития мирового книжного дела. Учитывая сложившиеся в последние годы в ведущих вузах принципы преподавания будущим бакалаврам курса «Книговедение и история книги», для настоящего учебника написаны новые главы — «Общие основы книговедения и истории книги», «Возникновение и развитие письма», «Электронная книга», подраздел «Книжное дело Белого движения в 1917–1921 гг.» в § 3 гл. 12, а также параграф «Книжное дело в Российской Федерации в 2008–2012 гг.». Материал учебника дополнен новыми сведениями, в том числе по истории книжного дела России, издательской деятельности отечественных общественных организаций, истории книги в некоторых странах Западной Европы в XV-XVI вв. (с целью представить начальный этап развития книгопечатания во всем его многообразии). В каждой главе приводятся вопросы для самопроверки, призванные помочь студенту в освоении материала, и список рекомендуемой литературы, предназначенный для более углубленного изучения рассматриваемой темы.

Учебник разработан коллективом преподавателей Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств, сотрудниками других вузов Санкт-Петербурга, Российской национальной библиотеки и ВИНИТИ РАН. Основной массив текста подготовлен доктором филологических наук, профессором И. А. Шомраковой (история книги в Англии, Болгарии, Венгрии, Польше, Чехии и Словакии, США, книжное дело и книгораспространение в Российской Федерации в 1992–2007 гг., книжное дело русского зарубежья 1918–1940 гг.) и доктором филологических наук, профессором И. Е. Баренбаумом (история книги в Древнем и в античном мире, Германии, Италии, Нидерландах, России, Румынии, Франции). Предисловие, главы «Общие основы книговедения и истории книги», «Возникновение и развитие письма» и параграфы «Другие страны Западной Европы» в гл. 6 и 7, а также некоторые материалы о книгопечатании в России в XIX-XX вв. написаны доктором исторических наук, профессором Д. А. Эльяшевичем. Подраздел «Цензура» в § 3 гл. 12 «Россия» создан доктором филологических наук, профессором А. В. Блюмом. Материалы об издательском деле общественных организаций в Российской империи и СССР подготовлены доктором исторических наук О. Б. Кох. Параграф «Книжное дело в Российской Федерации в 2008–2012 гг.» написан директором Северо-Западного института печати Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна кандидатом филологических наук, доцентом Н. Б. Лезуновой. Параграф, освещающий книжное дело русского зарубежья 1945–1990 гг., принадлежит перу доктора исторических наук П. Н. Базанова. Параграф об издательском деле на российских территориях, которые в годы Гражданской войны были неподконтрольны большевистским властям, подготовлен доктором педагогических наук, профессором Г. В. Михеевой. Автором заключительной главы, посвященной электронной книге, является доктор филологических наук, профессор, заведующий отделением научных исследований по проблемам информатики ВИНИТИ РАН Р. С. Гиляревский.

Общие основы книговедения и истории книги

§ 1. Сущность и объект книговедения. Методы книговедения

Сегодня существуют две точки зрения на сущность книговедения. В соответствии с одной из них, книговедение — это комплексная, внутренне единая наука о книге как материальном, историко-культурном и информационном феномене и книжном деле как системе, обеспечивающей создание и функционирование книги в обществе. Сторонники второй точки зрения полагают, что книговедение — это комплекс, хотя и тесно связанных между собой, но все же относительно самостоятельных наук, изучающих различные этапы создания книги и ее общественного бытования, так называемый «жизненный цикл книги». В такой комплекс входят наука об издательском деле (издателеведение), наука о типографском деле, наука о книжной торговле (библиополистика), наука о библиотечном деле (библиотековедение), наука о библиографии (библиографоведение). Вполне обоснованным и логичным является включение в состав дисциплин книговедческого цикла и науки о читателе — читателеведения.

Книга и книжное дело изучаются книговедением в трех взаимосвязанных хронологических аспектах или уровнях. Первым из них является аспект исторический, в рамках которого рассматривается история возникновения книги как культурно-исторического феномена, эволюция ее материальной формы и общественных функций, изменение общественно-политических и юридических условий бытования книги и книжного дела в социуме, динамика восприятия книги читателем различных эпох. Второй аспект — это изучение современного состояния книги и книжного дела. Его задачей выступает построение общей книговедческой теории, исследование текущей практики книгоиздания, книгораспространения и книгопотребления, а также разработка рекомендаций, направленных на совершенствование организации и функционирования книжного дела как производственной и информационной системы. Третьим аспектом является научно обоснованная попытка представить будущее книги и книжного дела, предугадать пути их дальнейшего развития. Этот аспект принято называть прогностическим. Важно понимать, что все три названных аспекта или уровня книговедческого исследования неразрывно связаны между собой. Изучение истории всегда ведется с точки зрения достижений современной науки, системы взглядов, представлений и методов научного познания, существующих на данном этапе развития человеческого общества. Однако научно обоснованное, объективное постижение особенностей современного состояния и особенностей книги и книжного дела оказывается невозможным, если оно не базируется на всей сумме знаний об этапах и путях развития книжной культуры в предшествующие эпохи. Владение информацией о многовековой истории становления и современном состоянии книги и книжного дела совершенно необходимо для составления прогнозов их развития в будущем; без этого такие прогнозы окажутся легковесными и лишенными всякого научного значения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector