Сумасшедший! Или гений?

Сумасшедший! Или гений?

Гений или сумасшедший: кто разгадает загадку Достоевского

«Я всегда озабочен тем, как выглядит Федор Михайлович в глазах нынешнего поколения. Как нужно рассказывать о нем? Как читать его тексты? Ведь его мир, неспешный с серьезными размышлениями, в том числе и религиозного характера, плохо стыкуется с современным динамичным темпом жизни», — размышляет руководитель Роспечати Михаил Сеславинский.

Он вспоминает, как в школе учитель литературы предложила классу устроить суд над Раскольниковым. Самому Михаилу Вадимовичу тогда досталась роль адвоката.

«Мы искали ответ, виноват Раскольников или нет. Пока не поняли, что однозначного ответа нет, — рассказывает Сеславинский. — Сейчас я понимаю, как нам повезло с учителем. С подростками именно так и надо разговаривать о творчестве Достоевского».

Президент Фонда Достоевского, профессор факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова и Литературного института им. А.М. Горького Игорь Волгин убежден, что, постигая Достоевского, мы постигаем самих себя.

«Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время …», — писал Федор Михайлович. И по словам Вологина, писатель, журналист, редактор Достоевский разгадывал эту великую тайну всю свою жизнь.

«От разгадки этой тайны многое зависит в нашей судьбе. Потому что Достоевский — наш национальный архетип, важная составляющая нашей национальной идеи», — объясняет он.

И то, что Достоевский и его творчество всегда находятся в центре внимания исследователей не только в России, но и в Европе, США, Бразилии, Австралии и многих других странах, лишь это подтверждает.

«Достоевский — это материк, который мы только еще осваиваем», — заметил Волгин.

Профессор Владимир Захаров добавил, что жизнь и творческую репутацию писателя очень часто определяют мифы и мистификации. Вопреки ли или благодаря этому в ХХ веке Достоевский стал одним из самых известных русских писателей в мире. Его ставили, напоминает Захаров, в один ряд с Шекспиром. А все дело в том, что герои Достоевского явили Россию миру. И несмотря на то, что сам писатель был не особо политкорректен, он мог объединять людей разных культур и политических взглядов.

«За это его не любят многие писатели. Как быть писателем после Достоевского? Для многих авторов это экзистенциальный вопрос», — размышляет Захаров.

И напоминает, что Достоевский был не только писателем, но и отличным журналистом и редактором. И даже современным журналистам есть, чему у него поучиться. «Достоевский выступал за полную свободу слову. Он думал, что если нигилистам или революционерам дать возможность высказать все, что они думают, мир сам все поймет и отвернется от них», — объясняет Владимир Захаров.

Литературовед Людмила Сараскина тоже говорила о противоречивости личности Достоевского и о том, как по-разному его творчество влияет на читателей. Одни читают его запоем и считают его светом, другие называют умалишенным и испытывают физическую боль от чтения его произведений.

Владимир Набоков критиковал Достоевского, марксистские критики вообще называли его мракобесом. Григорий Ландау написал целую книгу «Тезисы против Достоевского», где собрал все свои претензии.

Современники тоже высказывают свои претензии. Борис Гребенщиков упрекает Достоевского в том, что он, настоящий гений языка, но свой талант использует, чтобы показать жизнь гораздо хуже, чем она есть на самом деле. Дмитрий Быков также считает Достоевского больным.

«Слышат ли нас, исследователей Достоевского, эти люди? Надо ли нам с этим что-то делать?» — спрашивает Людмила Сараскина и сама же отвечает: «Мы не должны думать, что Достоевский завоевал мир, и все хорошо. Да, он писатель номер один. Но он был очень противоречивой личностью. И от того, какие статьи мы будем писать и какие фильмы снимать, зависит то, что будут знать о нем современные школьники. Будет ли он для них гением или сумасшедшим, который бросается с ножом на свою жену».

СИСТЕМНЫЙ КИНОЗАЛ: ИГРЫ РАЗУМА. ТОНКАЯ ГРАНЬ МЕЖДУ ГЕНИАЛЬНОСТЬЮ И ШИЗОФРЕНИЕЙ

Что мы знаем о гениях? Что это за люди, чем они живут и чем отличаются от простых смертных? Говорят, что гениальность и сумасшествие – две стороны одной медали, или что это одно и то же. Чтобы спорить или соглашаться, важно понимать суть этого явления, его корни.

Американский кинофильм «Игры разума», получивший 4 Оскара и 4 Золотых глобуса, затрагивает именно этот вопрос. В основе фильма реальные события, история одного гениального математика, страдающего шизофренией, что не помешало ему получить Нобелевскую премию за разработки в области теории игр.

Игры разума. Ученый – это гений или сумасшедший?

Все, что не соответствует норме, является неприемлемым для общества. И все было бы просто, если бы существовало точное определение нормы. Нет четкого описания «нормальности» человека и в психиатрии. О каких-либо отклонениях мы судим по поведению человека, его проявлениям. То же касается и гениальности. И так бы оставалось, если бы не системно-векторная психология Юрия Бурлана, позволяющая отличать людей по их врожденным свойствам и понимать желания, которые живут человеком в тех или иных состояниях. На базе этих знаний вопрос, кто перед тобой – гений или сумасшедший, получает четкий ответ.

Главный герой фильма – чудаковатый студент Принстонского университета, замкнутый и очень честолюбивый молодой ученый – Джон Нэш. Он почти ни с кем не разговаривает, проводя все свое время в поиске своей неповторимой идеи. Ему не нужны другие люди, он мнителен и очень высокомерен: научные труды своих сокурсников он считает ничего не стоящими домыслами, недостойными к прочтению.

За его эгоцентризм окружающие подтрунивают над ним и не поддерживают дружеских отношений. На занятия он не ходит, чтобы обучение не мешало ему в поиске чего-то совершенно нового, никем еще не раскрытого. Но чем больше он отгораживается от окружающих, тем больше он замыкается внутри своего Я, теряя связь с внешним миром.

Есть только один человек, который разговаривает с ним, – это его сосед по комнате, эксцентричный литератор, который каждый раз появляется тогда, когда Джон отчаивается в своих поисках. Джон ценит друга, ведь тот, в отличие от остальных, не сомневается в его гениальности и признает уникальность его поисков, чего пока не признали другие.

Наш герой не участвует в общественной жизни, ему сложно наладить контакт со сверстниками и познакомиться с девушками – он не концентрируется на ближнем, предпочитая сразу сказать человеку напрямую то, чего он от него хочет. Красивые девушки, улыбающиеся ему при встрече, получив предложение о сексе, лишь дают ему пощечину.

Но, только будучи среди людей в кафе, в процессе общения с другими, к нему приходит гениальная идея. Идея, давшая толчок для теории равновесия в рыночной конкуренции, – способа математического расчета того, как можно добиться выигрыша для всех конкурентов одновременно. Благодаря этому научному труду Джон получает самое престижное место работы после окончания университета.

Читать еще:  Цифровая живопись. Corrado Vanelli

Игры разума. Преимущества и опасности абстрактного интеллекта

Кто такой Джон Нэш? Это представитель звукового вектора . Его врожденный абстрактный интеллект позволяет ему концентрироваться на особых смыслах и во всех окружающих процессах сквозь внешнюю оболочку искать внутреннюю суть. Никому кроме звуковиков это не интересно. Люди с их банальными потребностями, шумные и не очень умные, лишь отвлекают их от Идеи, которая для них превыше жизни.

Звуковик – это всегда интроверт. Он не любит шумных посиделок и крикливых соседей, и в течение дня ему обязательно пару часов нужно побыть в тишине и одиночестве. Но лишь пару часов, не более того. Отгородиться от мира для звуковика значит придумать себе другой мир, заменить им реальность.

Отсутствие связи и концентрации на ближних лишает его многих возможностей, в частности он теряет способность выполнять свою видовую роль. Вместо работы на понимание законов окружающего мира и сущности людей звуковику гораздо легче закрыться в себе и тешиться иллюзиями – играми своего разума. Подмена реальности галлюцинациями происходит незаметно, и сознательно человек уже не отличает – действительно ли происходит то, что слышится и видится ему.

Сойти с ума – типичный страх людей со звуковым вектором. Они единственные воспринимают внешний мир как более или менее иллюзорный, однако именно в этом мире они и должны себя реализовать. При потере реализации их эгоцентризм и иллюзорность достигает пика, связь с реальностью постепенно истончается и обрывается.

Задумчивый взгляд, сосредоточенность на мысли и отсутствие заинтересованности в обычных человеческих радостях отличают звуковиков среди других. При нормальном развитии это выдающиеся умы, абстрактный интеллект которых позволяет уловить глобальные мировые тенденции и записать их в математическую формулу или закон физики. Именно таких людей называют гениями за их способность мыслить и делать открытия в любых сферах, переводя неуловимые вибрации законов этого мира в понятные для других определения.

Джон не стал исключением. Его теория некооперативных игр с ненулевой суммой стала открытием. А еще она довела его до высшей степени эгоцентризма. Кроме себя, он не видел рядом ни одного достойного ему разума.

Обращение к нему спецслужб с просьбой разгадать русскую шифровку оказывается последним толчком для замыкания Джона на самом себе: к нему обращаются с просьбой пересматривать все газеты и журналы с целью поиска шифровок СССР прямо в текстах американских объявлений.

Все свое время Джон посвящает этому, прекратив по сути преподавать и проводить математические разработки. Именно в этих условиях у него появляется ощущение, что за ним следят и намереваются убить. Постепенно его жизнь начинает вращаться вокруг 3-х основных людей: его друга — бывшего соседа по комнате, агента ЦРУ, принимающего от него шифровки и… прекрасной супруги. Ее-то он и хочет уберечь.

Все приведенные цитаты из фильма «Игры разума», 2001г.

Гений или сумасшедший?

«Только великие люди обладают великими недостатками». Этот афоризм применим к судьбам многих талантливых и обретших всемирную славу писателей, художников, музыкантов…

Великих творцов нередко сравнивают с сумасшедшими за то, что они так же одиноки, холодны, равнодушны к семейным обязанностям. Не зря, наверное, Гейне утверждал, что «творчество – это ничто иное как болезнь души». Сам поэт свои стихи создавал исключительно в моменты жутких головных болей, не дающих ему спать ночами…

Многие великие и гениальные творцы обладали странными привычками, которым они следовали с маниакальным упорством – один в один поступки сумасшедших. Английский поэт Шиллер заваливал свой стол письменный стол гнилыми яблоками, чей зловонный аромат, по его словам, отлично способствовал вдохновению. Композитор Вагнер во время сочинения очередного музыкального шедевра раскладывал на мебели яркие куски шелка, которые то и дело начинал нервно теребить в руках.

Один из величайших французских классиков – Золя привязывал за работой себя к стулу. Поэт Мюссе слагал свои стихи непременно при свечах и поставленном рядом столовым прибором, который предназначался для воображаемой женщины, якобы ужинавшей с поэтом. Шарлотта Бронте, когда писала рукописи, ставила рядом огромную корзину с картофелем, который она время от времени принималась яростно чистить. Отвлекать ее от этого занятия было чревато – женщина, осатанев от гнева, могла наброситься на побеспокоившего ее, чего, кстати, впоследствии даже не помнила. А Дюма-сын за работой непрерывно ел. Когда в желудке уже не было места, писателя рвало, после чего он снова тянулся к тарелке. По-другому Дюма-сын творить не мог, просто не получалось…

Собственно, и отец Дюма чудил не меньше. Писать, к примеру, он мог, только на особых, идеально- квадратных листах, которые для него аккуратно готовил кто-нибудь из прислуги или домашних. Как только «квадратики» заканчивались, отец трех мушкетеров прекращал работу, даже если в тот момент был полон вдохновения.

Гениальность на грани сумасшествия

Гипертрофированная чувствительность вкупе со временной амнезией, характерная для помешанных, была так же свойственна и гениям. Классический пример – деятельность Флобера. Он в голос плакал, смеялся и стонал вместе с изображаемыми им героями. А то вдруг начинал метаться по комнате громко скандируя слова, наобум приходившие в его голову…

«Я люблю вас, дорогая мадемуазель, — делал признание своей будущей жене великий художник Анри Матисс. – Но вы должны знать, что еще больше я буду любить живопись». Тяга к прекрасному, увы, не уберегла живописца от периодических депрессий и кошмарных сновидений, во время которых он рыдал как младенец, а потом просыпался со звериным воплем, будя и пугая весь дом. В какой-то момент, без всякой на то причины у Матисса внезапно появился навязчивый страх ослепнуть. Он даже выучился играть на скрипке, чтобы зарабатывать на жизнь уличным музыкантом, когда его настигнет слепота. И напрасно врачи уверяли его, что слепота при том великолепном зрении, каким обладал Матисс, ему никогда не грозит. Художник им не верил! А еще, перед тем, как приступить к рисованию, он испытывал острое желание кого-нибудь придушить. Удавалось ли Матиссу это – история умалчивает. Известно лишь, что сам художник мог часами разглагольствовать о процессе творчества, сравнивая его с вырезанием у человека опухоли ножом и без наркоза…

Великим мыслителям была не чужда и гиперемия – болезнь, характерная для слабоумных, при которой наблюдается постоянное переполнение мозга кровью и слабая чувствительность к холоду. Гиперемия, например, была у Бальзака, который писал свои романы, опустив босые ноги на студеный каменный пол. Шиллер всегда держал свои ступни в тазу с ледяной водой…

Были и такие, кто страдал от монотонных неконтролируемых движений, повторяющихся безотчетных действий и поступков. У подножия стола философа Монтескье имелось углубление, образовавшееся от постоянного поддергивания ногами. Английский писатель Гоутон, творя свои литературные труды, одновременно орудовал ножом или ножницами. За время писательских потуг он обстругал несколько письменных столов и изрезал множество кресел.

Читать еще:  Современный российский художник Михаил Бычков

Потерять себя

Это только кажется, что гениальность – дар божий, ниспосылаемый редким счастливчикам из рядов человечества. Обладать гениальностью невозможно, потому как на самом деле обладает она, полностью подчиняя себе человека и делая его совершенно неприспособленным для обычной жизни. Гениальность играет в страшные игры с сознанием, заставляя его работать по алогичным и необъяснимым законам. Величайший мыслитель Дидро не мог ориентироваться во времени и забывал имена близких людей. Физик Ампер однажды, уходя из своей квартиры, написал мелом на дверях «Ампер будет дома только вечером». Вернувшись домой днем и прочтя эту надпись, он ушел прочь, так как забыл, что Ампер – он сам и есть. С отцом русской авиации Жуковским известен случай, когда проговорив с друзьями целый вечер в своей собственной гостиной, он вдруг поднялся и стал прощаться с гостями. «Однако, засиделся я у вас, пора домой», — огорошил он присутствующих и принялся искать свою шляпу…

В психиатрии есть теория о том, что величайшие идеи гениев рождаются внезапно и развиваются точно так же бессознательно, как и необдуманные поступки сумасшедших. И между помешанным во время припадка и гениальным человеком, обдумывающим и создающим свое произведение – сходство абсолютное. «Пульс слабый и неровный, кожа бледная, голова горячая воспаленная, глаза блестящие, налитые кровью, беспокойные, бегающие по сторонам. По окончании периода творчества сам автор не понимает того, что он минуту тому назад излагал» — это описание врачебного освидетельствования писателя Тассо. Подобные анамнезы можно нередко встретить в картотеках сумасшедших домов.

Самый быстрый тест на гениальность или шизофрению

Самые простые вопросы помогают узнать о человеке намного больше, чем самые сложные и длительные исследования.

В современной психиатрии применяются различные методы экспресс-оценки психического состояния человека. Именно эти методики помогают докторам на ранних стадиях выявлять практически все известные медицине расстройства психики и успешно помогать людям с ними бороться. Наиболее простыми и в то же время действенными являются графические тесты на ассоциации.

С помощью их любой психиатр за 15 секунд с 100% вероятностью определит кто находится перед ним: простой человек, потенциальный пациент, или же гений. Наша вселенная очень интересна, она наградила сверходаренных людей и тех, у кого в голове «поселились тараканчики», практически одинаковым характером мышления. Notagram.ru предлагает узнать тебе, кто же все-таки дремлет в твоей голове: Безумный Шляпник или Альберт Эйнштейн.

Самый быстрый тест на гениальность или шизофрению

Что общего у трамвая и дверного звонка?

Что общего у лыж и фломастеров?

Что общего у удочки и Гоголя?

Что общего у торнадо и конькобежца?

Что общего у кастрюли и парохода?

А теперь — правильные ответы и результат, кто же вы на самом деле!

  • Вопрос 1: Общее у трамвая и дверного звонка — они работают с помощью электричества.
  • Вопрос 2: Общее у лыж и фломастеров — они оставляют след.
  • Вопрос 3: Общее у удочки и Гоголя — они работают с помощью пера.
  • Вопрос 4: Общее у торнадо и конькобежца — они двигаются по кругу.
  • Вопрос 5: Общее у кастрюли и парохода — они испускают пар.

Если вы не смогли ответить на эти вопросы хоть приблизительно также — поздравляем, вы абсолютно здоровый человек и с мышлением у вас все в порядке! А вот если вы сходу давали правильные ответы, а может еще и более детальнее прониклись в суть вещей, например, на второй вопрос могли ответить, что в результате трения о поверхность лыжи и фломастеры оставляют рисунки, то вероятнее всего у вас есть предрасположенность к расстройствам психики.

Как показывает наша история, страшного в этом абсолютно ничего нет. Колоссальное количество выдающихся деятелей науки, литературы, изобразительного искусства и вообще любого другого творчества, граничили между гениальностью и безумием. Все дело в том, что мышление у таких людей работает по-другому, их мозг мгновенно способен проанализировать более мелкие и глубокие варианты схожести предметов. Например, на первый вопрос такие люди могли бы ответить, что и у звонка, и у трамвая есть медные провода.

Подобная методика тестирования имеет название «Метод противопоставлений». Благодаря ей компетентные доктора стараются подсунуть вам совсем несопоставимые вещи и проверить ход вашего мышления, сможете ли вы найти мельчайшие закономерности. Разница между гением и шизофреником при правильных ответах заключается в том, что гению нужно очень напрячь свои мозги чтобы выдать правильный ответ, а вот последние выдают ответ залпом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Гений и безумие через призму нейронауки

Гений и безумие, творчество и бред, Сальвадор Дали и Марк Аврелий из Кащенко — что связывает их? Где проходит та грань, за которой кончается креативность и начинается бессмыслица? Что такое «когнитивная расторможенность»? Насколько неспособность выкидывать из сознания бесполезные вещи влияет на особенности нашей психики? Зачем нам нужен когнитивный контроль? Нейронаука отвечает на эти вопросы.

Когда Джона Форбса Нэша, лауреата Нобелевской премии по математике и по совместительству параноидального шизофреника, спросили, как он мог поверить, что его наняли космические пришельцы, чтобы спасти мир, он дал простой ответ:

«Потому что мысли о сверхъестественных существах пришли ко мне так же, как и мои математические открытия. Поэтому я принял их всерьёз».

Джон Форбс Нэш / © Wikipedia

Нэш едва ли единственный человек в истории, о котором заходит речь при обсуждении темы «безумный гений». Склонные к суициду художники Винсент Ван Гог и Марк Ротко, писатели Вирджиния Вулф и Эрнест Хемингуэй, поэты Энн Секстон и Сильвия Плат и многие-многие другие также относятся к этой гильдии. Даже без учета этих великих творцов, которые покончили с собой в приступе глубокой депрессии, достаточно легко составить список гениев, чьи психологические отклонения были хорошо задокументированы. Среди них, например, был композитор Роберт Шуман, поэт Эмили Дикинсон и сам Нэш. Творческих личностей, которые поддались алкоголизму и другим зависимостям, также легион.

О том, что гений и безумие, творчество и психопатология связаны между собой, говорят очень давно. Эта идея восходит ещё к Платону и Аристотелю ⓘ Платон говорил, что драматурги отличаются экспрессивностью, а Аристотель отмечал, что творческие люди более склонны к депрессии. . Потом были работы Луи Лелю, Пауля Юлиуса Мебиуса ⓘ Именно он ввёл в психиатрии понятие «патография» — исследование жизни и творчества личности с точки зрения её психики, взаимосвязи творчества и психических отклонений. , Чезаре Ломброзо и других. В XX веке даже издавался целый советский журнал «Клинический архив гениальности и одаренности», который был посвящён разбору психических проблем представителей русского искусства. А когда появился труд Мишеля Фуко «История безумия в эпоху классицизма», диалектичная связь безумия и творчества стала восприниматься, как нечто само собой разумеющееся.

Читать еще:  Ценность искусства

Мишель Фуко

Углубляемся Страсти Мишеля Фуко: надзирать и наказывать

Впрочем, нельзя сказать, что все перечисленные работы имели строго научный характер. Возможно, по этой причине существует немало современных оппонентов, которые считают, что вся эта шумиха вокруг гениев и безумства — чистой воды заблуждение. В качестве аргументов они приводят огромные списки творцов, которые не проявляли видимых признаков психических отклонений, говорят об относительно небольшом количестве творческих личностей в сравнении с количеством психически больных людей и обращают внимание на то, что постоянные жители психиатрических лечебниц, как правило, не создают шедевров. Даже если говорить о пресловутом Маркизе де Саде, большинство его садистских произведений были написаны в то время, когда он был заключён в тюрьму, а не тогда, когда его признали сумасшедшим.

Так связан творческий гений с безумием или нет? Современные эмпирические исследования говорят, что однозначно связан. Согласно последним данным, наиболее важной особенностью психики, встречающейся как у гениев, так и у безумцев, является так называемая «когнитивная расторможенность» (cognitive disinhibition) — неспособность отфильтровывать и выкидывать бесполезные вещи, картинки или идеи из сознания. Именно это свойство влияет на появление у людей бредовых мыслей и спутанности сознания, но в тоже время оно делает творческие умы более плодородными.

© Shutterstock

Если говорить о науке, примеров может быть бессчётное количество. Так, когда Александр Флеминг заметил, что голубая плесень стала убивать культуру бактерий в чашке Петри, он мог бы не обратить на это внимание и просто выкинуть испорченный материал, чтобы повторить эксперимент, как, скорее всего, поступило бы большинство его коллег. Однако Флеминг подробно изучил полученные результаты и смог в итоге открыть пенициллин, за что и был удостоен Нобелевской премии. Многие люди ходили на прогулку в лес и возвращались оттуда с надоедливыми колючками, прикрепленными к одежде, но только Жордж де Местраль в 1907 году решил исследовать репей с помощью микроскопа, после чего придумал основу для липучки.

Когнитивная расторможенность не менее полезна для искусства. Гении-художники часто рассказывают, как идея крупного творческого проекта пришла из нечаянно услышанного разговора или наблюдаемого случая во время тривиальной прогулки. Например, Генри Джеймс сообщил в предисловии к книге «Трофеи Пойнтона», как его посетила идея написать роман после намёка, который сделала сидящая рядом с ним на Рождественском ужине женщина. Если углубиться в дневники гениев, можно найти сотни случаев, когда какое-то незначительное событие извне стало тем зерном, из которого впоследствии вырос шедевр.

«Герника». Пабло Пикассо

Об этой особенности психики безумных гениев и гениальных безумцев впервые заговорила доктор Шелли Карсон (Shelley Carson), психолог Гарвардского университета и автор книги «Твой креативный мозг». Тогда же австрийские психологи под руководством Андреаса Финка (Andreas Fink) из Университета Граца обнаружили, что креативность и шизотипия одинаково проявляют себя на уровне мозговой деятельности (результаты МРТ показали, что при решении креативной задачи у подопытных с высокими показателями оригинальности и тех, у кого была диагностирована шизотипия, снижается деактивация в правой теменной области и предклинье — части мозга, которая помогает собирать информацию), а это, в свою очередь, косвенно подтверждает, что одни и те же когнитивные процессы могут быть причастны к творчеству так же, как и к психологическим расстройствам. Выводы Финка были опубликованы в сентябрьском номере журнала «Когнитивная, аффективная и поведенческая неврология». Главная мысль, к которой пришли учёные, во многом совпадала с идеями Карсон: люди с повышенной склонностью к шизофрении и люди с нестандартным, креативным мышлением имеют одинаковую неспособность отфильтровывать «мусорную» информацию.

«Единственное различие между мной и сумасшедшим в том, что я не сумасшедший».

Сальвадор Дали

Но в связи с такими выводами возникает ещё один вопрос — а можно ли смешивать эти две группы? По мнению доктора Шелли Карсон, творческие люди обладают достаточно высоким уровнем интеллекта, и именно он даёт им необходимый когнитивный контроль, который позволяет человеку отделять зёрна от плевел, различать причудливые фантазии и реальность. Согласно её концепции, высокий интеллект имеет важное значение для творца, но лишь постольку, поскольку он связан с когнитивной расторможенностью. Один только высокий интеллект способен родить полезные, но, скорее всего, неоригинальные и неудивительные идеи.

Углубляемся От Ньютона к Genius Bar: как менялась роль гениев и концепция гениальности

Конечно, некоторые области творческой деятельности больше уделяют внимания полезности, чем креативности. Например, точные науки. В таких случаях уязвимость равномерно распределяется между гением и безумием и становится гораздо менее критичной. Пожалуй, в этой области исключение составляют учёные, которые ломают существующую парадигму: в этой своей деятельности они похожи на настоящих бунтарей, обнажающих истину писателей и художников. Вспомним хотя бы Эйнштейна, за которым прочно закрепилось определение безумного гения.

Собственно, здесь и кроется настоящая загадка: где проходит та грань, где кончается гений и начинается безумие. Исследования доктора Карсон простираются за пределы изучения «когнитивной расторможенности». Изучая общие уязвимости нестандартного мышления и психических патологий, она пришла к выводу, что на развитие креативности или появление патологии влияют различные когнитивные факторы, среди которых, помимо расторможенности, уровень IQ, особенности памяти, внимания, стиля и, конечно, наличие/отсутствие травмирующих социальных факторов (потеря родителей, экономические трудности, статус меньшинства и т.д.). По мнению Карсон, только от конгломерата этих самых различных свойств и особенностей развития зависит, станет человек, которому свойственна «когнитивная расторможенность», гением или дойдёт до безумия. Доктор замечает, что взаимосвязь большого количества самых разных факторов — причина, по которой не все гении — сумасшедшие, и не все психи имеют творческую одарённость:

«Это не соотношение один к одному. Фактически, большинство творческих людей вообще не проявляют психических расстройств, разве что некоторые особенности, которые мы привыкли им приписывать».

Однако факт остаётся фактом: огромное количество творческих личностей ходит по грани нормы и безумия. Просто для них шквал импульсов и идей, которые они черпают из своего состояния, — это кладезь всего творчества, без которой они не мыслят своё существование. Как сказал Нэш после длительного периода бредового мышления, его возвращение к более рациональной фазе было «не слишком радостным». Чтобы объяснить почему, он дал ещё один ответ в своём духе:

Кажется, это гениально.

По материалам: «What Neuroscience Says About The Link Between Creativity And Madness», Fastcompany; «If You Think You’re a Genius, You’re Crazy», Nautil.us.
Обложка: фрагмент «Автопортрета с отрезанным ухом и трубкой» Винсента Ван Гога (1889 г.).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector