Талантливая украинская художница. Татьяна Синяева

Талантливая украинская художница. Татьяна Синяева

«Утро» Татьяны Яблонской: Как художница напророчила судьбу своей дочери

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Удивительная история судьбоносного «Утра»

В 1954 году Яблонская написала потрясающую картину, ставшую символом эпохи. Главная героиня — 13-ти летняя дочь художницы Лена. Кто тогда мог предположить, что пройдут годы, и это полотно мистическим образом повлияет на судьбу девушки.

Это произведение вышло из-под кисти художницы таким светлым, энергетически радостным и теплым, что после первой публикации репродукции в журнале “Огонек” его можно было увидеть на стенах квартир по всему Советскому Союзу. А позже в учебниках на десятки лет оно будет неизменным среди иллюстраций, по которым школьники писали сочинения.

В те далекие годы в столице Казахстана мальчишка по имени Арсен вырезал эту картинку и прикрепил ее на стену. Глядя на эту маленькую репродукцию он по-детски влюбился в хрупкую девочку с косичкой, которая всем своим видом несла в его душу внутренний свет. Именно в то время он и решил, во что бы то ни стало, стать художником.

Прошли годы. Арсен вырос, но с мечтой не расстался. Он прихал в Москву, поступил в Строгановское училище. Там он и познакомился с девушкой по имени Лена Отрощенко, с которой у них завязались серьезные отношения. И однажды летом он привез ее в Казахстан, чтобы познакомить с родителями. Каково же было удивление обоих, когда Лена увидела на стене выгоревшую репродукцию картины с ее изображением. Ведь она никогда не афишировала свою причастность к знаменитой художнице Татьяне Яблонской. И откуда было знать казахскому парню, что именно Лена — это та девочка, в которую он был влюблен с самого детства.

Так неожиданно картина матери предопределила судьбу дочери. Елена с Арсеном Бейсембиновым поженились и уехали жить в Алма-Аты. Там она работала иллюстратором и мультипликатором, занималась гобеленами. Их сын Зангар пошел по стопам родителей — стал художником.

Занимательные факты о жизни Татьяны Яблонской

В феврале прошлого года широко отмечалось 100-летие со дня рождения Татьяны Яблонской, знаменитой советской и украинской художницы с мировым именем. Из династии Яблонских только ей досталась наибольшая популярность и слава. И мало кто знает, что ее младшая сестра Ольга тоже была художницей, а брат Дмитрий — архитектором. Кстати, оба ее мужа — и Сергей Отрощенко, и Армен Атаян также были художниками. Трое ее дочерей Елена, Ольга и Гаяне стали художницами. А теперь внук и внучка продолжили династию Яблонских.

Удивительна судьба знаменитой украинской художницы Татьяны Ниловны, родившейся 24 февраля 1917 года в Смоленске в очень необычной семье. И как любила шутить сама художница: «ей довелось две недели своей жизни прожить еще при царе, поскольку родилась в самый канун февральской революции.».

Отец семейства — Нил Яблонский был потомком шляхтичей Великого Княжества Литовского. Родился в семье священнослужителя, в молодости учился в Духовной академии, из которой был отчислен за участие в студенческих забастовках, когда страну захлестнула революция 1905 года. Тогда Нил Яблонский, имея, как ему казалось, талант к рисованию, попытался поступить Петербургскую академию художеств. Но пройти по конкурсу ему так и не удалось. В итоге он окончил историко-филологический факультет Московского университета. Но тяга к художественному творчеству была так велика, что азы живописи он все же получил во ВХУТЕМАСе.

В Смоленске после революции 1917 года ему пришлось преподавать словесность, литературу и рисование в гимназиях, а также иногда публиковать свои рисунки в газете «Рабочий путь». Ко всему Нилу Александровичу довелось работать хранителем картинной галереи в Смоленском музее. Он так на всю жизнь и остался художником-любителем, мечтавшем о профессиональном творчестве. А вот трое его детей мечту отца воплотили в полнейшей мере, став в будущем художниками.

Нил Яблонский был отличным отцом и всеми силами развивал у своих детей с помощью увлекательных игр, зрительную память, устраивал состязания на лучшую иллюстрацию, прочитанных книг. В их доме «издавался» журнал под названием «Сверчок», где дети поочередно «публиковали» рассказы, басни, стихи и загадки. При том каждый «автор» иллюстрировал свое сочинение. А по воскресениям Нил Александрович водил своих детей в музеи или же в походы по окрестностям города.

Была страница жизни в семье Яблонских, о которой боялись не то что говорить, а и вспоминать долгие годы. Нил Яблонский, будучи потомком шляхтичей, во время начавшихся репрессий в стране, мог в любой момент быть объявленным врагом народа. И чтобы избежать этой участи он вывозит семью на Юг Украины, где никто не знал о его происхождении.

Не приняв революцию и разочаровавшись в новых порядках, он несколько раз пытался в 1929 году вывезти свою семью за границу. Но попытки бежать через Одессу в Румынию были неудачны и ему пришлось, перевезти семейство в Луганск, откуда Татьяна и поехала в Киев поступать в художественный институт. А об истории неудачного бегства все члены семьи молчали и никогда не вспоминали. А сам Нил Яблонский во время Отечественной войны был угнан в Германию, и о его судьбе ничего не известно и по сей день.

Как знать как бы сложилась судьба художницы, окажись она тогда на чужбине в те далекие годы. А на Родине ее ждало, по тем меркам, блестящее будущее — три Государственных премии, звание народного художника СССР.

Все это будет. А пока были еще счастливые студенческие годы в художественном институте, которые подарили встречу с мужем Сергеем Отрощенко, затем зловещие годы Отечественной войны, разлучившие и разрушившие их планы на будущее. Потом рождение дочерей и развод после 11 лет совместной жизни.

И снова подарок судьбы — знакомство с Арменом Атаяном, преподавателем Ереванского художественного института. Вновь брак на 11 лет и рождение дочери Гаяне. Яблонская всегда была слишком самодостаточной женщиной, поэтому часто говорила: “Самыми счастливыми моментами в моей жизни были те, когда я разводилась”

Татьяна Ниловна всегда «фонтанировала» идеями. Помимо любимого дела, она отлично плавала, великолепно ходила на лыжах, занималась йогой. На государственную премию она купила машину, для того чтобы ездить на этюды.

Стоит заметить, что Татьяна была одной из первых женщин Киева, надевших элегантный брючный костюм. Из воспоминаний дочери Гаяне: «Мама успевала все: творчески работать и преподавать в Киевском художественном институте, заниматься общественными делами. Много ездила по стране. «

Но самыми счастливыми моментами для родных Татьяны Ниловны были те, когда семья собиралась вместе: “Она любила красоту, на праздниках всегда было очень весело: приходили ее сестра и брат с женами, мужьями, детьми, мы — три ее дочери. Все были очень дружны. Ярко праздновали Новый год: с переодеваниями, представлениями. Мама кого только не изображала: и Деда Мороза, и добрую колдунью. Рядом с ней всегда царило чувство радости”.

Болезнь, приковавшая Татьяну Ниловну к инвалидной коляске, не смогла отобрать у нее самое дорогое, что у нее было — ее творчество. Она рисовала, сидя дома у окна, запечатлевая изменяющуюся за окном природу. А иногда вдохновлялась расставленной после завтрака посудой и писала натюрморты. В связи с перенесенным инсультом, художница последние шесть лет писала левой рукой и только пастелью.

Читать еще:  Сюрреалистические фотографии. Marisa S White

Удивительна судьба американской художницы и писательницы Таши Тудор, прожившей свою жизнь в ином измерении, и создавшей окружающую ее среду своими руками.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Художница Стрельбицкая рассказала о самоотверженном служении артистов Виктюку

«Они ломали ключицы, колени, плечи»

Умер Роман Виктюк. Ему было 84 года. Да, он долго болел. Об этом знали многие. Но разве так утрату перенести легче? Ничуть. Маэстро создал не просто театр, он сотворил мир вокруг себя и оставил верных последователей. Значительную часть жизни рядом с ним была художница Татьяна Стрельбицкая. Она играла в его спектаклях, визуально воплощала самые смелые замыслы и просто очень любила.

Фото: Из личного архива

— Общение с Романом Григорьевичем — это волшебство, потому что общение с гением всегда такое, — говорит Татьяна Стрельбицкая. — Это как любовь, искра. С тобой просто такое происходит… и понимаешь, что больше себе не принадлежишь. Ты навеки уже его. Я помню, как ночами звонила Роману, признавалась в любви. И он мне звонил и говорил: «Танюня! Танюня! Я тебя тоже». Но дело не в этом… Мы дружили очень много лет, но когда мне говорят: «Прими мои соболезнования» — мне странно такое слышать. Правильнее сказать: «Мир, прими соболезнования! Ты даже не представляешь, кого потерял».

Он был не просто художественным руководителем театра, мастером, гениальным режиссером, эпохой… Это нечто большее. Он — Роман Виктюк. А для меня и для мира — это куда большее.

Когда несколько городов Японии накрыло смертоносное цунами (11 марта 2011 года Японию потрясло девятибалльное землетрясение, вызвавшее цунами, которое называют самым мощным в истории нашей планеты. — И.Н.), оно уничтожило все материальное. Мы тогда встретились с Ромочкой, взялись за руки и говорили о том, какое счастье, что есть театр. Это молитва через человека к человеку в разговоре с Богом.

— А его театр — храм?

— Я думаю, что это место единственное, в котором актеры по-настоящему служили, а не выслуживали свои амбиции, благосостояние, звания. Да простят меня за такие слова. Я никогда не видела такой отдачи театру, как у актеров Романа Виктюка. Сейчас театр осиротел. Это факт. Большую его часть составляли проводники Романа Григорьевича — духовные, энергетические, пластические. Я люблю его и буду любить вечно, потому что это мои крылья, мой ангел.

Фото: Из личного архива

— Вы же знали о его болезни?

— Конечно, я все понимала. Многие знали, что он болеет. Но то, что произошло, это не личное и не частное. Не сухое — вот не стало Романа Виктюка. Я ощущаю как художник, что земля осиротела. Прости меня за пафос. Но это так. Именно благодаря таким, как он, мы становимся людьми, а не просто обывательски крутимся в этой жизни. Роман нас всех выводил в иную сферу. Недаром его театр называется «Дом света». Страшно то, что он пустел, и ничего после него не будет. Боюсь представить, что сейчас происходит с его актерами. Это в других театрах снимаются в сериалах, как-то крутятся, а здесь они служили, ломали ключицы, колени, плечи и работали так, как ни в одном театре. И так в каждом спектакле. Они понимали, что Роман Виктюк не просто режиссер, мастер, худрук. Это проводник. А сейчас куда они разбредутся? Кто их поймает?

— Вы работали с Романом Григорьевичем и как актриса в спектакле «Любовник» и как художник. Каким он был в профессии?

— Мне было очень странно работать, потому что сама я по образованию режиссер. После премьеры даже выходили газетные статьи с заголовками вроде «Первый режиссер, которому она отдалась». В Одессе говорили, что я его жена или что я мужчина, переодетый в женщину. Всякого вздора хватало.

Фото: Из личного архива

Однажды Роман Григорьевич увидел меня за кулисами и сказал по-украински: «Хто це?» То есть «кто это?». Так произошла наша встреча. Потом мне недоброжелатели говорили, что у нас ничего не получится. Но все случилось — и спектакль, и дружба. Я называю это актом любви. Тогда было сложное время. Роман Григорьевич хотел открывать филиал театра в Киеве. Но помешали дефолт, проблемы. А «Любовник» остался жить как-то вопреки.

— Что цепляло в Романе Григорьевиче?

— Наверное, понимание, что он над тобой и при этом втягивает вверх, к себе. Ты не актер в его руках, а соучастник действия, некоей молитвы. Однажды в 8 утра у меня зазвонил телефон: Роман Григорьевич. «Танюня, ты должна нарисовать ложу Маркиза де Сада», — сказал он. Я тут же вскочила с кровати и была готова делать все, что он скажет. Он поведал мне о замысле «Маскарада маркиза де Сада», главная тема которого — вечный конфликт художника с властью. Роман Григорьевич предложил написать портреты врагов маркиза де Сада, которые тот пишет в тюрьме в состоянии, близком к безумию. Но это все я узнала потом. А тогда не спрашивала, ни сколько это будет стоить, ни детали замысла, ничего. Была готова, как солдат. Человек просто говорит: «Хочу тебя». И ты ему: «Я — твоя».

Пользователи сети осудили фотосессии на фоне музея Зои Космодемьянской

Вокруг музея на месте казни партизанки Зои Космодемьянской в подмосковной деревне Петрищево разгорелся скандал. После публикации статьи пользователи соцсетей усомнились, этично ли проводить фотосессии на фоне музея, посвященного трагическому событию. Однако некоторые фотографы считают, что подобные арт-проекты нужны как раз для того, чтобы вызвать в обществе дискуссию.

На фотогеничность музея «Зоя», построенного на месте казни Зои Космодемьянской в 2020 году в деревне Петрищево под Москвой, обратило внимание издание The Village, опубликовавшее статью под заголовком «Самый красивый музей Московской области. Место казни Космодемьянской и идеальный фон для фэшн-съемки».

Журналистка издания обратила внимание на то, что музей, построенный в минималистичном стиле и больше похожий на музей современного искусства, стал использоваться как фон модных фотосессий.

После этого в интернете разгорелся скандал: некоторые пользователи сочли подобные фотосессии неэтичными и неуместными, кто-то даже предложил уволить журналистку, которая обратила внимание на факт фотогеничности музея, за публикацию статьи с таким заголовком. Главный редактор The Village Татьяна Симакова заявила, что проблема раздута, ведь журналист издания лишь привел факты и никого не оскорблял.

«Никого не будем увольнять. Мы говорим о фактах, эти съемки уже там происходят, посмотрите в Instagram по геотегу. Я не считаю это скандалом, я считаю это флудом в комментариях», — прокомментировала она ситуацию вокруг публикации материала.

«Огромный белый лаконичный корпус современного музея стоит посреди полувековых изб. Еще недавно в них не было газа. Газ в деревне Петрищево провели только в 2020 году, сделали нормальные дороги и роскошный парк. Деревне просто повезло: инфраструктуры наверняка и дальше бы не было, если бы власти не выбрали это место для строительства образцового патриотического музея, — говорится в статье The Village про музей «Зоя». Помимо улучшения жилищных условий, у жителей деревни, а также фотографов и блогеров, появилось «идеальное общественное пространство для прогулок с семьей и создания качественных фотографий для инстаграма», считают авторы статьи.

Читать еще:  Техника наклеенных бумажек. Karl Gustavsen

«Ощущение от музейного комплекса исключительно такое: никакого трагизма, но надежда. В том числе на то, что патриотический музей может быть действительно модным, а чиновники будут чаще привлекать к работе молодых и независимых»,

— подчеркивают авторы материалы.

Директор музея «Зоя» Марина Роменская также считает, что ничего плохого в модных фото на фоне музея быть не может. «Очень много фэшн-фотографов приезжают к нам, делают фото здания, ландшафта. Мы приветствуем это, очень рады, потому что это — канал связи с молодежью, привлекается интерес к нашему музею», — отметила она.

Однако некоторым пользователям в интернете показалось неуместным устраивать модные фотосессии в музее, который построен на месте казни партизанки. «Да тянет плюнуть в авторов этого объявления», — высказался журналист и политолог Виталий Третьяков. «От заголовка статьи, рекламирующей место казни Зои Космодемьянской как идеальный фон для фэшн-съемки, — это что я вас спрашиваю? Люди, что с вами? Вы же не только совесть, вы и мозги потеряли», — писали пользователи.

В музейный комплекс в Петрищеве, помимо основного здания музея, входит старый музей, дом, где партизанка лежала измученная последнюю ночь перед казнью, памятник на месте, где она была повешена. Все эти участки объединены между собой белой пешеходной дорожкой, а на территории высажены вишневые деревья.

«Это место — чистый пример общественного пространства, где хочется гулять, пить кофе и кататься на роликах (как возле музея «Гараж» в парке Горького, например) — в общем, радоваться жизни, осознавая ценность этой возможности», — отмечают авторы материала.

«Нас критиковали за выбранный стиль, говорили, что подобная архитектура не олицетворяет трагические военные события, но мы считаем иначе: здание и не должно олицетворять их. На наш взгляд, в музее Зои архитектура не должна привносить дополнительные смыслы к ее истории», — считает автор концепции, архитектор Андрей Адамович, который работал над проектами спортивного центра Hartmann в Люксембурге, книжного магазина в Еврейском музее в Москве.

«Институция должна самостоятельно выстраивать свою пиар-стратегию и осознанно воплощать свою миссию, — считает Лия Чечик, куратор и руководитель отдела образовательных программ и спецпроектов Еврейского музея и центра толерантности. — Мы не можем полностью спрогнозировать поведение и реакции наших посетителей, но можем корректно и сознательно на него реагировать, выстраивая диалог, задавая тон для дискуссии и выступая модераторами в нами созданном пространстве». В интервью «Газете.Ru» Лия Чечик пояснила, что

речь идет не о запрете фэшн-съемок в местах памяти, но о правильном позиционировании и послании, которое транслирует музей в тематическом контексте.

«Нужно использовать прецедент для обсуждения важных, неоднозначных, болезненных тем, а не поощрять его. На нашей практике таких проблем не возникало: все профессиональные съемки внутри музея согласовываются с нашей пиар-службой. Кроме того, мы не мемориальный музей и в нашей экспозиции есть множество подходящих для селфи мест», — добавила Чечик.

Как сложилась жизнь самой популярной участницы шоу «Голос. Дети», которая пережила страшную аварию

Если судьба и уготовила этой ангельской внешности девочке тяжелейшие испытания, то можно уверено заявить: она справилась и победила. И дело даже не в популярности, которая обрушилась на неё после выхода в эфир шоу «Голос. Дети» четыре года назад, а в том, как ребёнок может стать вдохновляющим примером для большинства взрослых.

» src=»https://static.life.ru/L_publications/2020/9/9/19831209814.026787-2400x.jpg» loading=»lazy» style=»width:100%;height:100%;object-fit:cover»/>

Фото © vk.com / yasya_degtyareva

Слепые

В 2016 году девятилетняя Ярослава Дегтярёва выступила на слепых прослушиваниях третьего сезона шоу «Голос. Дети». Девочка спела песню Виктора Цоя «Кукушка». Несмотря на то что обернулись не все члены жюри (кнопку нажали Дима Билан и Пелагея, а Леонид Агутин воздержался), видеоролик с этим выступлением стал самым популярным на официальном ютуб-канале шоу за всё время его существования. В данный момент его просмотрели почти 82 млн раз. Чем же так привлекла эта робкая малышка из маленького городка Ростовской области?

Авария

Фото © YouTube / «Сегодня вечером»

У Яси (так её называет мама) сложная судьба. Когда девочке было пять лет, она попала в страшную аварию. За рулём был папа Ярославы. На ростовской трассе машину выбросило в обрыв. Отец девочки пострадал не так сильно, а вот Ярослава получила тяжёлые травмы. Врачи долго боролись за её жизнь. У неё обнаружили открытую черепно-мозговую травму, раздробление кости ноги, было повреждено зрение. Малышку откачали, но впереди была долгая реабилитация — она заново училась ходить и видеть. И это были не все испытания. После ДТП родители Ярославы развелись, и девочка с мамой переехала к бабушке.

Фото © vk.com / yasya_degtyareva

В этой аварии виноват отец Яси. Они вылетели в обрыв, и девочка получила страшные травмы, её глаз буквально висел. Пострадала не только моя внучка, но и дочь — мама Яси. С переломами и ушибами она вытащила окровавленную Ясю на дорогу и стала просить помощи. За это отец Ярославы понёс наказание. Был суд.

Всё только начинается

И мама, и бабушка Ярославы Дегтярёвой серьёзно занимались вокалом. Яся тоже пела с раннего детства. После восстановления было решено попробоваться в детском «Голосе». Это был триумф девочки. Она дошла до финала, её стали узнавать на улице, и посыпались предложения. Сейчас Яся часто гастролирует по российским городам и снимается в кино.

Когда я стану великаном. Как сложилась жизнь победителя шоу «Голос. Дети» Данила Плужникова

Меня стали приглашать на концерты, на туры с «голосятами». У меня появились свои песни, я снялась в двух фильмах. Я объездила почти половину России и даже выступила за границей.

В кинопортфолио у Ярославы уже две картины. В фильме «Жги» она исполнила главную роль, сыграв героиню Алевтину Романову в детстве. По сюжету этого фильма девочка обладала потрясающими вокальными данными, но стеснялась демонстрировать их на публике. Это история восхождения новой звезды эстрады. С ролью Яся справилась достойно.

Фото © vk.com / yasya_degtyareva

Следующей работой стала роль дочери главного героя в фильме «Заповедник». Сергей Безруков выступил не просто коллегой по съёмочной площадке и наставником, но и партнёром по вокалу — вместе они спели песню «C какой мы планеты» на концерте «Безумный день рождения Сергея Безрукова» в «Крокус сити холле».

Рост

И всё-таки основной своей стезёй Ярослава Дегтярёва видит пение. Она стала востребованным артистом, у неё есть свой менеджер. На её канал в «Ютубе» подписано 170 тыс. пользователей, а у страницы в соцсети «ВКонтакте» — 41 тыс. подписчиков. У Яси даже есть бойфренд, имя которого она не афиширует.

Одержимость. Что стало с девушкой из Мытищ, которую отвергнутый бойфренд облил кислотой

Девочка очень выросла, и речь не только о сантиметрах, хотя даже для своих 12 лет Яся выше многих сверстников. Она выросла и как вокалист. Голос с железными волевыми нотками стал более стабильным и ровным. У неё появился свой автор песен, а впереди — новые вызовы.

Читать еще:  Тихая тревога. Katarzyna Wieczorek

Сорок лет и одно «Утро». Как казахский мальчик встретил девочку с картины

Центр Киева, Красноармейская, 46. В этом доме семья Татьяны Яблонской получила две комнаты на последнем — шестом — этаже. Против прежней комнатушки новая коммуналка казалась огромной. Светлая, красивая. Главное — в соседях лишь одна семья.

— Я занималась гимнастикой, танцевала, меня даже хотели отдать в балет, — вспоминает дочь художницы Елена Сергеевна. — Однажды на отдыхе в Гурзуфе известная балерина увидела моё «выступление». «Какие интересные данные!» — воскликнула она.

Ни мама, ни дочь-дошкольница не придали значения случайной встрече. «Я собирала бабочек, изучала их по атласу Ламперта и мечтала стать биологом. В разное время у нас жили рыбки, птички, белки. Мама тоже любила природу, но помочь мне в этой сфере не могла. Поэтому. подарила мой любимый атлас знакомому, а меня устроила в художественную школу. Мне было уже 13 лет, рисовать я не хотела, перспективу спичечного коробка не любила».

Тогда же, в 1954-м, Татьяна Яблонская напишет беззастенчиво ворвавшееся в окно солнечное «Утро». Позировать Лене было не привыкать. Даром что эта работа сделана в основном по эскизам и этюдам — в мастерской. «Утро» тут же попало на всесоюзную выставку, затем в Третьяковку. Репродукцию печатали в учебниках и на открытках, её вырезали из журналов и вешали на стену, как дорогую картину, — такая от неё исходила радость.

Мужчина-мечта

Неожиданно увлёкшись живописью, Лена с отличием окончила художественную школу и уехала поступать в Строгановку. «В 1960-е Москва цвела счастьем, любовью, надеждой. Открылась „иностранка“, устраивались интересные выставки».

Обаятельного казаха киевлянка Лена Отрощенко приметила ещё на подготовительных курсах. А едва начав учиться, оба поняли, как близки духовно. «Тогда ведь были совсем другие отношения. Чистые. Главное — творчество».

Учёба учёбой, но какое студенчество без дружбы, любви, ранних браков? «В отличие от мамы я красавицей не была», — бросит как бы между прочим Елена Сергеевна и станет рассказывать, как несколько мальчиков в школе были в неё влюблены, а она не обращала на них внимания. Как с первых же месяцев в Строгановке за ней ухаживали три друга-алмаатинца. «Бабушка говорила, у меня был шарм», — отмахнётся она. Пока дойдёт до сути. «Сначала за мной ходил эффектный красавец Метад, или попросту Митька. Провожал, пел песни. Но оказался ловеласом. Арстан скромно подсаживался в библиотеке, рассказывал о родине. И тоже пел. Только басом».

А пока двое оттачивали искусство ухаживания, Арсен просто был рядом. Умный, тактичный, спокойный. Однажды во время лекции набросал на листочке профиль Лены: «Я тебе его подарил. Ясно? Не выбрасывай». Тетрадная страничка жива до сих пор. Как и рисунки на салфетках — из поездки в Ленинград. На очередной лекции Арсен признался: «Я тебя люблю». Елена посмотрела лукаво: «Ну и что?»

— Он понравился мне сразу. Я была маленькой, хрупкой. А в Арсене были такая сила, такое обаяние! И при этом мягкость, доброта. Рядом с ним я чувствовала себя защищённой.

Не мужчина — мечта! Однако Татьяна Яблонская предостерегла: у казахов другие традиции. Да и мама Арсена хотела невестку из местных. Но. «После первого же курса Арсен пригласил меня в Алма-Ату. Я увидела прекрасный город, добрых казахов. А в его доме со скрипучими деревянными ступеньками меня и вовсе ждал сюрприз».

«Никаких детей!»

Вырезанная из «Огонька» репродукция картины «Утро» висела в комнате апы — жены дяди Арсена. Мужчин в доме уже не было. Мать Арсена рано осталась вдовой с тремя детьми. Повзрослевшего мальчика переселили в кухоньку, где по ночам он читал книги. Читал и мечтал. Конечно, ему нравилось «Утро». Но в самых ярких грёзах казахского мальчика не было варианта, что девочка сойдёт с картины, полюбит его и они будут жить долго и счастливо.

«Войдя в комнату апы, я увидела на стене «Утро»: «Надо же! Мамина работа, а на ней — я!» Немая сцена. Шок. Недоумение близких Арсена: и что теперь?

— Мама была для меня недосягаемой звездой. Но я себя дочерью звезды не чувствовала. И не понимала, чему люди завидуют — тяжёлое детство, ни мебели хорошей в доме, ни нарядов.

Старшую дочь Елену Татьяна Ниловна родила в эвакуации в Саратове. Чтобы выжить, по фото рисовала умерших мужчин. «А женщины в благодарность приносили маме кто картошечку, кто яичко».

Арсен и Елена стали первой интернациональной парой на курсе. Потом переженились все. Но мало кто вытянул счастливый семейный билет. «Двум художникам сложно вместе. Эмоции на пределе, зависть, ревность. А у мужчин ещё и нервная система слабее».

Брак родителей Елены продлился лет десять. Вскоре после войны отцу предложили работу на ВДНХ. Но он большого признания не получил. А маму стали награждать премиями. «Она отдавала творчеству всю себя. До сих пор удивляюсь, как умудрилась родить трёх дочерей? Преподавала, заседала в Верховном Совете. А нам с Олей так не хватало её любви, что мы обожали болеть».

Спустя несколько лет после развода Татьяна Яблонская встретила художника Армена Атаяна и в 42 года родила Гаяне. Но этот творческий союз постигла та же участь. Хотя именно печальный опыт матери, возможно, научил Елену сглаживать острые углы.

«В феврале 1962-го мы с Арсеном расписались. Хотя утром в день свадьбы у меня даже платья не было! Накануне мы с мамой купили в магазине „Синтетика“ несколько метров капрона. Она быстро сшила юбку, оформила лиф с лямочками, а накидкой стал кусок капрона, который прекрасно топорщился. На торжестве не было и десяти человек».

Скромная свадьба вылилась в яркую жизнь художников Бейсембиновых — украинскую фамилию русская Елена поменяла на казахскую. Книжная графика, кино, мультипликация. Позже она ушла в живопись, а он так и остался графиком — тушь да перо. «Всякое бывало. Но мы никогда не соперничали. И всю жизнь Арсен поддерживал меня. Когда родила Зангара, сказал: «Больше никаких детей!» А ведь он восточный человек! Сам обладавший талантом мирового уровня, Арсен ценил то, чем я занимаюсь. И только когда делала бусы, ворчал: «Не порти глаза!»

Так пересеклись пути казахского мальчика и русской девочки. Чтобы на четыре десятилетия стать одной судьбой. «Конечно, мы ходили в Третьяковку смотреть „Утро“. Но культа этой картины в семье не было».

17 лет назад Арсен оставил Елену — диабет, паралич. Последние 8 месяцев она не отходила от мужа. Писала картины и читала ему серьёзные книги. «Однажды спросила: „А что же дальше?“ — „Ницше“. — „Хорошо, Арсенушка, завтра начнём“. Но Ницше он уже не услышал».

Сегодня художница живёт одна в маленьком городе под Алма-Атой. Из-за морозов в доме лопнули трубы. На полу тазики со снегом. И я перебираю руками холодные комочки. Чтобы прикоснуться к памяти маленькой сильной женщины — пожелтевшему рисунку 1962 года, на котором Татьяна Яблонская изобразила сладко почивающих молодожёнов. «Я всегда спала на плече Арсена», — грустно улыбнётся прекрасная Елена, теперь уже прабабушка.

И в этот момент в окно беззастенчиво ворвётся солнце.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector