Тело и дух, или смысл и форма. Fatih Gurbuz

Тело и дух, или смысл и форма. Fatih Gurbuz

Gurbuz Dogan Eksioglu: карикатура с философским подтекстом

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

По утверждению многих критиков, работы турецкого художника Gurbuz Dogan Eksioglu находятся где-то на границе между живописью, карикатурой и графическим дизайном. Но в данном случае абсолютно неважно, к какому же стилю отнести творчество автора. Взгляните хотя бы на несколько его работ – и вы поймете, почему.

О произведениях нельзя сказать, что они поражают необыкновенным художественным мастерством или цветовой гаммой. Не заостряя внимания на визуальных эффектах, автор берет публику другим – глубоким философским смыслом и тонким юмором, заложенным в каждое его произведение.

Над каждой из работ Gurbuz Dogan Eksioglu можно размышлять часами, пытаясь понять, что же хотел сказать автор и находя все новые и новые, собственные объяснения сюжетам его картин. К примеру, что имел в виду художник, изображая влюбленную пару, обмотанную нитями из двух клубков? О том, как тесно переплетаются наши жизни? Или о том, что мы стремимся покрепче привязать друг друга к себе? А что значит ночное небо, где звезды и месяц поменялись местами? Очередная попытка сломать стереотипы или что-то еще?

Некоторые зрители утверждают, что поначалу лишь скользнули взглядом по картинам художника, не найдя в них ничего интересного. И лишь затем, уже собираясь закрыть страницу, натолкнулись на работу, которая привлекла их внимание. А затем еще на одну, и еще на одну, и еще… Поэтому не спешите сразу же выносить автору отрицательный приговор, а приглядитесь к сюжетам его картин повнимательнее. Если не в этой статье, то на сайте Gurbuz Dogan Eksioglu вы уж точно найдете картины себе по душе.

Gurbuz Dogan Eksioglu родился в 1954 году в Турции. В 1977 года он начал заниматься созданием карикатур и комиксов, и с тех пор собрал уже 64 награды (из них 23 международные). Выставки работ художника проходят в различных точках земного шара; наряду с этим рисунки автора регулярно публикуются в таких изданиях как Forbes, The Atlantic, The New York Times и The New Yorker.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Тела человека — Дух, Душа и Тело

Автор: Dmitriy Peresvit · Опубликовано 13.10.2017 · Обновлено 10.12.2018

Многие люди склонны отождествлять себя только со своим физическим телом. Но это не совсем так! Мы есть нечто большее. Наше плотное(физическое) тело, которое мы привыкли видеть в отражении зеркала, это всего лишь видимая глазу часть нас. Помимо него мы обладаем еще более тонкими телами, невидимыми глазу.

Кто то верит, кто нет, но многие начинают задумываются над этим вопросом. Понятия спорное и трудно постижимые в наше время, информации на эту сохранилось очень мало в обще доступных источниках. В этой статье мы попытаемся порассуждать на эту тему.

Рассуждение на тему — Дух, Душа и Тело

Почти во всех верованиях мира есть упоминания о том что человек состоит из трех аспектов — Дух, Душа, Тело. Человек есть трех-центровое существо. Это Сердце, Чело(лоб), Живот

Основной центр находится в сердце человека, именно в нем как бы закреплен Дух. Второй центр находится в животе и отвечает за Тело. Третий центр Души он находится в районе лба.

Мы есть Дух, частичка Абсолюта, Бога-Творца. Чистое всепроникающее сознание, Божественное присутствие, Аз Есмь. На это уровне мы никто, мы просто есть, нет личности. В Духе мы едины со всем мирозданием, для него нет границ потому как Дух всепроникающий. Закреплен в сердечном центре.

Хоть на картинке дух не покрывает ноги, но это не так, он конечно же находится и в ногах. Это всего лишь попытка визуально изобразить. Недаром говорят что в ногах правды нет)

Мы спустились на время в эту реальность для развития, познания и получения опыта! Наша основа есть самоосознающее себя внимание/сознание или Дух, вечный всепроникающий, изначальный Дух, частичка Единого Отца, Вседержателя Творца. На этом уровне мы все Едины и составляем одно целое! Мы как бы лучи исходящие из одного источника, сохраняющие качество и подобие источника их породившего.

Как семя посаженое в землю растет вверх(надземная часть) и вниз(корень). Так и Дух обретает Душу и Тело, получая возможность творить, познавать, развиваться и получать опыт.

Тело является носителем сознания в плотных слоях мироздания. Под Телом следует подразумевать(по мнению автора) временные носители сознания, которые полностью распадаются после смерти. Это — физическое тело, эфирное тело, астральное тело и низший ментал. Цент его находится в животе.

Тело является сосудом для Души человека, его временным вместилищем. Именно Тело дает нам возможность существовать и действовать в этом мире. Мудрые люди говорят что мы не есть тело, это тело есть у нас в временном пользовании!

Тело временно и все его составляющие распадающиеся после того как Душа их покидает, или проще говоря после смерти. Верней смерть наступает только для Тела, сознание человека просто переходит в миры другого порядка. Информацию о состоянии тела хранит Душа, в следующем воплощении человек получает тело исходя из этой информации.

Душа носитель сознания в более высших слоях мироздания. Это индивидуальная личность Духа.

Душа в отличии от Тела человека более вечное проявление Духа. Это система тонких тел человека, которые сохраняются после смерти и распада низших тел. Душа состоит из высшего ментального, причинного, интуитивного и атмического тела.

Душа хранит весь наработанный личностью опыт за все воплощения. Глубинные установки, идеи, привычки, устремления, то как в каком состоянии и как выглядело наше Тело, информацию обо всем этом также хранит в Душа.

Позитивные поступки дают рост Душе, делая ее более, возвышенной, богатой и развитой. Негативные поступки временно сохраняются(если не отработаны) в виде инородных сгустков/заноз в Душе, не дающих полноценно существовать. Негативная карма должна быть отработана путем делания позитивных поступков, служения живим существам в любви и радости.

Очень интересно услышать ваше мнение по этому поводу, которое вы можете оставить в комментариях!

Дух, душа и тело

Все в мире – есть проявление божественного триединого начала. Дух, душа и тело – три единых элемента всего сущего: будь это растение, животное, человек или космическое тело.

Энергия, соприкасаясь с материей, рождает взаимодействие, суть которого – жизнь. Все живое живо только этим постоянным движением. В клетках безостановочно происходят обменные процессы. Электроны вращаются вокруг атомных ядер. Планеты движутся вокруг своих солнц. Невозможно себе представить жизнь без этого движения, как невозможно, представить, чтобы движение вдруг прекратилось.

Духовной творящей энергией создана вся Вселенная. И эта духовная энергия — есть любовь Творца. Как писал в свое время святитель Лука:

«Любовь не может заключаться в себе самой, ибо основное свойство ее – потребность изливаться на кого-нибудь и на что-нибудь, и эта потребность привела к созданию Богом мира».
Лука Войно-Ясенецкий

Дух – это божественный огонь, изливающийся из Первоисточника и вдыхающий жизнь в застывшую форму. И подобно тому, как энергия не может существовать в покое, так и природа духа — есть вечное движение. Дух же бессмертен, подобно тому, как бессмертна и энергия.

Читать еще:  Татуированные женщины. Tati Ferring

Энергия преобразовывается в материю, материя преобразовывается в энергию. Энергия никогда не исчезает, а только лишь меняет свою форму. Потому, дух божественный везде и во всем. Недаром во множестве традиций Бога уподобляли Солнцу, которое дает жизнь всему земному. Растения используют энергию фотонов, излучаемых Солнцем, в построении собственных химических связей. На примере растительного мира мы явно видим, как энергия, сливаясь с материальной формой, рождает жизнь. Все та же энергия света, множественно преобразуясь, проходит всю иерархическую цепочку мира природы, сотворяя на своем пути буйное разнообразие видов. И во всем, абсолютно во всем ни на миг не прекращается движение. Так себя проявляет присутствие духа.

Фотон света может быть поглощен электроном, изменив состояние последнего – выведя его на новый энергетический уровень. Но однажды, электрон вернется на исходную позицию, и освободит захваченный фотон. Смерть физической формы – это вовсе не конец, а только очередная трансформация животворящей энергии, когда дух покидает свое временное вместилище и возвращается в изначальный мир света. Тело однажды вернется туда, откуда оно вышло – в лоно природы, а дух, который есть энергия, вновь обретет свободу, и вольным потоком направиться туда, где его ждет новое воплощение.

Когда дух покидает тело, материя рассыпается на кирпичики: атомы и кванты. Только присутствие духа может объединять эти кирпичики в единую систему. Система же наблюдается во всем: как в Микро-, так и в Макрокосме. Атом, клетка, организм, солнечная система — все это системы разных уровней реальности. Вместе они составляют иерархию миров.

Дух присутствует на всех уровнях. Движение является знаком присутствия духа. В мире физике такое движение. выражено энергией кванта. В свободном состоянии энергия проявляется, например, как поток фотонов света. В состоянии «захваченности» квант передает свою энергию электрону, формируя магнитное поле вокруг еще более плотного ядра. Смерть физического означает высвобождение энергии квантов в виде фотонов света или электромагнитного поля.

Душа рождается при встрече божественной искры и материальной формы – духа и тела. Она так же безостановочно движется, как и все живое. И путь ее по умолчанию направлен в сторону развития и эволюции. Души живых существ шаг за шагом проходят долгий путь перерождений, чтобы с каждым разом усложняясь и совершенствуясь, однажды родиться в человеческом облике.

Да, душой обладает все. Но только душа человека, как вершина эволюции биологического мира, наделена в полной мере свободой выбора своего пути. Выбор – это высший дар Творца. И именно возможность самоопределения делает нас подобными Богу.

Не было бы у человека выбора, не было бы зла, страданий и лжи. Но тогда не было бы индивидуальности и творчества. Ибо для каждого путь был бы только один. Жизнь была бы подобна строгому алгоритму действий. Такая жизнь не имела бы смысла и была бы похожа на жизнь биороботов, которые не задают себе вопросов, не мыслят, не чувствуют, не анализируют, а просто делают то, что задано кем-то вшитой программой.

По правде, вышеописанное и так довольно похоже на современный мир. Ведь многие люди, не используют свою возможность выбора. Но, несмотря на это, каждый обладает многомерной структурой, называемой душой. И каждый в силах направить свою душу на путь эволюции.

Тело – лишь временное вместилище более тонких структур человеческой сути. Кто-то его относит к смертным телам души, кто-то называет его только лишь инструментом души на пути эволюции. Верно и то, и другое. Но при этом, стоит помнить о том, что дух, душа и тело неразделимы, пока человек является человеком. Без тела мы не сможем взаимодействовать с материальным миром. Но без духа и души тело превращается в прах.

Да, физическая форма – только лишь отражение души, и она не вечна. Но не правы те, кто умаляет важность сохранности телесной оболочки в течение жизни. Тело дано нам Матерью Землей для того, что бы у нас была возможность приобретать опыт в ее мире, нужный для эволюции нашей души. И небрежное отношение к своему телу — такое же нарушение, как и небрежность к миру тонкому. Потому нет ничего зазорного в заботе о своем теле. Даже наоборот это важно и нужно. Следует содержать его в чистоте, давать ему положенный отдых и прислушиваться к его желаниям. Ведь многие желания происходят из инстинктов, которые даны нам с целью выживания в мире материи. Игнорирование инстинктов может привести к нежелательным последствиям, точно так же, как и чрезмерное следование лишь только одним инстинктивным порывам. Помните, жизнь – это постоянный поиск золотой середины. И наше воплощение в мире материи – это тренировочная площадка, где души методом проб и ошибок учатся отыскивать свой серединный путь.

Физическая форма — отражение души, крайняя степень материализации тонкого в плотном.

Дух, душа и тело составляют каждую индивидуальную единицу мира: будь это атом, животное, человек или планета. Все живое — есть сознание. Какая-то единица сознания ушла дальше в своем развитии, какая-то меньше. Ведь с уровня планеты, возможно, кажется, что и человек — будто микрочастица с вращающимися вокруг ядра электронами.

Только эти три элемента мироздания вместе организуют движение жизни, проявленное в развитии и совершенствовании. Одно без другого не существовало бы. Ведь и свет виден только тогда, когда ему есть, от чего отражаться.

Душа и тело в cуфийской теологии

Душа и тело в cуфийской теологии

Как и Веды, Ислам говорит о дуализме человеческой природы, которая представлена сочетанием духа (рух) и материального тела. Это положение суфии обосновывают аятами Корана:

«И вот сказал Господь твой ангелам: „Я сотворю человека из звучащей, из глины, облеченной в форму. А когда Я его выровняю и вдуну от Моего духа, то падите ему, поклоняйтесь“» (15:21–29).

«Это – ведающий скрытое и явное, славный, милосердный, который прекрасно сделал всякую вещь, которую сотворил, и начал творение человека из глины, потом сделал потомство его из капли жалкой воды, потом выровнял его и вдунул в него от Своего духа и устроил вам слух, зрение и сердце. Мало вы благодарны» (32:5–9) [39].

В Коране природа человека рассматривается как совокупность двух начал: материального сотворенного тела и вечного духа.

Дух человека является неотделимой частью духа Аллаха. В то же время Коран говорит о подчиненном положении человека по отношению к Аллаху. То есть, хотя человек и сотворен Аллахом и происходит от Него, он все же не является с Ним единым целым, а занимает положение слуги. Коран неоднократно описывает зависимость человека от воли Аллаха и устанавливает положение человека как слуги Бога.

Согласно суфийской психологии, высшим началом в человеке является рух – дух. Дух этот расположен в области сердца (калб), и природа его божественна, то есть именно дух в пробужденном состоянии способен приблизиться к Богу, поскольку в качественном отношении имеет ту же природу, что и Бог, но отличается от Него малыми размерами и ограниченностью. Дух этот в человеке, еще не достигшем совершенства, находится в спящем состоянии и отождествляет себя с земным миром. Этому отождествлению способствует низшее начало в человеке – ан-нафс ал-аммара («душа, побуждающая ко злу»). Первейшим условием прогресса человека в духовной жизни является объявление войны своей низменной природе. Человек, желающий стать настоящим суфием, обязан обуздывать свой низменный инстинкт (нафс) посредством аскез и самоограничений. Аль-Газали считал сердце носителем духовной субстанции, поэтому именно оно в человеке считается божественным элементом, частью транс– цендентного бытия. Психические силы человека сопоставляются со срединным миром, а физическое тело человека, существующее в рамках материального мира, считается частью материального бытия.

Читать еще:  Теплые и яркие цвета. Mireille Cornillon

Аль-Хамадани так описывал душу: «Услышь и узнай о том, какое отношение имеет душа к телу – пребывает ли она внутри или вне его. Увы, дух находится и вне мира, и в нем. […] Дух не находится в мире и не находится вне мира. […] Бог также не связан непосредственно с миром, но и не отделен от него.

В наши дни есть три мнения относительно понятия действительности и истинности души и тела. Первое – человек состоит из формы, то есть тела, так как Бог сотворил человека из семени и глины. Так считают простые люди. Вторая группа людей – ученые, которые, опираясь на слова Корана „всех людей сотворил по одной форме, а лучший вид и форму придал душе“, под словом „человек“ понимают и тело, и душу как единое целое. Третья группа видит суть человека в душе и считает, что он состоит из души. Тело же, говорят они, является носителем души. Форму (тело) они не считают сущностью человека, тело является как бы лошадью, а душа всадником. Не может быть, чтобы лошадь была одинакова по сути с всадником. Если кто-то сидит на лошади, то он и лошадь – различные существа.

Слепой считает, что сама клетка есть птица, а зрячий – что клетка создана для птицы» [40].

Аль-Газали описывал бессмертную душу как ту, что существует до вселения в тело и после его гибели. Подобно ведической литературе и Платону, аль-Газали утверждал, что до своего вселения в тело душа находилась в трансцендентном мире – «мире сверхчувственного и скрытого», где она непосредственно созерцала Бога. Однако, вселяясь в тело, душа переходит в плоскость низшего мира – «мира явного и осязаемого» (алам ал-мулк ва-м-шахада). В этом мире человеку кажется, что он узнаёт что-то новое, однако в действительности он просто припоминает то, что знал. Поэтому человек, согласно учению аль-Газали, должен постараться вспомнить свое изначальное состояние в мире трансцендентном.

В «Эликсире счастья» аль-Газали описывает человеческую личность как состоящую из двух противоположных начал: «Если ты хочешь познать и узнать себя, тогда знай, что тебя сотворили, и сделали это из двух вещей. Одна – та внешняя оболочка, которую именуют телом и которую можно видеть внешним взором. Другая – внутренняя суть, которую называют нафс (араб. «душа»), джан (перс. «душа») и дил (перс. «сердце») и которую можно познать внутренним видением (басират-и батин), но невозможно увидеть внешним взором. Истина твоя – та внутренняя суть. Все, что есть кроме нее, все это принадлежит ей, являясь ее войском и слугами. Мы будем именовать ее сердцем. И когда мы поведем разговор о сердце, тогда знай, что под ним будем иметь в виду истину человека, которую иногда можно называть духом (рух), иногда душой (нафс). Под таким сердцем мы подразумеваем не тот кусок плоти, что расположен в левой стороне груди, – он не представляет никакой ценности. Им обладают и верховые животные, и мертвецы, его можно увидеть внешним взором. Все, что можно увидеть воочию, принадлежит этому миру, называемому миром свидетельства (алам-и шахадат)» [41].

Таким образом, в «Эликсире счастья» аль-Газали разграничивает душу и тело как два противоположных начала, поэтому понятия души, духа и сердца употребляются им в одном значении, обозначающем духовную субстанцию.

Аль-Газали считал именно духовную субстанцию изначальной и приоритетной и потому всячески подчеркивает ее ценность: «Истина сердца – не от мира сего. Оно пришло в мир чужестранцем для перехода. А тот – внешний кусок плоти – служит ему средством передвижения и орудием. Все члены и всё тело есть его войско, а оно царствует над всем своим телом. Мистическое познание Всевышнего, созерцание всей красоты Его присутствия является его качеством. Перед ним есть обязанности, к нему обращены проповеди, для него существуют упреки и наказания, у него бывают подлинное счастье и настоящее несчастье. Во всем этом тело следует ему» [42].

Выделяя в человеке духовное и материальное начала, аль-Газали выдвигает решение возникшего в Исламе спора о посмертном существовании человека. «Из всего вышесказанного ты узнал, что истина человеческой души заключается в ее бытии по своей сути без оболочки. И что в существовании своей сути и своих особых качеств она не нуждается в оболочке. Смысл смерти не означает ее небытие, но прекращение распоряжения души оболочкой. Смысл Страшного суда, возрождения и воскрешения – не в том, что ей еще раз дадут оболочку, созданную согласно ее способностям распоряжаться ею, точно так же, как это было сделано в первый раз. […]

Необходимое условие не в том, что духу дадут прежнюю оболочку, каковой он обладал. Ведь оболочка – верховое животное, и хотя верховое животное заменяется, всадник остается тем же. С детства и до своей старости ее составляющие менялись благодаря составляющим поступающей пищи, а он пребывал неизменным. Значит те, кто обусловливает этим [воскрешение], столкнулись с трудностями, в связи с чем их ответы звучат неубедительно. У них такие трудности возникали из-за того, что они полагали, будто бы твое внутреннее „я“ и твоя истина представлены твоей оболочкой: как только ее самой нет на месте, ты пропадаешь вместе с ней» [43].

Полемизируя с теми мусульманскими теологами, которые представляли посмертное воскрешение человека в своем же теле, аль-Газали, говорит о смене человеком внешних оболочек. Согласно его учению, душа человека после смерти покидает физическое тело и получает новое тело в зависимости от своего благочестия – в раю или в аду. В этом учение аль-Газали приближается к ведическому учению о реинкарнации – переселении души.

Процесс практического осознания себя как души, описываемый аль-Газали, схож с платоновской идеей припоминания и мистической практикой ведических йогов: «Если некто закроет глаза и забудет свою оболочку, то отрешится от неба, земли и всего, что в нем есть. Когда он при этом хорошенько погрузится в размышления, то познает что-нибудь из истины загробного мира, узнает о допустимости того, что оболочка будет у него изъята, а он будет пребывать в определенном месте, и не исчезнет» [44].

УЧЕНИЕ О ДУШЕ В ВЕДАХ И ИСЛАМЕ

Читать еще:  Эмоции и красота момента. Robert Lemler

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Тело и дух, или смысл и форма. Fatih Gurbuz

Структура и смысл: Теория литературы для всех

© Оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016

Эта книга написана быстро (хотя и с большими перерывами), но придумывалась/продумывалась едва ли не всю мою филологическую жизнь.

Обычные, традиционные «Теории литературы» и «Поэтики» тяготеют к двум полюсам: бессистемной свалке разных проблем от Аристотеля до Дерриды, в которой мучительно роются перед экзаменом сдающие предмет студенты, или же четкому изложению определенной теоретической концепции (образцом здесь может служить до сих пор переиздающаяся формалистская «Теория литературы. Поэтика» Б. В. Томашевского).

Место «Практической поэтики» – в золотой середине. Мне хотелось реализовать идею поэтики до метода, дать системное описание элементов и уровней художественного текста, какими они представляются как профессиональному, так и обычному читательскому восприятию.

И кто сказал, что о жанре или фабуле надо писать скучно?

Филологию называют службой понимания. Понимание текстов, тем более великих, может быть не менее увлекательной задачей, чем занимательные психология или физика.

Замечательное определение своей версии поэтики дал итальянский сказочник Дж. Родари – «Грамматика фантазии». Понимающая грамматика не подрезает крылья фантазии, а восхищается ее полетом. Но, в отличие от беспредметных междометий, может эту фантазию объяснить.

Классик ленинизма, опираясь на старика Гегеля, когда-то развернул диалектическую теорию стакана. Стакан – не просто «стеклянный цилиндр» и «инструмент для питья»; он может стать «инструментом для бросания», пресс-папье, «помещением для пойманной бабочки», наконец, «предметом с художественной резьбой или рисунком».

Хотелось бы, чтобы книжка походила на этот стакан.

У нее несколько адресов.

Коллегам-филологам предоставляется возможность оспорить сказанное, продолжить вечную сказку про сюжет и смысл целого.

Студентам – наконец-то разобраться в материале и подготовиться к экзамену.

Школьным учителям – узнать, на каком фундаменте строятся учебники, по которым они работают.

Начинающим авторам – убедиться, что рекламные обещания «истории на миллион долларов» и «ста способов стать известным писателем» – типичная ловушка для простаков. (Научить сочинению таких историй невозможно, но вот понять, как они устроены, – вполне.)

Наконец, все еще самой многочисленной аудитории галактики Гутенберга, просто читателям, – понять, чем отличаются стоящие рядом на полке в книжном магазине тома с завлекательными обложками и стоит ли тратить на них свои кровные.

В разделе «Иллюстрации» помещены статьи, в которых отдельные вопросы и проблемы рассматриваются более детально. Это – заметки на полях «Практической поэтики».

I. Практическая поэтика

Произведение – текст – система – структура

Предмет, c которым имеет дело теория (а также история) литературы, определить не так просто. В старой эстетике он обозначался как произведение (литературное произведение, художественное произведение), специфика которого раскрывалась с помощью понятия художественный образ.

В разнообразии его трактовок был общий знаменатель. Определение образа восходит к идеям немецкого философа Г. В. Ф. Гегеля, перенесенным в русскую эстетику В. Г. Белинским. «Искусство есть непосредственное созерцание истины или мышление в образах (выделено автором. – И. С.).

В развитии этого определения заключается вся теория искусства: его сущность, его разделение на роды, равно как условия и сущность каждого рода»[1].

Конкретизируя понятие образа, философы и эстетики говорят о взаимодействии, взаимопроникновении, диалектике отражения действительности и отношения к ней творца, конкретного и общего, познания и оценки, чувственного, наглядного и умозрительного, определенности и многозначности и т. п.

В таком широком понимании образ отождествляется с произведением в целом, хотя распространены и более конкретные употребления: образ как метафора или другой троп, образ как персонаж, литературный герой.

В ХIХ веке в эстетике часто использовались биологические понятия, поэтому образ понимали как живой организм: органическое единство формы и содержания. Однако ХХ век сменил познавательные ориентиры и аналогии. На смену органическим пришли механические, технические метафоры и аналогии.

Теоретики-формалисты, отрицая всякую метафизику, философское обоснование художественного творчества и «содержание» вообще, свели произведение к специфической функции языка:

«Поэзия есть язык в его эстетической функции.

Таким образом, предметом науки о литературе является не литература, а литературность, то есть то, что делает данное произведение литературным произведением. Если наука о литературе хочет стать наукой, она принуждается признать „прием“ своим единственным „героем“»[2].

Существенным для формальной теории литературы стало представление о «делании» произведения («Как сделана „Шинель“», «Как сделан „Дон Кихот“»).

Почти параллельное возникновение семиотики как общей науки о знаковых системах тоже привело к существенным эстетическим преобразованиям. Наиболее распространенным, отодвинувшим в сторону категории произведения, образа и даже языка в его лингвистической сущности стало понятие текста, определяемое через доминирующее в этой дисциплине понятие знак.

Наиболее простое и точное определение текста дал М. М. Бахтин: «Где нет текста, там нет и объекта для исследования и мышления. Если понимать текст широко – как всякий связный знаковый комплекс, то и искусствоведение (музыковедение, теория и история изобразительных искусств) имеет дело с текстами (произведениями искусства)»[3].

С ним можно соотнести столь же краткое и точное определение Ю. М. Лотмана: «Художественный текст – сложно построенный смысл. Все его элементы суть элементы смысловые»[4]. В традициях тартуской семиотической школы искусство, и литература в частности, понималось как вторичная знаковая система. В качестве первой, исходной семиотической системы рассматривался язык.

Для корректного, логически обоснованного разговора о литературном произведении необходимо обращение не только к семиотике, но и к нескольким элементарным понятиям системной теории.

Согласно одному из создателей общей теории систем Л. Берталанфи, система – это комплекс взаимодействующих элементов.

Элементы – простые, далее неразложимые элементы системы (подобные фонемам в системе языка).

Сложная система, как правило, обладает иерархической структурой, то есть делится на несколько уровней, объединяющих комплексы однородных элементов. К такому типу систем можно отнести и художественный текст. Структура – уровень – элемент – таковы будут координаты нашего рассмотрения разных литературных систем.

Логика изложения теории литературы в значительной степени зависит и от того, какую систему мы примем за «единицу» изложения и анализа.

В свое время русский психолог Л. С. Выготский призывал «к замене анализа, разлагающего сложное психологическое целое на составные элементы и вследствие этого теряющего в процессе разложения целого на элементы подлежащие объяснению свойства, присущие целому как целому, анализом, расчленяющим сложное целое на далее неразложимые единицы, сохраняющие в наипростейшем виде свойства, присущие целому как известному единству»[5].

Белинский В. Г. Идея искусства (1841) // Белинский В. Г. Собр. соч.: В 9 т. Т. 3. М., 1978. С. 278. Авторские выделения оговариваются особо. Другие выделения в цитатах – мои. – И. С.

Якобсон Р. О. Новейшая русская поэзия. Набросок первый. Подступы к Хлебникову (1921) // Якобсон Р. О. Работы по поэтике. М., 1987. С. 275.

Бахтин М. М. Проблема текста (1959–1960) // Бахтин М. М. Собр. соч.: В 7 т. Т. 5. М., 1997. С. 306.

Лотман Ю. М. Структура художественного текста (1970) // Лотман Ю. М. Об искусстве. СПб., 1998. С. 24.

Выготский Л. С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 1. М., 1982. С. 174.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector