Турецкий художник. Nersel zur Muehlen

Турецкий художник. Nersel zur Muehlen

В своей новой работе Бэнкси поддержал художницу из Турции, севшую в тюрьму за «радикальную» иллюстрацию

Он вернулся. Бэнкси снова в Нью-Йорке — впервые с 2013 года — и на этот раз украшает своей работой знаменитую стену Houston Bowery Wall в самом центре города. Последний штрих британского мастера-анонима — это громкий проект в поддержку Зехры Доган, художницы и журналистки из Турции.

Картина представляет собой множество отметок на пустой стене — имитируя то, как заключенные вычеркивают дни, проведенные за решеткой, ведя таким образом календарь. Один из таких квадратных рисунков — портрет Доган за решеткой, где одна из железок — это карандаш.

Источник: Artnet News

В правом нижнем углу стены название полотна — «Свободу Зехре Доган!».

Портрет Зехры Доган за решеткой.

В марте 2017 года суд в Турции приговорил Зехру Доган почти к трем годам лишения свободы из-за нарисованной ею иллюстрации: она изобразила акварелью фотографию разрушенного турецкими военными города Нусайбин, населенного курдами. Этот город был разрушен в 2015 году, а через два года художница выложила в свои социальные сети через инстаграм иллюстрацию, на которой поверх разрухи были нарисованы турецкие флаги.

Бэнкси

Судя по всему, художнице дали тюремный срок за симпатию к политическим мотивам курдов: власти подозревали ее в принадлежности к «Рабочей партии Курдистана». Эта организация выступает за автономию одноименного региона и признана в Турции террористической.

Каждую ночь Бэнкси будет проецировать в огромном разрешении полотно Доган прямо над своей работой, чтобы привлечь внимание к ее тюремному сроку.

Бэнкси в интервью NYT

В последний раз Бэнкси оставил свой след в Нью-Йорке на часах, украшающих фасад бывшего банка и почтового отделения в северо-западном углу Шестой авеню. Изображена была крыса (один из фирменных символов его работ), бегущая внутри часов, как в колесе, — острая метафора на занятую жизнь современного жителя Нью-Йорка.

Читать еще:  Современный и яркий стиль. Ирландский художник. Stuart S Murray

Укрощение черепах

Как ни странно, история, поведанная продавцом, подтверждается источниками. В основе метафоры необходимость и сложность вестернизации тогдашней Турции, но и не только. Изображенный в алом одеянии дервиша автор держит дудочку (ney, суфийская флейта), с помощью которой пытается воздействовать на обучаемых черепах. То песенку сыграет, то пихнет флейтой, как палкой. Но черепахи не понимают музыки, а панцирь их слишком толст, тычки их не дисциплинируют. Сколько черепаху ни учи, все в лес смотрит. Поистине, требуется суфийское терпение, чтобы продолжать учить черепаху нотной грамоте.

Ученик Жан-Леона Жерома, основатель стамбульского Археологического музея и Академии изящных искусств, Хамди-бей был сыном Великого визиря, дослужившегося до этой высокой позиции с нуля. Его отец был хиосским греком, осиротевшим в результате восстания 1821 года. Мальчик, усыновленный турецким генералом, достиг заоблачных карьерных высот, и будущий художник родился в Стамбуле, а праву обучался и на родине, и в Париже. В Париже законы ему опротивели, а изобразительное искусство — напротив, и Турция получила своего главного художника, писавшего в стиле романтического ориентализма, как Жером.

Во Франции Хамди-бей выставлялся на Салоне, но три картины, представленные там, не сохранились. Может, в Париже Осман и увидел вот этот рисунок (1869 г.), как будто бы выполненный по мотивам некой японской гравюры?

Остроумный сюжет Хамди-бей написал дважды, с перерывом в год. Есть подозрение, что под черепахами он подразумевал не каких-то абстрактных тугоплавких турок, а своих личных помощников, — теперь уже точно не скажешь. Очень хотелось найти источник притчи, но не удалось. В принципе, было бы довольно интересно, если бы ситамбульский грек, учившийся в Париже, написал главную турецкую картину, почерпнув ее сюжет из рисунка французского графика, иллюстрировавшего японскую притчу (которая наверняка была исходно китайской). Черепахи (не знаю, какая картина из двух, хотя информация есть в сети) — самое дорогое турецкое полотно, в 2006 году проданное на аукционе за 3,5 миллиона долларов Suna and Inan Kirac Foundation (турецким бизнесменам).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector