Турецкий художник, реставратор и арт-терапевт. Soner Goksay

Турецкий художник, реставратор и арт-терапевт. Soner Goksay

Топ самых неудачных примеров реставрации исторического наследия

1. Древнеримские мозаики в Турции

Турции повезло с античным наследием. Его там очень много, ассортимент шедевров богатейший. Одной из самых крупных мировых коллекций древнеримских мозаик, например, обладает музей провинции Хатай, небольшого аппендикса на крайнем юге страны, зажатого между Средиземным морем и Сирией. К сожалению, на самом деле время оказалось очень даже властно над истинными ценностями, и ко второй декаде XXI века некоторые из мозаик потребовали реставрации. Еще к большему сожалению, в 2015 году эта реставрация была проведена.

Скандал вышел нешуточный. Действительно, по крайней мере десять великолепных образцов античного монументально-декоративного искусства после восстановления стали выглядеть гораздо хуже, чем до его начала.

При этом непонятно, куда смотрели музейные кураторы, которые должны были контролировать реставрационный процесс, и почему вообще к нему были привлечены «специалисты», совершенно очевидно не имевшие должной квалификации.

«Бесценные шедевры римского искусства были уничтожены, — переживал в интервью одной из турецких газет местный эксперт Мехмет Даскапан. — Они превратились в карикатуру на самих себя, потеряли свою оригинальность, изображения были искажены». С господином Даскапаном трудно не согласиться.

2. Маска бога Меркурия, Москва

В начале улицы Мясницкой, в самом центре Москвы, в 1899—1903 годах вырос замечательный дом, спроектированный выдающимся архитектором Федором Шехтелем. Помимо прочего декора, здание, построенное для Торгового дома российского фарфорового короля Матвея Кузнецова, было украшено в своей угловой части и тремя масками бога Меркурия.

Один из маскаронов за время эксплуатации пришел в аварийное состояние, и к очередному Дню города в сентябре 2015 года его было решено отреставрировать. Как водится, что-то пошло не так. Изящный кудрявый юноша превратился в нечто странное.

Бедняга стал куда монголоиднее, чем это было свойственно древнеримским богам. Нос стал крупнее, да еще и сполз к верхней губе, над которой к тому же появилось некое подобие усиков.

Страшно представить, что сказал бы архитектор Шехтель, если бы увидел, как потомки отнеслись к его зданию. Впрочем, чиновники департамента культурного наследия Москвы пообещали вернуть несчастному Меркурию его первозданный вид.

3. Здание Gas Light and Coke Company, Кардифф, Уэльс, Великобритания

Такой позорной практики стоило бы ожидать от стран постсоветского пространства, зачастую утилитарно относящихся к собственному архитектурному наследию, но никак не от просвещенной Великобритании. Тем не менее именно в Кардиффе, столице Уэльса, на месте викторианской штаб-квартиры местной газовой компании в 2005 году выстроили гигантский жилой комплекс высотой в 23 этажа и 72 метра.

При этом старое здание Gas Light and Coke Company не стали сносить полностью. Под лицемерные разговоры о необходимости сохранить историческую память о предшественнике, занимавшем эту площадку, от него оставили лишь одну стену, парадный фасад, который к тому же не поленились бережно отреставрировать.

Остатки небольшого, но живописного особняка стали выполнять в чем-то унизительную роль парадного подъезда новостройки, а контрастное сочетание старого и нового лишь в очередной раз подтвердило, что нравы застройщиков, в принципе, одинаковы в любой стране.

4. Замок Матрера, Вилламартин, Испания

Этот замок украшал холм над испанским городком Вилламартин в Андалусии около 1200 лет, с IX века, но за эти бесконечные столетия пришел в полную негодность. Совершенно обыкновенные руины, особенно на богатом испанском фоне, никого не интересовали до 2013 года, когда главная замковая башня все-таки обвалилась.

Движимый благими намерениями сохранить хотя бы то, что все-таки пережило человеческое безразличие, собственник замка заказал консервацию развалин, обратившись за помощью к одной из местных строительных компаний. Результат ее работы, растиражированный СМИ, немедленно вызвал шок: башню из желтого камня достроили с помощью обычного бетона.

После первоначальной волны всеобщего возмущения вокруг результатов такого восстановления развернулась оживленная полемика. Специалисты, местные жители и просто прогрессивная общественность принялись активно обсуждать, какой подход имеет большее право на жизнь: строительство муляжа из похожих строительных материалов или все же реализованный вариант, когда новые конструкции контрастно подчеркивают границу между историей и современностью.

5. Доходный дом Бадаева, Санкт-Петербург

Эта история очень напоминает аналогичную с несчастным Меркурием на Торговом доме Кузнецова в Москве. В Петербурге также имелся доходный дом начала XX века, построенный в типичном для города стиле модерн и потому обильно украшенный разнообразными архитектурными излишествами. Декору потребовалась реставрация, и здесь она также была проведена из рук вон плохо.

Среди лепных украшений была и фигура нимфы музыки, вооруженной скрипкой. При каких обстоятельствах она превратилась в «степную бабу», как немедленно прозвали барельеф острословы, так до конца и не установлено. Известно лишь, что уже в 2010 году нимфа выглядела именно таким, устрашающим образом.

Любопытно, что в 2013 году дом Бадаева реставрировался, но подозрительную физиономию почему-то при этом проигнорировали. В конце 2015 года общественные активисты наконец-то обратили внимание муниципальных властей на вопиющую безалаберность, после чего те заверили, что ситуация будет в ближайшее время исправлена.

6. Пушистый Иисус, Борха, Испания

Ранее богом забытый испанский городок Борха в Арагоне был известен лишь историкам как родовое гнездо в будущем одиозной итальянской семьи Борджиа. Все изменилось в 2012 году, когда в местной церкви Милосердия Господня закончилась реставрация фрески Ecce Homo («Се человек»), написанной художником Элиасом Гарсиа Мартинесом на рубеже XIX—XX веков.

Читать еще:  Цифровой и фото художник. Steven Kin (фотограф)

Это было заурядное, в общем-то, произведение, которое тем не менее быстро начало разрушаться, что не давало покоя местной прихожанке Сесилии Хименес. Старушка, обуреваемая лучшими чувствами, предложила свои услуги приходскому священнику, убедив того в наличии у себя художественного дара. Настоятель церкви согласился, не подозревая, какой фурор произведет результат работы бабушки.

Вместо Иисуса в терновом венце на фреске появилось нечто, напоминающее в лучшем случае мохнатую обезьяну. Рисунок немедленно получил прозвища «Пушистый Иисус» и Ecce Mono («Се обезьяна»), а также целый легион поклонников и ненавистников. Одних возмущал факт того, что допущенный до реставрации дилетант изуродовал изображение религиозного содержания, другие, напротив, восхищались работой сеньоры Хименес, провозглашая ее новым апостолом примитивизма, который есть плоть от плоти народа.

Как бы то ни было, Борха и «Пушистый Иисус» прославились на весь мир. В маленький город ежегодно начали приезжать десятки тысяч туристов лишь для того, чтобы своими глазами увидеть необычную фреску. Муниципалитет радостно потирал руки, Сесилия Хименес пожинала свои 15 минут славы, а весной этого города в Борхе даже открылся небольшой музей этой своеобразной достопримечательности.

«Пушистый Иисус» с автором, Сесилией Хименес

В Испании неудачно отреставрировали статую на историческом здании. Теперь ее сравнивают с картошкой и Трампом

Реставратор-любитель изуродовал статую 1923 года в испанском городе Паленсия, пишет The Art Newspaper. Первым на это обратил внимание художник Антонио Гузман Капель, он опубликовал снимки скульптуры в своем фейсбуке

Фигура, украшающая фасад здания, где сейчас находится главный офис местного банка, раньше изображала улыбающуюся женщину, замечает The Art Newspaper. После неудачной реставрации ее начали сравнивать с мультипликационным персонажем, картошкой и президентом США Дональдом Трампом. Имя человека, отреставрировавшего статую, не сообщается.

В Профессиональной ассоциации по сохранению и реставрации культурного наследия Испании заявили, что это не профессиональная реставрация. Вице-президент организации Мария Борхас заметила, что неудачные реставрационные работы в стране проводят слишком часто. По ее словам, культурное наследие Испании оказалось в уязвимой ситуации.

Что еще известно:

Ранее реставраторы-любители испортили несколько исторических памятников в Испании. Так, в 2021 году пенсионерка Сесилия Хименес «восстановила» пострадавшую от влажности фреску Ecce Homo в городе Борха, после чего картину стали называть «Пушистым Иисусом» и «Обезьяньим Христом».

It’s a botch-up! Monkey Christ and the worst art repairs of all time
«As another religious painting restoration goes horribly wrong, we take a look at some of the finest examples of butchered statues, art installations and frescoes.»https://t.co/aZy3QEwcNU pic.twitter.com/cLmUhi1J93

В 2018-м в одном из храмов Эстельи отреставрировали статую святого Георгия 16-го века, в результате чего его лицо стало ярко-розовым, а шлем — светло-голубым. В 2020-м реставратор мебели из Валенсии испортил копию картины «Непорочное зачатие» с лицом Мадонны, которое тоже стало похоже на картошку.

By the same artist who gave St George a makeover?
16C wooden sculpture, Estella, Spain. pic.twitter.com/5ANAs9w5Hh

— The Countryman magazine (@Countrymaned) February 6, 2019

The original is on the left. The two attempts at «restoring» it are on the right. Ouch.
«Experts call for regulation after latest botched art restoration in Spain: Immaculate Conception painting by Murillo reportedly cleaned by furniture restorer.»https://t.co/t3kAIZYnNS pic.twitter.com/m8Kabrt7Qu

— Mark Rees (@reviewwales) June 22, 2020

Следить за событиями удобно в нашем новостном телеграм-канале. Присоединяйтесь

Умер Юрий Балашов

В возрасте 65 лет скончался Юрий Балашов — художник, дизайнер, музыкант. Его прославили оформленные им альбомы отечественных и западных исполнителей — от Софии Ротару и ВИА «Лейся, песня» до Фрэнка Заппы.

Юрий Балашов родился в 1955 году и был двенадцатым ребенком в семье секретаря Лазаря Кагановича и Иосифа Сталина Алексея Балашова. С 18 лет Юрий Балашов работал художником-оформителем. А в 25 лет начал сотрудничать с фирмой «Мелодия». Его первой работой стала обложка диска Софии Ротару. А в 1983 году «Мелодия» вручила ему приз, как победителю конкурса среди авторов оформления пластинок, за обложку диска группы «Лейся, песня».

В первые годы горбачевских реформ Юрий Балашов начал активно сотрудничать с «Центром» Стаса Намина и стал его арт-директором. Авторству Юрия Балашова принадлежал логотип группы Gorky Park — первого отечественного рок-коллектива, целенаправленно созданного «на экспорт». Логотип представлял собой серп и молот, трансформированные в буквы G и P. Это был один из самых узнаваемых символов перестроечного СССР, так как группа активно гастролировала за рубежом, а клип «Bang» крутили по MTV.

Благодаря работе со Стасом Наминым, Юрий Балашов познакомился с Фрэнком Заппой, Питером Гэбриелом, Йоко Оно, Scorpions и другими гостями Центра. Отправившись в США вместе с «Парком Горького», Балашов задержался там на четыре года. Брался за любую работу — оформлял витрины магазинов, проектировал детскую мебель, делал различного рода дизайн в модном тогда «русском» стиле.

Читать еще:  Современный художник-абстракционист. Марина Астахова

В 1993 году Фрэнк Заппа, с которым они часто виделись еще во время деловых визитов музыканта в Москву, пригласил Балашова на свой день рождения и предложил оформить альбом «Civilization Phaze III». Работа заняла два месяца. Балашов описывал это изображение следующим образом: «Гора Джомолунгма, на вершине которой стоит рояль, и из рояля пышет пламя. Огонь поднимается в небо, и там куча брошенных лестниц на пути к этой вершине. Рояль оброс, как ракушками, старыми и новыми постройками, небоскребами, но уже на контр-уклоне, и сам рояль недостижим практически, только вертолетом можно добраться». До сих пор сложно поверить в то, что обложка была сделана без использования компьютерной графики. Альбом «Civilization Phaze III» получил Grammy за лучшее оформление и оказался последней прижизненной работой Заппы.

Среди русско-американских друзей Юрия Балашова был Виктор Гинзбург, позднее ставший известным, как режиссер фильма «Generation P» по роману Виктора Пелевина, а в Америке работавший над фильмом «Нескучный сад», для которого Балашов нарисовал афишу. В своих интервью Балашов вспоминал и Кирилла Дыжина, который позднее, под именем Гермес Зайготт, стал одним из первых участников творческого объединения Gazgolder. По словам Балашова, иногда к их совместному калифорнийскому музицированию присоединялась Жанна Агузарова. А в другом их проекте, «Гуси», приняли участие актриса Наталья Андрейченко и экс-солист «Автографа» Артур Беркут.

В 1996 году Юрий Балашов вернулся на родину году и продолжил сотрудничество с «Центром» Стаса Намина. В качестве музыканта Юрий Балашов работал с группами «Намгар», «Оркестр неизвестных инструментов», «Моно и Исай» и другими. С 1997 играл в этно-электронной группе «Волга», в состав которой входила также фолк-певица Анжела Манукян, Роман Лебедев из «Коррозии металла» и участник «Центра» и «Ночного проспекта» Алексей Борисов. Стиль «Волги», как указывалось на официальных ресурсах коллектива, представлял собой «синтез танцевальных ритмов и традиционной славянской полиритмии в сочетании с атмосферным эмбиентом и нойзом, акустической перкуссией и экологически чистыми мелодиями». В композициях «Волги» использовались аутентичные русские тексты XII—XIX веков.

Юрий Балашов музицировал, используя инструменты собственной конструкции. Любимым был «сукозвук» — вариация на тему инструмента, придуманного еще в США и представлявшего собой корягу с натянутой струной. В конце 1990-х у «Волги» сложилась вполне успешная международная карьера, причем, это уже не были выезды на гастроли на волне интереса к перестроечной России. Группа смогла создать уникальный звук, заинтересовавший поклонников world music.

Несколько дней назад о серьезной болезни Юрия Балашова сообщил в своих соцсетях Гермес Зайготт. А сегодня он же разместил пост о его «переходе в другое измерение». «Я даже не думала что Юра умрет»,— написала в своем фейсбуке Анжела Манукян. Юрий Балашов был художником, каллиграфом, музыкантом, скейтбордистом: в нем было столько жизни, что и правда казалось, будто смерть о нем каким-то образом забудет.

Художница Стрельбицкая рассказала о самоотверженном служении артистов Виктюку

«Они ломали ключицы, колени, плечи»

Умер Роман Виктюк. Ему было 84 года. Да, он долго болел. Об этом знали многие. Но разве так утрату перенести легче? Ничуть. Маэстро создал не просто театр, он сотворил мир вокруг себя и оставил верных последователей. Значительную часть жизни рядом с ним была художница Татьяна Стрельбицкая. Она играла в его спектаклях, визуально воплощала самые смелые замыслы и просто очень любила.

Фото: Из личного архива

— Общение с Романом Григорьевичем — это волшебство, потому что общение с гением всегда такое, — говорит Татьяна Стрельбицкая. — Это как любовь, искра. С тобой просто такое происходит… и понимаешь, что больше себе не принадлежишь. Ты навеки уже его. Я помню, как ночами звонила Роману, признавалась в любви. И он мне звонил и говорил: «Танюня! Танюня! Я тебя тоже». Но дело не в этом… Мы дружили очень много лет, но когда мне говорят: «Прими мои соболезнования» — мне странно такое слышать. Правильнее сказать: «Мир, прими соболезнования! Ты даже не представляешь, кого потерял».

Он был не просто художественным руководителем театра, мастером, гениальным режиссером, эпохой… Это нечто большее. Он — Роман Виктюк. А для меня и для мира — это куда большее.

Когда несколько городов Японии накрыло смертоносное цунами (11 марта 2011 года Японию потрясло девятибалльное землетрясение, вызвавшее цунами, которое называют самым мощным в истории нашей планеты. — И.Н.), оно уничтожило все материальное. Мы тогда встретились с Ромочкой, взялись за руки и говорили о том, какое счастье, что есть театр. Это молитва через человека к человеку в разговоре с Богом.

— А его театр — храм?

— Я думаю, что это место единственное, в котором актеры по-настоящему служили, а не выслуживали свои амбиции, благосостояние, звания. Да простят меня за такие слова. Я никогда не видела такой отдачи театру, как у актеров Романа Виктюка. Сейчас театр осиротел. Это факт. Большую его часть составляли проводники Романа Григорьевича — духовные, энергетические, пластические. Я люблю его и буду любить вечно, потому что это мои крылья, мой ангел.

Читать еще:  Современные российские художники. Роман Величко

Фото: Из личного архива

— Вы же знали о его болезни?

— Конечно, я все понимала. Многие знали, что он болеет. Но то, что произошло, это не личное и не частное. Не сухое — вот не стало Романа Виктюка. Я ощущаю как художник, что земля осиротела. Прости меня за пафос. Но это так. Именно благодаря таким, как он, мы становимся людьми, а не просто обывательски крутимся в этой жизни. Роман нас всех выводил в иную сферу. Недаром его театр называется «Дом света». Страшно то, что он пустел, и ничего после него не будет. Боюсь представить, что сейчас происходит с его актерами. Это в других театрах снимаются в сериалах, как-то крутятся, а здесь они служили, ломали ключицы, колени, плечи и работали так, как ни в одном театре. И так в каждом спектакле. Они понимали, что Роман Виктюк не просто режиссер, мастер, худрук. Это проводник. А сейчас куда они разбредутся? Кто их поймает?

— Вы работали с Романом Григорьевичем и как актриса в спектакле «Любовник» и как художник. Каким он был в профессии?

— Мне было очень странно работать, потому что сама я по образованию режиссер. После премьеры даже выходили газетные статьи с заголовками вроде «Первый режиссер, которому она отдалась». В Одессе говорили, что я его жена или что я мужчина, переодетый в женщину. Всякого вздора хватало.

Фото: Из личного архива

Однажды Роман Григорьевич увидел меня за кулисами и сказал по-украински: «Хто це?» То есть «кто это?». Так произошла наша встреча. Потом мне недоброжелатели говорили, что у нас ничего не получится. Но все случилось — и спектакль, и дружба. Я называю это актом любви. Тогда было сложное время. Роман Григорьевич хотел открывать филиал театра в Киеве. Но помешали дефолт, проблемы. А «Любовник» остался жить как-то вопреки.

— Что цепляло в Романе Григорьевиче?

— Наверное, понимание, что он над тобой и при этом втягивает вверх, к себе. Ты не актер в его руках, а соучастник действия, некоей молитвы. Однажды в 8 утра у меня зазвонил телефон: Роман Григорьевич. «Танюня, ты должна нарисовать ложу Маркиза де Сада», — сказал он. Я тут же вскочила с кровати и была готова делать все, что он скажет. Он поведал мне о замысле «Маскарада маркиза де Сада», главная тема которого — вечный конфликт художника с властью. Роман Григорьевич предложил написать портреты врагов маркиза де Сада, которые тот пишет в тюрьме в состоянии, близком к безумию. Но это все я узнала потом. А тогда не спрашивала, ни сколько это будет стоить, ни детали замысла, ничего. Была готова, как солдат. Человек просто говорит: «Хочу тебя». И ты ему: «Я — твоя».

Реставратор Михаил Леонидов

Многое о живописи кратко… и понятно

Кислород и долговечность художественных красок

Многие спрашивают, влияет ли кислород на долговечность масляных красок и почему рекомендуется хранить живопись в более душном помещении, нежели с доступом свежего воздуха.

Кислород влияет не на прочность красок, а на цветовой тон некоторых пигментов и то очень условно. А хранить в закрытом помещении живопись рекомендуют не из-за кислорода, а из-за содержания в «свежем» воздухе других ненужных примесей.

Кстати, акриловые краски гораздо сильнее меняются от количества кислорода в воздухе, чем масляные краски, что достаточно удивительно, поскольку из акрила изготавливают большинство красок для наружных работ.

Солнечный свет для живописи: несчастливая арифметика

Солнечный свет (прямые солнечные лучи) опасны для любой живописи. Например, 1 час солнечного света для масляных красок равен 24 часам обычного дневного света. Если картина побыла на солнце хотя бы 1 час, рекомендовано ее положить ее в максимально темное помещении на 3-5 часов. Да, абсолютно верно, картине тоже нужно «отдохнуть» от интенсивного света.

Лессировать, нельзя крыть!

Не используйте лессировочные краски в качестве кроющих, даже в частых и мелких ситуациях. Если нанести лессировочную краску толстым слоем она может потемнеть как сразу, так и после высыхания. Особенно будут темнеть лессировочные краски холодных тонов.

Горячий воздух для масляной живописи вреден

Очень многие художники сушат свою живопись горячим воздухом (например, феном). Подобная сушка действительно ускоряет процесс высыхания масла, но это проводит к созданию «неустойчивых полимерных связей», что приведет красочный слой к скорому растрескиванию. Не торопите события. Масло должно сохнуть в максимально естественных условиях и температурах.

Художественный грунт воды боятся не должен!

Качественный художественный грунт для масляных и акриловых красок не должен растворяться и размываться водой после своего высыхания. На удивление, очень многие грунты для живописи, особенно самостоятельного производства, не выдерживают даже этого простого правила.

Как побороть цветовую индукцию

Художники часто сталкиваются с нежелательным изменением цвета под воздействием другого цвета (цветовая индукция). Чтобы этого избежать, надо обводить объект темным контуром.

Я стараюсь не давать таких технических советов, поскольку у меня немного другая профессия, но меня попросило несколько читателей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector