Уличное искусство Кристиана Гуеми (Christian Guémy aka C215)

Уличное искусство Кристиана Гуеми (Christian Guémy aka C215)

streetart_ekb

street art и ambient-реклама

Кристиан Гуеми (Christian Guémy), также известный как С215 – художник с самой большой буквы, когда-либо созданной после первых литер Гуттенберга. В его работах удачно сочетаются политические высказывания и сложная стенсил-техника, при помощи которой он изображает как простых граждан из чуть ли не каждого города Европы, так и работы великого художника Караваджо. Кристиан с любовью относится к простым людям, с подозрением – к политике, и невероятно серьезно – к работе над трафаретами.
Игорь Костриков из нашей команды поговорил с Кристианом о политике, светотени, портретах бездомных и лучших гражданах Европы.

— Как вы выбираете объекты и поверхности, с которыми работаете? Интуитивно или сообразуясь со смыслом рисунка?

-Я пытаюсь подобрать атмосферное пространство, сообразующееся с предметом рисунка, чтобы создать в полной мере воспринимаемую работу на стыке реальности и изображения.

— Как вы начали свой проект, посвященный Караваджо? Есть ли у него образовательная подоплека? Пытаетесь ли Вы ввести традиционное искусство в контекст нового окружения?

— Во-первых, в этом году исполняется 400 лет со смерти Караваджо, во-вторых, он мой любимый художник, виртуозно владевший светотенью и много путешествовавший, как и я. Я переносил его работы на новые поверхности в тех городах, в которых он в свое время останавливался: Милан, Рим и Наполи. В ближайшее время отправлюсь в Сицилию, а затем на Мальту. После того, как цикл получил свою первую выставку «Граница» в лондонской галерее Signal в этом июле, я планирую организовать большое шоу этой зимой в Париже.

— На ваш взгляд, какое сообщение несет уличное искусство?

— Не существует общего яркого мнения – просто самобытные личности стараются выразить себя. Как следствие, нет никакой идеологии – исключительно самовыражение. Свобода, в конце концов.

— Среди ваших работ есть остросоциальные рисунки вроде портретов бездомных (к примеру, в Осло и в Марселе). Хотите ли вы привлечь внимание зрителей к существующей проблеме или же просто познакомить их с тем, что они избегают видеть в реальной жизни?

— На улицах я стараюсь изображать вещи, соответствующие контексту, так что рисунки обычных людей и бездомных кажутся мне вполне логичными. Я не принадлежу к поп-культуре, которая рекламирует звезд и «сливки общества». Я предпочитаю социологию и политику.

— Как вы понимаете, что поверхность, объект и концепт наконец-то соединяются воедино – и работа закончена?

— Искусство – во многом это то, что не вписывается в технику, то, чего ты не планировал, не ожидал – его нельзя выставить, продать или единолично владеть его секретом. Это уж точно. Искусство всегда является своего рода магией – как и любовь, вера и свобода.

— Какие города вы считаете своими любимыми и почему? Какие из них лучше подходят для работы, а какие – для отдыха?

— Сейчас я могу сказать, что мой любимый город – это Рим; как для рисования, так и для жизни. Мне нравится историческая многослойность города, его архитектура, стиль жизни и культурный пласт, в котором город существует. Здесь все завязано на истории и искусстве. В этом городе я встретил свою девушку. Я сделал много работ в Риме в этом году, и в моих планах – увеличить их число.

— В каком городе наиболее дружелюбные жители, с которыми вы работали и которых вы использовали в своих рисунках?

— Мне был дарован мой район, в котором жители с восторгом относятся к стрит-арту и трафаретам в частности. В то же время я делал много коллабораций в своем родном городе – Витри-сюр-Сена.

— Как вы относитесь к подъему левых сил в европейской политике? Как вы считаете, повлияет ли это на процесс джентрификации и существующие социальные программы поддержки?

— Либерализм – лишь один из способов описания экономической анархии. Разница между социальными классами, кажется, все время увеличивается, в то время как экономика беззастенчиво пользуется экологией… Что я с этим могу поделать?

— И последний вопрос – что Нина (8-летняя дочь Кристиана) думает о твоем творчестве – и нравится ей для тебя позировать?

— Пока Нина гордится своим отцом и собой; я надеюсь, что позже она сумеет понять, насколько глубокую и сильную любовь и надежду я вложил в каждый из ее портретов.

Кристиан Геми (C215). Творчество — это задавать себе вопросы

There is no creativity without questioning yourself

В воскресенье наступил первый теплый, весенний, солнечный день. В кармане лежал билет на мастер-класс. Я шла в Эрарту, музей современного искусства: в Петербург впервые приехал известнейший уличный художник Кристиан Геми, работающий под псевдонимом C215.

Кристиан улыбчивый и уверенный, говорит по-английски с трогательным французским акцентом. Переводил его слова человек в полосатой кофте, уговоривший Кристиана приехать с мастер-классом в Петербург.

В Москву Кристиан приезжал четыре раза. Там ему не понравилось (прозвучало слово violent — жестокий). В Петербурге он впервые, но сразу очарован им как «более европейским» городом. У Кристиана появилась договорённость о выставке с Эрартой, так что он планирует вернуться. В музей уличного искусства на заводе слоистых пластиков он еще пока не добрался, однако наслышан.

Любимым российским художником Кристиан назвал Василия Кандинского, потому что у него «душа Петербурга». А после мастер-класса он его и нарисовал рядом с Эрартой.

Все полтора часа мастер-класса я была под большим впечатлением и строчила, как взбесившаяся печатная машинка.

Дело в том, что мне очень захотелось показать вам историю про холодильник.

Читать еще:  Справочник художника. Акварельная техника живописи

Здравствуйте! Если вы пришли на мастер-класс, чтобы учиться у меня, мне придется вам разочаровать.

Рисовать мы сегодня не будем. Учить вас я не намерен. Я ненавижу учителей.
Вместо этого мы поговорим о творчестве.

Я — француз, поэтому мне хочется сравнить творчество с едой. Вы ведь не против метафоры?

Представьте: вы решили позвать друзей и хотите приготовить ужин.

Чтобы сделать всё как следует, вы покупаете поваренную книгу. Потом идете на рынок или в магазин, покупаете всё по списку из рецепта. Правда, в процессе выясняется, что ровно нужное количество еды купить невозможно. Магазину нужно много продать, еда расфасована заранее. Так уж устроен наш мир.

Вы возвращаетесь домой, следуете поваренной книге, готовите замечательный ужин. Приходят друзья, хвалят еду, все довольны. Потом друзья уходят. В холодильнике остаются излишки не использованной еды.

И что, теперь вы — повар?
Вовсе нет. Вы — робот.

Вы изготовили что-то, не очень понимая, почему вы действовали определенным образом.
Вы не более чем руки, продолжение автора поваренной книги.

На следующий день вы снова открываете холодильник.
В нём уйма всякой еды, порой несовместимой друг с другом.
Что-то можно использовать для приготовления очередного ужина. Что-то придется выкинуть.

В этот момент вы становитесь шеф-поваром.

Искусство создают из того, что осталось. Творческий процесс — наши размышления о том, что ещё не было использовано.

Нас всё время учат.

С детства нам запрещают проявлять свою индивидуальность. Все нам говорят, что конкретно нам нельзя делать и как устроен мир.

Нас муштруют все: родители, школа, друзья, начальники.
Всем известно, что мы НЕ МОЖЕМ сделать — и где нам расскажут, как НАДО.

В 3 года мы еще творческие люди, а в 25 — уже нет. Мы забыли, какими появились на свет. У нас отняли себя. Нас переучили так, как удобно обществу. А мы поверили учителям.

Вот поэтому я сегодня не буду говорить вам, как — делать и как — не делать.

Я не хочу быть тем, кто отнимает творческие порывы у вас по веточке, как стригут деревья, пока они не примут нужную форму.

Мир настолько стандартизован, что делать в нем практически нечего.

Чему нас учат в семье, школе, на работе?
Имитировать других, встраиваться в общество.
Одни говорят: это запрещено, другие: делай вот так.
Нас учат контролировать себя и имитировать себя.

В какой-то момент начинаешь новый день с того, чтобы имитировать день вчерашний.
В какой-то момент совершенно перестаёшь думать, теряешь понимание своего поведения. Становишься роботом.

Учитель ставит рамки. Я отказываюсь быть учителем.

Мне всегда нравилось рисовать.
Особенно — рисовать на предметах, отвергнутых обществом.

Я создаю свои портреты в довольно-таки уродливых уголках. Я рисую на некрасивых, вонючих, страшных улицах. Я беру то, что отвергли, и даю стенам и предметам новую жизнь. То, на что махнули рукой, снова получает ценность.

Я не собираюсь заниматься «красивым искусством». Я иду туда, где вообще не предполагается искусства.

Я не хочу вас учить тому, как рисую я.
Делайте так, как можете только вы. Находите себя.

Я увлекся техникой трафарета (stencil art) в стародавние времена. Тогда трафарет считался скучным способом украшать бабушкины кухни. Никто не думал, что трафарет станет популярной техникой стритарта.

Граффитисты смеялись надо мной, так что я окончательно влюбился в трафареты.

В отвергнутом всеми — максимальный потенциал. В популярном и массовом потенциала уже нет.

Если вы пойдёте в изобразительную школу, вам однозначно навяжут классическую школу рисунка — или личный подход учителя. Что-нибудь да навяжут.

Любой учитель стремится загубить вашу индивидуальность. Если вы недостаточно сильны, вас сломают. Учитель — это отец, босс, тиран, диктатор. Он не освободитель, не мессия.

Когда вы приходите к эксперту перенимать технику, вы идёте наперекор себе.
В том, что отвергает учитель, и есть ваше творчество, ваша индивидуальность.

Вы не найдете своего творческого пути в поваренной книге.

Ваш творческий путь — в том, что случайно осталось в холодильнике.
В том моменте, когда вы скажете: «Ну и что с этим делать? У меня гора бесполезных продуктов». Ну ещё бы! Вам же продали лишнее.

Учитель отвергает то, чего не понимает. Он может научить только тому, что понимает он сам.
Учитель оставляет от вас малую толику, отрезая со всех сторон, пока не останется ясный ему минимум.

Ваша идентичность — не то, чему вас научили, а то, что полетело в помойку после того, как вас обстругали.
Когда вас учат, вас исправляют. Вас отвлекают от того, кем вы являетесь.

Вы плохо передаете пропорции, вы нарисовали слишком большие глаза… Если вы недостаточно сильны, вас сломают. Не торопитесь отказываться от своей индивидуальности, от своего стиля.

Творчество — это вопрос стиля. Вопрос идентичности.
А не уникальное — не творческое.

Я не буду делать из вас роботов. Я не хочу, чтобы вы стали рекламой меня, армией, рисующей за меня.

Я начал рисовать на улицах через трафарет, потому что стритарт был под запретом, а трафарет — это быстро. В России сейчас это, похоже, актуально.

Но рисовать в моем стиле никогда не станет выражением вас. Мы с вами для этого слишком разные. У вас другая культура, политическая ситуация, другие ежедневные проблемы, другие стены города.

Наши жизни очень разные. Делайте что-то своё! Делайте то, что выглядит, как вы. Не нужно никому подражать.

Если кто-то вам сказал, что знает, что такое трафарет — он либо глупец, либо врун.

Читать еще:  Современные филлипинские художники. Romel De La Torre

Никогда не было и не будет единственно верных трафаретов.
Трафарет — это просто маска. Вы прикрываете одно и покрываете краской другое.

Рисуйте, как хотите.
Нет никакой техники, нет правил.
Принцип у трафарета один — прикрыть часть, остальное закрасить.

Если кто-то стал популярным, это не значит, что он делает что-то верно.
Смысл в том, чтобы каждый выражал себя.

Успешные художники — те, кто не следует правилам и, несмотря ни на что, выражает себя.
Каждый популярный уличный художник формулирует и выражает себя, культуру, страну, идентичность.
Они стали известными не из-за того, что были хороши. Просто они научились показывать наружу то, что у них внутри.

Чтобы понять себя, встаньте перед холодильником.

Почему так просто купить поваренную книгу?
Почему все стремятся найти легкие ответы?

Да потому что страшно быть собой. Страшно быть фриком.

Все говорят, кем быть. Никто не советует быть собой. Как будто это опасно…

Фрик — это тот, кто признается: я постоянно, начиная с трёх лет, отвергал себя.

Если вы хотите творить, вам нужно собрать воедино то, что вы отвергли.
Вы стоите перед холодильником и обозреваете всё, что у вас осталось.

Не факт, что ужин из этих ингредиентов получится вкусный. Вы должны методом проб и ошибок найти свой собственный рецепт. Новый.

Вашим материалом станет то, что готово полететь в мусорку.

Не все, что лежит в холодильнике, можно использовать.
Чего-то осталось слишком много, что-то уже не в форме. То же самое с идентичностью: не всё можно использовать. Нужно разобраться.

Учитель говорит: не делай этого!
Не соглашайтесь с ним.
Не делайте наоборот.

Учеба — это не свобода.
Свобода отличается от реакции. Творчество диалектично, творчество — это единство и борьба противоположных начал.

Думайте о холодильнике.
Вы не можете смешать воедино всё, что там есть.

Думайте. Кое-что из содержимого можно использовать.

Творчество — это переработка самого себя.
Это долгий путь. Нелёгкий.
Но это путь к свободе.

Свобода не появляется в один момент.
Вы не найдете свободу в обучении.

Свобода — в ваших детских мечтах.

Вы помните свои детские мечты? Может, и нет. Ведь вы их отвергали всю жизнь.

Вам приходилось отдавать и отвергать себя. Все, что я могу вам посоветовать теперь — вернуться к детским мечтам.

Переработайте свою жизнь.

Многие мои проекты начинаются с мысли «это невозможно».

И я иду туда.
Это не происходит мгновенно. Это целый процесс.

Нет плохих тем, есть неправильный подход.
Ищите свой подход.

А вот работа Порфирия Федорина (выставлена в “Эрарте”) с говорящим названием “Учитель” на закуску:

Художник Christian Asuh

Понятия не имею, как имя этого художника произноситься по русски.

и совсем ничего про него не знаю.

Удивительно — но это тот редкий случай, когда и не надо, настолько его картины самодостаточны.

Он удивительно театрален, драматургичен, сценичен.

Он УДИВИТЕЛЬНО передает атмосферу.

И очень простой — это редкость в наше навороченное и чрезмерно тщеславное время.

Надеюсь Вам тоже понравиться.

Надеюсь, Вы получили такое же удовольствие, как и я 🙂

Цифровое искусство

Скачать книгу в формате:

В книге Кристианы Пол, известного немецко-американского куратора и специалиста в области компьютерного искусства, новых медиа и нет-арта, подробно рассматривается эволюция искусства, основанного на новейших информационных технологиях. Обзор основных вех цифрового искусства и творчества его ведущих представителей дополнен обширным справочным аппаратом.

Популярные книги

  • 70610
  • 13
  • 1

Рэй Брэдбери Вино из одуванчиков Уолтеру А. Брэдбери, не дядюшке и не двоюродному брату, но, в.

Вино из одуванчиков

  • 52153
  • 7
  • 1

Джон Эйкафф Начни. Врежь страху по лицу, перестань быть «нормальным» и займись чем-то стоящим И.

Начни. Врежь страху по лицу, перестань быть «нормальным» и займись чем-то стоящим

  • 45583
  • 5
  • 1

Первая часть I Был холодный ясный апрельский день, и часы пробили тринадцать. Уткнув подбородок в.

  • 34076
  • 4

Колин Кэмпбелл, Томас Кэмпбелл Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования.

Китайское исследование. Результаты самого масштабного исследования связи питания и здоровья

  • 53719
  • 6
  • 1

Трансерфинг реальности

  • 53833
  • 5
  • 1

Бернард ВЕРБЕР ИМПЕРИЯ АНГЕЛОВ Посвящается Веронике 1. ЗА КУЛИСАМИ РАЯ Тремя путями мудрости.

Империя ангелов

Читатель! Мы искренне надеемся, что ты решил читать книгу «Цифровое искусство» Пол Кристиана по зову своего сердца. Кажется невероятным, но совершенно отчетливо и в высшей степени успешно передано словами неуловимое, волшебное, редчайшее и крайне доброе настроение. Легкий и утонченный юмор подается в умеренных дозах, позволяя немного передохнуть и расслабиться от основного потока информации. Очевидно-то, что актуальность не теряется с годами, и на такой доброй морали строится мир и в наши дни, и в былые времена, и в будущих эпохах и цивилизациях. Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе. Интрига настолько запутанна, что несмотря на встречающиеся подсказки невероятно сложно угадать дорогу, по которой пойдет сюжет. С помощью описания событий с разных сторон, множества точек зрения, автор постепенно развивает сюжет, что в свою очередь увлекает читателя не позволяя скучать. Благодаря живому и динамичному языку повествования все зрительные образы у читателя наполняются всей гаммой красок и звуков. Написано настолько увлекательно и живо, что все картины и протагонисты запоминаются на долго и даже спустя довольно долгое время, моментально вспоминаются. Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Грамотно и реалистично изображенная окружающая среда, своей живописностью и многообразностью, погружает, увлекает и будоражит воображение. «Цифровое искусство» Пол Кристиана читать бесплатно онлайн приятно и увлекательно, все настолько гармонично, что хочется вернуться к нему еще раз.

Читать еще:  Этот никчёмный гаражный хлам...

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

Что такое смерть? По сути, каждый думает и делает выводы по-своему. Но если действительно… смерть.

Неучтённый фактор. Быть живым

Что такое смерть? По сути, каждый думает и делает выводы по-своему. Но если действительно… смерть.

Книга предназначена для военных врачей, фельдшеров и санитарных ин-структоров, участвующих в подго.

Тактическая медицина

Книга предназначена для военных врачей, фельдшеров и санитарных ин-структоров, участвующих в подго.

— Ты пришла, — послышался из темноты вкрадчивый бархатистый голос. У меня по телу побежали мурашки.

«Хэллоуинские страсти. Ночь для инкуба»

— Ты пришла, — послышался из темноты вкрадчивый бархатистый голос. У меня по телу побежали мурашки.

Кристиан Шад: немецкий магический реализм

Кристиан Шад: немецкий магический реализм

Немецкий живописец Кристиан Шад, родившийся в 1894 году, был одним из важнейших представителей художественного движения Новая вещественность (Neue Sachlichkeit).

Его работы основывались на классических моделях, но были весьма гиперреалистичными и выделялись своим двусмысленным содержанием. Кристиан Шад был изобретателем «шадографий» и источником вдохновения для движения дадаистов. Его портреты создают необыкновенный образ жизни в Берлине и Вене в годы, последовавшие за Первой мировой войной.

Предлагаем девять интересных фактов о Кристиане Шаде, о которых вы, возможно, не знали.

9. Он симулировал проблемы со здоровьем, чтобы избежать военной службы.

Когда началась Первая Мировая война, Шад умудрился симулировать проблемы с сердцем, чтобы избежать военной службы. Кристиан предоставил медицинскую справку с рекомендацией врача жить в высокогорном регионе и переехал в Швейцарию, в Цюрих.

8. Кристиан Шад являлся соучредителем журнала Dada под названием «Сириус».

В Цюрихе художник познакомился с писателем Вальтером Сернером. Шад поддерживал Сернера в основании дадаистского журнала «Сириус» и в планировании различных дада-кампаний.
Для «Сириуса» Шад сделал несколько графических работ и статей.

7. Кристиан Шад был пионером художественной абстракции.

Ближе к концу Первой мировой войны Шад переехал в Женеву, где началось его личное движение дада. В это время он экспериментировал с различными материалами. Эксперименты привели к созданию фотограмм, которые позже были названы “шадографиями”.

  • Шадография, 1977
  • Amourette(шадография), 1918

Это были контурные изображения, полученные на светочувствительных пластинах, похожие на так называемые рейографии, которые создавал современник Шада художник-дадаист Ман Рей. Своими шадографиями художник пытался отвернуться от реалистического представления в рамках движения Дада.

6. Шад написал портрет Папы Пия XI

После недолгого пребывания в Мюнхене Шад провел несколько лет в Италии. Там он сначала жил в Риме, а затем переехал в Неаполь, который был для него более интересен, потому что, был «менее культурным». В Неаполе художник получил заказ от Ватикана написать портрет Папы Пия XI.

5. Утонченная сторона «золотых двадцатых».

В двадцатых художник вернулся в Германию и жил в Берлине. Там он вел жизнь денди и появлялся не только на арт-сцене, но и в салонах, барах и ночных клубах.

Его моделями стали окружавшие его люди. Одной из них была Соня, портрет которой он написал в 1928 году. В этой работе воплощены женщины того времени. Городская красавица, которая в своей прекрасной морозной прохладе повелевает расстоянием. Ее большие глаза смотрят в пустоту и раскрывают ее внутренние чувства. В этот период глаза становятся центром картин Кристиана Шада.

Работы художника становилась все более и более сексуально откровенными. На картине «Две девушки» Шад показывает двух мастурбирующих женщин. Позже он объяснил, что именно стройная внешность молодой женщины вдохновила его нарисовать ее мастурбирующей. Вторую женщину на заднем плане он рисовал без модели.

Презентация двух девушек спровоцировала двойственную реакцию зрителей: во-первых, такого откровенного сексуального и широкоформатного изображения еще не было. Во-вторых, взгляд женщины. Ее глаза не обращены к зрителю, и она кажется совершенно застенчивой.

4. «Автопортрет» Шада стал его самой известной и репродуцированной работой.

На этом автопортрете 1927 года сам Шад одет в прозрачное зеленоватое одеяние. Художник как-то сказал, что на создание женского лица на картине его вдохновил неизвестный человек, которого он видел в магазине канцелярских товаров.

На этой густо сексуализированной картине эти две фигуры занимают разные реальности. И снова их глаза указывают на совершенно особые отношения.

3. Он перестал заниматься искусством во время Второй мировой войны.

Во время Второй мировой войны Кристиан Шад ушел во внутреннее изгнание и почти перестал рисовать. Вместо того чтобы работать художником, он управлял пивоварней и изучал восточноазиатский мистицизм. В 1936 году Музей современного искусства в Нью-Йорке продемонстрировал некоторые из его ранних «шадографий».

  • Полуобнаженная, Кристиан Шад,1929
  • Сен-Женуа д’Аннокур, Кристиан Шад,1927

2. Выставки никогда не отказывались от работ Кристиана Шада.

  • Операция, Кристиан Шад,1929
  • Нарцисс, Кристиан Шад,1927

Ни одна из работ художника не была конфискована или запрещена к показу. В 1934 году он даже смог представить свои работы на Große Deutsche Kunstausstellung (Большая Немецкая Художественная Выставка). Однако стиль картин Шада отличался от его более ранних работ, в первую очередь из-за вкусов его клиентов.

1. В последние годы своей жизни Кристиан Шад ссылался на свои ранние работы.

После более чем 40-летнего творчества немецкий художник опять обратился к фотограммам и занимался их созданием до 1977 года. В начале 1970-х годов Шад вернулся к реалистическому стилю живописи своего современного периода и опубликовал несколько графических альбомов. Кристиан Шад умер в феврале 1982 года в городе Штутгарт.

  • Портрет Эгона Эрвина, Кристиан Шад, 1928
  • dr Haustein, Кристиан Шад, 1928
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector