Язык тела. Enzzo Barrena (фотограф)

Язык тела. Enzzo Barrena (фотограф)

Как смерть итальянского фотографа положила конец эпохе «героинового шика»

Что такое «героиновый шик»

К началу 90-ых употребление наркотиков перестает быть маргинальным занятием. Согласно исследованию Substance Use & Abuse: Cultural and Historical Perspectives, причиной этого стало значительное снижение цен на героин в это время, и как следствие – рост количества американцев с зависимостью.

Разумеется, массовая культура не могла пройти мимо этого тренда. Теме наркотиков посвящено немало фильмов 90-ых. Самые известные из них: «На игле», «Криминальное чтиво», «Бойцовский клуб» и, конечно, «Джиа» — биографическая драма о манекенщице Джии Мари Каранджи, одной из первых женщин, которая открыто призналась в том, что больна СПИДом (от чего и погибла в 26 лет).

Начало «героинового шика» в моде связывают с фотосессией «Лето любви» фотографа Корин Дэй. На ней 15-летняя Кейт Мосс скачет по пляжу, демонстрируя болезненно худое полуобнаженное тело. Дэй обвинили в пропаганде педофилии и анорексии, а Кейт Мосс получила первую известность.

Через три года их вновь раскритикуют за пропаганду нездоровой худобы после съемок для английского Vogue. Но настоящую популярность «героиновому шику» даст Кельвин Кляйн. В 1992 году скандальный кутюрье выпустил рекламные плакаты с юными полураздетыми Кейт Мосс и рэпером Марки Марком (тебе он, скорее всего, известен как актер Марк Уолберг). Общественность возмутилась откровенностью фотографий, но образ Кейт Мосс положил начало новому тренду – «героиновому шику».

Вызов идеальной жизни и идеальному телу

Кажется, кого удивишь худыми моделями, но «героиновый шик» стал таким заметным явлением в культуре именно из-за появления в глянце. Об этом пишет британский искусствовед и историк моды Ребекка Арнольд в книге «Мода, желание и тревога. Образ и мораль в XX веке».

Как отмечает Арнольд, образы, которые связывали с употреблением наркотиков, были частью более широкого явления – протеста против идеальных тел, навязываемых глянцем тех лет.

Фотографии Кейт Мосс и других моделей «героинового шика» не привлекли бы столько внимания, если бы были опубликованы, к примеру, в популярном в те года журнале о поп-музыке и уличной культуре The Face. Но, появившись на страницах Vogue, в других глянцевых изданиях и крупных рекламных компаниях, где обычно показывали идеальных моделей в идеальной обстановке, они раздражали и будоражили общество. Субтильные подростки с темными кругами под глазами на безжизненных лицах гораздо больше походили на обычных людей, чем на моделей.

Сама эстетика саморазрушения зародилась не в 90-е годы. Еще раньше – в 70-е и 80-е были работы Боба Ричардсона, Нэн Голдин с зарисовками своих друзей-наркоманов, трансвеститов и нью-йоркской богемы 70-ых, снимки Ги Бурдена, где женщины похожи на скучающих одурманенных кукол. По словам Ребекки Арнольд, новая волна фотографов и стилистов 90-ых отличалась от этих фотохудожников тем, что хотела связать моду с молодежной культурой.

Смерть, которая изменила все

«Героиновый шик», очевидно, не мог оставаться просто стилизацией, героин действительно был популярен в светской тусовке того времени. Девочки-модели в свои 14-16 лет получали не только славу, деньги, но и первый опыт употребления наркотиков. К концу 90-ых многие из них – те, кто выживут, — попадут в клинику и потратят немало сил, чтобы восстановить репутацию и карьеру.

Давиде Сорренти пробыл в индустрии совсем недолго, по сути, он даже не был фешн-фотографом, а занимался больше репортажной съемкой. Однако именно с этим именем связывают конец эпохи «героинового шика». Вместе со своим братом Марио Сорренти (сегодня это известный фотограф и режиссер) Давиде стоял у истоков антигламура в фотографии. Его личные, намеренно неряшливые и очень естественные снимки нью-йоркской молодежи, своих друзей и семьи сразу привлекли внимание к творчеству Давиде. Он фотографировал таких моделей, как Мила Йовович, Джейд Берро, Джейми Кинг, публиковался в журналах Detour, Surface, Ray Gun и i-D.

Один из самых известных снимков Давиде Сорренти: Джейми Кинг, лежащая на кровати в разорванной одежде с разбросанными вокруг фотографиями известных людей, пострадавших от наркотиков: Курта Кобейна, Сида Вишеса и Джерри Гарсия.

Как рассказывал о Давиде бывший арт-директор журнала Interview, основанного Энди Уорхолом Ричард Пандиссио:

Однако вряд ли сам Давиде считал, что его жизнь будет долгой. Он с детства страдал редким заболеванием – талласемией, которое требовало постоянных переливаний крови. Возможно, отсюда в творчестве Сорренто взялись меланхоличные образы, отражающие скоротечность его собственного существования.

Он умер в 21 год в квартире своего друга в Манхэттене. Предположительно, от болезни почек, усугубленной приемом наркотиков. Пресса сделала акцент на последнем, написав в заголовках про смерть от передозировки.

Конечно, Давиде был далеко не первым, кто скончался в молодом возрасте от наркотиков, особенно для тех времен. Однако знаковой его смерть сделала мать – Франческа Сорренти. Она начала масштабную кампанию против «гламуризации» наркомании и использования для этого несовершеннолетних моделей. Она говорила с имиджмейкерами и дизайнерами. Обращалась к модным домам, позволявшим моделям-наркоманкам участвовать в показах, к стилистам, которые были готовы принять модель в любом состоянии, лишь бы получить нужный снимок. Она рассказывала на СNN о владельце элитного модельного агентства Джоне Касабланкасе и вынудила его признать, что в его бизнесе действительно есть проблемы с наркотиками.

Через несколько месяцев после смерти Давиде Сорренти в The New York Times вышла статья журналистки Эми Спиндлер с заголовком: «Смерть омрачает героиновый облик моды». В ней она пишет, что смерть Сорренти была похожа «на небольшую бомбу» и вызвала жуткую тишину в модной индустрии.

Кульминацией в борьбе с «героиновым шиком» стало высказывание президента Клинтона, произнесенное в 1997 году, через три месяца после смерти Давиде Сорренти. В нем он осудил использование модой подростков и содействие популяризации героина среди молодого поколения:

Читать еще:  Эзотерические трансформеры Элия Белютина

После этого модные дома и дизайнеры стали постепенно отказываться от использования образа «героинового шика» и расторгать сотрудничество с моделями, уличенными в наркомании. В 1999 году Vogue опубликовал на обложке фото Жизель Бюндхен, написав, что она станет символом возвращения на подиумы сексуальных здоровых моделей и конца эры «героинового шика».

Enzzo Barrena

@BarrenaEnzzo

We looked inside some of the tweets by @BarrenaEnzzo and here’s what we found interesting.

Inside 100 Tweets

A mi nadie me quita de la cabeza que a los poderosos tras bambalinas les importa más que haya muertes para que «su protesta» tenga más chance de éxito. Esos dos muchachos no se murieron, los sacrificaron.

Augusto Rey, en gestión de su madrina Susana Villaran, ganó un CAS por 7000 soles, con apenas Bachiller, para sustentar “experiencia” presentó un certificado de trabajo del Estudio Miranda & Amado, que resultó ser falso. Conclusión: Rey uso documento falso para ganar dicho CAS

Qué se puede esperar de un corrupto https://t.co/hUvwACoFLQ

Marco Sifuentes aseguró hace 3 días que LA POLICÍA «SIEMBRA» a cada rato a los pobres. Sres @PoliciaPeru hagan algo POR FAVOR, ya hasta dónde más van a permitir que sigan pisoteando a toda la institución y envenenando a los jóvenes. ESTA ES TU «UNIDAD» @FSagasti ?? Difundir https://t.co/t4VmOQgAI7

N° de constituciones, comparativa: (1) (2) (1) (1) (0) ________ (12) (26) (24) (20) (32) Entiendan amiguitos, las potencias mundiales no desechan su constitución [las mejoran], eso demuestra seriedad y madurez. #NoCaigasenlaTrampa #SocialismoesMiseria

y si le decimos a los pulpines que limpien las playas y convencerlos de que es un acto radical para el beneficio del país?

Marco Sifuentes parece de esos que en el colegio llamábamos «el sobón de la clase» o la «acuseta del salón»

Tanta gente que me dice que no sé Derecho Constitucional. Quizás debería quejarme con mi profesor. . Ernesto Blume 😂

Una cosa es enseñar y otra domar https://t.co/V2bRdH00Jl

La izquierda no puede vivir sin enemigos y si no los tiene se los inventa Fujimori Alan Keiko Chávarry Los cuellos blancos El Congreso Merino La policia Blume Beto Ortiz La Constitución del 93 El TC Rifles preparados, apunten, fuego!!

Gustavo Gorriti en #NEDenRPP2020: «En las últimas horas del gobierno usurpador, hubo la intención de sacar a las Fuerzas Armadas a la calle, plantear un toque de queda de 24 h. y de realizar arrestos en los domicilio de las personas que -en su concepto- estaban dirigiendo esto».

La inestabilidad empieza por campañas falsas de información. Gorriti representa lo más bajo del periodismo https://t.co/4ijgUSs8LS

Los progres se sientes felices porque Susana Baca ganó un Grammy pero apuesto que no se saben ni una pvta canción🎤🎤🎤

y parece que por arte de magia el Covid desapareció y parece que la vacuna es la inestabilidad política

Фотографии Нобуеси Араки — высокое искусство, эмоциональный эротизм и табуированные темы (18+)

Фотограф Нобуеси Араки (Nobuyoshi Araki) — один из самых неоднозначных, сложных и интересных фотохудожников современности. Он необычен даже для родной Японии, не говоря о западном мире. Главный стереотип, сопровождающий все его творчество, — порнографичность и скандальность, но Араки гораздо глубже, чем поверхностный эпатаж.

Это настоящий продолжатель традиций родного острова — в данном случае, традиций эротических гравюр укие-э, которыми вдохновлялся и другой известный японский фотограф Эйко Хосоэ. Работы, в которых сложно нащупать переход от томного эротизма к бандажным, порнографическим «картинкам», созвучны с эстетикой сюнга. Принять их, в особенности в годы владычества общественного пуританства, было сложно.

Из-за своего творчества фотограф постоянно получает штрафы и даже попадает в полицию. В 1988 году журнал «Сясин Дзидай» опубликовал работы фотографа, которые сочли откровенной и незаконной порнографией и изъяли весь тираж. Издание закрылось, а Нобуеси Араки долго давал показания в участке. Это его не остановило, как и скандалы, регулярно возникающие в Японии и на Западе — против него регулярно выступают активисты.

Фотограф невероятно много работает, он опубликовал более 400 книг, а количество созданных им проектов сложно подсчитать. Это один из самых плодовитых современных авторов, который даже сегодня, в восьмидесятилетнем возрасте, продолжает работать в излюбленном жанре. В этой эстетике он фотографировал даже певицу Леди Гага, не изменяя собственному творчеству даже со знаменитостями.

Не наблюдатель, а участник

Сам Нобуеси Араки говорит, что не думает о производительности и не замечает ее — фотография для него также естественна, как дыхание или стук сердца. Он утверждает, что при проявке пленки или желатиновой печати в кадре появляется нечто большее, чем просто изображение — тайна, глубокие эмоции, вплоть до ощущения тепла кожи модели. Фотограф никогда не работает с цифровыми камерами, называя их «фотоаппаратами для глупых людей», не дающим ощущения телесности и копирующими присутствие в реальности.

Сам автор в своей реальности присутствует более чем полноценно — включая интимный доступ к моделям из токийского «квартала красных фонарей». Признания об этом опыте, сделанные в интервью, шокируют публику, чуть ли не больше самих работ. Нобуеси Араки сам присутствовал в кадре, фотографировал себя как участника процесса — как он с сожалением говорит, более ему недоступного. Для автора фотография — это открытие, в первую очередь, себя, он стирает границу между фотографом и объектом съемки и провозглашает торжество субъективизма.

Личные переживания в работах Араки затрагивают не только сферу неоднозначных развлечений. Он, как фотобиограф, фиксировал свою семейную жизнь, начиная с медового месяца. Снимки с женой Йоко вошли в альбом «Сентиментальное путешествие», выпущенный в 1971 году. Через два десятилетия эта трогательная фотоистория закончилась у дверей крематория — супруга фотографа умерла от рака в 42 года.

Читать еще:  Художник и скульптор. Amour-1

Нобуеси Араки фотографировал жену во время болезни и на основе этих кадров сделал передвижную выставку — он ничего не скрывает о себе и своей жизни. Рефлексии о смерти Йоко нашли отражение в его современных работах из серии «Рай», где фотограф размышляет о загробном существовании и увядании, иллюстрируя безрадостные мысли снимками пышных цветов.

В них явно присутствует порнографический оттенок — о том, что он есть в каждом фото, открыто говорит сам Араки. Он утверждает, что чистая эротика слишком интеллектуальна и поэтому неинтересна. А сам он добавляет в фото «чуточку грязи». Однако он снимает не только табуированные сцены, но и небо, пейзажи, играющих детей и другие совершенно невинные сюжеты — с присущим ему даром передавать «телесность».

От снимка прохожих в Токио до первых международных выставок

Экспериментировать с фотографией Нобуеси Араки начал еще в детстве. Его отец был фотографом любителем, по основной профессии — торговцем японскими сандалиями-гэта в городке Минова. У него было семеро детей — кроме Нобуеси, еще три сына и три дочери. Будущий фотограф родился в 1940 году, пережил в совсем юном возрасте войну, а свою первую камеру получил в подарок в 12 лет. Он фотографировал во время школьных экскурсий, а позже, во время учебы в университете Тиба, начал подавать заявки на участие в фотоконкурсах, которые проводили журналы.

Окончив инженерный факультет (отделение фото и кинематографа) в степени бакалавра, Нобуеси Араки поступил в фотоагентство «Дэнцу». Там он познакомился с будущей женой — она работала секретарем. Фотограф занимался рекламной съемкой и в свободное время использовал студийное оборудование для собственных экспериментов и поисков стиля.

Изначально Араки работал как репортажник. Он фотографировал школьников младших классов, получив за одну из работ первую награду от журнала «Тайе». Первая персональная выставка Нобуеси Араки прошла в 1965 году, а через пять лет он на собственные деньги издал сборник «Отксерокопированные фотографии», куда вошли снимки лиц жителей Токио. Сборник автор отослал друзьям и критикам, а также случайно выбранным по телефонной книге адресатам.

После издания сборника фотограф резко поменял стиль, организовал программную для себя выставку «Правда о Мари Кармен», куда вошли абсолютно порнографические кадры. В 1971 году вышел фотосборник из медового месяца, Нобуеси Араки с единомышленниками организовал собственное арт-объединение и съездил на Окинаву, где еще находился американский оккупационный корпус. Годом позже он фотограф уволился из агентства и стал работать абсолютно независимо.

Режиссер, фотограф и арт-деятель сегодня

С начала 1970-х годов Нобуеси Араки работал над собственными проектами. Также он проводил мастер-классы в фотошколе, которую создал вместе с уже упомянутым Эйко Хосоэ, Масахисой Фукасэ и другими японскими фотографами. В 1976 году школа закрылась, но Араки открыл новую, уже полностью под своим руководством.

В 1978 году фотограф с семьей переехал в предместье Токио и через год при поддержке Международного центра фотографии провел первую нью-йоркскую выставку. Тогда же фотограф опубликовал первые бандаж-фотографии — их принял эротический журнал.

С 80-х годов Араки начал вплотную работать с инструментами кинематографа. Вдохновило его участие в съемке фильма известного японского кинорежиссера Сэйдзюн Судзуки. Фотограф исследовал возможности кинопроизводства для поиска новых способов передачи эмоций через снимки. Он открыл собственную компанию и начал издавать журнал — тот самый «Сясин Дзидай», из-за которого попал в полицию. Это был вызов традиционному обществу и громкое слово в японском художественном андеграунде.

В 1981 году Араки снял свой первый фильм в качестве режиссера и начал путешествовать. Он посетил Европу, Латинскую Америку, Южную Корею, а после возвращения переехал в округ Токио, где живет и сегодня. С середины 80-х годов он экспериментировал с созданным им направлением «слайд-шоу» (фотографии одновременно демонстрировались с помощью двух проекторов), сотрудничал с Биллом Брандтом, другим видным представителем выбранного японцем жанра ню.

В начале 90-х годов, после трагической потери жены, Нобуеси Араки получил две высшие награды от главных японских фотообъединений. Он возобновил сотрудничество с Сэйдзюн Судзуки, параллельно продолжая совершенствовать свою манеру. В 1998 году появился его знаменитый проект, воплотивший горечь личной потери. Это были фото предметов, найденных на балконе дома Араки и символизировавших утраченное счастье.

Тему «райского сада» продолжили поздние проекты A’s PARADISE с фото поразительно красивых цветов, которые окружали монстры — игрушечные, но выглядящие опасными. В сериях 2015-2018 годов в компании с растениями «позировали» куклы, связанные веревками, как ранние модели Нобуеси Араки. Он до сих пор не боится поднимать скандальные темы и, учитывая его энергию и темперамент, еще не раз будет провоцировать публику — чему можно только порадоваться.

Видеоканал Фотогора

Брассай:
«Шанс есть всегда — и каждый из нас надеется на него»

«У каждого творческого человека есть две даты рождения. Вторая дата — когда он поймет в чем его истинное призвание — намного важнее первой», — эта потрясающая фраза принадлежит венгерскому и французскому фотографу, одному из основоположников жанра уличной фотографии, скульптору и художнику Брассаю. О нем мы сегодня и поговорим.

Настоящее имя фотографа (1899-1984) — Дьюла Халаш. Псевдоним «Брассай» обязан имени трансильванского города Брассо, в котором и родился знаменитый фотограф.

С самой юности жизнь Брассая была связана с изобразительным искусством: в 1920-х годов он изучал искусство в Берлине, а в 1924 перебрался в Париж, бывший в то время центром культуры.

Здесь он познакомился с Генри Миллером, Жаком Превером, Леоном-Полем Фаргом. Можно сказать, что в фотографию Брассай пришел случайно.

Читать еще:  Фотограф из Франции. Jacques Bosser

Художественная деятельность не обеспечивала его необходимым доходом, и, взяв подработку в качестве журналиста, он занялся подготовкой репортажей для газет.

Его материалы были посвящены самым разным событиям: от спортивных состязаний до художественных выставок. Для одного из репортажей ему понадобились фотографии, и по совету своего земляка Андре Кертеса Брассай берет в руки фотокамеру. Примечательно, что в то время Брассай не считал фотографию видом искусства.

Но как только Брассай сделал свой первый снимок. его мнение о фотографии кардинально изменилось. Недолго думая, он начинает экспериментировать. Снимает Париж туманными ночами при свете фонарей и автомобильных фар. Брассай стал первым фотографом, попробовавшим ночную съемку.

Париж Брассая — это совершенно иной, непривычный в искусстве образ. Это бедные кварталы, которые населяют одинокие бродяги, завсегдатаи дешевых баров и женщины легкого поведения. Тем не менее, герои Брассая — искренние и красивые люди.

Относясь к каждому своему герою с неподдельным уважением, Брассай говорил: «Цель искусства — возвысить людей до такого уровня, до которого они бы не смогли дойти другим путем».

В 1933 году в свет вышла книга Брассая «Ночной Париж», которая снискала невероятную популярность и принесла славу автору. Мастерское использование скудного ночного городского освещения навсегда покорило сердца зрителей.

Помимо уличной фотографии, Брассай занимался портретной съемкой. В его портфолио мы видим портреты многих знаменитостей: Пикассо, Дали, Матисса, Альберто Джакометти, Анри Мишо, Жан Жене и др. С 1932 года Брассай часто снимал произведения Пикассо, создав фотолетопись его творчества. Говорят, Пикассо видел в Брассае исключительно художника и считал, что в его лице мир потерял великого портретиста.

Он всегда снимал только то, что было интересно ему самому. «Если объект съемки не притягивает вас, не вызывает у вас особых чувств, вы можете сделать прекрасную «картинку», но только не «фотографию», — еще одна его крылатая фраза.

В годы Второй мировой войны Брассай выпустил несколько альбомов. После войны он путешествовал как сотрудник журнала «Harpers Bazaar». Издал книги прозы «История Марии» (1949), «Слова, повисшие в воздухе» (1977), альбомы и мемуарные книги «Скульптуры Пикассо» (1948), «Праздник в Севилье» (1954), «Граффити Брассая» (1961), «Разговоры с Пикассо» (1964), «Неизвестный Париж 1930-х» (1976), «Генри Миллер» (1975), «Художники моей жизни» (1982), монографию о воздействии фотоискусства на творчество Пруста (изд. 1997).

«Шанс есть всегда — и каждый из нас надеется на него. Только плохой фотограф реализует один шанс из ста, тогда как хороший использует все», — говорил Брассай, добиваясь успеха и в фотографии, и в изобразительном искусстве в целом.

В 1974 году Брассаю было присуждено звание кавалера Ордена искусств и литературы, в 1976 году — Ордена Почётного легиона. В 1978 году он стал обладателем Большой национальной премии по фотографии.

До сих пор в крупнейших галереях мира организуются ретроспективные выставки Брассая. И до сих пор его мудрая фраза: «Существует много фотографий полных жизни, но непонятных и быстро забывающихся. Им не хватает силы — а это самое важное» вдохновляет начинающих авторов, заставляя их искать свой собственный уникальный стиль.

Необычайно чувственная фотография женщин от фотографа Renée Jacobs

Renée Jacobs – бывший юрист, фотожурналист и ныне известная фотограф в жанре ню.

Я была молода и очень серьёзна. Мне было 25, когда я выпустила фотокнигу (об экологических проблемах). Теперь я стара и легкомысленна, и мне это нравится», – говорит о своей новой карьере Renée Jacobs.

Сегодня, уже не молодая женщина, фотограф Renée Jacobs в числе наиболее известных фотографов, снимающих женскую обнажённую натуру. Работам Renée Jacobs получают высшие награды на конкурсах художественной и ню фотографии. Ее фотографии выставляют, публикуют и продают по всему миру.

Вот что пишет о своей работе сама фотограф Renée Jacobs:

Поскольку я работала юристом, красоты в моей жизни было не так много. Я начала фотографировать женскую обнажённую натуру и поняла, что для меня нет ничего красивее и живительнее после пятнадцатилетия конфликтов и агонии. Это был отличный способ вернуть красоту в мою жизнь, – говорит фотограф.
Женщинам так долго велели скрывать свою сексуальность или делать вид, что её не существует, или что она существует только чтобы продавать мыло или шампуни, но не как причина для гордости или источник силы, а сексуальность – невероятно сильная штука.

В работах Renée Jacobs всегда видна открытость, искренность, чувственность, сексуальность, смелость и соблазн. Все ее фотографии – это отличное взаимопонимание фотографа и модели, доверительные отношения, которые помогают создавать шедевры.

Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs Фото: Renée Jacobs

Еще больше вдохновения в наших социальных сетях: Вконтакте, Facebook, Instagram и Telegram.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector