Южноафриканский художник. Andre de Beer

Южноафриканский художник. Andre de Beer

Анна Толстова о трех взглядах на африканское искусство в Фонде Louis Vuitton

В Фонде Louis Vuitton в Париже открылась выставка «Искусство/Африка, новая мастерская». Вернее, это три выставки, сделанные под общим руководством Сюзанны Паже, директора фонда, и они представляют три разных взгляда на «африканскость» африканского искусства

Название выставки «Art/Afrique» пишется через косую черту, так что в нем читается не утверждение «искусство Африки», а как бы скрытый вопрос «Искусство или Африка?». Тут сразу вспоминается многосерийный фильм Аньес Варда «По минуте на образ», считающийся лучшей иллюстрацией к известному положению Ролана Барта, что фотография — это сообщение без кода. Простое как мычание — очень выразительный язык, но без грамматики. В кадре у Аньес Варда — фотография, за кадром — голос, в течение минуты интерпретирующий снимок, голос может принадлежать Маргерит Дюрас, Иву Сен-Лорану или безымянному булочнику, не важно, важно, что все они видят, что изображено на фотографии, но не видят, как это изображено — хоть бы кто-нибудь сказал про диагональную композицию или, допустим, игру светотени. Точно так же зачастую подходят и к современному искусству Африки, видя в нем Африку со всеми ее постколониальными бедами — войнами, голодом, нищетой, эпидемиями, нехваткой воды, но не видя в нем собственно искусства. Трехчастная выставка «Искусство/Африка» не то чтобы отделяет одно от другого, но, представляя три разных взгляда на предмет, показывает, что Африка — такой же культурно-географический конструкт, что и Восток с Западом.

Каликсте Дакпоган. «Посредник», 2010 год

Фото: Calixte Dakpogan

Первая и самая большая часть — избранное из коллекции Жана Пигоцци, умудрившегося составить крупнейшее в мире собрание современного африканского искусства, ни разу не побывав в Африке. Зато Пигоцци побывал на легендарной выставке «Маги земли», сделанной Жан-Юбером Мартеном в 1989 году и разруганной в пух и прах прогрессивной критикой за культурный неоколониализм. И вот оказывается, что с «Магов земли» начался не только путь многих африканских художников на Венецианскую биеннале, кассельскую documenta и в музеи Нью-Йорка, Парижа и Лондона, но и африканская коллекция Жана Пигоцци. На протяжении 20 лет Пигоцци консультировал куратор Андре Маньен — остроту его глаза, мгновенно оценивающего биеннальный потенциал художника, а в послужном списке доброй половины экспонентов значится Венеция, post factum можно оценить в Фонде Louis Vuitton. С самого начала Пигоцци решил сосредоточиться на искусстве Тропической Африки — без северного и южного экстремумов континента, без стран Магриба и ЮАР — и покупать работы только тех художников, что не переселились в Европу и Америку, а работают на родине. То есть коллекционировать самую настоящую африканскую Африку.

На первый взгляд «самая настоящая африканская Африка» похожа на музей этнографии: маски, идолы, яркие наивные картинки. Но такова субверсивная стратегия многих художников из африканских стран между северным и южным тропиками — предоставлять искомую экзотику экзотизирующему глазу иностранца, вкладывая новые смыслы в как бы традиционное искусство, и внешнее сходство с тем, что выставлено в Музее на набережной Бранли, обманчиво. Маски вообще обманчивы: бенинец Ромуальд Хазуме делает маски из старых канистр, очеловечивая их штампованные пластмассовые морды, а его двоюродный брат Каликсте Дакпоган — из разнообразного мусора, украшенного бусинами и цветными карандашами, но если искусство Хазуме говорит о черном рынке бензина, одновременно кормящем и разрушающем Бенин, то Дакпогана интересуют не столько социально-экономические, сколько духовные материи, такие как новейшие трансформации культа вуду. И все же только посещение Бранли поможет оценить новаторство сенегалки Сени Ава Камары, чьи волшебные терракотовые скульптуры так же далеки от древних традиций Казаманса, как живопись Михаила Ларионова — от академизма Федора Бруни, или революционность пластики Джона Гоба из Сьерра-Леоне. Во время гражданской войны его мастерская была разрушена, но никакие конфликты не смогли разрушить космическую гармонию хрупких раскрашенных деревянных фигурок, каждая из которых, словно учебная модель молекулы, окружена множеством шариков с торчащими во все стороны иглами дикобразов, чтобы никто, как говорит Джон Гоба, не смог проникнуть в сердце его скульптуры.

Шери Самба. «Малыш Кадого: я за мир, поэтому я люблю оружие», 2004 год

Фото: Cheri Samba

Однако гражданская война в Сьерра-Леоне породила и столь далекие от гармонии образы, как чудовищные машины убийства Абу Бакара Мансарая, художника-самоучки и инженера-самоучки, утверждающего, что любая из этих сюрреалистических конструкций может быть построена в действительности. И они кажутся печальной кодой к технофутуристическим фантазиям конголезских утопистов Ригоберта Ними с его грандиозными космическими станциями, весело подмигивающими зрителю множеством разноцветных лампочек, или Бодиса Изека Кингелеза, проектирующего города будущей деколонизованной Африки в стиле золотой середины между ВДНХ и Диснейлендом. В целом же конголезцы сильны традицией политического реализма, маскирующегося под наивный лубок в живописи «народных художников» Шери Самба и Моке, начинавших с рисования вывесок и афиш на улицах Киншасы. Тогда как в Кот-д’Ивуаре очевидно преобладает традиция эзотерического концептуализма — например, в философической графике Фредерика Брюли Буабре.

Если Шери Самба и Фредерик Брюли Буабре проснулись знаменитыми после выставки «Маги земли», то малийских фотографов Сейду Кейта и Малика Сидибе, мало кому известных за пределами Бамако, разыскал и превратил в мировых звезд (Малик Сидибе — первый художник из Африки, получивший «Золотого льва» Венецианской биеннале) именно Андре Маньен — как раз когда собирал коллекцию Жана Пигоцци. Но даже гениальные фотографии антропологов-гуманистов Сейду Кейта и Малика Сидибе не документируют «чистую» и «подлинную» Африку, какую европейцы и американцы все тщатся найти после стольких веков колонизации. И уж тем более не соответствует этому фантомному идеалу искусство молодого поколения африканских художников. Так, камерунцы Паскаль Мартин Тайю и Бартелеми Тогуо не отвечают коллекционерским критериям Пигоцци — и как давно покинувшие свою родину ради более приспособленных для творческой и не только творческой жизни Бельгии и Франции, и как художники «интернационального стиля» современного искусства. В графике Бартелеми Тогуо гораздо больше реальной Дюссельдорфской академии и Йозефа Бойса, нежели воображаемой Африки, какая предстает аморфным облаком камней, выкрашенных гуашью разных цветов, в инсталляции «Колонизация» Паскаля Мартина Тайю. «Колонизация» помещена при входе на выставку собрания Жана Пигоцци — как своего рода иронический эпиграф: искать «настоящую черную Африку» бесполезно, она цветная и, главное, разноцветная, но колористические нюансы виднее изнутри, чем извне.

Читать еще:  Тело и мир. Разрисованные Дамы. Jessica Harrison

Абу Бакар Мансарай. «Цифровой человек», 2004 год

Фото: Abu Bakarr Mansaray

Вторая часть «Искусства/Африки» представляет собой кураторское исследование современной художественной сцены Южно-Африканской Республики, где бывшие колонизаторы разных наций и бывшие угнетенные разных наций сосуществуют в одном пространстве чудовищного социального напряжения. Биеннальная публика знакома с искусство ЮАР по двум полярным фигурам: Уильяму Кентриджу, чьи мультимедийные оперы являют «высокую культуру» Запада со всеми ее достижениями, от академического рисунка до диалектики марксизма, и Николасу Хлобо, плетущему и шьющему колоссальные текстильные инсталляции, поскольку архаическое рукоделье — удел субалтернов, будь то женщины или так называемые «примитивные народы». Они же представляют два поколения южноафриканских художников — до и после апартеида. Но выставка показывает, что между этими полюсами лежит пространство чрезвычайно интенсивной художественной жизни, самым интересным проявлением которой, кажется, является фотография, документальная, как у живого классика Дэвида Голдблатта, его учеников, Занеле Мухоли и Мусы Нксумало, и Грэми Уильямса, или концептуально-постановочная, как у Джоди Брэнд и Кудзаная Чиурая, деконструирующих стереотипные представления об Африке. И именно фотография оказывается тем медиумом, который, как и «Колонизация» Паскаля Мартина Тайю, не оставляет камня на камне от западного мифа об Африке.

Эпилогом «Искусства/Африки» служит выставка собственной африканской коллекции Фонда Louis Vuitton — она не велика, но в ней есть работы самых известных художников Тропической Африки и ЮАР, от Шери Самба, Ромуальда Хазуме и Бартелеми Тогуо до Уильяма Кентриджа, Дэвида Голдблатта, Занеле Мухоли и Кудзаная Чиурая. Однако искусство Африки здесь не ограничивается африканским континентом и распространяется на диаспору, будь то британка Линетт Ядом-Боакье или американцы Рашид Джонсон и Вангечи Муту (все трое тоже участвовали в Венецианской биеннале разных лет). И эта версия «духовной Африки» — как неединого единства и разобщенного сообщества — почему-то представляется наиболее убедительной.

Художник Jean Beraud (1848 – 1935). Париж, как образ утончённой красоты

Художник Jean Beraud (1848 – 1935)

Французский художник Жан Беро известен, как салонный живописец конца девятнадцатого века, автор большого количества жанровых работ о жизни Парижа и светского общества французской столицы. Кроме того художник писал картины-евангельские сюжеты в которых герои были перенесены в девятнадцатый век.

Художник Жан Беро (Jean Beraud) родился в декабре 1848 года в Санкт-Петербурге, в семье французского скульптора Жана Беро, которого российские власти пригласили для оформления Исаакиевского собора.

Через пять лет после рождения Жана его отец скончался и вдова, с четырьмя детьми, оставила Петербург и вернулась в Париж.

После возвращение во Францию Жан Беро был определён в лицей Бонапарта – юноша мечтал о карьере адвоката. Однако, после окончания Франко-Прусской войны Жан уже не хотел быть юристом, а поступил в Школу изящных искусств, где брал уроки живописи у известного французского художника-портретиста Леона Бонна.

После окончания Школы изящных искусств Жан Беро открыл собственную мастерскую на Монмартре, начал писать, в основном, портреты и с 1873 года регулярно участвовал в работе Парижского Салона. В 1876 году художник пишет жанровую картину «Возвращение с похорон» и выставляет эту работу в Салоне – успех превышает все ожидания. И Жан начинает создавать работы с «похожими» сюжетами – жанровые сценки на Елисейских Полях, живописные кафе Монмартра, блестящая публика на берегах Сены… В целом – изображение будней времён «Прекрасной эпохи».

Постепенно академический стиль живописи уступает место импрессионизму, что совсем не характерно для салонной живописи, поскольку «салонные» живописцы не столько выражали себя, сколько стремились создать некий образ идеальной красоты, который бы в полной мере удовлетворял представление современников о хорошем вкусе.

В 1887 году Jean Beraud был посвящён в рыцари, а в 1894 году был удостоен звания офицера Почётного легиона.

К концу девятнадцатого века художник всё меньше времени уделял написанию картин, и всё больше участвовал в многочисленных жюри и конкурсных комиссиях, в организации и проведении выставок «Обществом изящных искусств» в котором Жан Беро состоял в должности вице-президента.

У художника никогда не было жены и детьми он не обзавёлся. А потому, после его смерти, в октябре 1935 года, был похоронен на кладбище Монмартр рядом с могилами своей матери и сестры-двойняшки Мелани.

Картины художника Жана Беро (Jean Beraud)

Кондитерская Gloppe на Елисейских Полях

Магдалина в доме Симона фарисея

Симфония красного и золота

Ночные красавицы (В парижском саду)

У церкви Святой Троицы

Ветреный день на Мосту Искусств

Игра в трик-трак (нарды) в кафе

Модистка на Елисейских полях

Выход их Лицея Кондорсе

Цветочный рынок в Париже

Сцена на Елисейских полях

Полёт биплана братьев Райт

На площади Конкорд

Большие бульвары. Театр Варьете

Прибытие мидинеток (L’Arrivee des midinettes)

Большие бульвары (Кафе Америкэн)

Модистка на мосту Искусств (Modiste Sur Le Pont Des Arts)

Суета на Рю де ла Пэ (Courses Rue De La Paix)

Андре Амбург — André Hambourg

Художник Андре Амбург (5 мая 1909 — 4 декабря 1999) был французским художником романтических композиций Венеции , светящихся морских пейзажей и пляжных сцен.

Содержание

Образование и начало карьеры

Андре Амбург родился в Париже 5 мая 1909 года. Поступив в Национальную школу высшего искусства в 1926 году, он четыре года изучал скульптуру у Поля Никлауса . Затем молодой художник поступил в студию Люсьена Симона в Высшей национальной школе изящных искусств . Во время учебы в учебе Гамбург провел свою дебютную персональную выставку в Galerie Taureau в Париже в 1928 году. Ему было всего 19 лет. Из-за раннего признания его таланта Гамбург стал активным участником важных парижских салонов на первых этапах своей развивающейся карьеры. В 1931 году он стал членом Salon de l’Art Français Indépendant и Salon de l’Oeuvre Unique.

Первой из многих наград Гамбурга была Премия Вилла Абд-эль-Тиф, присужденная в 1933 году. В результате художник впервые поехал в Северную Африку и провел почти десять лет, работая в Алжире и Марокко . Яркий солнечный свет, а также мрачная бедность этого региона вдохновляли полотна Гамбурга. В 1937 году он выполнил большую фреску для алжирского павильона на Международной выставке в Париже, заслужив звание лауреата выставки. На протяжении своих лет в Северной Африке Гамбург выставлял свои картины на многочисленных персональных выставках в Алжире, Оране и Париже. Восемьдесят его работ были показаны на такой выставке в Musée d’Outre-Mer в Париже в 1939 году.

Читать еще:  Цифровые картины. Steven Lebron Langston

Военная служба

В 1939 году Гамбург был мобилизован в качестве военного репортера и рисовальщика и работал в штате Journal de Commissariat a la Guerre, газете французской армии под псевдонимом Андре Аче. Специальные миссии на боевых кораблях привели к тому, что в 1944 году он был назначен военным корреспондентом в штаб межсоюзнического ВОВ . В этой роли он принимал участие в кампаниях Германии, Эльзаса и Атлантического фронта, а также в освобождении Франции . В знак признания его вклада в военное время Гамбург был награжден Круа де Герр . Перед окончанием войны Гамбург стал первым французским делегатом Общества помощи четырем искусствам. За его помощь французским художникам в это время Гамбург был удостоен звания кавалера Ордена Санте Публик.

Вернувшись на короткое время к своей художественной карьере, Гамбург стал официальным художником ВМФ в 1952 году. Он совершил многочисленные плавания на борту французских кораблей военно-морского флота с миссиями по всему миру, включая Венецию, Советский Союз , Израиль , Британию , Слоновую Кость. Побережье , США и Мексика . Из этих глобальных путешествий художник привез множество эскизов и подготовительных рисунков для будущих картин и иллюстраций. Его международные поездки окажут длительное влияние на его произведения искусства. Авантюрная морская карьера Гамбурга привела к тому, что он был удостоен чести лауреата морского салона и стал официальным художником Морского министерства.

Поздняя карьера

В 1970 году пятьсот его работ составили престижную ретроспективу в Доме культуры в Бурже . Другие известные выставки включают Рисунки Венеции в Galerie Varine-Gincourt в Париже (1979), Bonjour New York в Wally Findlay Galleries в Нью-Йорке (1985), Присутствие Андре Хамбура в Salon du Dessin (1986), André Hambourg в Кот-д’Ивуар в Galerie Guigne в Париже (1987) и, наконец, André Hambourg в Венеции в Galerie Apesteguyin Deauville (1989).

Имея прошлый опыт создания фресок для кораблей, Гамбург попросили закончить фреску площадью 195 квадратных футов для Аудитории нового Европейского суда в Люксембурге в 1972 году. Год спустя это панорамное произведение было представлено на церемонии открытия в Отель де Виль , на котором присутствовали президент Люксембурга Роберт Лекур , а также герцога и герцогини Люксембурга.

4 декабря 1999 года Андре Амбург скончался в Париже после долгой и успешной карьеры. Сегодня его работы можно найти в собраниях музеев, таких как Национальный музей современного искусства , Национальный морской музей и Музей африканского искусства и океана.

Личная жизнь

Гамбург женился на Николь Раше, внучке врача и друга Эжена Будена , в 1948 году.

Художник и иллюстратор

Гамбург написал и проиллюстрировал две книги, рассказывающие о том, что он видел и испытал как военный корреспондент. «Берхтесгаден-Партия» и » От Алжира до Берхтесгадена» были опубликованы в 1947 году. Художник также был плодотворным иллюстратором коллекционных книг на протяжении почти 40 лет. Его иллюстрации можно найти в следующих названиях:

  • Жорж Дюамель «s La Pierre d’Хорив 1953)
  • Киплинг : Возвращение Имрея (1956)
  • Сен-Жермен-де-Пре Лео Ларгье (1958)
  • Анри де Ренье «s Venetian Life (1959)
  • Сюлли Прюдом «s Private Diary (1960)
  • Огни Онфлера Люси Деларю-Мадрю (1964)
  • Джозеф Кессель «S Земля Любви и Огня (1967)
  • Монтерлан «s Гипс Flower (1967)
  • Взгляд на сады Версаля по тексту Людовика XIV (1974)
  • Венецианская записная книжка Роберта Париенте (1979)
  • Посмертные Работы по Камю (1979)
  • Париж Роберта Париенте в полном объеме (1985)
  • Прованс от Андре Суарес (1993)

Гамбург получит множество наград и наград за свою жизнь. Крест кавалера Почетного легиона был вручен ему президентом Французской Республики в 1951 году. В 1986 году он был назначен командиром искусств и литературы, а также командующим Почетного легиона. Наконец, в 1996 году он стал Великим офицером Национального ордена заслуг.

Гайд по стрит-арту Дурбана: о чем говорят муралы в ЮАР?

Стрит-арт в Южной Африке возник, как один из способов борьбы с апартеидом. И до сих пор проблема равенства прав черного и белого населения и память об апартеиде остаются центральными темами местных муралов. Однако в Дурбане – главном курортном городе ЮАР – появляется все больше уличных художников, старающихся своими творениями скрасить не самый радужный южноафриканский быт и сделать депрессивные районы города ярче, дружелюбнее и веселее. Ну и, конечно, рассказать с помощью кисти и валика о зулусской культуре, которая здесь преобладает над западной. Из гайда ты узнаешь о главных уличных художниках Южной Африки и о самых значимых муралах – must-see Дурбана. Что важно, все они находятся в центре города, а значит добираться до них относительно быстро и безопасно.

Апартеид в стрит-арте

Bill of Rights by Khela Ngobese

Corner of Walnut Road and Dr AB Xuma Street

Самый известный мурал Дурбана, с которого, пожалуй, и пошла вся стрит-арт культура города, одновременно является и главной достопримечательностью Южной Африки, символизирующей борьбу с апартеидом. В 1992 году, еще до официального окончания политики апартеида, на двух стенах бывшей Durban Central Prison появилось огромное граффити. Место было выбрано не случайно – именно здесь в течение всей второй половины XX века в ожидании суда содержались политические заключенные, боровшиеся за права черного населения Южной Африки.

На этом мурале, состоящем из 4-х частей, изображены положения «Bill of Rights», или Всеобщей декларации прав человека. В 1996 году эти положения были включены в новую конституцию Южной Африки, наконец-то уравнявшую права населения вне зависимости от цвета кожи. Ну а созданный еще до этого знаменательного события мурал был призван, конечно, рассказать черному населению Дурбана об их законных правах и свободах. Документ гарантировал всеобщее равенство, права на честный суд, возможность участия в выборах, свободу передвижения, медицинское обслуживание и другие совсем уж базовые свободы.

Читать еще:  Сорняки. Mona Caron (стрит арт)

Anton Lembede by Sakhile Mhlongo

6 Durban Club Place, Anton Lembede Street

Еще один значимый мурал, посвященный борьбе с апартеидом, а точнее одному из самых известных ее борцов, был создан в 2017 году. И на нем изображен не Нельсон Мандела, как могло бы показаться! Адвокат Антон Лембеде умер в возрасте 33 лет еще до официального начала апартеида в 1948 году. Однако, в памяти южноафриканцев он остался основоположником «африканского национализма», ярым борцом за права черного населения и, можно сказать, учителем Нельсона Манделы.

Изображение Антона Лембеде в полный рост занимает целых 600 кв. м. и является самым большим муралом Дурбана. Находится мурал на стене одной из многоэтажек в даунтауне на Anton Lembede Street. Лучший вид на него открывается со стороны Durban City Hall.

Африканская жизнь в муралах

Warwick Triangle by FAITH47

Warwick Junction, intersection of David Webster and Julius Nyerere Streets

FAITH47 – одна из самых известных стрит-арт художниц в Южной Африке. Ее муралы можно найти не только в Дурбане, Йоханнесбурге и родном для FAITH Кейптауне, но и по всему миру от Нью-Йорка до Шанхая. Кроме того, выставки ее работ постоянно проходят в Европе, Азии и Америке.

В 2014 году FAITH47 пригласили принять участие в World Congress of Architecture и в рамках него украсить Дурбан своим новым рисунком. Художница выбрала один из самых неспокойных районов города – Warwick Triangle. Каждое утро здесь, в месте пересечения нескольких пешеходных и автомобильных развязок, возникает самый большой рынок Дурбана. Место это достаточно шумное, опасное и удручающее своим внешним видом. У подножия огромных колонн, поддерживающих гигантские виадуки, в вечной их тени располагаются сотни стихийных лотков с едой, техникой и одеждой.

Прогулявшись по Warwick Triangle и вдохновившись африканской рыночной атмосферой, FAITH47 изобразила на четырех сторонах этих неприглядных колонн работников дурбанского Early Morning Market. Пятый и шестой муралы достались рвущемуся в атаку тигру и невозмутимому быку. И если раньше рынок был местом, к которому заезжему путешественнику советовали не приближаться, то теперь он стал одной из главных достопримечательностей Дурбана. Хотя до сих пор здесь нужно быть внимательным(-ой) к своим вещам.

Taxi Dance by Resoborg

Corner of Charlotte Maxeke Street and Umgeni Road

Увидеть жителей Дурбана немного в другом качестве можно на муралах, созданных еще одним видным местным стрит-арт художником – Resoborg. В своих рисунках Resoborg всегда использует яркие цвета, резкие контрасты и любит геометрию в линиях. Помимо муралов, он часто расписывает стены модных кафе и создает картины и принты для арт-галерей.

Одно из самых известных его уличных творений – Taxi Dance. Появилось оно всего лишь в сентябре 2017 года, но уже стало одним из must-see муралов города. Изображение счастливых, танцующих дурбанцев находится на углу между Umgeni Road и Charlotte Maxeke Street, напротив торгового центра Caterquip. Как раз в этом месте раскинулась огромная стоянка минибасов (Catwright Taxi Rank), перевозящих дурбанцев между даунтауном и спальными районами. Так что если отправишься на осмотр мурала, будь осторожен(-а)! Район здесь не самый безопасный.

Бэкстейдж

Corner of Shepstone Street and East Lane

Еще один знаменитый дурбанский мурал появился также в 2014 году в рамках World Congress of Architecture. На этот раз для его создания объединились 5 местных стрит-арт художников, среди которых уже упомянутый Sakhile Mhlongo (автор мурала Anton Lembede), а также хорошо известный дурбанцам уличный художник Mook Lion. Вообще, слоны и африканская природа – вторая по популярности тема в стрит-арте Южной Африки. Их можно увидеть на множестве муралов по всей стране. Но вот если найдешь изображения со слонами в Дурбане, скорее всего, они принадлежат кисти Mook Lion.

Кстати, прямо напротив мурала со слонами, на другой стороне Shepstone Street, найдешь еще один мурал с портретами дурбанских стрит-арт художников. Создали эту «стену почета» Mook Lion вместе с еще одним местным уличным художником Dane Stops.

Андре Дерен

André Derain

Андре Дерен

André Derain

  • Дата рождения: 10 июня 1880 г. ; Chatou, Yvelines, Île-de-France, France
  • Дата смерти: 8 сентября 1954 г. ; Garches, Hauts-de-Seine, Île-de-France, France
  • Национальность:француз
  • Направление:Постимпрессионизм
  • Школа/группа:Фовисты (Дикие)
  • Сфера:живопись , скульптура
  • Оказал влияние:Михаил Фёдорович Ларионов , Эмили Карр
  • Арт-институции:Академия Жюлиана
  • Друзья и коллеги:Амедео Модильяни
  • Википедия:ru.wikipedia.org/wiki/Дерен,_Андре

Заказать
репродукцию

Андре Дерен (фр. André Derain; 10 июня 1880, Шату-сюр-Сен — 8 сентября 1954, Гарш) — французский живописец, график, театральный декоратор, скульптор, керамист.

Учился у Э. Карьера (1898-99) и в Академии Жюлиана (1904) в Париже. Становление художника прошло под влиянием его друга Мориса де Вламинка и позднее — Анри Матисса, оказавших на него огромное влияние. После долгой службы в армии (1900—1904) художник на два года (1905—1906) уехал в Великобританию, где создал свои знаменитые виды Гайд-Парка и набережных Темзы. Эти пейзажи, выполненные в духе фовизма, проникнуты стремлением передать напряжённость жизни природы; их декоративный эффект основан на предельно интенсивном звучании крупных пятен чистых контрастных цветов («Лондонская гавань», 1906, Галерея Тейт, Лондон). Картины Дерена сразу же привлекли внимание публики на Осеннем Салоне 1905.

Около 1908 г. стиль Дерена меняется под влиянием П. Сезанна и раннего кубизма; его картинам становятся присущи рационалистическая чёткость композиций, геометрическая упрощённость и весомость форм. Сдержанный и хмурый колорит картин этого периода строится на зеленоватых, бурых и свинцово-серых оттенках. В 1910-е гг. в творчестве художника появляются сумрачность и застылость образов, темы тоскливого однообразия провинциальных будней («Субботний день», 1911—1914, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Москва), а с 1920-х гг. он обращается к строгому, классическому рисунку, часто прибегая к стилизации творчества своих предшественников. Несмотря на это, сохранив в лучших своих произведениях глубоко индивидуальный стиль, Дерен по праву считается одним из ведущих художников XX века.

Это часть статьи Википедии, используемая под лицензией CC-BY-SA. Полный текст статьи здесь →

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector