Натюрморты. Laura Robb

Натюрморты. Laura Robb

Цветочно-фруктовые натюрморты Анри Фантен-Латура

Анри Фантен-Латур — Натюрморт с торсом и цветами — 1874

Анри Фантен-Латур (Henri Fantin-Latour), (1836, Гренобль — 1904, Буре, Орне), — французский художник и литограф.
Мать Анри — Елена Найденова (1814, Орел — 1867, Париж) — была приемной дочерью графини Елены Алексеевны Зотовой (Куракиной), (1787-1869).

Художественное образование Анри Фантен-Латур получил сначала у своего отца Жана-Теодора Фантен-Латура, а затем у Ораса Лекока де Буабодрана. С 1854 года Фантен-Латур учился в школе изящных искусств в Париже. В 1859 году он познакомился с Гюставом Курбе, в ателье которого он работал последующие два года. К 1863 году он принадлежит к числу художников, чьи работы были представлены одновременно на Парижском салоне и Салоне отверженных.

Анри Фантен-Латур — Автопортрет — 1859 — Музей изящных искусств, Гренобль

Хотя многие современные ему художники были импрессионистами, Анри Фантен-Латур придерживался стиля, близкого к реализму. Фантен-Латур известен своими цветочными натюрмортами и групповыми портретами современных ему парижских художников и писателей, друзьями которых он был. Значительно его влияние на символизм. Помимо прочего он также известен как литограф своими работами, изображающими известных классических музыкантов.

В 1876 году женился на художнице Виктории Дюбурж, после чего проводил каждое лето в поместье своей жены в Нормандии, где и умер в 1904 году. Фантен-Латур похоронен на кладбище Монпарнас.

Нарциссы в стеклянной опаловой вазе — 1875

Натюрморт с цветами и фруктами — 1865 — музей Орсе, Париж

Натюрморт с бальзаминами, персиками и абрикосами — 1877

Волшебные розы — 1874

Натюрморт с хризантемами и виноградом — 1872

Натюрморт с цветами и фруктами — 1866

Яблоки в корзине на столе — 1888

Цветы и фрукты на столе — 1865

Белые розы, хризантемы в вазе, персики и виноград на белой скатерти — 1876

Лаура Макабреску:
«Настроение, по которому мы тоскуем»

Как говорит она сама, её фотографии — проекция философских размышлений о жизни и смерти, красоте и любви, одиночестве и страхе, снах и магии. Прислушиваясь к голосу воспоминаний и чувств, 25-летняя Лаура создаёт необыкновенные фотографии, рассказывая трогательные, эмоциональные и грустные истории о сказке, которая живёт внутри неё.

На первый взгляд фотографии Лауры Макабреску напоминают иллюстрации к мрачной сказке. Сочетая тёплую цветовую гамму и прохладу, они навевают печаль, размышления и тревогу. Им присущи безмолвие, минимализм, особенная эстетика. О своём необычном творчестве девушка размышляет удивительно просто и в то же время — мудро.

Читать еще:  Ограниченная палитра. Djochkoun Sami

«Сегодня, когда я смотрю на эти фотографии, я чувствую запах отцветающих яблонь», — пишет Лаура в своем блоге.

Мир фотографии стал манить Лауру около 8 лет назад, когда она ещё училась в школе. В то время её раздумья о жизни, первые попытки понять себя и окружающий мир находили выражение в написании стихотворений. Но слова не могли передать чувства, переполняющие её душу. Она искала подходящий инструмент до тех пор, пока друг не подарил ей фотокамеру. Первой фотографией, которую сделала Лаура, стал портрет молодого человека. Влюблённые гуляли в саду, выходящем на кладбище, и девушке хотелось запечатлеть каждый момент, когда они были вместе. Вспоминая об этом теперь, Лаура тонко подмечает способность фотографий переносить человека в мир его грёз и воспоминаний: «Сегодня, когда я смотрю на эти фотографии, я чувствую запах отцветающих яблонь».

«Смерть всегда была в моей жизни, я пытаюсь приручить её. Её присутствие в моих фотографиях показывает, что я пытаюсь вступить с ней в некий диалог и приручить её», — рассказывает фотограф.

Там, где рождаются сказки

Детство Лауры прошло в маленьком городке Бжеско. Сейчас она живёт в Кракове, куда переехала позднее, когда поступила в университет. По её словам, Краков «вдохновляет её на уровне подсознания», она любит и ненавидит его одновременно. Большой многолюдный город чужд девушке. Её мысли снова и снова устремляются в прошлое — к деревенскому домику бабушки и дедушки, где она проводила каждое лето, к лесному уединению и. чучелам животных, которыми был полон их дом. Они достались Лауре от старика-охотника, живущего неподалеку, и стали её игрушками. Взрослые могли на глазах у девочки убить кролика, и даже поручить это ей самой. Она играла с тушкой без страха, исключительно с любопытством. Уже тогда — в детстве — она стала ощущать себя героиней какой-то сказки.

Может быть, именно близость к природе и естественность сельской жизни развила особенно чувствительное воображение и эмоциональность девушки. Сегодня эти животные находятся в доме Лауры; рядом с ними она чувствует себя рядом в безопасности. Поэтому она не считает мёртвых животных в своих фотографиях чем-то противоестественным: «Смерть всегда была в моей жизни, я пытаюсь приручить её. Её присутствие в моих фотографиях показывает, что я пытаюсь вступить с ней в некий диалог и приручить её».

Читать еще:  Нейроэстетика: что для нашего мозга красиво, а что нет

Не случайно её любимая работа — фотография рыжеволосой девушки с умершей лисой. В детстве Лауре часто снилось, что она встретила раненую лису и спасла её от смерти. Ощущая неразрывную связь с природой, Лаура уверена, что леса, озёра и горы — это места, в которых «рождаются сказки».

«Есть три вещи, которые вдохновляют меня: чувствительность, тьма и смерть», — Лаура Макабреску.

Творчество Лауры насквозь пронизано метафорами и символами переживаемых ею чувств. Темнота — в обычном и метафизическом смысле — заставляет Лауру задумываться о конечности жизни и своей роли в ней. Она любит слушать музыку, читать книги, прогуливаться в уединённых местах, и вести блог. Переживания воплощаются в её работах, ведь, как цитирует она слова Ницше, «если долго смотреть в бездну, то через некоторое время замечаешь, что бездна тоже смотрит в тебя».

«Я взволнована темнотой и её проявлениями, меня волнуют бездна звёздного неба, тени, ночь и фонари. Я хорошо чувствую ночную жизнь, скрытую среди деревьев, в глазах совы и волков», — рассказывает Лаура.

По признанию девушки, она начала заниматься фотографией, «чтобы показать, то, что я чувствую, — всю темноту вокруг и внутри меня». Она уверена, что боль таится в любом чувстве, и ей удаётся доказать это в своих работах.

Героями картин Лаура видит длинноволосых обнажённых девушек, себя и своего любимого человека. Трогательные истории любви, которые мы видим на её фотографиях, передают удивительную нежность и овеяны завесой тайны. Лаура верит, что любовь можно передать с помощью фотографии. Она любит снимать портреты, выражающие печаль, одиночество и тревогу. При этом она избегает фэшн-фотографии и не любит съёмку незнакомых людей, потому что они «не принадлежат к миру её воображения и воспоминаний». А без этих условий — глубокого понимания и осознанности — она считает фотографии ложью. Ей нравится снимать на старые камеры, например, «Зенит». Она не пользуется графическими редакторами для обработки фотографий, руководствуясь исключительно интуицией.

По мнению Лауры, творчество — это сложный и болезненный процесс, который невозможно понять до конца. «Сначала появляется идея, настроение; это чувство начинает расти во мне, становится до того интенсивным, что я не могу думать ни о чём другом, кроме съемки. Кадры появляются сами собой, внезапно». Она снимает по настроению — в лесу и дома. Дома — если не хочется, страшно выходить на улицу. И в лесу — если снова окунуться в атмосферу сказки.

Читать еще:  Поп-арт жив. Susanne Boehm

«Я по-прежнему буду рассказывать свои сказки. Только предупреждаю, что в них будет всё больше печали, которая разрастается во мне, как могучее дерево», — говорит Лаура Макабреску.

Лаура не считает свои фотографии чем-то особенным и не стремится к славе. По её собственному выражению, она просто проецирует свои мысли и чувства, думая о своей жизни, времени, которое неминуемо ведёт к смерти. Она ценит публикацию своих фотографий в итальянском журнале «Vogue», рада первой значительной выставке, которая состоялась в августе текущего года в Кракове и выпуск фотокниги, которая тут же получила зрительское признание. Но главная поддержка для неё — понимание со стороны близких и отклики зрителей: «Самое большое достижение для меня — это слова людей, которые пишут мне, что благодаря моим фотографиям им стали понятны собственные мысли». Она надеется, что её творчество поможет людям лучше понять самих себя: «Когда люди сопоставляют себя с моими фотографиями, это заставляет их думать, искать скрытый смысл».

Она не загадывает наперёд, несмотря на свои юные годы, понимая непредсказуемость и скоротечность жизни. Ей хотелось бы уехать жить в другой город — с вдохновляющей её дождливой и прохладной погодой. Например, в Лондон. И съездить к морю. Сейчас Лаура работает над проектом короткометражного фильма. Она, конечно же, думает о фототворчестве. Предчувствие подсказывает ей, что в нём будет всё больше печальных мотивов: «Я по-прежнему буду рассказывать свои сказки. Только предупреждаю, что в них будет всё больше печали, которая разрастается во мне, как могучее дерево».

«Если вы умеете чувствовать, реальность может испугать вас, но она подарит вам и вдохновение», — говорит она, как бы расшифровывая свой талант. И как будто предостерегает все творческие натуры: «Черпайте то, что идёт из темноты, откуда идут голоса, — они послужат вдохновением, попытайтесь поймать их, и вы станете чувствительны. Только будьте осторожны — это может лишить вас сна».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector