Немецкий художник. Pavel Feinstein

Немецкий художник. Pavel Feinstein

Немецкий художник. Pavel Feinstein

Материалы сайта www.evrey.com
Посещайте наш сайт ежедневно!

Многие в мире страдают «новомодным» заболеванием, которое называется дистресс. Пережив сильное потрясение, человек становится слишком нервозным, его мучают тревоги, он терзается безотчетными страхами…

И если медики против этого заболевания — бессильны, в роли «врачей» выступают художники…

ЛЕКАРСТВО ОТ ДИСТРЕССА

Шейна Моргенштерн, журналист

Все они когда-то жили в Москве. Вместе учились, вместе выставлялись. Потом судьба разбросала их по разным странам. И вот по прошествии многих лет они снова встретились на одном выставочном поле. Теперь уже в самом главном для всех семерых художников городе — Иерусалиме.

Идея выставки кристаллизовалась из телефонных звонков. Каждый раз, когда в Иерусалиме что-то случалось, в квартире участников этой выставки художников-израильтян, Михаила Яхилевича и Алены Зарембо, звонил телефон.

— Ну, как вы там? Целы. Жить в Израиле так опасно…

Как будто бы неопасно, например — в Москве. С заложниками в театре, взрывами в метро…

Да и где в мире сегодня найдешь уголок, в котором человек может чувствовать себя вполне защищенным.

Сначала на ум пришло определение. Многие люди в современном мире страдают заболеванием, которое в психиатрии обозначено новомодным термином «дистресс». Это такое состояние, когда, пережив тяжелое потрясение, человек долго, очень долго, не может найти себе места, нервничает, испытывает мучительную тревогу, страшится будущего…

Созвонившись в очередной раз, художники решили: так и назовем свою выставку — «Дистресс». Надо же как-то этому противостоять! А у художника единственное средство «лечения» — искусство. По-настоящему поделиться своим ощущением реальности с окружающими он может лишь на одном языке — на языке цвета и пластики.

Художники — особый народ. Они впитывают в себя действительность, извлекают из нее квинтэссенцию и возвращают публике собственное видение проблемы — пищу для сердец и умов.

Прежде всего, сговорились, что «страшилок» — не будет. И принялись за работу, каждый — в своей стране.

В Москве Петр Сапегин был театральным художником. Окончил Высшую школу-студию МХАТ. И вот уже 20 лет он живет в Осло, где стал, по сути, создателем норвежского анимационного кино. Лауреат многих международных премий, он возглавляет сегодня норвежскую студию мультипликационных фильмов.

На выставке «Дистресс», проходившей в Иерусалимском Доме художника, экспонировалась его весьма оригинальная инсталляция. Маленький телевизор, на экране которого демонстрируется кукольное кино. По содержанию этой анимационной киноленты, маленькому кукольному мальчику рассказывают о Второй мировой войне. Кукольный мальчик — впечатлителен. Он воспринимает рассказ так, как будто бы все, о чем ему говорят, происходит именно с ним, здесь и сейчас… Перед телевизором расселись зрители — тоже куклы. Их облики необыкновенно выразительны…

Двойное, нет даже — тройное, пространство инсталляции рождает многоступенчатые ассоциации. Мы не должны позволить, чтобы кто-то на свой манер «отретушировал» события Катастрофы, — как будто бы говорит нам ее автор, житель Европы. — Мы не должны забывать свою историю. Окружающие к нам равнодушны. Это — в лучшем случае. Никто не позаботится о нас, если мы не позаботимся о себе сами…

Почему мы все время молчим? — спрашивает посетителей выставки своими живописными полотнами приехавший в Иерусалим из Берлина художник Павел Файнштейн. — О нас кричат все вокруг, все вокруг в чем-то нас обвиняют. А мы, как «покорные овцы» бродим по миру, не подавая голоса…

Сегодня Павел Файнштейн считается одним из самых известных еврейских художников Германии. Для экспозиции «Дистресс» он привез несколько огромных живописных холстов, мастерски выполненных в лучших традициях реализма, символических по содержанию. Главная тема его работ — беззащитность еврея перед окружающим миром.

Ощущение психологического дискомфорта свойственно людям всех цивилизаций и времен, — успокаивает «собратьев по цеху» и публику московская художница, участница иерусалимской выставки «Дистресс» Екатерина Корнилова. — Вспомните, что вы испытывали, например, когда были детьми, и родители отправляли вас в пионерские лагеря (живописное полотно «Пионерский лагерь»).

Центральное место в экспозиции Корниловой занимает «объект». На черный манекен трехметрового роста надет зеленый маскировочный халат, весь расписанный разнообразными сюжетными картинками. Панорама российской действительности… Калейдоскоп человеческой жизни, от рождения до ухода в иной мир…

Художник Татьяна Яновская живет в Канаде. В Иерусалим Татьяна привезла тревогу за будущее детей — серию выразительных детских портретов.

Инна Энтина из России — член группы «Еврейские художники Москвы». Она много выставляется на еврейских выставках.

Неважно, в России мы живем или в Канаде, мы — странники, пытающиеся обрести собственный дом, и этот поиск сопровождается ощущениями потерянности, стресса, — считает Инна. В иерусалимской экспозиции она выставила свое послание израильским евреям — серию гравюр, объединенных общим названием «Исход». Те, кто сумел, наконец, обрести свой настоящий дом в Израиле, не должны отступить перед страхами, — говорит она израильтянам. -Исход может быть только в одну сторону: из стран диаспоры — в Эрец Исраэль

Пожалуй, самыми «страшными» оказались работы участвующих в выставке «Дистресс» израильских художников.

Алена Зарембо, жительница Иерусалима представила в экспозиции серию картин «Человек в противогазе». Противогаз, конечно же — лишь найденная Аленой острая метафора, которой художница пользуется со свойственным ей юмором. Мы отгорожены от мира защитной «маской», адаптирующей нас в окружающем мире, наши эмоции надежно спрятаны, — говорит она зрителю. — Зато, посмотрите, как удобно в противогазе есть макароны или — пылесосить квартиру…

Тема отгороженности человека от мира, его одиночества, изолированности людей друг от друга — основная в живописных холстах израильтянина Михаила Яхилевича. Большинство его сюжетов — одинокая человеческая фигура мечется в пустой квадратной ячейке из бетона, символа бездушности материала, из которого люди выстраивают свои «дома». Вот человек выбирается из темной ямы, но попадает в никуда — его вновь окружают голые мрачные стены.

Языком цвета и пластики Яхилевич рассказывает о судьбе своей страны. Особую актуальность приобретает одна из выставленных им в экспозиции «Дистресс» работ. То же замкнутое пространство, те же бездушные стены из бетона. Но на одной из них изображен иерусалимский пейзаж. На фоне пейзажа фотографируется семейство. А рядом — плакат: «Арабы! Убирайтесь из Израиля!». Комментарии, думаю — не требуются. О «гениальной» идее израильского премьер-министра Ариэля Шарона, предусматривающей «одностороннее размежевание», известно в мире всем.

Читать еще:  Постимпрессионизм, экспрессионизм и поп-арт. Clement Tsang

Выставка закончилась. Художники и их произведения разъехались по домам. Но что после их концептуальной экспозиции осталось у нас с вами?

Признаемся, что своими работами эта группа художников с достаточной степенью точности поставила всем нам «диагноз». А это уже — шаг вперед на пути к излечению. Предоставляя нам возможность посмотреть на себя со стороны, авторы выставленных произведений помогают нам осознать, кто мы и что являем собой в этом мире.

Врачи не помогут нам избавиться от страхов и тревог. Лекарство от дистресса — мы сами. Если мы научимся черпать силу внутри себя, в традиции своего народа, в его истории. У каждого из нас есть право выбора…

Книга: Heymer Kay «Pavel Feinstein»

Citrus fruits with empty oyster shells, chicken eggs stamped with best-before dates and unmoving nudes in empty spaces: Inspired by seventeenth-century painting, Pavel Feinstein transposes artistic traditions to the present day, toys with the viewers perceptions and sometimes even blurs the boundaries between the painter and the model. This publication is dedicated to the still lifes and nudes of an artist born in Moscow with Jewish roots, who emigrated to Germany in 1980 and now works in Berlin. Pavel Feinsteins painting style is unmistakeable. A grey, undefined background underpins a pictorial subject, one or several objects, carefully arranged and sensuously captured. Although his work may inevitably bring to mind the compositions of earlier colleagues, such as Cezanne, Manet or Van Gogh, Feinsteins work is characterised by additional elements: He transposes desirable objects into austere spaces and imbues his ensembles with a mysterious, melancholy air through purposeful composition. In collaboration with Galerie Kiefer this volume presents works of art created by the artist, who decides what stays and what goes as he paints, between 2013 and 2015.

Издательство: «Hirmer» (2016)

См. также в других словарях:

Pavel Feinstein — (* 1960 in Moskau) ist ein russischer Künstler. Inhaltsverzeichnis 1 Leben 2 Ausstellungen 3 Einzelausstellungen 4 Weblinks … Deutsch Wikipedia

Feinstein — ist der Familienname folgender Personen: Alan Feinstein (* 1932), US amerikanischer Philanthrop Barry Feinstein (1931–2011), amerikanischer Fotograf David Feinstein (* 1946), US amerikanischer Rockgitarrist und sänger, Mitgründer von Elf und The… … Deutsch Wikipedia

Liste der Söhne und Töchter Moskaus — Dies ist eine Liste bekannter Persönlichkeiten, die in Moskau (bzw. in Orten, die heute zum Stadtgebiet Moskaus gehören) geboren wurden. Inhaltsverzeichnis A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z … Deutsch Wikipedia

Liste russischer Maler — Russische Maler, alphabetisch Inhaltsverzeichnis A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z A Samuil Jakowlewitsch Adliwanki … Deutsch Wikipedia

literature — /lit euhr euh cheuhr, choor , li treuh /, n. 1. writings in which expression and form, in connection with ideas of permanent and universal interest, are characteristic or essential features, as poetry, novels, history, biography, and essays. 2.… … Universalium

Index of chess articles — Contents 1 Books 2 General articles 2.1 0–9 2.2 A … Wikipedia

Nicholas II of Russia — Nicholas II redirects here. For other uses, see Nicholas II (disambiguation). Nicholas II Emperor and Autocrat of All the Russias Reign 1 Novem … Wikipedia

Nicolas II De Russie — Pour les articles homonymes, voir Nicolas II. Pour les autres membres de la famille, voir : Maison Romanov … Wikipédia en Français

Nicolas II de Russie — Pour les articles homonymes, voir Nicolas II. Pour les autres membres de la famille, voir : Maison Romanov. Nicolas II … Wikipédia en Français

Nicolas ii de russie — Pour les articles homonymes, voir Nicolas II. Pour les autres membres de la famille, voir : Maison Romanov … Wikipédia en Français

Nikolaï II de Russie — Nicolas II de Russie Pour les articles homonymes, voir Nicolas II. Pour les autres membres de la famille, voir : Maison Romanov … Wikipédia en Français

Герхард Рихтер недоволен фильмом о себе, выдвинутым на «Оскар»

Немецкий художник стал прототипом главного героя ленты «Работа без авторства» Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка, американская премьера которой прошла в МоМА

Том Шиллинг в роли художника Курта Барнерта в фильме «Работа без авторства». Фото: Caleb Deschanel / Courtesy of Sony Pictures Classics

Мировая премьера фильма «Работа без авторства» немецкого режиссера Флориана Хенкеля фон Доннерсмарка состоялась на Венецианском международном кинофестивале. Хотя там картина не получила никаких призов, Германия выдвинула ее на «Оскар-2019» в номинации «Лучший фильм на иностранном языке» (список номинантов на эту награду будет объявлен Американской киноакадемией 22 января, а победителей назовут на церемонии в ночь с 24 на 25 февраля).

Оливер Мазуччи в роли профессора Антониуса ван Вертена, прототипом для которого послужил Йозеф Бойс. Фото: Caleb Deschanel / Courtesy of Sony Pictures Classics

«Работа без авторства» — единственный из всех виденных мной фильмов об искусстве, в котором точно изображен творческий процесс — от чистого холста, через все срывы и ошибки, в конечном итоге приводящие к открытиям.

Обойдясь без патетики и трагического надлома в образе главного героя, характерных для фильмов о Баскиа, Поллоке, Пикассо и ван Гоге, фон Доннерсмарк (уже получивший премию «Оскар» за фильм 2006 года «Жизнь других») смог добиться невероятной правдоподобности.

Паула Бир исполнила роль жены главного героя. Фото: Courtesy of Sony Pictures Classics

Творчество у фон Доннерсмарка становится основой повествования, раскрывающего социальное, политическое и художественное наследие, которое нацизм оставил послевоенному поколению немцев. Представителем этого поколения является и главный герой фильма по имени Курт Барнерт (его сыграл Том Шиллинг), прототипом которого стал Герхард Рихтер, один из самых дорогих ныне живущих художников.

Себастьян Кох в роли профессора Карла Зебальда, нераскаявшегося нациста-гинеколога. Фото: Caleb Deschanel / Courtesy of Sony Pictures Classics

Читать еще:  Праздник для глаз. Carmelo Sortino

Фильм открывается сценой бомбардировки Дрездена, которую видит ребенком Барнерт. Герой растет в образовавшейся после войны ГДР, становится учеником Йозефа Бойса и однокашником по дюссельдорфской Академии художеств персонажа, прототипом которого является художник Гюнтер Юккер. Зрители получат особенное удовольствие от того момента, когда Барнерт превращается в того самого Рихтера, которого все мы знаем. В фильме есть и антигерой — тесть Барнерта, нераскаявшийся нацист-гинеколог, на чьей совести принудительная стерилизация и уничтожение невинных, которого пугающе достоверно сыграл Себастьян Кох.

Детство героя, прототипом которого стал Герхард Рихтер. Фото: Courtesy of Sony Pictures Classics

Перед показом в нью-йоркском Музее современного искусства (МоМА) фон Доннерсмарк рассказал, что все самые невероятные сцены его нового фильма основаны на реальных событиях. Фильм и вправду оставляет очень правдоподобное впечатление. Впрочем, не для всех. Сидевший рядом со мной на показе дилер Антон Керн, сын Георга Базелица, назвал фильм «китчем».

Выразил недовольство результатом и сам Рихтер в опубликованном в журнале New Yorker материале о фильме. Перед началом съемок он сотрудничал с творческой группой, консультировал режиссера и даже разрешил пригласить его ассистента для воссоздания своих новаторских полотен. Фон Доннерсмарк также консультировался с Робертом Сторром, куратором ретроспективы Рихтера 2002 года в МоМА. «Это очень хорошо, но не то, чего я ожидал», — сказал Сторр, также присутствовавший на показе.

«Сватовство» гения. Как безумие погубило художника Павла Федотова

4 июля 1815 года родился Павел Федотов, чьи картины «Свежий кавалер» и «Сватовство майора» признаны шедеврами жанровой живописи. Его работы можно увидеть в Москве в Третьяковской галерее и в петербургском Русском музее. В последнем также хранятся рисунки, сделанные им в психиатрической больнице. Уважаемый художник, которого считают родоначальником критического реализма в русской живописи, умер в возрасте 37 лет.

SPB.AIF.RU вспоминает, как тяжелое психическое заболевание прервало карьеру талантливого художника.

Рисующий офицер

Человек, повлиявший на ход развития изобразительного искусства, родился в семье обедневшего титулярного советника, который во времена Екатерины II служил в армии. Для своего сына он хотел успешной военной карьеры и, когда тому исполнилось 11 лет, определил его в Первый Московский кадетский корпус. Врожденные способности быстро помогли мальчику стать одним из лучших учеников. По воспоминаниям людей, знавших Павла, он обладал отличной зрительной памятью, которая позволяла ему легко усваивать любой материал, а в будущем – рисовать лица незнакомых людей, которые случайно промелькнули перед ним.

В 19 лет, получив чин прапорщика, Федотов направился в Петербург служить в лейб-гвардии Финляндский полк. Жизнь в столице полностью перевернула его судьбу, помогла раскрыть удивительный талант, а, по мнению некоторых историков, — и погубила его. Борьба с материальными проблемами, постоянное переутомление и напряжение от работы спровоцировали страшный недуг. Но тогда, в начале 1834 года, все только начиналось.

Молодой человек через пару лет после переезда стал посещать вечерние уроки рисования в Академии художеств, а все свое свободное время посвящать созданию карикатур и набросков, изображавших сцены полковой жизни. В 1837 году он стал свидетелем того, как Красносельский лагерь посетил Великий князь Михаил Павлович. Пользующийся уважением среди гвардейцев младший брат императоров Александра I и Николая I был встречен шумной овацией. Эта сцена произвела впечатление на Павла Федотова, и через три месяца он создал картину «Встреча великого князя». Акварель поразила Михаила Павловича, который в знак благодарности подарил художнику бриллиантовый перстень. Более того Великий князь рассказал государю о талантливом военном, и тот разрешил Федотову оставить службу и посвятить себя живописи с содержанием в 100 рублей в месяц.

Такое неожиданное предложение смутило Павла, который считал, что вся его жизнь будет связана с военным делом. Он обратился за советом к человеку, мнением которого дорожил, – художнику Карлу Брюллову. Его ответ прозвучал как приговор. «Надо начинать рисовать с младенчества, чтобы приучить руки передавать мысли и чувства…», — написал тот, намекая, что в возрасте Федотова уже поздно мечтать о карьере живописца.

На несколько лет военный забыл о мечте о гражданской жизни. Лишь в 1844 году он решился поднять вновь этот вопрос, узнав, не изменилось ли царское решение. Предложение было в силе. В итоге 3 января Павел Федотов был уволен с чином штабс-капитана и правом носить военный мундир.

«Страшно, жутко было мне в то время: я все сомневался в своих силах; я все еще не верил себе; мне все еще чудилось, что я простой рисовальщик, а не художник», — вспоминал он позже.

Стоит отметить, что вместе с ним ушел со службы и его денщик Аркадий Коршунов, человек, который был предан ему до конца дней. По воспоминаниям знакомых, Коршунов так верил в талант Павла, и даже обклеивал свою комнату рисунками, которые автор называл неудачными.

Считается, что на картине «Офицер и денщик» Федотов изобразил именно своего помощника и верного друга Коршунова.

От батального жанра к жанровой живописи

Уйдя в отставку в 28 лет, начинающий художник поселился на Васильевском острове, сняв небольшую квартирку. Материальное положение его в тот период было тяжелым, но, несмотря на бедную обстановку и скудное питание, он с головой ушел в работу. Вначале он избрал для себя батальный жанр, который в годы правления Николая I пользовался популярностью и хорошо оплачивался. Но художника все больше привлекала другая сторона жизни – дни простых людей, ремесленников, мелких чиновников, уличных шарманщиков и нищих, состоятельных дам и юных учащихся пансионов.

Как-то в одном из журналов он прочитал фразу: «Когда пожилая дама не хочет ни есть, ни пить с печали, — знак, что умерла ее моська». Она подтолкнула его на мысль создать две сепии на этот сюжет. Так появились работы «Болезнь Фидельки» и «Последствия смерти Фидельки», на которых изображена «трагедия», когда захворала одна из дюжины любимых хозяйских собачонок, а затем околела.

По воспоминаниям знакомых, над сепиями Федотов работал около трех лет после отставки. До наших дней дошли около десятка его листов. Любопытно, что автор часто на сюжетных зарисовках изображал себя. Так в «Последствиях смерти Фидельки» он сидит за мольбертом и рисует собачку.

Читать еще:  Прекрасная эпоха ар-деко. Stephane Gisclard

Критики отмечают, что важную роль в судьбе художника сыграл Иван Крылов. Баснописцу как-то попались на глаза рисунки начинающего художника, и Иван Андреевич отправил ему письмо, в котором благословлял на роль «народного нравописателя». Хоть это послание и не сохранилось, но осталась запись в дневнике Федотова, в котором он с волнением писал о «поощрительном отзыве» человека, чье творчество ему так нравилось.

В 1846 году на сюжет басни Крылова Павел пишет одну из известных своих картин «Разборчивая невеста», главная героиня, которая:

«Чтоб в одиночестве не кончить веку,
Красавица, пока совсем не отцвела,
За первого, кто к ней присватался, пошла:
И рада, рада уж была.
Что вышла за калеку».

В этот период художник создает целую череду работ, которые сделали его знаменитым. Так на академической выставке 1848 года на суд зрителей он представил три картины: «Свежий кавалер», «Разборчивая невеста» и «Сватовство майора». В этом же году Совет Академии единогласно признал художника академиком.

Близкие Павла Федотова, отмечали, что он всегда работал так, что было страшно смотреть. По одной из версий, такой фанатизм, напряженная работа ума днем и ночью стали причинами того, что за художником со временем стали замечать странности в поведении.

Некогда веселый общительный мужчина стал мрачным и задумчивым. Его мучили головные боли и бессонница. Искусствовед Андрей Сомов в 1878 году писал, что до весны 1852 года в натуре Федотова не проявлялось ничего такого, что предвещало бы скорый, печальный конец.

«Его характер и поведение всегда отличались оригинальностью, а потому несколько новых странностей в его суждениях и поступках не могли внушить никому подозрения, что этот светлый ум готов помрачиться… Мало-помалу из общительного, разговорчивого человека Павел Андреевич превращался в молчаливого мрачного меланхолика. На него стала находить безотчётная томительная тоска, прежде совсем незнакомая этой бодрой натуре», — отмечал он.

Писатель Василий Толбин рассказывал, как летом 1852 года художник, чье материальное состояние нельзя было назвать блестящим, был замечен в магазинах, в которых скупал «драгоценные вещи для какой-то воображаемой свадьбы, загадочно говорил о каком-то своём счастии». Федотов начал делать визиты знакомым и свататься. После этого он исчезал на несколько дней.

Вскоре друзья Павла Андреевича поняли, что их товарищу требуется медицинская помощь. Однажды в Академию художеств поступило сообщение из полиции, что «при части содержится сумасшедший, который говорит, что он Федотов».

Вскоре художника поместили в одну из частных петербургских лечебниц для душевнобольных близ Таврического сада. Воспоминания, которые оставил его друг и коллега Лев Жемчужников, пугают своими подробностями. По его словам, во время одного из посещений он увидел «тёмный клубок, издававший несмолкаемый, раздирающий крик и громко, быстро сыпавшуюся площадную брань». Руки Павла Федотова были в кожаных мешках, затянутых ремнями. По отзывам врачей, мужчина, который не отличался в обычной жизни физической силой, во время болезни мог пальцами выдёргивать из стен гвозди, а когда его связывали, то он проделывал этот трюк зубами.

Осенью 1852 года Федотова перевели в больницу Всех скорбящих на Петергофском шоссе, где он и умер 14 ноября. Сохранилась информация, что за несколько дней до кончины, художник пришел в себя. В этот момент рядом с ним был его верный денщик Коршунов, который не покидал хозяина даже в страшный период душевной болезни.

Похоронили Павла Федотова на Смоленском православном кладбище в мундире штабс-капитана лейб-гвардии Финляндского полка.

Мифы Павла Пепперштейна

В Музее современного искусства «Гараж» открылась выставка Павла Пепперштейна «Человек как рамка для ландшафта». Критики и кураторы называют его одним из наиболее выдающихся русских художников своего поколения. Работы Пепперштейна находятся в собраниях Государственного Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, Центра Жоржа Помпиду.

Московский концептуализм

Отец Павла Пепперштейна — художник Виктор Пивоваров, один из основоположников московского концептуализма (наиболее яркие представители — Илья Кабаков, Андрей Монастырский, Дмитрий Пригов, Эрик Булатов). Многие дальнейшие шаги в его художественной жизни были обусловлены детством в кругу московских концептуалистов, а также их многочисленных друзей — от Вениамина Каверина до Ильи Кабакова. Последний вместе с Виктором Пивоваровым разработал ставший позже традиционным для концептуализма жанр художественного альбома — как правило, наполненного графическими и текстовыми иллюстрациями жизни вымышленных персонажей.

Исследовал и применил к своему творчеству жанр концептуалистских альбомов и Павел Пепперштейн — будучи ребенком, но практически одновременно с создателями данного жанра. Содержание альбомов отсылало к событиям художественной и исторической реальности, параллельной реальности объективной. Здесь стоит особенно выделить страсть художника — появившуюся в детстве и позже проявившуюся в разных периодах творчества — к изобретению новых государств, с тщательно продуманной символикой, прописанным политическим устройством, картографией и атрибутикой.

«Медгерменевтика»

В конце восьмидесятых Пепперштейн основал художественную группу «Инспекция «Медицинская герменевтика» — это открыло новую фазу развития концептуального искусства в России.

Деятельность группы отталкивалась от идеи противостояния западному влиянию. Ему противопоставлялись фундаментальные дальневосточные традиции. Художники увлекались древней китайской и японской литературой, философией, созданием объектов и инсталляций, перформансами. В то же время Павел Пепперштейн начал формировать для себя первые мифы, которые впоследствии стали для искусствоведов главным объектом интереса при изучении его творчества.

Мифы и реальность Павла Пепперштейна

Творческий стиль, когда концепция, идея, высказывание становятся важнее формы, характерен для концептуального искусства в целом. Можно выделить ряд так называемых мифов, которые формируют художественный стиль Пепперштейна и прослеживаются на протяжении всех его творческих периодов.

Серия работ «Человек как рама для ландшафта», которая дала название всей выставке, кардинально меняет один из основных постулатов классической живописной схемы. Человек как символический центр пейзажа здесь уступает место ландшафту, который его поглощает. Пепперштейн заявляет не просто о слиянии человека и ландшафта, но о полном растворении ландшафта и человека, причины и следствия.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector