Немецкий художник. Susanne Fasse

Немецкий художник. Susanne Fasse

Чудесное творчество немецкой художницы Sulamith Wulfing

Вера в чудо, ожидание чуда, со-творение чуда.

Именно такие слова приходят мне на ум, когда я разглядываю иллюстрации, выполненные немецкой художницей Суламифь Вулфинг (Sulamith Wulfing) (немецкая фабрика Konigszelt Bayern выпустила целую серию фарфоровых настенных тарелок с её рисунками, которые я регулярно вылавливаю их на европейских блошках). Я читаю её биографию, а потом долго рассматриваю фото — как удалось этой женщине сохранить такую ясную, глубокую и неразрывную связь с таинственными прекрасными мирами, наполненными божественной красотой, озарёнными неземным светом и одухотворёнными чистой ангельской любовью? И это при том, что на её долю выпало множество испытаний. Она пережила обе мировых войны, смерть первого ребёнка, тяжёлую болезнь родителей, сообщение о без вести пропавшем на войне муже.

По воспоминаниям художницы, видения стали приходить к ней уже в 4 года. Эльфы, гномы, феи, единороги, говорящие птицы, танцующие цветы, поющие звёзды — мир говорил с маленькой Суламифь на языке мифов, сказок и сновидений, щедро открывая ей свои тайны. Девочка начала рисовать, ведь ей так хотелось поделиться с мамой и папой открывшимися ей чудесами, познакомить со своими необычными друзьями.

Отец Суламифь был теософом — практиком, стремящимся постичь мудрость Бога через непосредственный субъективный мистический опыт, а затем изложить этот опыт в виде связной системы, описывающей законы мироздания. Думаю, что это обстоятельство оказало существенное влияние на мировосприятие подрастающей дочери. Отец не только не считал её картинки пустяками, как поступают множество отцов, занятых важными взрослыми делами, но всячески поддерживал и развивал в ней это особенное, по сути, мистическое восприятие мира.

В итоге, этот дар остался у неё навсегда. Проникая сквозь завесу обыденности, она впитывала всем своим существом таинственный мягкий, животворящий свет, излучаемый Душой мира. Через видения и образы с ней говорил Дух — защитник и проводник, стремящийся открыться человеку и быть познанным им.

Она рисовала всегда, всю свою долгую жизнь, даже во время разрушений и войн, даже после того, как в её мастерскую попала бомба и все её рисунки сгорели. Она рисовала «несмотря на» и «вопреки», хотя я думаю, что, на самом деле, она рисовала Во Имя и именно поэтому её работы настолько одухотворены и исполнены Веры, Надежды и Любви.

Ею иллюстрировано огромное число сказок и мифов и эти рисунки великолепны! Картины Суламифь Вулфинг — это двери, ведущие за пределы повседневного восприятия, в пространства, наполненные тайными знаками и скрытыми подсказками. Следуй за ними и они укажут тебе дорогу к скрытым сокровищам. Это особый мир — здесь говорят без слов, видят с закрытыми глазами, слушают сердцем.

Здесь души сонастраиваются друг с другом и с окружающим миром, словно музыкальные инструменты, и начинают петь, исполненные любви, нежности и светлой грусти. Здесь не властвует время и не имеет значения расстояние, и поэтому случаются самые невозможные встречи и исполняются самые неисполнимые желания.

Здесь ничего не надо объяснять — понимание рождается из непосредственного восприятия. Здесь приходят ответы на вопросы, мучавшие нас годами, и они оказываются потрясающе просты. Однако попробуйте выразить их словами. Теперь-то я знаю, что означают слова «невыразимо» и «неизъяснимо»

Именно эти слова и описывают картины Суламифь Вулфинг — она умела выражать Невыразимое и изъяснять Неизъяснимое. Она была наделена великим Даром, а её картины — Дар всем ищущим!

«Природная гармония есть в женщине-художнице. » Датская художница Bertha Wegmann (1847 – 1926)

Весенний букет с собачкой

Берта Вегманн родилась в Швейцарии, поэтому некоторые источники называют ее швейцарской художницей. В возрасте пяти лет, в 1853 году, ее родители переехали в Данию. Отец Берты, мануфактурщик-фабрикант, в юности сам хотел быть художником, поэтому, когда он обнаружил у своей дочери талант к живописи, он первым сам стал давать ей уроки рисования.

В 1860 году Берта стала учиться в Копенгагене, а через 7 лет продолжила обучение в Мюнхене. Вскоре после прибытия в Мюнхен, она познакомилась со шведской художницей Жанной Баук. Девушки подружились и стали жить вместе. Знаком их дружбы стало то, что Вегманн неоднократно писала портреты подруги.

В 1881 году Берта удостоилась права выставить свои работы в Парижском Салоне, где получила Почетное упоминание, что приравнивалось к официальному признанию художницы критиками и коллегами. В следующем году на выставке Салона Вегманн получила Малую золотую медаль за портрет своей сестры.

В 1883 году уже дома, в Дании, Вегманн стала первой женщиной, когда-либо избранной кандидатом в члены Академии художеств. В 1887 году Берта Вегманн стала членом Академии, а позднее в этом году она была избрана в Комитет Шарлоттенбурга, хотя до сих пор это было исключительной прерогативой мужчин-художников.

В 1892 году Берта Вегманн стала первой женщиной, получившей Золотую медаль за заслуги «Ingenio et Arti». Медаль «Ingenio et Arti» является личной наградой датского короля и присуждается видным датским и зарубежным ученым и художникам.

Портрет художницы Жанны Баук

Портрет Сесилии Триер

Женщина, шьющая в интерьере

Интерьер с пианино

Женщина в интерьере, освещённом солнцем

Натюрморт с берёзовыми ветками и цветами в вазе

Последнее приветствие осени

Сосновый лес в Тироле

Молодая мать с ребёнком в саду

Анна Зеекамп, сестра художницы

Женщина с книгой

Картина Жанны Баук. «Датская художница Берта Вегман пишет портрет»

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

ngasanova

Вспомнить, подумать.

Искусство в эпоху нацизма.

Самым главным в искусстве в эпоху нацизма являлась его функционализация в пропагандистских целях. Таким образом,
произведения искусства, созданные в то время, легко узнаваемы, тривиальны и примитивны, и историки искусства
теряют интерес к ним.
Многие заказчики и теоретики немецкого фашизма постоянно говорили о «консервативной революции», которая понималась
как антитеза французской революции со всеми ее последствиями, такими как демократия, либерализм, модернизм и
индивидуализм.

В 19 веке романтизм и подобные движения, как неоготика или прерафаэлиты были в первую очередь связаны с
консервативными, монархическими и религиозными идеями. Неоклассицизм напротив с республиканцами и либералами,
то есть наследниками Великой французской революции, просвещения и рационализма. Консерваторы и романтики в
целом поддерживали неоготику и другие стили, вышедшие из средневековья.

Karl Friedrich Schinkel: Gothic Cathedral (1815)

Caspar David Friedrich: Abbey in the Oakwood (1810)

Когда мы смотрим на здания и планы нацистского мастера архитектуры Альберта Шпеера, мы видим,
что у него нет ничего общего с немецким романтизмом.

Читать еще:  Природа и люди. Veronica Chauvet

Speer’s «People’s Hall»

«Зал Народный» Шпеера вдохновлен Пантеоном в Риме и имел, таким образом, сходство с Пантеоном в
Париже или Капитолием в Вашингтоне.
Но есть и различия: «People’s Hall» является чудовищно гигантским. Конечно, этот гигантизм стал возможен в
результате новых архитектурных возможностей, но преследует иные определённые цели. Эта цель сокращение размеров
людей, представить их как величие муравьев. Кстати, это самое намерение стоит за массовыми партийными митингами
в Нюрнберге.

Ещё одно существенное различие – сильное упрощение. Таким образом, стилем нацистов было не просто продолжение
неоклассицизма, а его адаптация официально к новой объективности.

Tempelhof Aiport Berlin

Тесная связь модернистской архитектуры с нацизмом становится явно очевидна на примере аэропорта Tempelhof.
Здесь преобладает крайне упрощенный неоклассицизм, который больше связан с ар-деко , чем со средневековым
романтизмом..
История живописи этого периода тоже показывает, что практически ничего не осталось от консервативной
романтической традиции 19-го века.

Adolf Ziegler: The Judgement of Paris (1939)

Ivo Saliger: The Judgement of Paris (1939)

Diana’s Rest (1940)

Картины выполнены в стиле упрощенного неоклассицизма, в котором всегда предпочитались мифологические и
аллегорические сюжеты. Тела и прически полностью модернизированы. Это было своего рода нацистское порно.

Для сравнения можно посмотреть фотографии и плакаты 1930-х годов. Никаких сомнений, что картины выше
используют точно такой же тип женщины. И это тип — ничего человеку.

Хотя были и нормальные исторические картины, в которых воспроизводились сюжеты случившиеся давно.
В этих картинах создавались универсальные аллегорические типы вместо конкретных лиц, в героических
позах и священных местах.

Arthur Kampf: Fighting for the Flag

Ferdinand Staeger: Repelling Eastern Agressions

Albert Bürkle: Fighting Peasant

Arthur Kampf: The Maiden of Hemmingstedt (1939)

Это картины героических фигуры, без всякой индивидуальности, агрессивность, часто преувеличенная до карикатуры.
Интересен образ Богородицы, секуляризованный в воюющей женщине, ведущей свой народ на бойню.

История была скорректирована для обеспечения иллюзии славному прошлому.
Использовались и фрески, которые украшали официальные здания. Являясь своего рода ренессансом,
фрески обеспечивали традиции и величие.

Наиболее ярким примером является, конечно, Brunswick собор, который был реконструирован в 1937 году.
Стены были украшены восемью монументальными настенными росписями со сценами из жизни Henry the Lion,
который основал собор и был похоронен в своем склепе.

Brunswick Cathedral: Henry the Lion

Brunswick Cathedral: Guarding the Eastern Frontier

Ferdinand Spiegel: Tank

Эта гигантская фреска «Танк» Фердинанда Шпигеля сравнивает атакующие танки с силой прусской
кавалерии Фридриха Великого.

История и присутствия, танка или лошадей обязательны в вечном мире борьбы. В 1938 году художник
Франц Eichorst украшал фресками мэрию в Берлине, изображающими сцены из войны.

Franz Eichhorst: Defence against Tanks (1938)

Schöneberg city hall in Berlin with mural

Очень похожи на фрески гобелены Werner Peiner. Он разработал целую серию гобеленов, показывающих героические
сражения в немецкой истории от победы над римлянами в the Teutoburg Forest до Battle of Cambrai в
Первой мировой войне.

Werner Peiner: Battle of the Teutoburg Forest (1940)

Werner Peiner: Siege of Marienburg (1940)

Очень популярны были также старые религиозные формы — триптих, который был призван повысить изображение на
священные высоты. Аллегории руководству и поклонение героям здесь должна были заменить традиционные христианские
ценности. Часто, однако, это была только внешняя форма, но не содержание, которое было историческим.

Friedrich Wilhelm Kalb: Searching, Finding, Losing (1942)

Adolf Ziegler: The Four Elements (1937)

Wilhelm Sauter: Hero Shrine (1936)

Искусство должно было изображать вещи такие, как «вечный герой», «жертва», «лидерство» или «война», как
универсальные образы, но не как отдельные случаи. Хотя сами нацисты постоянно обращались к истории, они
не имели никакого реального интереса к ней. Идея прогресса из историографии была заменена эсхатологической
псевдорелигией.
Не было смысла рассказывать историю и исследовать её, в лучшем случае история применялась в качестве парадигмы.
История стала формовочным материалом для любого художника и политического деятеля.

Такое отношение лучше всего иллюстрируют эти пропагандистские плакаты.

История служила только для того, чтобы подчеркнуть требования настоящего.
Смесь псевдо-религии, неисторической истории, прославление героизма и лидерства становится особенно очевидной,
когда сам Гитлер является предметом искусства.

Здесь он изображен как Рыцарь Святого Грааля. Затем он даже представлен как своего рода спаситель с нимбом,
а императорский орел занимает место Святого Духа.

Это конец истории и, следовательно, конец его изображений!

Акробптка, натурщица, муза (Сюзанна Валадон)

Автор — Leonsija. Это цитата этого сообщения
Акробатка, натурщица, муза.

Жизненный путь известных художников и художниц конца XIX — начала XX века часто весьма необычен и вызывает может быть даже больший интерес, чем их картины. Особенно это хорошо заметно на примере художников импрессионистов и постимпрессионистов, которые уже одним своим искусством любили эпатировать публику. Их связывали между собой не только выставки и любовь к живописи, но часто и личная жизнь, с бурными романами, ссорами и примирениями, детьми и. одиночеством. История жизни художницы Сюзанны Валадон яркий тому пример.

Огюст Ренуар Танец в городе (Сюзанна Валадон и Эжен-Пьер Лестринге) и Танец в Буживале (Сюзанна Валадон и Поль Лот) 1883

Сюзанну Валадон так или иначе «знает» каждый: ее живописное изображение очень часто тиражируется на фарфоровых вазочках и тарелочках, коробках конфет, духах, в дамских журналах, на упаковочных листах. Так неимоверно популярными стали две картины знаменитого художника-импрессиониста Огюста Ренуара из серии «Городские танцы», написанные в 1883 году, на которых в роли танцующей дамы изображена Сюзанна Валадон. Милая и прекрасная, очаровательная и восхитительная — настоящий образец французской кокетки конца XIX века.

Анри де Тулуз-Лотрек Портрет Сюзанны Валадон 1885

Мари-Клемантин Валадон, таково настоящее имя будущей художницы, родилась в 1865 году в Бессин-сюр-Гартамп, в Лимузене в семье бедной белошвейки, и попала в Париж в возрасте четырех лет. В одиннадцать лет девочка уже работала в швейной мастерской и кое-как помогала матери в уборке квартир. Затем в ее биографии была работа нянкой у богатых горожан, официанткой в бистро, торговля овощами на рынке. Может быть последнее место работы и познакомило юную девушку с цирком: в прежние времена циркачи часто давали свои представления именно на рынках, развлекая тем самым праздношатающуюся публику и скучающих торговцев. В 1880 году она поступила на работу акробаткой в любительский цирк Молье, но увы не надолго: как-то исполняя очередной номер, Мари-Клементин сорвалась и упала на арену. С цирком было покончено, хотя чуть позже цирковые воспоминания станут темой для творчества, но уже в живописи.

Читать еще:  Новые работы. Нина Воронич

Сюзанна Валадон Цирк 1889

Рисование для девушки было чем-то вроде хобби: в детстве она легко могла куском угля изобразить чей-то портрет, сделать набросок по памяти каких-то понравившихся цветов или предметов. Случай свел ее с настоящим и уже состоявшимся художником: девушка помогала матери, открывшей небольшую прачечную, разносить белье клиентам, среди которых был и Пюви де Шаванн, писавший свои полотна в духе итальянских живописцев XV столетия. Изящная фигурка и очаровательное личико Мари-Клементин понравились Пюви и он взял ее себе в натурщицы.

Анри де Тулуз-Лотрек Пьющая (Сюзанна Валадон) 1888

Анри де Тулуз-Лотрек Похмелье (Сюзанна Валадон)

Начало «творчеству» было положено и спустя некоторое время Валадон знакомится и позирует Огюсту Ренуару, Анри де Тулу-Лотреку, Винсенту Ван-Гогу, Эдгару Дега. Каждый из них оставил нам свое изображение Мари-Клементины, а она свои воспоминания о них. Ее жизнь не была пуританской, поэтому не удивительно, что в 1883 году она родила от неизвестного мужчины сына, которого назвала Морисом. Спустя восемь лет мальчика усыновил испанец Мигель Утрилло-и-Молинс. А сама Мари-Клементина в дальнейшем переменила свое имя и стала Сюзанной.

Сюзанна Валадон с сыном Морисом

Самый же бурный роман у нее был с художником Анри де Тулуз Лотреком: «Мари нравилась любовь.Она занимала в ее жизни большое место. Вид Лотрека, его уродливая внешность, его страстная натура не отпугнули ее, а скорее наоборот — привлекли. Она стала любовницей Лотрека. Оба они, казалось, были созданы друг для друга. И эта плебейка и потомок графов де Тулуз были абсолютно свободны от каких-либо предрассудков. И он и она трезво смотрели на действительность. Пользуясь любым случаем, чтобы поучиться у художников их ремеслу, Валадон ценила талант Лотрека, его острый глаз психолога, трезвость его взглядов, его неумение писать «красиво», его зачастую бичующие карандаш и кисть.

Анри де Тулуз-Лотрек Туалет (Сюзанна Валадон) 1889

Анри де Тулуз-Лотрек Прачка (Сюзанна у окна)

Лотрек написал два портрета Мари в саду папаши Фореста. Он не польстил ей. Ренуар, который постоянно прибегал к услугам этой привлекательной натурщицы, в то же время, что и Лотрек, работал над ее поясным портретом в картине «Коса» и с нежностью и наслаждением выписывал ее большие голубые глаза, изящный изгиб бровей, чувственный пухлый рот, густые темные волосы, разделенные пробором, ее пышную высокую грудь..

Огюст Ренуар Девушка, заплетающая косу (Сюзанна Валадон)

Амедео Модильяни Портрет Сюзанны Валадон

Недоверчивая, ревниво оберегающая свою личную жизнь, Мари вводила в заблуждение любопытных, рассказывая о себе всякие небылицы, но никому ни словом не обмолвилась о том, что сама она тоже рисует. И Лотрек не знал, что в 1883 году Мари нарисовала пастельный автопортрет, в котором она тоже не пощадила себя. Случайно, на глаза Лотреку попались рисунки Валадон. Хитрая девица сама никогда не решилась бы показать их ему. Лотрек был поражен: каждый, увидев эти работы, приписал бы их какому-нибудь мэтру, настолько чувствовалась в них энергичная мужская рука. Шутки ради он повесил несколько рисунков Валадон в своей мастерской. Они приводили в замешательство гостей Лотрека. «Чьи это рисунки?» И вот однажды скульптор Бартоломе заявил, что Валадон обязательно должна показать свои работы Дега. «Вы наша», — заявил ей Дега — комплимент исключительной ценности в устах этого женоненавистника,» — так пишет на своем сайте Автопортрет в мировой живописи Анатолий Краснопивцев об этом периоде жизни Сюзанн Валадон.

Сюзанна Валадон, Морис Утрилло и Андре Уттер, все известные художники Монмартра

Сюзанна Валадон Автопортрет 1917

Сюзанна Валадон Обнаженная 1926

Сюзанна Валадон Адам и Ева 1901

Так Сюзанн Валадон стала художницей. Ее картины несколько необычны, однако не так уж и оригинальны, и возможно кому-то даже напомнят творчество или Натальи Гончаровой, или же Зинаиды Серебряковой. Теже обнаженные, теже несколько необычные сюжеты, почти ткая же игра красок. Последнему Сюзанн научил все тот же Эдгар Дега. Кстати, это пожалуй единственный из ее друзей-живописцев, у которого она не была в любовницах. Искусствоведы часто приводят в доказательство вот эту фразу Сюзанны Валадон, служащую ответом на вопрос, была ли она его любовницей: «Никогда! Он слишком боялся! Никогда мужчина не делал мне столько комплиментов по поводу моей кожи, моих волос, моих мускулов акробатки. Его восхищение было исключительно духовным. «

Сюзанна Валадон Женщина в белых чулках 1924

Сюзанна Валадон Танцовщицы 1916

Сюзанна Валадон Обнаженная 1922

Сюзанна Валадон Гадалка 1912

Сюзанна Валадон Обнаженная с зеркалом 1909

В 1894 году Сюзанна Валадон стала первой художницей, которую приняли в Национальное общество изящных искусств. Будучи перфекционисткой (человеком, с дотошной старательностью доводящим дело до совершенства), Валадон работала над некоторыми своими картинами до тринадцати лет(!) до того как показать их.

Сюзанна Валадон в студии за работой

Сюзанна Валадон Автопортрет 1927

Сюзанна Валадон Портрет Утрилло, сына художницы 1928

Сюзанна Валадон Автопортрет 1931

Сюзанна Валадон Обнаженная 1919

Сюзанна Валадон Две купальщицы 1923

Сюзанна Валадон Портрет мисс Лили Уолтон с кошкой 1922

Сюзанна Валадон была большой оригиналкой: «У известного композитора Сати была любовь всей его жизни, художница Сюзанна Валадон. Она была довольно экцентричной особой и красавицей. Держала в своей студии козу, которой надлежало поедать неудавшиеся полотна. Кормила своих многочисленных кошек икрой по пятницам.»(День семьдесят девятый: Objet sonore). Всего несколько строк и фактов, но каких! Так что ее картины — это еще и то, что не было отдано на съедение козе.

Сюзанна Валадон Женщина с контрабасом 1903

Сюзанна Валадон Андре Уттер и его собака 1932

Сюзанна Валадон Голубая комната 1923

Сюзанна Валадон Брошеная кукла 1921

Сюзанна старела и потому она уже не могла быть натурщицей, свежей и юной, но ее талант позволил ей стать вполне успешной художницей. Как и успешной матерью, подарившей миру тоже художника, известного всем под именем Мориса Утрилло. «История Сюзанны Валадон и Мориса Утрилло — это история Монмартра на рубеже XIX–XX веков«, — так любят писать в проспектах про этих двоих. Хотя может быть у Сюзанн Валадон не так уж и много Монмартра, но зато есть весьма очаровательные цветочные натюрморты, которые она стала писать в конце своей жизни.

Читать еще:  Польский художник. Piotr Olech

Сюзанна Валадон Цветы

Сюзанна Валадон Пейзаж 1926

Сюзанна Валадон Два натюрморта с букетами в вазах 1919

Картины малоизвестного австрийского художника, которому дважды отказали в поступленнии в Венскую Ак

А ведь мог бы быть другой, совершенно другой Мир.

2. Вердерские ворота Вена Венский период (1910-1912 г.)

3. Старый дворик. Мюнхен. 1914

4. Уголок Мюнхена

5. Обитель Нойберг на Данубе 1911

6. Развалины монастыря в Мессине

Вот ведь усмешка судьбы. Адди рисовал последствия Мессинского землетрясения, в ликвидации последствий которого принимали участие русские моряки. Их там до сих пор помнят и чтут.

«В память о спасателях в Мессине названы улицы: улица Российских героев-моряков 1908 года, улица Русских моряков, улица Русских моряков Бaлтийcкoй эcкaдpы.»

7. Крестьянский дом у моста 1910

8. Христос и Дева Мария, 1913

9. Белые орхидеи акварель 1913

10. Ваза с цветами

В сентябре 2006 года в Великобритании прошел аукцион Jefferys, на котором были выставлены работы начинающего художника. Адольфа Гитлера. Торги могли бы и не состояться, если бы за год до этого всё на том же аукционе среди прочих полотен случайно не оказался портрет почтальона из Голландии с подписью A. Hitler…

Портрет стоимостью 5200 фунтов приобрел один из местных жителей. А через год одна бельгийская дама представила общественности свою коллекцию произведений фюрера, которую обнаружила на чердаке своего дома много лет назад (по одной из версий, коробку с картинами в 1919 году бросили французские беженцы).

Если честно, я что-то подобное предполагала.

И это печально, на самом деле. Может быть, я не вижу «глубоко смысла», который заложен в этих картинах, но ей Богу, кроме ужаса и отвращения такое творчество, никаких эмоции у меня не вызывает.

В 1980-е годы несколько экспертов из Бельгии подтвердили подлинность этих картин. Именно эта коллекция и была выставлена на продажу в 2006 году.

На аукционе была продана самая дорогая картина из архива Гитлера, оцененная в 10,5 тыс. фунтов стерлингов. Её приобрел неизвестный россиянин. Таким образом, общественность наконец-то смогла познакомиться с творчеством Адольфа Алоизовича. Но до сих пор четыре полотна кисти фюрера находятся «за семью печатями».

Эти картины принадлежат армии США и покоятся в секретном подземном хранилище в Центре военной истории, где постоянно поддерживается необходимая температура и влажность воздуха. Доступ к этим картинам открыт только для нескольких экспертов-искусствоведов и, по заявлению американцев, полотна никогда не будут представлены общественности.

Эти « засекреченные» картины принадлежали ранее личному фотографу, другу и советнику Гитлера — Генриху Гофману, который после победы над фашизмом спрятал свой личный архив сразу в нескольких тайниках. Позднее эти тайники были конфискованы союзниками и объявлены фашистской пропагандой, а некоторые материалы тайников стали уликами на Нюрнбергском процессе.

В 1900 году между 11-летним Адольфом и его отцом состоялся разговор, переросший в большой скандал. Отец плохо успевающего по всем предметам сорванца был потрясён желанием сына: тот хотел стать художником. Алоиз мечтал видеть в сыне крупного успешного чиновника, но юный Адольф очень плохо учился, постоянно получая замечания по поведению и дисциплине. Лишь по рисованию Гитлер-младший имел высокую успеваемость.

После смерти Алоиза его жена Клара, оставшись с пятью детьми одна, узнала о том, что смертельно больна. Ее желание видеть в сыне состоявшегося человека взяло вверх, и она всё-таки позволила Адольфу поступать в Венскую Академию Искусств. Гитлер пренебрег подготовкой к вступительным экзаменам, посчитав свой талант гениальным, и в октябре 1907 года успешно провалил все испытания. Но, чтобы не расстраивать умирающую мать, Адольф солгал ей, сказав, что поступил и теперь будет учиться живописи.

Когда матери не стало, Гитлер переехал жить к своему другу, но, стыдясь своего провала, молодой «лжестудент» дни напролет проводил на улице, посвящая свои прогулки созерцанию городской архитектуры Вены. В сентябре 1908 года он предпринял вторую попытку поступить в Академию, но и в этот раз судьба отвернулась от него: приемная комиссия даже не взглянула на работы начинающего художника. Гитлер впал в депрессию, из-за чего вскоре оказался на городском дне вместе с бродягами.

В августе 1910 года Гитлер по счастливой случайности познакомился с Рейнгольдом Ганишем, сообщив ему, что неплохо рисует. Ганиш неправильно понял нового друга, приняв его за маляра. Но позже, посмотрев творения Адольфа, предложил ему организовать совместный бизнес.

С этих пор Гитлер стал рисовать пейзажи и городские здания на холстах размером с почтовые открытки. Ганиш вполне успешно продавал их в трактирах и гостиницах по 20 крон. Позднее, когда Гитлер переехал в Мюнхен, картины продавались уже в большем количестве, принося их автору доход выше среднего.

Второй этап в творчестве Гитлера наступил, когда он был на фронте. На акварелях, написанных в окопах, в основном изображены здания, разрушенные бомбардировками. Примечательно, что в творчестве Гитлера в это время изображения людей практически полностью отсутствуют.

В общей сложности кисти Адольфа Гитлера принадлежит 3400 полотен, написанных в большинстве своём на фронте во время войны. Но по ряду причин (видимо, скорее нравственных), большинство художников и экспертов сомневаются в подлинности этих картин, а профессиональные критики почти в один голос заявляют, что полотна эти не представляют собой никакой художественной ценности. Но многие всё же признают, что основные художественные приемы и принципы (перспектива и проч.) соблюдены верно.

Лишь один из немногих художественных искусствоведов — Даг Харви — имел доступ ко всем четырем засекреченным картинам кисти Гитлера. После детального их изучения, Харви опубликовал ряд статей, посвященных этой работе, где позиция профессиональных критиков и искусствоведов в отношении творчества фюрера была четко обозначена.

Так, в интервью газете «Нью-Йорк таймс» он заявил: «Как только жрецы начинают говорить о картинах Адольфа Гитлера, их тон становится пренебрежительным, словно признание его визуальных способностей могло бы оправдать Холокост».

На сегодняшний день полотнами фюрера может полюбоваться любой желающий: большинство картин представлены во многих интернет-галереях. Отзывы большинства посетителей таких сайтов хоть и весьма противоречивы, но подчёркивают, что творчество Гитлера зачастую способно удивлять, восхищать, будоражить сознание.

Вот один из таких отзывов: «Красиво, а ведь если бы его приняли в художественное училище, то это, наверное, изменило бы всю историю, и не было бы войны. Ведь он всего лишь не любил рисовать людей».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector