Нидерландский художник. Bert Van Zelm

Нидерландский художник. Bert Van Zelm

Ван Гог, ВинсентВинсе́нт Ви́ллем Ван Гог (нидерл. Vincent Willem van Gogh; 30 марта 1853, Грот-Зюндерт, около Бреды, Нидерланды — 29 июля 1890, Овер-сюр-Уаз, Франция) — всемирно известный нидерландский художник-постимпрессионист.

Детство и юность

Винсент Ван Гог родился 30 марта 1853 года в деревушке Грот-Зюндерт (нидерл. Groot Zundert ) в провинции Северный Брабант на юге Нидерландов, недалеко от бельгийской границы. Отцом Винсента был Теодор Ван Гог, протестантский пастор, а матерью — Анна Корнелия Карбентус, дочь почтенного переплётчика и продавца книг из Гааги. Винсент был вторым из семи детей Теодора и Анны Корнелии. Своё имя он получил в честь деда по отцовской линии, который также всю свою жизнь посвятил протестантской церкви. Это имя предназначалось для первого ребёнка Теодора и Анны, который родился на год раньше Винсента и умер в первый же день. Так Винсент, хотя и был рождён вторым, стал старшим из детей.

Теодор Ван Гог, отец Винсента.
Рисунок Винсента Ван Гога. Эттен, июль, 1881.

Четыре года спустя после рождения Винсента, 1 мая1857 года, родился его брат Теодорус Ван Гог (Тео). Помимо него, у Винсента был брат Кор (Корнелис Винсент, 17 мая1867) и три сестры — Анна Корнелия (17 февраля1855), Лиз (Элизабет Губерта, 16 мая1859) и Вил(Виллемина Якоба, 16 марта1862). Домашние помнят Винсента как своенравного, трудного и нудного ребёнка со «странными манерами», что было причиной его частых наказаний.

Работа в торговой фирме и миссионерская деятельность

В 1876 году Винсент возвратился в Англию, где он нашёл неоплачиваемую работу в качестве учителя в интернате в Рэмсгейте. В июле Винсент перешёл в другую школу — в Айлворте (под Лондоном), где он выполнял работу учителя и помощника пастора. 4 ноября Винсент прочитал свою первую проповедь. Его интерес кЕвангелию рос, и он загорелся идеей проповедовать беднякам.

На Рождество Винсент поехал домой, и родители уговорили его не возвращаться в Англию. Винсент остался в Нидерландах и в течение полугода работал в книжном магазине в Дордрехте. Эта работа была ему не по душе; большую часть времени он проводил, делая наброски или переводя отрывки из Библии на немецкий, английский и французский. Пытаясь поддержать стремление Винсента стать пастором, семья посылает его в мае 1877 году в Амстердам, где он поселился у своего дяди, адмирала Яна Ван Гога. Здесь он усердно занимался под руководством своего дяди Йоганесса Стрикера, уважаемого и признанного теолога, готовясь к сдаче вступительного экзамена в университет на отделение теологии. В конце концов он разочаровался в учёбе, бросил свои занятия и в июле 1878 уехал из Амстердама. Желание быть полезным простым людям направило его в Протестантскую миссионерскую школу в Лакене под Брюсселем, где он прошёл трёхмесячный курс проповеди.

В декабре 1878 года его направили на полгода миссионером в Боринаж, бедный шахтёрский район на юге Бельгии. Пройдя полугодичный стаж, Ван Гог намеревался поступить в евангельскую школу для продолжения образования, но счёл введённую плату за обучение проявлением дискриминации, и отказался от стези священника.

Становление как художника

В 1880-х Ван Гог обратился к искусству, посещал Академию художеств в Брюсселе (1880—1881) и Антверпене (1885—1886), пользовался советами живописца А. Мауве в Гааге, с увлечением рисовал шахтёров, крестьян, ремесленников. В серии картин и этюдов середины 1880-х гг. («Выход из протестантской церкви в Нюэнене» (1884—1885), «Крестьянка» (1885), музей Крёллер-Мюллер, Оттерло; «Едоки картофеля» (1885), «Старая церковная башня в Нюэнене» (1885), «Башмаки» (1886), Музей Винсента ван Гога, Амстердам), написанных в тёмной живописной гамме, отмеченных болезненно-острым восприятием людских страданий и чувства подавленности, художник воссоздавал гнетущую атмосферу психологической напряжённости.

В 1886—1888 Ван Гог жил в Париже, посещал престижную частную художественную студию знаменитого на всю Европу педагога П. Кормона, изучал живописьимпрессионизма, японскую гравюру, синтетические произведения Поля Гогена. В этот период палитра Ван Гога стала светлой, исчезли землистого оттенка краски, появились чистые голубые, золотисто-жёлтые, красные тона, характерный для него динамичный, как бы струящийся мазок («Агостина Сегатори в кафе «Тамбурин»» (1887—1888), Музей Винсента ван Гога, «Мост через Сену» (1887), Музей Винсента ван Гога, Амстердам; «Папаша Танги» (1887), Музей Родена, Париж, «Вид на Париж из квартиры Тео на улице Лепик» (1887), Музей Винсента ван Гога

Последние годы. Творческий расцвет

В 1888 году Ван Гог переехал в Арль, где окончательно определилось своеобразие его творческой манеры. Пламенный художественный темперамент, мучительный порыв к гармонии, красоте и счастью и, одновременно, страх перед враждебными человеку силами, находят воплощение то в сияющих солнечными красками юга пейзажах (Жёлтый дом (1888), Кресло Гогена(1888), «Жатва. Долина Ла-Кро» (1888), Музей Винсента Ван Гога, Амстердам), то в зловещих, напоминающих ночной кошмар образах («Ночное кафе» (1888), музей Крёллер-Мюллер, Оттерло); динамика цвета и мазка наполняет одухотворённой жизнью и движением не только природу и населяющих её людей («Красные виноградники в Арле» (1888), Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Москва), но и неодушевлённые предметы («Спальня Ван Гога в Арле» (1888), Музей Винсента Ван Гога, Амстердам). В последнюю неделю своей жизни Ван Гог пишет свою последнюю и знаменитую картину: «Пшеничное поле с воронами». Она была свидетельством трагической смерти художника.

В январском номере журнала «Меркюр де Франс» в 1890 году появилась первая критическо-восторженая статья про картину Ван Гога «Красные виноградники в Арле» за подписью Альбера Орье [1] .

Напряжённая работа и разгульный образ жизни Ван Гога (злоупотреблял абсентом) в последние годы привели к появлению приступов психической болезни. Его здоровье ухудшалось, и в итоге он оказался в клинике для душевнобольных в Арле (врачи поставили диагноз «эпилепсия височных долей»), затем в Сен-Реми-де-Прованс (1889—1890), где познакомился с доктором Гаше (художником-любителем) [1] , и в Овер-сюр-Уаз, где он предпринял попытку покончить жизнь самоубийством 27 июля 1890 года. Выйдя на прогулку с материалами для рисования, выстрелил в себя из пистолета в область сердца (купил его для отпугивания птичьих стай во время работы напленэре), а затем самостоятельно добрался до лечебницы, где, спустя 29 часов после ранения, скончался от потери крови (в 1:30 ночи 29 июля 1890 года). В октябре 2011 года появилась альтернативная версия смерти художника. Американские историки-искусствоведы Стивен Найфех и Грегори Уайт Смит выдвинули предположение, что Ван Гог был подстрелен одним из подростков, которые регулярно составляли ему компанию в питейных заведениях [2] .

По словам брата Тео (Theo), который был при Винсенте в его смертные минуты, последними словами художника были: La tristesse durera toujours («Печаль будет длиться вечно»). Винсент Ван Гог был похоронен в Овер-сюр-Уаз. Через 25 лет (в 1914 году) рядом с его могилой были захоронены останки его брата Тео.

Нидерландский художник. Bert Van Zelm

Карел ван Мандер

Книга о художниках

Карел ван Мандер и его «Книга о художниках»

Читать еще:  Поп-арт коллажи. Flore Kunst

1604 год был отмечен важным для нидерландской культуры событием: выходом в свет «Книги живописцев» («Het Schilderboeck») — первого сочинения о художниках, созданного за пределами Италии. Автор внушительного по объему (около восьмисот страниц) труда — Карел ван Мандер (1548–1606) — был человеком типичным для своего времени. Ученик нидерландского художника и поэта Лукаса де Хере, он с юности был приобщен к гуманистической культуре, проявлял живой интерес к античным авторам, занимался не только живописью, но и литературным творчеством. Как все молодые нидерландские художники итальянизирующего направления, он мечтал побывать на «родине искусств». Несколько лет, проведенные в Италии (около 1575–1577), дали возможность Карелу ван Мандеру не только непосредственно познакомиться с классическим наследием, но и погрузиться в художественную среду современного ему Рима, тон которой задавали представители позднего маньеризма. Предпринятая затем Мандером поездка через Базель в Вену, где он участвовал в выполнении одного из заказов габсбургского двора, еще более тесными узами связала молодого нидерландца с этим интернациональным течением.

Вторая половина XVI века — весьма своеобразный период в истории европейского искусства. С одной стороны, закат грандиозной эпохи, отмеченный явными чертами кризиса ренессансной картины мира и ренессансной эстетической системы, с другой — преддверие новой, не менее значительной по своим достижениям эпохи барокко, с многочисленными ростками будущего (напомним, что младшим современником Карела ван Мандера был Микеланджело да Караваджо — «первый живописец нового времени», как назвал его впоследствии Роджер Фрай). Вместе с тем, обладая всеми признаками переходности, художественная культура этого периода была во многом неповторима. Одной из основных ее особенностей была высокая степень интеллектуализации, часто даже приводившая художников к отрыву от действительности и погружению в своего рода «игру в бисер», — Александр Бенуа не без основания называл маньеризм «схоластикой Ренессанса». Именно тогда, впервые в истории, рисунок — искусство более интеллектуальное, нежели чувственное, — выделяется в самостоятельную сферу художественного творчества. Любопытно, что у Федерико Цуккаро, одного из главных теоретиков маньеризма, рисунок (disegno) выступает в качестве основной эстетической категории: «Он — форма, идея, порядок, правило или предмет интеллекта, в котором выражены понятные вещи»[1]. Небывалое прежде увлечение эмблематикой и сложными аллегориями, в чем живопись успешно конкурировала с популярной в то время риторической, или «ученой», поэзией; некий «отблеск кунсткамер», лежащий на искусстве; развитие иллюзионистического рисунка, с научной точностью фиксирующего всевозможных представителей флоры и фауны, и одновременно яркий расцвет орнаментики — этой «чистой математики» искусства; склонность художников к теоретизированию — все это тоже проявления указанной выше особенности маньеризма.

Карел ван Мандер был как раз из тех, кто охотно чередовал кисть живописца с пером писателя, причем его литературный дар был, пожалуй, значительнее и оригинальнее художнического. Мысль написать книгу для живописцев и о живописцах возникла у него, возможно, еще в юности. Вдохновляющим примером мог быть его первый учитель — Лукас де Хере, биография которого открывает второй том настоящих жизнеописаний. Сын скульптора и художницы, человек одаренный и широко образованный, знаток древностей, он, несомненно, оказал большое влияние на своего ученика. Его перу помимо поэтических произведений принадлежала дошедшая до наших дней лишь во фрагментах и, возможно, оставшаяся незаконченной стихотворная книга о живописцах, о которой упоминает Карел ван Мандер: «…Он начал описывать в стихах жизнь художников, но, как я ни старался, не мог отыскать этого начатого им произведения, которым, хотя и в малой степени, хотел воспользоваться сам или же напечатать его». Вслед за учителем с юных лет Карел уделял много времени литературным занятиям: на первых порах, если верить биографу, они даже превалировали над живописью. Однако, как нам представляется, вкус к теоретизированию, а также к историографии искусства развился у него в годы пребывания в Италии, когда он тесно общался с художниками круга братьев Цуккаро и познакомился с «Жизнеописаниями наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих» Джорджо Вазари, которые к тому времени уже вышли вторым изданием (1568). По-видимому, именно это сочинение укрепило нидерландца в намерении создать нечто подобное на родном языке. Это подтверждается тем фактом, что, находясь в Италии, Карел ван Мандер начал собирать и записывать сведения о местных художниках, чьи жизнеописания отсутствовали в сочинении Вазари. Впоследствии он использовал эти материалы в своей «Книге живописцев».

Окончательно идея книги оформилась, по-видимому, в середине 1580-х годов, когда Карел ван Мандер, после возвращения на родину и нескольких лет скитаний по Нидерландам в поисках безопасного пристанища (он принадлежал к семье протестантов-меннонитов), обосновался в Харлеме: в 1584 году его имя было занесено в регистр местной гильдии св. Луки. С этим голландским городом — одним из важнейших художественных центров Северных Нидерландов — связан зрелый и наиболее плодотворный период его творчества. В середине 1580-х годов Карел ван Мандер открыл студию, получившую название «Харлемская академия», где вместе с Хендриком Голциусом и Корнелисом Корнелиссеном писал обнаженную натуру. Имея за плечами путешествие в Италию, Карел ван Мандер играл в этом содружестве ведущую роль. Как литератор он снискал в это время широкую известность на родине благодаря написанным на нидерландском языке духовным песнопениям и переводам из античных авторов, а также пьесам и всевозможным сочинениям, созданным для риторических обществ (он сам состоял членом одного из них — харлемской камеры «Белая гвоздика»).

В Харлеме началась и педагогическая деятельность Мандера. По сообщению биографа, у него было много учеников. Цель «Книги живописцев» и была, прежде всего, учебно-воспитательной: она должна была стать своего рода пособием для молодых художников, приобщая их к основам профессии, к классическому репертуару, служа иконографическим источником, демонстрируя примеры жизни и творчества выдающихся мастеров прошлого и предостерегая от ошибок и заблуждений; наконец, знакомя их с современными представителями художественного мира. Эта цель определила структуру книги, включавшей в себя шесть больших самостоятельных разделов (томов), каждый со своим посвящением:

I. Основы благородного истинного искусства живописи;

И. Жизнеописание античных художников;

III. Жизнеописание знаменитых итальянских художников;

IV. Жизнеописание знаменитых нидерландских и немецких живописцев;

V. Изложение «Метаморфоз» Овидия и толкование их символики;

VI. Как изображать, понимать и представлять фигуры.

Сочинение открывалось «назидательной поэмой» («het leerdicht») из четырнадцати глав, которая называлась «Основы благородного истинного искусства живописи» и предварялась авторским посвящением художественной молодежи. Опираясь на средневековую традицию дидактической поэзии и французскую poesie scientifique, Мандер излагал в стихотворной форме важнейшие понятия и правила искусства; он вводил читателя в профессиональную «кухню», рассказывая о технике живописи, о природе красок, их правильном выборе и сочетании, о композиции и т. д., давая попутно массу практических советов. Он знакомил читателя с известными в ту пору жанрами, причем в отличие от итальянских авторов посвятил отдельную главу пейзажу, который зародился и получил интенсивное развитие в заальпийских странах — Нидерландах и Германии. Пятый и шестой разделы книги также имели в первую очередь служебное назначение. Перевод Овидиевых «Метаморфоз» открывал для нидерландских художников богатейший источник мифологических сюжетов, издавна питавший классическое искусство. Биограф Карела ван Мандера сообщает, что, обучая своих учеников в Харлеме «итальянской манере», он в качестве примера приводил иллюстрации Голциуса к этой античной поэме, созданные в конце 1580-х годов в тесном сотрудничестве с Мандером. Последний раздел книги представлял собой своего рода руководство по иконографии по образцу популярной в то время «Иконологии» Чезаре Рипы (1593).

Читать еще:  Образные и абстрактные одновременно. Susan Knapp

Цуккаро Ф. Идея живописцев, скульпторов и архитекторов // Эстетика Ренессанса. М.,1981. Т. II. С. 531.

Ван Гог, ВинсентВинсе́нт Ви́ллем Ван Гог (нидерл. Vincent Willem van Gogh; 30 марта 1853, Грот-Зюндерт, около Бреды, Нидерланды — 29 июля 1890, Овер-сюр-Уаз, Франция) — всемирно известный нидерландский художник-постимпрессионист.

Детство и юность

Винсент Ван Гог родился 30 марта 1853 года в деревушке Грот-Зюндерт (нидерл. Groot Zundert ) в провинции Северный Брабант на юге Нидерландов, недалеко от бельгийской границы. Отцом Винсента был Теодор Ван Гог, протестантский пастор, а матерью — Анна Корнелия Карбентус, дочь почтенного переплётчика и продавца книг из Гааги. Винсент был вторым из семи детей Теодора и Анны Корнелии. Своё имя он получил в честь деда по отцовской линии, который также всю свою жизнь посвятил протестантской церкви. Это имя предназначалось для первого ребёнка Теодора и Анны, который родился на год раньше Винсента и умер в первый же день. Так Винсент, хотя и был рождён вторым, стал старшим из детей.

Теодор Ван Гог, отец Винсента.
Рисунок Винсента Ван Гога. Эттен, июль, 1881.

Четыре года спустя после рождения Винсента, 1 мая1857 года, родился его брат Теодорус Ван Гог (Тео). Помимо него, у Винсента был брат Кор (Корнелис Винсент, 17 мая1867) и три сестры — Анна Корнелия (17 февраля1855), Лиз (Элизабет Губерта, 16 мая1859) и Вил(Виллемина Якоба, 16 марта1862). Домашние помнят Винсента как своенравного, трудного и нудного ребёнка со «странными манерами», что было причиной его частых наказаний.

Работа в торговой фирме и миссионерская деятельность

В 1876 году Винсент возвратился в Англию, где он нашёл неоплачиваемую работу в качестве учителя в интернате в Рэмсгейте. В июле Винсент перешёл в другую школу — в Айлворте (под Лондоном), где он выполнял работу учителя и помощника пастора. 4 ноября Винсент прочитал свою первую проповедь. Его интерес кЕвангелию рос, и он загорелся идеей проповедовать беднякам.

На Рождество Винсент поехал домой, и родители уговорили его не возвращаться в Англию. Винсент остался в Нидерландах и в течение полугода работал в книжном магазине в Дордрехте. Эта работа была ему не по душе; большую часть времени он проводил, делая наброски или переводя отрывки из Библии на немецкий, английский и французский. Пытаясь поддержать стремление Винсента стать пастором, семья посылает его в мае 1877 году в Амстердам, где он поселился у своего дяди, адмирала Яна Ван Гога. Здесь он усердно занимался под руководством своего дяди Йоганесса Стрикера, уважаемого и признанного теолога, готовясь к сдаче вступительного экзамена в университет на отделение теологии. В конце концов он разочаровался в учёбе, бросил свои занятия и в июле 1878 уехал из Амстердама. Желание быть полезным простым людям направило его в Протестантскую миссионерскую школу в Лакене под Брюсселем, где он прошёл трёхмесячный курс проповеди.

В декабре 1878 года его направили на полгода миссионером в Боринаж, бедный шахтёрский район на юге Бельгии. Пройдя полугодичный стаж, Ван Гог намеревался поступить в евангельскую школу для продолжения образования, но счёл введённую плату за обучение проявлением дискриминации, и отказался от стези священника.

Становление как художника

В 1880-х Ван Гог обратился к искусству, посещал Академию художеств в Брюсселе (1880—1881) и Антверпене (1885—1886), пользовался советами живописца А. Мауве в Гааге, с увлечением рисовал шахтёров, крестьян, ремесленников. В серии картин и этюдов середины 1880-х гг. («Выход из протестантской церкви в Нюэнене» (1884—1885), «Крестьянка» (1885), музей Крёллер-Мюллер, Оттерло; «Едоки картофеля» (1885), «Старая церковная башня в Нюэнене» (1885), «Башмаки» (1886), Музей Винсента ван Гога, Амстердам), написанных в тёмной живописной гамме, отмеченных болезненно-острым восприятием людских страданий и чувства подавленности, художник воссоздавал гнетущую атмосферу психологической напряжённости.

В 1886—1888 Ван Гог жил в Париже, посещал престижную частную художественную студию знаменитого на всю Европу педагога П. Кормона, изучал живописьимпрессионизма, японскую гравюру, синтетические произведения Поля Гогена. В этот период палитра Ван Гога стала светлой, исчезли землистого оттенка краски, появились чистые голубые, золотисто-жёлтые, красные тона, характерный для него динамичный, как бы струящийся мазок («Агостина Сегатори в кафе «Тамбурин»» (1887—1888), Музей Винсента ван Гога, «Мост через Сену» (1887), Музей Винсента ван Гога, Амстердам; «Папаша Танги» (1887), Музей Родена, Париж, «Вид на Париж из квартиры Тео на улице Лепик» (1887), Музей Винсента ван Гога

Последние годы. Творческий расцвет

В 1888 году Ван Гог переехал в Арль, где окончательно определилось своеобразие его творческой манеры. Пламенный художественный темперамент, мучительный порыв к гармонии, красоте и счастью и, одновременно, страх перед враждебными человеку силами, находят воплощение то в сияющих солнечными красками юга пейзажах (Жёлтый дом (1888), Кресло Гогена(1888), «Жатва. Долина Ла-Кро» (1888), Музей Винсента Ван Гога, Амстердам), то в зловещих, напоминающих ночной кошмар образах («Ночное кафе» (1888), музей Крёллер-Мюллер, Оттерло); динамика цвета и мазка наполняет одухотворённой жизнью и движением не только природу и населяющих её людей («Красные виноградники в Арле» (1888), Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Москва), но и неодушевлённые предметы («Спальня Ван Гога в Арле» (1888), Музей Винсента Ван Гога, Амстердам). В последнюю неделю своей жизни Ван Гог пишет свою последнюю и знаменитую картину: «Пшеничное поле с воронами». Она была свидетельством трагической смерти художника.

В январском номере журнала «Меркюр де Франс» в 1890 году появилась первая критическо-восторженая статья про картину Ван Гога «Красные виноградники в Арле» за подписью Альбера Орье [1] .

Напряжённая работа и разгульный образ жизни Ван Гога (злоупотреблял абсентом) в последние годы привели к появлению приступов психической болезни. Его здоровье ухудшалось, и в итоге он оказался в клинике для душевнобольных в Арле (врачи поставили диагноз «эпилепсия височных долей»), затем в Сен-Реми-де-Прованс (1889—1890), где познакомился с доктором Гаше (художником-любителем) [1] , и в Овер-сюр-Уаз, где он предпринял попытку покончить жизнь самоубийством 27 июля 1890 года. Выйдя на прогулку с материалами для рисования, выстрелил в себя из пистолета в область сердца (купил его для отпугивания птичьих стай во время работы напленэре), а затем самостоятельно добрался до лечебницы, где, спустя 29 часов после ранения, скончался от потери крови (в 1:30 ночи 29 июля 1890 года). В октябре 2011 года появилась альтернативная версия смерти художника. Американские историки-искусствоведы Стивен Найфех и Грегори Уайт Смит выдвинули предположение, что Ван Гог был подстрелен одним из подростков, которые регулярно составляли ему компанию в питейных заведениях [2] .

Читать еще:  Польский художник. Romuald Mulk Musiolik

По словам брата Тео (Theo), который был при Винсенте в его смертные минуты, последними словами художника были: La tristesse durera toujours («Печаль будет длиться вечно»). Винсент Ван Гог был похоронен в Овер-сюр-Уаз. Через 25 лет (в 1914 году) рядом с его могилой были захоронены останки его брата Тео.

Когда старость в радость: оптимистичные работы голландского художника Marius van Dokkum

В последнее время на Ярмарке Мастеров появилось много публикаций о стильных женщинах преклонного возраста. Я как-то неожиданно для себя осознала, что читаю их с каким-то пытливым интересом, мысленно примеряя на себя каждый образ. Думаю, именно так и приходит старость в психологическом принятии себя другой, взрослой и изменившейся. И хотя у меня еще (слава Богу!) жива мама и даже бабушка (!), я полна энергии и планов на будущее и еще слышу комплименты к своей внешности, а моего внука-первокласника называют моим сыном, но все равно надо признать — время моей зрелости пришло или, как говорится, все там будем. Вот в таком настроении мне и попались в сети картины великолепного, доброго, неугомонного и весёлого голландского художника Мариуса ван Доккума.

Хочу поделиться и с вами этой энергией позитива и тепла.

Сведения о самом художнике довольно скупы: Marius van Dokkum (Мариус ван Dokkum) родился в 1957 году в деревушке Андейк (нидерл. Andijk), расположенной на озере Эйсселмер в Нидерландах. Учился в христианской академии изящных искусств в городе Кампен, по специальности иллюстрация. По окончании академии, он поселился в Апелдорн, где он в настоящее время работает как живописец, иллюстратор и дизайнер.

Гоня хандру повсюду
То шуткой, то пинком.
Я, и состарясь, буду
Веселым стариком.

Не стану по приказу
Тощать среди диет,
А буду лопать сразу
По множеству котлет!

Всегда по строгой мере
Пить соки. А тайком,
Смеясь, вздымать фужеры
С армянским коньяком.

Какое блаженство проснуться и знать,
Что вам на работу не надо бежать.
И день наступающий очень хорош,
А если болеешь, то значит — живешь.
И старость — совсем не плохая пора.
Да здравствует время свободы! Ура!

Какое блаженство подняться с асфальта
И знать, что твое небывалое сальто
Закончилось не инвалидной коляской,
А просто испугом и маленькой встряской.
Теперь вы со мной согласитесь, друзья,
Что все-таки очень везучая я.

Я буду очень милою старушкой,
Ну, может, чуть бандитского пошиба,
И закажу себе из бронзы клюшку я.
Эх, главное, чтоб память не отшибло.

Найдено в сети, автор неизвестен

Когда я стану бабушкою старенькой,
Я волосы покрашу фиолетовым.
И выброшу из дома на фиг валенки.
А, может, и оставлю их на лето.
Я заведу себе штук пять собак,
А может коз, на этаже, так, пятом.
И буду слушать, как сосед меня
За стенкою обкладывает матом.
Спать буду днём, пока все на работе,
А ночью, этих гадов сна лишая,
Я лёгким ангелом в весьма тяжёлой плоти,
Станцую вальс под музыку Раммштайна.

Автор мне неизвестен, найдено в сети

Если вдруг нечаянно исчезну я,
К небу не испытывай вражду,
Стикс — река достаточно известная,
Я тебя на пристани дождусь.

У реки построим домик маленький,
Заведём собаку и кота
И рядком усевшись на завалинке,
Станем вместе вечность коротать.

Двор засадим вишней и малиною,
Чтоб потом варить из них кисель,
Будем слушать песни соловьиные
И ловить в запруде карасей.

Спорить и прощать друг друга искренне,
Жить и верить, смерти вопреки,
И на старой лавочке у пристани
Вместе ждать вестей из-за реки.

А потом, обдумав всё заранее,
Мы звезде, летящей вниз во мгле,
Загадаем общее желание —
Заново родиться на земле.

Портреты.Нидерландский художник Михиль ван Миревельт (1567-1641)

Портрет дамы из семьи ван Бейерен-Схаген

Портрет Хендрика Хофта

Портрет жены Хендрика Хофта

Портрет сэра Генри Вэйна Старшего

Портрет Амалии ван Зольмс

Джордж Вильерс, 1 герцог Бекингем

Портрет молодой знатной дамы

Испанский полководец Амброзио Спинола-Дория

Роберт Берти, 1-й граф Линдси

Гуго Гроций — голландский юрист и государственный деятель, философ, христианский апологет, драматург и поэт. Заложил основы международного права, основываясь на естественном праве.

Якоб Катс, нидерландский поэт

Портрет Корнелиса ван Арссена

Якоб ван Дален, называемый Валленсисом

Фредерик Хендрик, принц Оранский

Мария Элеонора, принцесса Бранденбургская, королева Швеции

Принц Руперт будучи ребёнком

Мориц Оранский, принц Оранский, граф Нассауский, сын Вильгельма I, положившего начало независимости Нидерландов.

Комментировать

Все комментарии (6)

комментирует материал 04.11.2016 #

комментирует материал 04.11.2016 #

Портреты, может быть, и хорошие, но лица ужасные — не дай Бог приснятся.

Хорошо, что у нас тогда портретов не писали. Парсуны несколько позже появились.

Хорошо — это почему? Думаете портрет Ивана Грозного или Малюты Скуратова напугал бы Вас?

Ну, если Вас напугал «Принц Руперт будучи ребёнком», то меня Скуратов может быть и напугал бы. Хотя, говорят, что зверства его, также как и Ивана были значительно преувеличены Романовыми и иностранцами.

С последним согласен на все 100.

События и мнения

Деловой мир

Частные интересы

Авторы Гайдпарка

Разбор мифов о коронавирусе и масках

Меган Маркл и Принц Гарри играют Аланис Моррисет с мужем

Профессор Михаил Бала: вирус имеет все признаки биологического оружия

Помпео посетил Грузию с официальным визитом. США расширяют зону своего влияния.

205 минут полёта советской колоши «Буран»

МФЦ района – это кто, и на каком основании выдвигает требования?

В Думу пробрались депутаты — самоубийцы!

С начала 2020 года в Украине закрылось почти 700 тысяч предприятий

Наверно, самый талантливый и добросовестный коллега

В пространстве — времени существуют три типа радиации. Светлая, темная, смешанная

С добрым утром: Во львовском военном госпитале взорвался кислород

Белоусов рад обилию новых идей — но о поиске главной идеи молчит

Мы в соцсетях
О Newsland
Пользователям
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ

В соответствии с пользовательским соглашением редакция не несет ответственности за содержание материалов (новости, статьи, фото, видео, комментарии), которые размещают пользователи.
Для урегулирования спорных вопросов и претензий Вы можете связаться с редакцией и администрацией Newsland по вопросам контента и модерации.

Заказав эту услугу, Вас смогут все увидеть в блоке «Макспаркеры рекомендуют» — тем самым Вы быстро найдете новых друзей, единомышленников, читателей, партнеров.

Оплата данного размещения производится при помощи Ставок. Каждая купленная ставка позволяет на 1 час разместить рекламу в специальном блоке в правой колонке. В блок попадают три объявления с наибольшим количеством неизрасходованных ставок. По истечении периода в 1 час показа объявления, у него списывается 1 ставка.

Сейчас для мгновенного попадания в этот блок нужно купить 1 ставку.

Зарегистрированы в Newsland или Maxpark? Войти

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector