Нигерийский художник. Dawn Okoro

Нигерийский художник. Dawn Okoro

«Нигерийский принц» выходит на экраны США

Ранее в этом году состоялась мировая премьера этого фильма

В эти выходные на экраны США вышел фильм «Нигерийский принц» (Nigerian Prince), ранее в этом году получивший мировую премьеру на нью-йоркском кинофестивале Трайбека.

Как известно, «нигерийскими письмами» называют мошеннические обращения, в которых неизвестные лица – «принцы» или «наследники», – сулят адресату большие деньги в обмен за непыльную услугу. Создателям этого фильма малоизвестные им на тот момент спонсоры тоже пообещали крупную сумму, а именно – миллион долларов. Но, в отличие от коварного спама, в данном случае все произошло без обмана. И обещанный создателям фильма миллион долларов они получили от своих спонсоров – коммуникационной компании AT&T и Киноинститута Трайбека.

Эта счастливая история случилась весной прошлого года, и дарованная сумма существенно помогла создателям фильма «Нигерийский принц» реализовать задуманное и в срок завершить съемки, проходившие в крупнейшем мегаполисе Нигерии Лагосе.

Режиссер Фарадей Окоро (Faraday Okoro), продюсер Оскар Эрнандес (Oscar Hernandez) и актер Шиназа Уке (Chinaza Uche) рассказали по телефону корреспонденту Русской службы «Голоса Америке» о работе над фильмом.

Обман, еще обман!

Молодой парень по имени Эзе, американец нигерийского происхождения, с рюкзачком за плечами приезжает в Лагос. Его умолила приехать мать, которая селит Эзе у своей сестры. Сын последней, двоюродный брат Эзе по имени Пайос – закоренелый, несмотря на молодость, авантюрист и мошенник, промышляющий разнообразными схемами надувательства. Собственно, и мать Эзе пошла на заведомый обман сына, выманив его из Америки, чтобы заставить остаться на родине вопреки его желанию.

Сценарий Фарадей Окоро написал вместе с Эндрю Лонгом. Уже в самом начале фильма прилетевший в Нигерию Эзе становится жертвой простенького надувательства, когда сотрудник аэропорта Лагоса убеждает его в необходимости доплаты за прохождение таможенного досмотра будто бы для «ускорения» этой процедуры. Как сказал Окоро, этот эпизод был вдохновлен реальной историей, которая произошла с Лонгом.

«Этот проект я вынашивал со времени учебы в Говардском университете, – рассказал режиссер. – Я сидел в компьютерном классе, смотрел в онлайне материалы на эту тему и задумался: почему бы мне, американцу нигерийского происхождения, не заняться этой темой? Ведь я могу копнуть ее гораздо глубже, чем режиссер с другим бэкграундом».

Выходец из Нигерии Фарадей Окоро живет в Нью-Йорке. Он рассказал, что родители, увлеченные наукой, дали ему это необычное имя в честь английского физика и химика Майкла Фарадея. «Моих сестру и брата они также назвали «по-научному» – Гэлакси (Галактика) и Галилео, – сообщил он со смехом, – родители очень хотели, чтобы я стал ученым, но я избрал другую карьеру». Окоро закончил с отличием Говардский университет в Вашингтоне. Сейчас он учится в аспирантуре Киношколы Нью-Йоркского университета (NYU). Его дебютная короткометражка Full-Windsor показывалась на 14 крупных кинофестивалях, включая Лос-Анджелес, Остин, Чикаго, Сиэтл и Монреаль. Премьера его короткого фильма Blitz прошла на фестивале Трайбека в 2015 году.

Как нейтрализовать страх

Главные роли в фильме сыграли дебютанты в большом кино Шиназа Уке (Пайос) и Антонио Белл (Эзе). Если отвыкший от нравов родной страны Эзе сдержан и насторожен, то Пайос искрится радушием и азартом. Эзе загнан обстоятельствами в угол и вынужден согласиться помогать Пайосу обделывать его сомнительные делишки, чтобы накопить деньги на обратный авиабилет в США.

«Я думаю, Шиназа достоин быть отмеченным премией за воодушевление и энтузиазм», –заметил продюсер Оскар Эрнандес.

Шиназа Уке родился в Эдинбурге (Шотландия) в 1987 году в семье выходцев из Нигерии. Его отец и мать – учителя. Шиназе было 14 лет, когда его семья переехала в США.

Еще школьником он играл в любительском театре. Учился актерскому мастерству в Академии искусств в Хартфорде (Коннектикут). В 2005 году переехал в Нью-Йорк и поступил в Школу искусств Тиш, входящую в систему NYU. Завершив там учебный курс, он стал играть на подмостках различных театров Нью-Йорка, а также Сиэтла и Балтимора. Живет в Нью-Йорке. Роль Пайоса – первый опыт Шиназы в кинематографе.

«Да, было нелегко перестроиться, все-таки театр и кино требуют разных навыков и качеств, – рассказал он. – Но мне очень помогли Фарадей (Окоро) и Оскар (Эрнандес). Их уверенность и понимание нюансов актерской игры помогли мне нейтрализовать страх и волнение. Эти пять недель на съемочной площадке в Нигерии стали для меня своего рода выпускным классом в осваивании профессии киноактера».

Чем помог Спайк Ли

Как сообщили режиссер и продюсер, два года ушли на написание сценария. Еще год потребовался на то, чтобы поставить проект на производственные рельсы. Фарадей Окоро обратился к Оскару Эрнандесу с предложением выступить продюсером. Тот согласился. Затем режиссер, посмотрев несколько спектаклей с участием Шиназы Уке, пригласил его на роль Пайоса, и тот ответил «да». Фильм был снят целиком в Лагосе и завершен менее чем за 12 месяцев.

Как ранее сообщалось, первоначальный бюджет был довольно скромным, около 200 тыс. долларов. Создатели фильма попали в список претендентов на получение 1 млн долларов в рамках программы корпорации AT&T и Киноинститута Трайбека «Нерассказанные истории», призванной поддерживать начинающих кинематографистов. И именно им выпал, так сказать, выигрышный билет.

Одним из исполнительных продюсеров «Нигерийского принца» стал выдающийся американский кинорежиссер Спайк Ли. Как считает Окоро, его участие в проекте было не только символичным, но и конструктивным.

«Спайк Ли нам много помогал – и советом, и экспертизой, – сказал Окоро. – Мы подолгу говорили о сценарии, о том, каким нам видится будущий фильм».

«Другой наш исполнительный продюсер Бийи Банделе очень помог со съемками в Нигерии, – добавил Оскар Эрнандес. – Он познакомил нас с продюсером Бозе Ошин. Благодаря ей и другим нигерийским коллегам, мы основательно подготовились и, прежде чем начать съемки, совершили предварительную ознакомительную поездку в Нигерию».

«Конечно, мы взяли с собой нескольких человек из США, – продолжал Эрнандес. – Но большую часть технического персонала и актеров на многие роли мы наняли на месте, в Нигерии. Вопреки бытующим суждениям, профессионализм всех этих людей был очень высоким. По крайней мере сужу по своему опыту».

Тайны «разводки»

«В Нигерии, – сказал ранее в одном из интервью Фарадей Окоро, – аферы возведены в ранг искусства, мошенники отточили мастерство манипуляций до самого высокого уровня. Можно даже снять шляпу перед ними».

В фильме красочно показано, как Пайос и его дружки «разводят лохов» разными способами. Самый распространенный – рассылка по Интернету «нигерийских писем» с предложением баснословной суммы денег за «сотрудничество», за согласие стать наследником «безхозного состояния», за помощь в оформлении многомиллионного денежного перевода и т.д.

Читать еще:  Приглашение для общения. Eugene Columba O'brien

Одна из самых эффектных афер, в которую Пайос вовлек своего кузена, касается «черных денег». Продемонстрировав «жертве» внушительное количество наличных долларов, будто бы для конспирации (прохождения таможни и пр.) окрашенных в черный цвет, мошенники начинают вымогать у них деньги на покупку химикалиев для отмывки купюр за обещанный им за это весомый процент от суммы.

Операция спецслужб прошла успешно, мошенников с «черными деньгами» задержали, но после звонка «сверху» их отпускают на свободу.

Фильм показывает, как глубоко коррупция пронизала все слои нигерийского общества, включая государственные органы, полицию и спецслужбы. Правомочно ли изображать страну в столь неприглядном свете?

«Во-первых, мы сняли фильм в жанре триллера, а в нем уместны преувеличение, эмоциональные стимуляторы для развлечения зрителей, – подчеркнул Фарадей Окоро. – Да, персонаж Шиназы – мошенник, но мы объясняем его мотивацию. Пайос не порочен и не зол от природы, его таковым сделали условия жизни. Показывает ли наш фильм Нигерию в негативном свете? Нет, я бы сказал, что он показывает Нигерию в честном свете».

«Наш фильм направлен против стереотипов, – добавил Оскар Эрнандес. – Мы рассказываем единичную историю, во многом автобиографичную для Фарадея, вовсе не утверждая, что говорим обо всей стране с населением около 200 млн. жителей. Коррупция вовсе не проблема одной только Нигерии. Я выходец из Мексики, и для Мексики эти проблемы – коррупция, наркоторговля, – чрезвычайно актуальны».

«Многие знают о Нигерии лишь то, что оттуда идут спам, мошеннические электронные письма, – сказал Шиназа Уке. – Мне кажется, что фильм пытается предать этой практике человеческое измерение. Этим фильмом открывается дверь в неизвестную миру страну. Сравнение может показаться некорректным, но примерно так же в закрытый мир итальянско-американской мафии открыл в свое время дверь фильм «Крестный отец».

Картины страшно гениального Ханса Гигера

Едва ли можно найти что-либо более жуткое и демоническое в фантастическом реализме.

Самое известное творение Гигера терроризировало Сигурни Уивер в научно-фантастическом триллере «Чужой». Дизайнерская работа над этим фильмом принесла художнику премию «Оскар» за лучшие визуальные эффекты. Но слава пришла к Хансу Гигеру ещё за пару лет до «Чужого», когда в 1977 году вышла его книга «Некрономикон». Именно она привлекла внимание режиссёра Ридли Скотта и он пригласил Гигера к сотрудничеству.

«По сути, художества Гигера достигают недр нашей психики и затрагивают наши самые глубокие первобытные инстинкты и страхи», – считает Ридли Скотт.

В оригинальных иллюстрациях у Чужого были глаза, но для фильма Гигер настоял на том, чтобы лишить монстра органов зрения. Художник полагал, что холодный безэмоциональный вид окажется эффектнее. Он также работал над такими фильмами, как «Полтергейст 2: Обратная сторона», «Особь» и «Презерватив-убийца».

Ханс Рудольф Гигер (Hans Rudolf Giger) родился в Швейцарии в 1940 году в семье аптекаря. С детства его привлекало всё мистическое и таинственное. Ещё больше разыгралось воображение юного Ханса, когда отец принёс домой череп, полученный в качестве презента от медицинской фирмы. В 19 лет Гигер уже публиковал свои рисунки из цикла «Атомные дети» в периодических изданиях родного города Кура. В конце 60-х его работы представляли на выставках, а широчайший успех принёс сборник «Некрономикон».

Основная тема в картинах Гигера – придуманные им биомеханизмы, в которых сочетаются плоть и металл. Жанр – фантастический реализм. Даже в создании своей живописи он использовал механизм, которым распылял краску, – аэрограф.

Ханс Гигер сотрудничал и с музыкантами, оформлял обложки для многих групп и сделал три потрясающие микрофонные стойки для Джонатана Дэвиса (группа Korn).


Джонатан Дэвис.

«Некоторые люди говорят, что в моих картинах изображён мир будущего, но я пишу с реальности. Я кладу несколько вещей и идей вместе, а когда заканчиваю, они могут показаться грядущим», – сказал Гигер.

Последние годы жизни художник жил и работал в Цюрихе. Умер в 2014 году, получив травмы при падении с лестницы. В доме, который он приобрёл в Грюйере в 1998, организован музей Х. Р. Гигера. Говорят, полюбовавшись экспонатами, многие посетители пишут в книге отзывов: «Да он больной!». Некроготика и эротомеханика Гигера непросты для восприятия, но гениальность автора очевидна.

Магические и женственные картины Джорджии О’Кифф

Про американскую художницу Джорджию О’Кифф я узнала в 7 классе из учебника английского языка. Больше всего мне запомнилось, что она рисовала черепа животных. Я еще долго приставала к учительнице, выспрашивала, как это черепа повесить на стену, ну покажите мне эти черепа. Но дело было давно, всезнающего интернета тогда не было, количество книг в нашем небольшом городе было ограничено, а авторы учебника английского языка, повествуя о художнице, поместили только портрет самой художницы.

И вот, много лет спустя дошли руки до великой «рисовательницы черепов» из детсва. Оказалось, что на самом деле, она прославилась картинами с изображением цветов и растений, а те самые костяные головы рисовала в определенный период жизни.

Считается, что художница не придерживалась какого-то определенного стиля, ее работы на границе двух течений — магического реализма и прецизионизма, на грани предметного и беспредметного. Четкие, как чертеж, с острыми ракурсами, свойственными фотоискусству, виды сочетаются с ирреальными образами сновидений и грез. Изысканные и яркие работы обладают ритмической гармонией, символическим языком и упрощенными, близкими к кубистским, формами. Увеличенные образы цветов и растительных изображений, вполне натуральных по изображению, но по настрою и восприятию, космические, не реальные, сильные, сексуальные, магические…

Джорджия О’Kифф родилась 15 ноября 1887 года на ферме «Солнечная прерия» в штате Висконсин. Она была вторым ребенком в многодетной семье венгерки и ирландца. Первые уроки рисования она получила дома, и в дальнейшем все признавали ее способности. В 1905 году она окончила среднюю школу и решила стать художником.

Искусство О’Kифф изучала сначала в Художественном Институте Чикаго (1905–1906), а затем в Лиге студентов гуманитариев в Нью-Йорке (1907–1908), где она осваивала принципы реалистического искусства.

В 1908, она выиграла премию Уильяма Мерритта за лучший натюрморт. В 1912 О’Kифф поступила на летние курсы преподавателей искусств в Университете Шарлоттсвилля, штат Вирджиния, к художнику Эйлону Бементу , который познакомил ее с революционными идеями своего коллеги Артура Уэсли Доу.

В 1914-1915 О’Kифф опять в Нью-Йорке, здесь она занимается на курсах в педагогическом колледже. В конце 1915 она уже преподавала искусство в Колумбийском колледже, штат Южная Каролина. В попытке найти свой язык, с помощью которого она могла бы выразить свои чувства и идеи, она создала ряд абстрактных рисунков древесным углем, которые теперь признаны как наиболее инновационные во всем американском искусстве.

Она отправила некоторые из них бывшему однокашнику, который 1 января 1916 года показал их всемирно известному фотографу и художественному импресарио, Альфреду Штиглицу (Стиглицу). Он был пионером в области фотографии в Америке, и страстным пропагандистом современного искусства. Это он познакомил американцев с творчеством Сезанна, Матисса и Пикассо Штиглиц убеждал О’Kифф возвратился к Нью-Йорк. Не спросив автора, он показал 10 ее работ в известной авангардистской галерее. А весной 1918 года он предложил Джорджии финансовую поддержку, чтобы она могла год работать в Нью-Йорке, и она приняла его предложение.

Читать еще:  Немецкий художник. Johannes Muller-Franken


Вскоре после ее прибытия, у нее со Штиглицем, который был уже женат, начался роман, который продолжался до самой его смерти в 1946 году.

В 1924 году Штиглиц и О’Kифф поженились. С 1918 по 1934 годы Штиглиц был увлечен фотографированием Джорджии, за это время он сделал 300 ее фотографий, и на большинстве из них она запечатлена в весьма эротических позах.

В середине 30-х годов их союз пережил глубокий кризис. Штиглиц увлекся молоденькой интеллектуалкой Дороти Норман. Хотя он говорил, что это только дружба, никто в это не верил. В особенности Джорджия.

Оскорбленная супруга уехала на ранчо к друзьям в Нью-Мексико, сошлась с другом Штиглица фотографом Анселем Адамсом, и навсегда влюбилась в пустынные плоскогорья.

Впрочем, говорят, что союз Штиглица и О’Kифф был вообще странным, что они не столько любили друг друга, сколько совращали другие пары, при этом Альфред нередко отдавал предпочтение мужчинам, а Джорджия – женщинам.

В то же время Штиглиц с энтузиазмом занимался продвижением работ своей подруги, организуя ежегодные выставки ее работ в лучших американских галереях.


Альфред Штиглиц Джорджия О’Киф «Руки», 1919 год. Была продана за $ 1470000 в 2006 году.

Спустя три года после смерти Штиглица, О’Кифф переехала из Нью-Йорка к своему любовнику — тридцатилетнему керамисту Хуану Гамильтону в Нью-Мексико. Хуан до конца ее дней выполнял обязанности секретаря и ассистента. Она жила в глуши, то в своем доме на «Ранчо призрака», который она купила в 1940 году, то в доме, купленном в 1945 году, и продолжала писать маслом до середины 1970-х, когда потеря зрения вынудила ее оставить живопись. Она продолжала работать в графике до 1982 года, она также создала несколько гончарных работ. Умерла она в 1986 году в возрасте 98 лет. Ее тело было кремировано, и Хуан рассеял прах с вершины горы.

Художница была странным человеком. Она, например, была чрезвычайно скупа, и никогда не выбрасывала даже пластиковые пакета, сама пекла хлеб твердый и невкусный, и хотя имела два Мерседеса, никогда на них не ездила из экономии. В жаркие дни она ходила босой с мокрым полотенцем, обмотанным вокруг головы.

Она коллекционировала камни и раковины, когда однажды она увидела у знакомых интересный камень, она его не долго думая, украла. Она отказала во встрече Пабло Пикассо, заявив: «Не люблю его картины, они не настоящие». Она не охотно расставалась со своими работами, и долго колебалась, прежде чем что-либо продать. Она обожала путешествия, в особенности по диким местам.

А, напоследок, любимая фразочка О’Кифф: «В отличие от большинства людей, я всегда знала, чего хочу». 😉

Голубая кровь «Черного Континента»: 18 африканских королей.

Джозеф Ланганфин ( Бенин), представитель династии Абомей, является главой совета королевских семей Абомей. Обладая этим титулом, он является официальным представителем королей Абомей на встречах с другими монархами.

Сиджувейд, Они (Король) Ифе, Нигерия. Сиджувейд стал 15-м Они (королем) Ифе, одной из древнейших африканских королевских династий, в 1980 году. В прошлом во время церемонии коронации будущий монарх обязан был войти в собственный дворец, сжимая в руке меч правосудия, по ткани, смоченной в крови ритуальных жертв – мужчин и женщин. К счастью, кровавый ритуал давно упразднили. Современный Они – успешный и богатый бизнесмен, владелец недвижимости в Нигерии и Англии.

Нгие Камга Джозеф, Фон (Король) Банджуна, Камерун. Согласно поверью, король Банджуана, как и все короли Бамилеке, – прямой потомок пантер. По ночам он может превращаться в прародителя, охотиться в лесах, бегать по просторам саванны и пить из водопадов. Когда настоящую пантеру убивает охотник, короли Бамилеке боятся, как бы гибель звериного двойника не отразилась на одном из них. Камга Джозеф, нынешний «звериный» правитель Банджуна, в прошлом был главой кабинета министров и министром финансов Камеруна. В 1964 году, в день похорон его царственного предшественника, его остановили на местном рынке Банджуна и в сопровождении скорбящих придворных и королевских особ препроводили к местным старейшинам, которые за три месяца «научили» Камгу, как быть королем.

Халидоу Сали, Ламидо (Король) Бибеми, Камерун. Двенадцатый Ламидо (Король) Бибеми, получил трон в 1958 году. Он является прямым потомком Айдо Самба, одного из 42 королей Адамава, который на протяжении всего 18-го века вел священную войну – джихад – с неверными.

Осидийо Аддо Данква Третий, король Акропонг-Акуапем, Гана Выпускник Лондонского Университета и советник по экономическим вопросам в администрации Ганы последние 16 лет занимает «священный престол» Акуапем-Асона, одного из 7 величайших кланов Акан. Справа от него — «глас короля», держащий эмблему с изображением слона – символ того, что королевство было образовано при помощи военной мощи.

Хапи Четвертый, король Бана, Камерун. Королевство Бана образовалось в результате трагедии. Один из вождей племени, Мфенге, был обвинен в колдовстве с целью захвата власти. Тогда он приказал обезглавить собственную мать, чтобы доказать свою невиновность (по поверьям, склонность к колдовству передается по наследству по материнской линии). Мудрецы, осмотревшие тело женщины, пришли к выводу, что Мфенга невиновен. Тогда он приказал остальным вождям привести своих матерей во дворец и обезглавить их, чтобы доказать собственную невиновность. В панике большинство из них бежали, и вся власть досталась Мфенге, ставшему королем Бана.

Нйими Кок Мабиинтш Третий, король Куба, Конго. Пятидесятилетний король взошел на престол в двадцатилетнем возрасте. Как воплощению бога на земле, ему приписывают сверхъестественные возможности. Впрочем, королевский сан налагает на него некоторые запреты: королю нельзя сидеть на голой земле, пересекать урожайное поле, есть при посторонних, отправляться в поездки без личного повара и набора королевских кастрюль. Костюм, в котором сфотографирован король, полностью расшит ракушками и весит около 80 кг, и, чтобы облачиться, королю требуется около 2 часов, и еще два дня уходят на проведение очищающих ритуалов. Вес костюма и жаркая погода не позволяют носить ритуальную одежду дольше часа. Действующий монарх надевал ритуальный костюм лишь три раза в жизни.

Игве Кеннет Ннаджи Ониемаеке Оризу Третий, Оби (Король) Нневи, Нигерия. К тому моменту как бывший фермер Кеннет Ннаджи стал королем Нневи, его десять жен уже успели подарить ему 30 детей. Нневи – город, расположенный в востоку реки Нигерю В нем комфортно проживают несколько миллионеров. Королевство, основанное в 14 веке, целиком состоит из города и 4 больших деревень.

Читать еще:  Отсутствие связи между внутренним и внешним миром. Yvonne van Woggelum

Исиенвенро Джеймс Ийоха Иннен, экегбиан Бенина, Нигерия. Семидесятидевятилетний правитель в прошлом был весьма успешным бизнесменом. В 1962 году король Акензуа назначил его предводителем дворцовой стражи, «инсиенвенро».

Агболи-Агбо Деджлани, король Абомей, Бенин. Бывший полицейский Деджлани стал королем Абомей сразу же после отставки. Надо понимать, что «официально» Бенин не является королевством. Однако 30 сентября 1989 года Деджлани надел королевские сандалии и в 54 года от роду стал королем Абомей. Несмотря на то, что «на гражданке» Деджлани придерживался принципов моногамии, в королевском сане ему пришлось жениться еще два раза, чтобы жены вели его дом согласно племенной традиции. Когда король выходит на улицу, традиция предписывает делать это в сопровождении одной из жен, которая держит над головой повелителя раскрытый зонтик с эмблемой. Рядом с королем должна ежеминутно находиться одна из его жен с королевским кубком в руках. Король обязан везде носить с собой скипетр. Серебряный фильтр, защищающий короля от пыли дорог, надевается на нос.

Гудвилл Звелетини, король Зулу, Южная Африка. Король Гудвилл Звелетини — потомок знаменитого Шака, основателя королевства Зулу. В начале 19-го века Шака был главой небольшого клана Зулу, жившего среди людей племени Банту. Считая, что сохранность клана зависит прежде всего от того, чтобы подчинить себе остальные племена, Шака развязал кровавую войну. В период с 1815 по 1828 год он уничтожил все племена, противостоявшие ему. Жестокость Шака стала легендарной.

Эль Хадж Мамаду Кабир Усман, эмир Катсина, Нигерия. Эмир Катсина – страстный болельщик и игрок в поло, его семья спонсировала тренировки многих действующих чемпионов Нигерии.

Саломон Игбиногходуа, Оба Эредиаува Бенина, Нигерия. 23 марта 1979 года выпускник Кэмбриджского университета Саломон Игбиногходуа был провозглашен королем Бенина. Он унаследовал титул от отца и стал 38-м королем династии, зародившейся в 13-м веке.

Алийю Мустафа, Ламидо (Король ) Адамава, Нигерия. Земля Адамава получила свое название по имени одного их своих повелителей, которого звали Адама. Он участвовал в джихаде, объявленном лидером мусульман Усманом Дан Фодио на территории государств Гобира и Хауса. После смерти Адама завоеванные им территории, простирающиеся на юго-западе Нигерии и севере Камеруна, стали называться Адамава. Нынешний Ламидо (король) Адамава – отец 60 детей и ректор Университета Амаду Бело, одного из самых престижных учебных заведений в Африке.

Ханс Рудольф Гигер «Некроном IV»

► «Некроном IV». 1976 г.
Акрил, бумага, дерево 100×150 см
Хранится в Музее Гигера в Грюйере

«Я больше не вижу страшных снов, но в свое время от них меня исцеляла работа», — говорил 70-летний Гигер в интервью CNN. Ранее он отмечал, что если бы не писал картин, то наверняка сошел бы с ума. Жуткие образы в его творчестве действительно как будто перенесены из ночных кошмаров. Или из литературы ужаса, которой художник зачитывался. В честь вымышленного трактата из книг Говарда Лавкрафта Гигер назвал сборник репродукций своих картин — «Некрономикон».

Этот альбом американец Дэниел О’Бэннон, работавший над сценарием фантастического хоррора «Чужой», показал режиссеру Ридли Скотту. Тот искал нетривиальный образ для инопланетянина, который по сюжету проникает на космический корабль и убивает астронавтов. «Я чуть не упал из-за стола. вот оно!» — вспоминал Скотт первое впечатление от репродукции «Некроном IV» из альбома Гигера. Режиссер отправился к художнику в Швейцарию и поручил ему создать Чужого на основе этой картины. Художник продумал все стадии развития существа: яйцо; лицехват, бросающийся оттуда на жертву и внедряющий в нее зародыш Чужого; грудолом, который выбирается из носителя и превращается во взрослую особь. Под руководством Гигера создавались костюмы монстра, ландшафт планетоида, интерьер корабля внеземной цивилизации.

Гигер и его коллеги получили «Оскар» в номинации «Лучшие визуальные эффекты».

Дизайнер из Нигерии Боладжи Бадеджо оказался идеальным актером для роли Чужого: при огромном росте, больше двух метров, он был нечеловечески худым

1. Голова. Гигер увлекался психоанализом Зигмунда Фрейда, и картины художника, на которых переплетаются мотивы влечения к смерти и жизни, изобилуют фаллическими символами. Ассоциации, которые вызывал персонаж «Некронома IV», показались очень удачными создателям «Чужого», поскольку, по словам сценариста О’Бэннона, в фильме они задумали сыграть на подсознательном страхе аудитории перед изнасилованием.

2. Хвост. Гигер, с детства боявшийся змей, наделил существо на картине хвостом рептилии. А создавая модель костюма Чужого, использовал змеиный позвоночник.

3. Ребра. Тема смерти — сквозная на картинах Гигера, придававшего персонажам сходство с человеческими останками. Художник вспоминал, как в шестилетнем возрасте преодолевал страх, играя с настоящим человеческим черепом, который подарил ему отец. А работая над образом Чужого, Гигер создал модель из пластилина и костей, в том числе человеческих.

4. Руки. Самая антропоморфная часть существа на картине. Искажение человеческого облика вызывает тревогу и отвращение, поэтому смешение гуманоидных черт с негуманоидными в облике существа выглядит пугающе. В фильме Чужого играл человек, облаченный в костюм монстра с аниматронными элементами.

5. Глаза. Напоминают фасеточные глаза насекомых, однако при создании Чужого решили сделать «лицо» еще более отличающимся от человеческого. Глаза убрали, как у похожего существа на картине «Некроном V», чтобы непонятно было, как неведомая тварь видит жертву, и создавалось еще более жуткое впечатление.

6. Панцирь. Некоторое сходство существа с насекомым понравилось Ридли Скотту, поэтому и оболочка Чужого местами напоминает хитиновый покров. Жизненный цикл инопланетян похож на таковой у ос-наездников, откладывающих яйца в других насекомых.

7. Шланги. Гигер называл своих персонажей биомеханоидами. Куратор выставок художника Андреас Хирш считает, что соединение живой плоти и искусственных элементов на картинах Гигера отражает страх человечества перед технологическим прогрессом. Создавая модель для костюма Чужого, художник использовал шланги от «роллс-ройса».

Художник Ханс Рудольф Гигер
1940 — родился в Куре, Швейцария, в семье аптекаря.
1962–1966 — изучал интерьерный и индустриальный дизайн в Школе прикладных искусств в Цюрихе.
1968 — создал первые костюмы для фильма: панцири для проекта «Сделано в Швейцарии».
1975 — пережил самоубийство возлюбленной, актрисы Ли Тоблер.
1976 — работал над фильмом «Дюна» режиссера Алехандро Ходоровски, но проект не завершили.
1977 — выпустил альбом «Некрономикон».
1978–1979 — работал над фильмом «Чужой».
1979–1981 — был женат на своей ассистентке Мии Бонцаниго.
1985 — издал альбом «Некрономикон II».
1998 — открыл Музей Гигера в замке Сен-Жермен в Грюйере, Швейцария.
2005 — женился на Кармен Марии Шайфеле, директоре Музея Гигера.
2014 — умер в больнице Цюриха от последствий падения на лестнице. Похоронен в Грюйере.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector