От пейзажа до натюрморта. Александр Александровский

От пейзажа до натюрморта. Александр Александровский

От пейзажа до натюрморта. Александр Александровский

Художник Александр Александровский. От пейзажа до натюрморта.

Александр Александровский — российский художник. Родился в 1951 году в городе Пушкин, неподалёку от Ленинграда (Санкт-Петербурга). Учился в Петербургской Академии художеств имени и. Репина, с 1983 по 1989 годы посещал занятия профессора Угарова. В 1996 году стал членом Союза художников России.

Александровский является постоянным участником проекта “По святым местам России” и членом арт-группы под названием “Очарованный странник”.
Каждый год группа художников выезжает в старые города России для знакомства с культурными традициями удаленных от центра мест страны, что дает прекрасную возможность для их работы на пленэре и помогает найти «правильные цвета», чтобы с помощью живописи выразить любовь к родной земле.
Сегодня художник стал чрезвычайно известен, благодаря своей уникальной и неповторимой манере письма. Несмотря на то, что он работает в самых разных жанрах, от пейзажа до натюрморта, его замечательный стиль превращает любую из его картин в настоящий шедевр.

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

Художник Александровский Александр

Живопись (669 картин)

Творческая биография художника

Александр Александровский родился в в 1951 году в г. Пушкин, пригороде Ленинграда, ныне Санкт-Петербурга. Член Союза художников России с 1996 года. Ученик народного художника России Виктора Иосифовича Рейхета и народного художника СССР, профессора Бориса Сергеевича Угарова. Ударник коммунистического труда.

Творческий путь Александра Александровского начался в 1970-х годах прошлого века с частных уроков рисунка у талантливого художника, прекрасного рисовальщика Владимира Ивановича Стеценко, ученика народного художника СССР В. М. Орешникова (1904−1987). Сильное влияние на живописную манеру начинающего художника оказало творчество выдающегося русского живописца Константина Коровина (1861−1939). А первым творческим поискам способствовало знакомство с картинами Эдуарда Мане (1832−1883) на первой выставке этого художника в Государственном Эрмитаже в 1972 году.

В 1983 году Александр Александровский поступил в Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина на факультет живописи в мастерскую народного художника СССР, лауреата Государственной премии СССР, профессора Бориса Сергеевича Угарова (1922−1991). Большую часть времени его педагогом был советский живописец, яркий представитель Ленинградской школы живописи, Народный художник России Виктор Иосифович Рейхет (1922−2000).

В 1989 году Александр Александровский защитил диплом в Институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина — монументальное полотно «В гражданскую» (175 х 240 см, холст, масло), посвященное Гражданской войне в России (1917−1922). Его дипломная работа была признана одной из лучших на курсе.

С 1996 года Александр Александровский является членом Союза художников России. Художник работает в различных жанрах: пейзаж, натюрморт, портрет и жанровая живопись. Картины Александра Александровского обладают выраженным авторским стилем. Внимательный зритель может увидеть и философскую составляющую творчества художника, заключающуюся в духовном поиске в рамках реалистической живописи, не разрушающим но расширяющим её границы.

Также художник является постоянным участником проекта «По святым местам России» и членом арт-группы Союза художников России под названием «Очарованный странник». Каждый год группа художников путешествует по старинным городам России, знакомится с местными духовными традициями и работает на пленэре, собирая материалы для создания картин.

Работы художника находятся во многих частных коллекциях разных стран, в том числе России и Китая.

От пейзажа до натюрморта. Александр Александровский

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Художник Александровский Александр Александрович — зимние пейзажи / Санкт-Петербург

Изборск. Март.
60х70 см, холст, масло.2019

Старая русская деревня Изборск под Псковом. Зимнее солнечное утро. Сквозь деревья пробиваются лучи солнца. Заснеженная дорога поднимается вверх к маленькой церквушке. На дороге остались следы от проехавших саней. Деревянный дом, выкрашенный в голубой цвет уютно расположился за ветвистым деревом. Маленькие зеленые ели припорошило снегом. Напротив дома стройные березки и густые ели. Яркое солнце и безоблачное небо, чистые крыши домов говорят о приближении весны

Старая Ладога, вечер.
60х70 см, холст, масло 2019

Валлам, февраль.
45х60 см, холст, масло 2019

«Исаакий. Санкт-Петербург», 2015 г.

«Великий Устюг. Снегопад», 2011 г.

«Каргопольский дворик», 2016 г.

«Торжок. Улица утром», 2014 г.

«Монастырь зимой», 2005 г.

«Шуг. Озеро. Март», 2013 г.

В 2014-2015 гг. автор стал участником сразу нескольких пленэр-проектов АНО «Санкт-Петербургский центр гуманитарных программ» — проекта «Русская Атлантида» (Изборск, Осташков), и проекта «Европа в Русском Сердце» (Россия, Германия, Франция, Щвейцария), — и передал картины в фонд АНО «Санкт-Петербургский центр гуманитарных программ».

С 2014 года автор является активным участником проекта «Русская Атлантида» и «Европа в русском сердце».
Картины были подарены автором Художественно-экспозиционному фонду АНО «Санкт-Петербургский центр гуманитарных программ».

5 натюрмортов «Бубнового валета»

Р анний русский авангард вошел в историю искусства картинами «Бубнового валета». Это художественное объединение появилось в самом начале 1910-х годов, его участники вдохновлялись популярными в те годы европейскими живописными течениями и делали ставку на экспрессию и эпатаж. В основу их творчества легло любование предметным миром, а одним из самых популярных жанров стал натюрморт. Вспоминаем краткую историю «Бубнового валета» и известные картины его участников.

«Тузы» русской живописи

Художественное объединение «Бубновый валет» официально сформировалось в 1911 году. Но выставка его участников прошла чуть раньше — в 1910-м. Название выставки, а впоследствии и объединения провоцировало почтенную публику: «бубновыми тузами» до 1917 года называли каторжников из-за нашивки в виде кумачового ромба на тюремной одежде, а «валетами» именовали мошенников и плутов.

Читать еще:  Привлекательные, загадочные, но никогда не вульгарные. Jeanne Lorioz

Объединяло художников «Бубнового валета» увлечение французской живописью, кубизмом и русским народным искусством. Петр Кончаловский, Илья Машков, Аристарх Лентулов и другие живописцы отказались от традиций реалистического искусства XIX века, от наследия академизма и передвижников. Учителем для многих стал французский постимпрессионист Поль Сезанн. В своих картинах художники делали акцент на форме предмета, его массе и цвете. Так, любимым жанром бубновалетцев стал натюрморт.

В разные годы в выставках «Бубнового валета» участвовали Михаил Ларионов и Наталия Гончарова, Казимир Малевич и Василий Кандинский, Давид Бурлюк и многие другие. В 1916 году из «Валета» вышли основатели Илья Машков и Петр Кончаловский, а в 1917 году прошла последняя выставка объединения, после чего оно распалось.

Петр Кончаловский, «Натюрморт. Поднос и зеленая картонка»

Петр Кончаловский был одним из ведущих художников русского авангарда и одним из основателей «Бубнового валета». В его раннем творчестве проявлялись детали, характерные для полотен Винсента Ван Гога. У мастера постимпрессионизма Кончаловский перенял экспрессию, темпераментность и некоторые художественные приемы.

В 1910-х годах живописца особенно заинтересовал натюрморт. Нередко главным героем полотна у Кончаловского становился яркий поднос. Расписной аксессуар обычно становился центром композиции, художник писал его с фруктами, овощами, посудой и даже бытовыми предметами. Например, на картине «Натюрморт. Поднос и зеленая картонка» Петр Кончаловский изобразил вазу для фруктов, шляпу на коробке из-под головного убора и роскошный красный поднос, который придал повседневному полотну декоративное звучание. Особую гармонию создают округлые формы предметов, на которые зритель смотрит как бы немного сверху.

После революции Петр Кончаловский стал одним из крупнейших художников советской живописи. Эксперименты ранних лет сменились ценностями социалистического реализма. В своем творчестве он оставался относительно свободным от надзора власти, однако полотна строго оценивала супруга — Ольга Сурикова, дочь мастера исторической живописи Василия Сурикова. Если она не одобряла произведение, то Кончаловский загрунтовывал холст под новую картину.

Аристарх Лентулов, «Самовар»

Аристарх Лентулов родился в многодетной семье священника в провинции, в Пензенской губернии. На его творчество повлияла дружба с поэтом-футуристом, авангардным художником Давидом Бурлюком и учеба в парижских студиях, где Лентулов познакомился с французскими кубистами. Некоторые их стилистические приемы живописец позаимствовал и для своих полотен. Многие картины Лентулова напоминали витражи: художник раскладывал формы на цветовые плоскости, которые соединяются в декоративную композицию. Одним из таких полотен был натюрморт «Самовар», который художник создал в 1913 году с изображением мозаичного, словно составленного из геометрических фигур чайного столика.

Александр Куприн, «Натюрморт с синим подносом»

Александр Куприн писал пейзажи и насыщенные сочным глубоким цветом натюрморты. Художник вспоминал об увлечениях бубновалетовцев: «Французское искусство овладело нашими устремлениями, нашими помыслами, и французы стали нашими учителями. Позднее… глаза наши раскрылись на наше русское искусство (древнее), так как оно живо до наших дней и будет жить впереди веков, так как несет в себе элементы «большого искусства».

Куприн изображал в натюрмортах подносы и посуду, книги и статуэтки, бутылки и цветы. Иногда художник сам создавал нужные для постановок предметы, включая муляжи фруктов и искусственные цветы. На его полотнах, как и у Кончаловского, появлялись подносы — разной формы и цвета. Картину с синим чайным аксессуаром художник написал в 1914 году. Экспрессию полотну придают глубокие резкие тени и чистые краски доминирующих предметов — подноса и перцев. О картинах тех лет Александр Куприн писал: «Живопись, сильная по цвету, форме, с решительностью выражения, с новой манерой письма, свободной, широкой, не кропотливой и не серой, коричневой, а яркой, цветистой, с неимоверным напором устремления и энергии». Он выбирал большие холсты, писал с размахом, хотя перед работой масляными красками всегда продумывал и наносил на рабочую область карандашный набросок.

Илья Машков, «Синие сливы (Фрукты на блюде)»

Илья Машков происходил из крестьянской семьи, учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у Константина Коровина и Валентина Серова. В период «Бубнового валета» художник увлекался творчеством Поля Сезанна. Предметы в натюрмортах Машкова обобщены, для изображения посуды и фруктов художник использовал прием красочной обводки силуэтов. На картине «Синие сливы» художник изобразил фрукты с черным контуром. Нейтральный серый фон делает яркие пятна плодов — апельсина, слив, яблок и персиков — особенно эффектными. В натюрмортах Илья Машков отражал не реальный цвет натуры, а кричащий оттенок чистой краски — оранжевой, синей, лиловой.

Как и Петр Кончаловский, с годами Илья Машков пришел к реалистическому искусству. В 1924 году он вступил в Ассоциацию художников революционной России (АХРР), писал полотна в духе соцреализма, создавал портреты героев труда, партизан, колхозные пейзажи.

Читать еще:  Португальский художник. Daniel Castanheira

Роберт Фальк, «Бутылки у окна»

Роберт Фальк получил художественное образование в студии у Ильи Машкова, а позднее, как и многие бубновалетцы, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Он много путешествовал по Европе, где изучал работы известных художников. Фальк писал тонкие лирические портреты и пейзажи, а в начале 1910-х создал серию натюрмортов.

На полотнах художник изображал простые повседневные бытовые предметы: посуду, фрукты, горшки с цветами, выпечку и бутылки. Для его картин периода «Бубнового валета» характерны элементы кубизма, при этом формы были мягкими и пластичными. Художник работал долго и вдумчиво, тщательно подбирал цвет для каждого мазка. Он писал: «Я любил яркие, контрастные сочетания, обобщенные выразительные контуры, даже подчеркивал их темной краской». Натюрморт 1917 года будущая жена Роберта Фалька Раиса Идельсон назвала «поющими бутылками».

В Советском Союзе Роберт Фальк не был популярным. Какое-то время он жил в Париже, в 1937 году вернулся на родину, где его обвинили в формализме. Лишь в 1950-х годах творчество Фалька стало объединяющим между авангардом 1920-х годов и второй его волной в годы хрущевской оттепели.

Александр Куприн и его натюрморты

Александра Васильевича Куприна (1880-1960) я для себя открыла в 1969 году в залах Русского музея: это была выставка «Русский натюрморт». Собственно, именно там мне открылся и сам натюрморт как жанр.

Недоумевающий читатель спросит: а как же эрмитажные богатства? Эти опрокинутые кубки, старое серебро и спирали лимонной кожуры; как бы недоеденные булочки и скомканные салфетки? А «фламандской школы пестрый сор» в Музее изящных искусств? Как-никак, выросла я на Тверской, а «Сирень» Кончаловского всегда висела в Третьяковке… Так ведь смотреть не значит видеть.

И, разумеется, приходится напоминать, что с середины 30-х не только отдельные художники, но целые художественные явления пребывали у нас в некоем инобытии: их не выставляли, не издавали и даже не упоминали. Впрочем, пейзажи Куприна выставляли; пока здоровье позволяло, он преподавал, а в 1954 году был избран в Академию художеств. Но вернемся к истокам.

Куприн родился в 1880 году в Борисоглебске в семье учителя; потом семья переехала в Воронеж. Его детство было счастливым, пока оно вообще было — Куприну исполнилось шестнадцать, когда семья потеряла отца. Отныне подросток сам должен был содержать себя и сам решать свою судьбу. Он любил музыку и сам ее сочинял;рисовать начал рано, постоянно учился и, видимо, готов был на любой труд, лишь бы овладеть мастерством.

В Воронеже Куприн занимался в Воронежской бесплатной школе живописи и рисования при Обществе любителей художеств у Л.Г. Соловьева и М.И. Пономарева. Общее направление и методы преподавания в школе основывались на строгом изучении натуры; занимались все, кто хотел рисовать, — и стар, и млад.

Александр Куприн. Натюрморт с книгами и со свечой (1911). Бумага, свинцовый карандаш

Мечтой было поступление в Императорскую Академию художеств, однако Куприн не был мечтателем. С Академией не получилось, но он всё равно учился: в студии Л.Е. Дмитриева-Кавказского в Петербурге (1902-1904), потом в студии К.Ф. Юона в Москве (1904-1906).

В 1906 году Куприна приняли в фигурный класс МУЖВЗ, а 1 января 1907 года его перевели в натурный, где преподавал К.А. Коровин. Коровина Куприн и будет считать своим учителем. Однако уже в феврале 1907 года художник вынужден был прервать учебу — у него открылся туберкулез. Пришлось почти на год уехать в Крым — в дальнейшем художник много писал крымские деревни и горы.

Куприн вернулся в Москву в 1908 году и оказался в самом центре событий. В начале XX века художественная жизнь в Москве, Петербурге и Одессе била ключом. Вместе с отечественными художниками выставлялись разнообразные «французы», «Сецессион» и другие представители новейших течений. Выходили новые художественные журналы, открывались новые памятники — Гоголь Николая Андреева, памятник Александру III работы Паоло Трубецкого, памятник первопечатнику Ивану Фёдорову работы Сергея Волнухина. Ежемесячно только в Москве открывались две-три значительные художественные выставки.

Куприн писал в своих воспоминаниях:

«Но вот в 1908 году впервые перед моими глазами мелькнул сильный свет — то Щукинская галерея, галерея Морозова, общение с Ларионовым и «Золотое руно». Впервые я увидел французов-импрессионистов, постимпрессионистов и даже кубистов. Я видел Моне, Сезанна, Ван Гога, Гогена, Матисса, Дерена, Брака, Пикассо, Руо, Поля Синьяка, Грена и пр. Эта живопись, эта свежая струя дала мне возможность легче дышать. Это была струя кислорода, или, вернее, большой поток свежей, горной, чистой, как хрусталь, воды».

Александр Куприн. Натюрморт с книгами и со свечой» (1911–1912). Холст, масло

Надо вчувствоваться в эту атмосферу, чтобы оценить инициативу Ларионова с устройством выставки под названием «Бубновый валет». Для начала следовало просто обратить на себя внимание, хоть бы и названием, — не «осенняя», не «весенняя», не «Венок» какой-нибудь, а игральная карта, символ озорника, шута и нахала!

Первая московская выставка «Бубновый валет» открылась в декабре 1910 года в доме Левиссона на Большой Дмитровке. Выставка была большая и шумная, выставились М.Ф. Ларионов, Н.С. Гончарова, П.П. Кончаловский, А.В. Лентулов, И.И. Машков, А.В. Куприн и другие. Несомненный успех и у знатоков, и у публики.

Читать еще:  Немецкий художник. Rolf Ohst

Меж тем и «Школа ваянья» давно уже не была тихой заводью. Еще в 1909 году В.А. Серов ушел оттуда по политическим мотивам: администрация отказала известному скульптору Анне Голубкиной, ученице Родена (!), в ее просьбе посещать классы. После этого учащиеся написали Серову коллективное письмо, выражая надежду видеть его наставником в другой, не казенной школе. А в конце марта 1910 года из Московского училища живописи, ваяния и зодчества была уволена группа «бунтовщиков» — учеников, в том числе А.В. Куприн, М.Ф. Ларионов, В.В. Рождественский, Р.Р. Фальк, ориентированных на «другую» школу.

В 1913-1914 годах Куприн продолжал учиться: жил в Париже, путешествовал по Франции и Северной Италии. Он так выразил свое художественное кредо: «…Живопись, сильная по цвету, форме, с решительностью выражения, с новой манерой письма, свободной, широкой, не кропотливой и не серой, коричневой, а яркой, цветистой, с неимоверным напором устремления и энергии».

«Напор устремления и энергии» мы и видим в натюрмортах Куприна, хотя предметы изображения у него всегда самые скромные. Цветистость — это вообще не про Кузьмина, зато цветность представлена чаще всего традиционным русским жестяным подносом, а также сложным соотношением масс — будь то глиняные горшки, фаянсовая кружка или книги. И еще он постоянно писал яркие искусственные цветы, которые делал сам и снабжал ими друзей-художников, так что эти же цветы можно увидеть в натюрмортах Машкова и Фалька.

Собственно кропотливой живопись Куприна не назовешь, хотя картине маслом у художника всегда предшествовал конструктивно продуманный карандашный эскиз. Поучительное впечатление остается от сравнения этих эскизов с законченными холстами. Тут как раз и становится понятным, почему Куприна прозвали «сезаннистом»: он по большей части пишет соотношение объемов и масс, поэтому так фактурны и объемны не только его кружки и кувшины, но и его городские и «промышленные» пейзажи.

Александр Куприн. Натюрморт с синим подносом (1914)

Кроме живописи, у Куприна была еще одна любовь — музыка. Он даже сконструировал орган, слушать который собирались его друзья — вначале в мастерской в районе Лесной улицы, позже — в Доме Перцова, в тех же мансардных помещениях, что и мастерская Фалька. Куприна и Фалька связывала многолетняя, ничем не омраченная дружба; еще во времена первого брака Фалька две семьи снимали вместе квартиру. С 1905 года Куприн был женат на своей землячке и подруге юности Анастасии Трофимовне Полозанцевой (1879-1957); в 1923 году они потеряли восемнадцатилетнего сына, утонувшего в Москве-реке. После смерти Анастасии Трофимовны в свои последние годы Куприн был женат на художнице Та тьяне Сергеевне Анисимовой (19041987), в молодости — известной альпинистке, в начале 30-х занимавшейся в его мастерской. Вдова Р.Р. Фалька, Ангелина Васильевна Щекин-Кротова, оставила свидетельства о жизни и быте семьи Куприных после 1938 года. Она причисляла Куприна, как и Фалька, к «тихим бубновым валетам». По ее словам, «Куприн любил играть Баха и Бакстехуде и сам сочинял музыку в подобном стиле. Мастерская была тесно заставлена: у одной стены — орган, у другой — рояль, всюду шкафы, шкафчики, на которых громоздилась утварь, пригодная для натюрмортов».

По сравнению с Фальком, который после возвращения в 1938 году из Парижа вообще не имел регулярных доходов, Куприн был более или менее «устроен»: он преподавал и выставлялся. Куприны слыли гостеприимной семьей и охотно принимали гостей, потчуя их оладьями с вареньем из брусники с тыквой.

О Куприных А.В. далее писала: «Помню также, как Александр Васильевич осенью 1948 года пришел и тихонько от Фалька сунул мне 1500 рублей, прошептав: „Не беспокойтесь, мы обойдемся, а вам сейчас туго придется». Это было уже после печально известного Постановления ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград», которое сказалось и на творческой судьбе Фалька Куприн ни разу не напомнил мне о долге, и я его вернула много позже, получив гонорар за учебник на немецком языке по технологии машиностроения. Когда Фальк лежал в больнице, я после работы в институте ездила ухаживать за ним, возвращалась домой поздно, изнемогая от усталости. Дверь в коридор мастерской Куприна оставалась всегда открытой и, как бы поздно ни было, супруги, услышав мои шаги, приглашали зайти, расспрашивали о здоровье мужа и обязательно заставляли меня поесть и выпить чаю» [1].

Куприн был,конечно же, великий труженик. Он оставил огромное наследство — как отмечала К.С. Кравченко, автор альбома-монографии (А.В. Куприн. М.: Советский художник, 1973), после его смерти значительное количество его полотен просто осталось в его мастерской.

В Сети Куприн на редкость хорошо представлен; более ста работ можно найти здесь: http://cultobzor.ru/2012/11/kuprin/

См также: www.tphv-history.ru/books/hudozhestvennaya-zhizn-rossii6.html — календарь художественной жизни в России 1909-1910 годов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector