Пародия на действительность. Julien Grudzinski

Пародия на действительность. Julien Grudzinski

“Давно хотел повесить усы на гвоздь”: экс-коллеги Зеленского показали пародию на Лукашенко с сыном Колей (ВИДЕО)

Юмористы украинской команды “Квартал 95”, где в свое время играл действующий президент страны Владимир Зеленский, представили зрителям миниатюру, посвященную ситуации в Белоруссии.

Сюжет сценки начинается с того, что к спящему на диване белорусскому президенту подкрадывается с подушкой в руках его младший сын Коля, который пытается было задушить Батьку, но тот просыпается, из-за чего “юноше” приходится оправдываться тем, что он якобы просто хотел поправить подушку.

Проснувшийся Лукашенко пытается выяснить в чем дело, предварительно пожаловавшись, что болят коленки после встречи с Путиным.

На это Коленька просит его “не держаться за эту власть”.

“Да я не держусь, Коля! Я уже давно кому-то хотел ее передать, так сказать, повесить усы на гвоздь”, – оправдывается Лукашенко.

Однако Коленька заявляет, что ему надоело быть “сыном такого президента”.

“Я согласен с тобой. Сыном императора или царя хочешь быть?” – спрашивает Лукашенко-старший.

Коленька объясняет, что хочет быть, как дети других президентов, ходить на митинги и кричать: “Живэ Беларусь!”.

После его криков в помещение врывается толпа ОМОНовцев, которых отгоняет президент.

“Тихо! Я сказал, назад ушли! Это свои!” – приказывает он.

Также Коля жалуется на насмешки о том, что он является внебрачным сыном, и заявляет о том, что он уже взрослый и хочет девушку.

“Так это мы сейчас устроим. Есть много красивых, проверенных девчат”, – говорит Лукашенко.

“Пап, я не хочу после тебя”, – отвечает Коленька, отсылая к признанию белорусского модельера Александра Варламова, заявившего в начале протестных акций о том, что он якобы сам подбирал бывших моделей для президента страны.

В ходе беседы Коленька предлагает передать власть Тихановской, но тот выступает категорически против: в его голове не может ужиться мысль о том, что столько лет в стране был “батька”, а станет – “тетька”.

Тогда у юноши созревает идея побега.

“Давай убежим? Тебе пластическую операцию сделаем. Усы сбреем… Сделаем новые документы – мне, тебе, мамке”, – предлагает Николай Лукашенко.

“А мамке-то зачем? Ее и так никто не знает”, – парирует президент.

В поисках советов о том, как убежать из страны, парочка натыкается на блогера с ником “Ростовский ниндзя”, где артист, пародирующий сбежавшего президента Украины Виктора Януковича, раздает собственные рекомендации.

“Всем привет! С вами Федорович, Ростовский ниндзя. И сегодня я вам расскажу, как правильно сбежать из страны. Для этого вам понадобится: страна – две штуки, патриотично настроенный офицер, личный вертолет и 12, ну, плюс-минус, миллиардов долларов. С такими деньгами вам проще будет найти патриотично настроенных офицеров”, – говорит он.

Советы блогера приводят родственников к новому конфликту, в ходе которого Коленька восклицает, что благодаря Всемирной Сети он узнал, что Белоруссия не круглая, что нету одиннадцатой заповеди “голосуй за Лукашенко”, что на кресте не наш прадед висит, а также, что Криштиану Роналду не дядя Коленьки.

Подписчики артистов оценили шутки миниатюры.

“Сценка смешная, ситуация страшная”, – пишет Светлана Карабан.

“Спасибо за шикарный стёб! Одновременно и смешно и печально, поскольку это теперь наша горькая действительность”, – поблагодарил Роберт Марковец.

“Вам смешно, а мы в ЭТОМ живём”, – сокрушается Егор Кузьмицкий.

“Лайк из Беларуси”, – поддерживает Serge Esmanovich.

“Хороший юмор, спасибо вам из Минска”, – отмечает Александр Бородачёв.

“Все по делу сказано))))”, – уверен Alexander Seh.

Ранее TopNews писал о том, что политолог рассказал, какое условие Путин должен поставить Лукашенко. Также эксперты рассказали, как Москве не потерять Минск.

Густав Герлинг-Грудзинский. «Убийца Сталина»

Дополнительным мучением при работе была куриная слепота, болезнь, которой раньше или позже заболевало большинство зэков в полярных лагерях из-за плохого питания, а точнее — из-за отсутствия жиров. Те, кто заболел куриной слепотой, перестают видеть только в сумерки и поэтому должны ежедневно, с приближением ночи, заново привыкать к своему увечью. Видимо, отсюда вытекает их постоянная затравленность и раздражение, граничащее с паническим страхом перед наступлением темноты. В лесных бригадах, которые работали только в дневное время и на расстоянии нескольких километров от лагеря, уже около трех часов, как только сумерки слегка затягивали серой дымкой бледно-голубую эмаль неба, курослепы шли штурмом на конвойного:
— Веди в зону, веди в зону, а то не дойдем!
Это повторялось каждый день, с неизменной точностью и с одним и тем же результатом: бригады выходили из лесу в пять и после часа ходьбы по снежным завалам добирались в лагерь к шести, уже в полной темноте.

Вид курослепов, которые утром и вечером, вытянув руки вперед, медленно ступали по обледенелым дорожкам, ведущим к кухне, был в зоне таким же привычным, как вид сгорбившихся под деревянными коромыслами водоносов, которые быстро сходились со всех сторон, с хрустом утаптывая наметенный за ночь снег, и сбивались вокруг колодца в черную, резко очерѳ- ченную группу. Это были единственные за весь день минуты, когда лагерь напоминал гигантский аквариум, до краев наполненный черной водой и колышущимися тенями глубоководных рыб. Курослепов, разумеется, не посылали на работы, затягивавшиеся до поздней ночи. В нашей бригаде грузчиков их вообще не бывало, хотя только у нас они могли бы излечиться. Только нам время от времени случалось украсть на продуктовой базе кусок солонины. Получалось что-то вроде заколдованного круга: у нас они могли бы излечиться от куриной слепоты, но попасть к нам не могли, потому что болели куриной слепотой.

Читать еще:  Образ человека. Mustafa Orkun Muftuoglu

Помню, только раз с нами на работу вышел новичок — маленький, молчаливый человечек со строгим лицом и раскрасневшимися глазами. Он получил десять лет за смешную провинность. Когда-то, будучи крупным чином в одном из наркоматов, он выпил с другом у себя в кабинете и поспорил, что с первой пули попадет в глаз Сталину — портрет висел на стене напротив. Спор он выиграл, а жизнь проиграл. Несколько месяцев спустя, когда это происшествие совершенно вылетело у него из головы, он из-за чего-то с этим другом повздорил. На следующий день в кабинете его ожидали два офицера НКВД. Они произвели осмотр портрета и на месте предъявили обвинение. Его судило заочно (в двойном смысле слова) Особое Совещание. Он уже отсидел семь лет — оставались самые тяжелые три, при условии, что ему не продлят срок. Он пришел к нам в бригаду после долгих просьб — как он говорил, обводя рукой широкую дугу вокруг собственной особы, чтобы «слегка поправиться».

Как раз тогда мы, разделившись на звенья по семь человек, разгружали три огромных пульмановских вагона муки. Мы крутились как черти: нам обещали, что сразу после разгрузки пойдем в зону. Сначала он работал неплохо, но, когда смер- клось, вдруг начал отставать. Он пропускал свою очередь, в вагоне умышленно ронял мешки и долго потом зашивал их, все чаще отходил в сторонку. В нашем звене, к счастью, был только один урка, а политические делали вид, что ничего не замечают. Русто Каринен, финн, даже шепнул мне на ухо со смешным русским произношением: — Старик, не поспевает. Но, когда начало темнеть всерьез, он отрапортовался стрелку, что должен отойти по нужде, и медленной, шаткой походкой пошел в уборную. Не возвращался он долго, так что даже урка.Иван при ворчливом одобрении обоих немцев воззвал к нашей совести: мы же работаем звеном, а выработка начисляется средняя, на всех поровну. Внезапно возле вагона белым пятном появилось его бледное, как бумага, лицо, и я увидел, что его трясет.

— Что с тобой? — спросил я, приостановившись.
— Ничего, — поспешно ответил он, отыскивая меня в темноте рукой, хотя на фоне сверкающего снега все было видно в радиусе пяти метров как на ладони. — Ничего, чуточку нехорошо стало.
— Иди за мешком, а то тебя отсюда выживут! — крикнул я в ответ и побежал к вагону. Мгновением позже я увидел, как он поднимается по кладке, переброшенной между пульманом и помостом склада. Он шел по-прежнему медленно, но довольно уверенно, высоко поднимая ноги, как стреноженная породистая лошадь. И опять он долго не выходил, так что мы уже начали терять терпение. Оба зэка, которые подавали мешки в вагоне, рассказали потом, что должны были, не понимая, в чем дело, прямо класть мешок ему на плечи. Он попросил их об этом коротким, дрожащим «пожалуйста». Наконец он появился в дверях вагона и начал нащупывать ногой кладку. Нашел, в два прыжка проскочил полдороги и стал. Потом поднял правую ногу вверх и несколько раз взмахнул ею, как балерина, встающая на кончики пальцев, но каждый раз попадал в пустоту — кладка была узенькая, — поэтому осторожно опустил ее и застыл выжидающе. Все это выглядело довольно смешно в своем непонятном трагизме и отнюдь не настраивало на сострадание.

Только потом мы поняли, что нам дано было лицезреть гротескную, ужасающую пляску смерти, но сейчас Каринен лишь рассмеялося, а Иван сердито крикнул:
— Эй ты, убийца Сталина, ты чего цирк устраиваешь?
И тут мы услышали странный звук, то ли вздох, то ли всхлип, а «убийца Сталина» медленно повернулся назад, в сторону вагона. Он, видно, решил возвращаться.
— С ума сошел! — крикнул я. — Погоди, помогу!
Но было уже поздно. Он резко распрямился и, рванувшись вперед — а на самом-то деле вбок, — еще несколько секунд пытался обрести равновесие, после чего вместе с мешком рухнул вниз, на заснеженные рельсы. Мы все сбежали с насыпи и окружили его тесным кольцом.
— Куриная слепота, — пробормотал он, отряхивая муку с бушлата и отирая окровавленный лоб. — Думал, пройдет, — прибавил он.

Я потом, пробегая с мешками и за мешками, глядел, как он сидит внизу, под кладкой. Согнувшись, он осторожно, обеими руками собирал муку со снега и напоминал человека, сброшенного в наказание с небесной высоты в адскую бездну, на горчайшие муки. Мне показалось, что он плачет. А может, он всего лишь собирал для себя горстку муки, словно платил за этот последний раз высочайшую цену — цену жизни, поставленной на одну карту? Не знаю. Так же, как до сих пор не знаю, как он скрывал в лагере свою куриную слепоту и как вымыслил свою окончательную победу над ней. Когда мы возвращались в зону, его вел под руку бригадир. Когда нас обыскивали на вахте, у него и карманы, и платок были пусты. На следующий день он пошел со штрафной бригадой в лес. Пошел в лес. Для человека, уже отсидевшего семь лет в лагерях, это значило идти на медленную смерть.

Он, и действительно, умер от истощения через несколько месяцев. Когда я встретил его за несколько дней до смерти, он уже давно не мылся, лицо его напоминало сморщенный лимон, но из-под залепленных гноем ресниц на мир еще глядели лихорадочно горящие глаза, да голод уже начал их затягивать бельмом безумия. Можно было и не быть опытным зэком, чтобы сразу заметить, что от сумасшествия его отделяет не больше нескольких дней, а пока в нем еще догорают последние искры человеческого достоинства. Он стоял с пустым котелком в руках, опершись о перила большого помоста перед кухней, и я наткнулся на него как раз в тот момент, когда повар протянул мне в окошко мою жестянку с баландой. От человека этого несло такой вонью, что я машинально отодвинулся. Наверно, он уже потерял контроль над самыми элементарными человеческими рефлексами и так и спал не раздеваясь, горячечный и слабый, окруженный своей броней из засохших экскрементов. Он меня не узнал — только тихо проныл, глядя в пространство:
— Дай капельку, — и добавил, словно оправдываясь за такую наглую просьбу: — Пожиже.

Читать еще:  Осиновая роща. Nancy Romanovsky

Я влил ему в котелок всё и глядел на него, затаив дыхание. Дрожащими руками он прижал котелок ко рту и, обжигая губы, жадно пил горячую жидкость, ворча и постанывая. Две тонкие струйки вытекли у него из уголков рта и тут же замерзли острыми ледяными иголками. После этого, словно меня тут вообще не было, он подошел к кухонному окошку и приплюснул заросшее лицо к окну. За окном, опершись на дымящуюся кадку баланды, стоял ленинградский вор Федька (политических не допускали работать на кухне) и весело смеялся.
— Контрреволюционерам, — крикнул он, — добавки не даем!

Я глядел на эти два лица, разделенные остекленелыми морозными узорами. «Убийца Сталина» всматривался в кадку взглядом, в котором сосредоточились все смертельно задыхающиеся силы ума и тела. Обостренные черты его, казалось, тщетно пытаются пробить стеклянную преграду. Слабеющее, прерывистое дыхание слезилось на ледяной плоскости, как в огромном затуманившемся глазу. Вдруг он взмахнул правой рукой, словно для удара. Я остановил его на полпути.
— Идем, — сказал я, — ничего тебе от этого не прибавится. Я тебя отведу в барак.

Он не вырывался — пошел, послушно съежившись, внутренне вывихнутый, как тряпичная кукла, из которой вынули палочку. И снова — как когда-то — то ли вздохнул, то ли всхлипнул.
— Бандиты, — наконец выговорил он, — бандиты, бандиты.
— Кто? — спросил я бессмысленно.
— Вы, вы, все, — крикнул он душераздирающим голосом и, вырвав у меня руку, побежал.
Он выглядел огромной, покрытой нечистотами канализационной крысой, которую внезапно поймали в полосу света. Неве
сколько раз он крутанулся на месте, словно из нее было не убежать. И вдруг остановился и обернулся ко мне:
— Я убил Сталинаі — его голос перешел в хриплый, бредовой вой безумца. — Я, я, я. Застрелил, застрелил как собаку. — захохотал он с горьким торжеством.

Он был слишком слаб, чтобы понимать всё, — но еще достаточно силен, чтобы понимать столько, сколько требует медленная, удушающая смерть. Перед смертью, словно причащаясь последним причастием, он хотел взять на себя преступление, которого не совершил, деяние, которого не исполнил. Столько лет подряд он не знал, за что страдает. Сегодня он жаждал признаться, жаждал найти свое место в том жестоком и непонятном приговоре судьбы, который дали ему подписать семь лет тому назад. Защищаясь от неведомого будущего, трепыхаясь в силках настоящего, он ратифицировал навязанное ему прошлое — чтобы хоть перед самой агонией спасти ощущение реальности и ценности своего угасающего существования.

«Я была узницей своего отца 18 лет»: страшная история Мод Жюльен, из которой хотели вырастить сверхчеловека

Идея создания сверхчеловека время от времени тревожит умы ученых. Обычно такие эксперименты имеют печальный финал. Намного хуже, когда утопической идеей «заболевает» близкий человек. Мод Жюльен фатально не повезло. Она родилась для экспериментов отца, бредившего идеей создания сверхчеловека.

Девочка для экспериментов

Мод Жюльен родилась 23 октября 1957 года на севере Франции. Ее отцу Луи Дидье на тот момент исполнилось 50, а матери Жанин — 22. Супружеская чета вызывала удивление окружающих. Обеспеченный, представительный мужчина взял в жены воспитанницу — дочь бедного шахтера. Супруга, которая была моложе почти на 30 лет, обожала мужа и звала его не иначе, как «господин Дидье».

Позже выяснилось, что Луи мечтал вырастить сверхчеловека. Именно с этой целью он взял шестилетнюю воспитанницу из бедной семьи. Потерпев неудачу, он пришел к выводу, что воспитание сверхчеловека нужно начинать с самого рождения. Поэтому, он женился на воспитаннице и решил начать все с начала, когда родится ребенок.

Паспорт Луи Дидье. Во время Второй Мировой он был членом французского Сопротивления и помогал евреям в Бельгии спасаться от нацистов.

Молодая супруга не перечила мужу, боясь вызвать его негодование. Она чувствовала вину перед «господином Дидье». Ведь ей не удалось стать сверхчеловеком. И теперь супруг возлагал надежды на маленькую дочь.

Тесты отца-экспериментатора

Луи Дидье постоянно наблюдал за дочерью, подмечая ее слабые стороны. Он стремился искоренить любые из них. Однажды он заметил, что маленькая Мод боится грызунов. Тогда он запер босую девочку в подвале дома. Он приказал ей неподвижно застыть в медитации посреди подвала. А, чтобы малышка не ослушалась, припугнул крысами, которые обязательно заберутся в рот, стоит только его открыть.

Маленькая Мод со своим отцом.

  • Проводила ночь в подвале с крысами и мышами, одетая в одежду с колокольчиками, которые привлекали внимание грызунов;
  • Держалась за провода с электрическим током;
  • Неделями жила в полном молчании;
  • Училась обходиться без пищи и тепла.

    Читать еще:  Поп-арт коллажи. Flore Kunst

    Взрослая Мод Жюльен рядом с домом на севере Франции, в котором выросла.

    Жестокий экспериментатор считал, что обязательный признак сверхчеловека — это не только развитый мозг, но и физическая выносливость. Дочь жила по очень напряженному графику и в спартанских условиях. Время для сна постепенно сокращалось. Детскую комнату практически не отапливали. Из-за этого жесткая кровать была сырой. Девочка постоянно мерзла, так как носила тонкую одежду и легкую обувь.

    Дом, в котором жила в детстве Мод. Зимой дом едва отапливался, а комната девочки не отапливалась совсем.

    Сумасбродным ограничениям не было предела. Ребенок мылся исключительно холодной водой. Для гигиены туалета ей полагался лишь один квадратик туалетной бумаги. Мод разрешалось сидеть только на жестких табуретках. С девяти лет отец начал тренировать ее организм алкоголем. Теперь к скудной пище подавали рюмку крепкого виски.

    Бегство и долгожданная свобода

    Ограничения научили девочку изворотливости, скрытности и обману. Она тайком воровала из буфета вкусные лакомства, стала использовать два квадратика туалетной бумаги вместо одного, а ночами сбегала через окно в сад. Мод не проронила ни слова, когда в один из ночных побегов ее изнасиловал садовник.

    Когда дочери исполнилось 16 лет, отец вынужден был нанять учителя музыки, поскольку стал слаб и не мог заниматься сам. Наставника звали мсье Молин. Разобравшись в происходящем, педагог настоял на занятиях в его доме. Вскоре он предложил девушке работу в магазине музыкальных инструментов.

    Там Мод впервые встретила своего будущего мужа Ришара Жюльена. Она стала его женой в 18 лет и с облегчением оставила родительский дом. Спустя полгода отец серьезно заболел и приказал дочери вернуться. Замужняя Мод Жюльен не побоялась проигнорировать требование тирана отца.

    Повзрослев Мод Жульен прошла терапию и сама стала психотерапевтом.

    Бессмысленные и жестокие «тесты» сказались на состоянии здоровья. Неправильное питание обернулось испорченными зубами. Употребление алкоголя с раннего возраста разрушило печень. У девушки были запущенные хронические заболевания.

    Отсроченная исповедь

    Мод долгие годы скрывала истину о кошмарном детстве. Супруг не мог и предположить, через что довелось пройти его возлюбленной. Женщина рассказала страшную историю только после смерти отца в 1981 году.

    В автобиографии под названием «Единственная девочка в мире» она поделилась воспоминаниями о странном детстве и безумных идеях отца. Жанин Дидье, получив в подарок от дочери один экземпляр, очень огорчилась. Она до сих пор убеждена, что девочка неверно истолковала старания отца. Даже овдовев, она все равно стремилась оправдать «господина Дидье».

    В настоящее время Жюльен Мод, получив образование, работает психотерапевтом. Личный опыт стал определяющим фактором в выборе профессии. Повзрослевшая «девочка для экспериментов» помогает другим людям пережить душевные травмы и адаптироваться к нормальной жизни.

    Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

    Бесстыдники — отзыв

    Затеяли ремейк- вышла жалкая пародия

    В данный момент мы с мужем смотрим сериал Shameless, и ,конечно же, стало интересно что же это за переделка на российский лад. Название осталось прежним — оно было таким и в предшествующем британском одноименном сериале. Но как ни крути , американский получился наиболее популярным.

    Сериал показывают по НТВ, но поскольку я не из России, то смотрю на Ютубе.

    Сюжет сезона скопирован с американского аналога, персонажи тоже, но гейскую линию убрали. Но является ли это адаптацией к Российским реалиям? Думаю, большинство согласно, что нет. Традиционную американскую еду заменить на пирожки много ума не требуется, но. часто ли вы видите у небогатых семей двухуровневые квартиры? Абсурдность темнокожей героини тоже бесспорна — у нас это настолько редкое явление, что не подходит для демонстрации типичной российской жизни. А БДСМ-щица Элла с агорафобией. У нас женщины такого возраста даже слов таких не знают.

    О героях

    Гоша Груздев/Фрэнк Галлагер

    Мне кажется актер перестарался с попыткой скопировать голос Фрэнка, неправдоподобно звучит. Больше похоже на голос Харламова в его миниатюрах.

    Катя Груздева, старшая дочь/Фиона Галлагер

    Внешность для Кати подобрали очень близкую к Фионе. Актриса старается во всем походить на американский прототип- мимика, жесты-все чоень похоже.

    Фил Груздев, старший сын/Филлип «Лип» Галлагер

    Имя оставили прежнее, внешне российский Фил немного симпатичнее, но нет в ней какой- то изюминки, не цепляет он и все.

    Юрец Груздев, средний сын/Иэн Галлагер

    Вместо гея здесь любитель немолодых особ. И мне за ними совершенно не интересно наблюдать.

    Кристина Груздева, младшая дочь/Дебби Галлагер

    Витёк Груздев, младший сын/Карл Галлагер

    Элла Сундукова, мама Юли, сидит дома из-за агорафобии/Шейла Джексон

    Дрон, парень Оксаны, бармен в кафе «Встреча», снимает комнату у Груздевых/Кевин Болл

    Оксана, девушка Дрона, снимает комнату у Груздевых/Вероника Фишер

    Их приемная дочь

    Галя, сестра Оксаны, медсестра

    Почему интересно не скопировали и мать- негритянку? Не похожи они совсем на родственников.

    Роли

    Эротические сцены в сериале выглядят нелепо и наигранно. А еще, меня всегда смешит употребление слова «долбанный» на манер fucking. Ну не ругаются так у нас.

    Жанр- комедия, но мне не то что не было смешно, я на протяжении всего сериала даже не улыбнулась. Ни за одну пару у меня не возникает переживаний, ни к кому не возникают симпатии.

    Я не против адаптаций как таковых, есть сериалы, посредственные в американском варианте, но вполне достойные в русском. Но не в этом случае. Этот сериал может понравится , наверное, только тем, кто не смотрел американскую версию.

  • Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector