Переосмысление классики. Laura Nothern

Переосмысление классики. Laura Nothern

Doom: история легендарной серии – долгая дорога домой

Страницы материала

Оглавление

Вступление

Quake, история ее разработки и наследие достойны отдельного материала, и при удачном поводе – коим может стать, например, релиз недавно анонсированной Quake Champions – мы вам обо всем расскажем.

Сейчас же перескочим сразу в 20 апреля 1999 года – день, когда фанаты и моддеры Doom Эрик Харрис и Дилан Клиболд, вооружившись взрывчаткой, карабином, пистолетом и обрезами, приехали в ненавистную им школу «Колумбайн» и открыли пальбу по учащимся и работникам. Погибли пятнадцать человек, включая самих стрелков, совершивших суицид; плюс, двадцать четыре отделались ранениями. В результате на поверхность всплыла информация об увлечениях убийц играми, а на вещдоках якобы были обнаружены логотипы проекта id Software. После этого все как с цепи сорвались, особенно пресса и политики, и даже президент США Билл Клинтон заявил, что Doom склоняет детей к насилию.

Спустя год Джон Кармак во внутренней переписке студии анонсировал планы по ремейку Doom на новом движке.

Переосмысление классики

К тому моменту id Software сильно изменилась и уже слабо напоминала себя прежнюю, как по настроению (привычный задорный галдеж уступил место холодной рабочей атмосфере), так и по персоналу.

Американ МакГи ушел делать замечательную American McGee’s Alice, Джей Уилбер перебрался в Epic Games, покинули состав Сэнди Питерсен и другие важные люди. Зато на первые роли прорвались такие сотрудники, как бывший моддер Тим Уиллитс и экс-консультант по налогообложению Тодд Холленшед.

Тим Уиллитс обязан работой вот этой адской твари и ее помощникам.

Отдельного упоминания достойно расставание с Джоном Ромеро. Да, это решение напрашивалось, учитывая, насколько сильно упала его продуктивность, однако студии было крайне тяжело распрощаться с основателем. Кевин Клауд и Адриан Кармак поначалу сопротивлялись решению Джона Кармака, который считал, что Ромеро не способен приносить пользу.

В конечном счете, они в этом и сами убедились: длинноволосая «звезда» не могла нормально организовать работу над Quake, много времени проводила за посторонними занятиями и вообще была «уже не та». Поэтому разрыв отношений был вопросом решенным, хотя никому, кроме хладнокровного Кармака, он не дался легко.

Ромеро в компании Уоррена Спектора и Майка Уилсона на Е3 2000 чувствует себя отлично.

Без Ромеро были выпущены успешные Quake 2 и Quake 3: Arena, и когда настала пора выбирать следующий проект, сотрудники желали сменить направление: отойти от поднадоевших «стрелялок» и попробовать силы в расцветающем жанре многопользовательских RPG. Было выбрано и название будущей игры – Quest.

Однако, как всегда, у Джона Кармака было собственное мнение. Ему хотелось вернуться к истокам, особенно учитывая, что Return to Castle Wolfenstein, которой занимались коллеги из Gray Matter, была у геймеров на прицеле. Поэтому триумфальное возвращение Doom показалось отличной мыслью. Вот только когда программист объявил команде о своем плане, старожилы воспротивились. «Мы похожи на некую старую рок-группу, которая вдруг решила воскресить былую славу ремейком своего первого альбома. Какой в этом смысл? Вместо того чтобы тратить еще два года на то, что мы уже делали, давайте попробуем что-нибудь новое, разовьем тот жанр, который мы изобрели», – заявил тогда Адриан.

Джон был непреклонен и поставил ультиматум: либо id Software принимается за Doom 3, либо он увольняется. К сожалению недовольных сотрудников, лишиться такой титанической фигуры было смерти подобно, и они приняли сторону лидера.

Джон Кармак недоумевает: как это кто-то с ним не согласен?

Работа над проектом закипела в конце 2000 года, и первой «завлекалочкой» для публики стало приглашение на запись звука Трента Резнора из Nine Inch Nails – с ним команда уже плотно работала при создании Quake, и результат тогда был исторически великолепным. Увы, довольно скоро идея накрылась медным тазом. Сам композитор в качестве причины прекращения сотрудничества назвал «время, деньги и скверное управление».

Тодд Холленшед, главный исполнительный директор id Software, объяснил немного подробнее: «Мы никогда так и не пришли к настоящему согласию с Трентом. Мы рассчитывали, что он целиком возьмет на себя звуковой дизайн, однако не похоже, что он понимал, как много времени и внимания это потребует в сравнении с его привычной работой в качестве музыканта и продюсера. Трент – популярный парень. К тому же, он рок-звезда, и его время оценивается в рок-звездных долларах».

В итоге за музыку взялись Клинт Уолш да бывший барабанщик NIN Крис Вренна, организовавшие группу Tweaker, и главная музыкальная тема Doom 3 стала без пяти минут игровой классикой.

Удачному сотрудничеству Трента Резнора и Джона Кармака не суждено было повториться.

Вторым (и, вероятно, основным) аргументом в пользу Doom 3 были названы революционные технологии. Движок id Tech 4 стал настоящим прорывом в работе со светом: он сделал динамичным освещение окружения и персонажей (раньше свет на уровнях был прописан заранее и статичен), ввел самозатенение объектов (какой-то элемент конструкции мог отбрасывать тень на остальную часть), продемонстрировал попиксельное освещение и множество других технических ноу-хау.

Все это было жизненно необходимо по простой причине: id Software видела Doom 3 не просто как ремейк оригинала, но как хоррор, большая часть которого проходит в полумраке или почти в кромешной тьме. «Мы хотим напугать людей – говорил ведущий дизайнер Тим Уиллитс. – Для этого нужно их удивить и выбить из привычной колеи». Соответственно, взаимодействие тени и света должно было стать важным геймплейным, а не только визуальным, аспектом: монстры прятались по углам, а обмундирование и амуниция лежали в темных местах, где неизменно царила опасность.

Тим Уиллитс мечтает вас напугать до чертиков.

Для того чтобы одновременно нагнетать саспенс, эффектно демонстрировать свои технологические успехи и помогать пользователям с прохождением, главному герою был выдан фонарик.

Правда, тонкость заключалась в том, что его нельзя было применять вместе с оружием: либо вы освещаете пространство ценой собственной безопасности, либо слепо тычетесь в стены с дробовиком наперевес. Джон Кармак в дальнейшем объяснял этот нюанс тем, что сделай он фонарь независимым и доступным в любой момент, и производительность игры тотчас бы заметно «просела».

Если раньше Doom ассоциировалась с двустволкой, то теперь – с капризным фонариком.

Дополнительно разработчики впервые решили при помощи сюжета нагнать жути. Для работы над ним был приглашен писатель-фантаст Мэтью Костелло, в свое время подготовивший сценарий для успешного «ужастика» The 7th Guest, одного из первых проектов, вышедших сугубо на CD-ROM.

История фокусировалась на безымянном десантнике, прибывшем на Марс на должность охранника и ставшем очевидцем провального научного эксперимента, спровоцировавшего прорыв адских демонов на базу. Хоть сюжет Doom 3 не мог похвастать свежестью, он был подробно, с массой интересных деталей, изложен в бесчисленных аудиодневниках, видеозаписях, текстовых документах и переписке сотрудников станции.

Читать еще:  Немецкий художник. Carmelo Margarone

Для сравнения – вся предыстория оригинала была описана в крохотном txt-файле в корневом каталоге, наверняка многими проигнорированном.

Мэтью Костелло написал не только сценарий Doom 3 и дополнения к нему, но и пару романов по их мотивам.

Сериал «Проклятая» — женская версия «Ведьмака» и смелое переосмысление легенд о короле Артуре от автора «Города грехов»

К «Проклятой» с первой серии будут вопросы у людей, для кого «по классике» — единственный приемлемый вариант экранизации исторических и проверенных веками сюжетов. Если зрители «Великой» от Hulu сквозь кровь и слезы все же смогли принять тот факт, что сатирический сериал с всплывающим перед каждым эпизодом дисклеймером «основано на почти реальных событиях» все же не основан на реальных событиях, то с «Проклятой» дела обстоят сложнее.

Новый сериал Netflix стал адаптацией одноименной графической новеллы писателя Тома Вилера, а также сценариста и режиссера Фрэнка Миллера — того самого, что написал и экранизировал «Город грехов». «Проклятая» — это вульгарная перепись классических легенд о короле Артуре; история становления Владычицы Озера, еще подростком заливающей нуарные страницы комикса кровью расчлененных Экскалибуром врагов. 10-серийная экранизация оказывается жгучей смесью вольного фэнтезийного вымысла и либеральных традиций Netflix — экспериментальным проектом, который может оттолкнуть отдельными чертами, но в целом — притягивает.

Нимуэ (звезда «13 причин почему» Кэтрин Лэнгфорд) — одна из представительниц расы фей, магических существ, которые поклоняются Древним богам и не очень-то ладят с простым людом. Название сериала «Проклятая», конечно же, относится к главной героине — в детстве Нимуэ получила шрам от демонического медведя и обрела способности, несопоставимые с магическими силами других представителей своего рода. Главный враг всех фей — Красные паладины; праведные фанатики, устраивающие кровавые крестовые походы против всех инакомыслящих и не относящихся к людской расе.

Испепеляя одну деревню за другой, Паладины добираются и до поселения Нимуэ. Спустя мгновение героиня застает собственную мать на смертном одре и получает от нее наставление — доставить некий мистический меч (разумеется, Экскалибур) волшебнику Мерлину (Густаф Скарсгард).

Со временем Нимуэ встретится с молодым и еще далеким от королевского трона Артуром (восходящая звезда Девон Террелл), который станет спутником будущей Владычицы Озера.

У Netflix уже есть печальный опыт экранизации средневеково-фантастической истории с крупной звездой на первом плане. Понурый и вялотекущий «Ведьмак» сделал ставку на кинематографичность и пафос, и потерял немалую часть аудитории. «Проклятая» не наступает на те же грабли: Netflix выкручивает контраст сериала под стать другим флагманским ориджиналам, добавляет пестрые брызги крови, кислотно-зеленые пейзажи и ориентируется на стилистику оригинального комикса. С каждым новым эпизодом «Проклятая» все больше превращается в своеобразный фэнтезийный аттракцион. Яркий «детский» визуал никак не вяжется с элементами R-рейтинга, вроде расчлененки или натуралистически разрывающейся от боевых порезов кожи, но при этом сериал не дает умереть от скуки — а в «Проклятой», как-никак, 10 эпизодов почти по 60 минут каждый.

Стоит помнить, что шоу стало своего рода приквелом к легендам о короле Артуре: юности будущих рыцарей и героев, поэтому Netflix оказывается в своей родной среде. «Проклятая» часто заходит на территорию тинейджерских ромкомов, но не посвящает драмам и половины сериала — эпическое приключение всегда в приоритете. Вселенная нового шоу Netflix оказывается на удивление полнее мира «Ведьмака»: в сериале по фанфику Тома Вилера и Фрэнка Миллера больше лора, чем в экранизации по мотивам целого цикла книг Анджея Сапковского.

«Проклятая» не оставляет пресловутых сюжетных дыр, заботится не только о главных героях, не упускает из виду второстепенных. Со временем история Нимуэ эволюционирует в сагу о противостоянии двух рас: людской и магической, битве между феями и Красными паладинами — во многом конфликт напоминает столкновение лукасовских Повстанцев и Империи. В итоге в центре внимания оказывается Экскалибур, которым пытаются завладеть церковь, магические дружки Мерлина из преисподней, викинги и манерный король Утер Пендрагон (Себастьян Арместо).

Лучше всех во всем этом сумбуре подаются именно Красные паладины. Отец Карден (Питер Муллан) копирует роль Его Воробейшества из «Игры престолов» и ведет за собой армию фанатиков в красных капюшонах, а еще подручную мини-версию Ведьмака — Плачущего Монаха (Дэниэл Шарман), праведного рыцаря-следопыта и того самого элитного one-man-army солдата. «Проклятая» на протяжении всего сериала вводит подобных персонажей, некоторые из которых получают развитие, сопоставимое с Нимуэ: Зеленый Рыцарь (Мэтт Стокоу) как военный предводитель восстания фей, надоедливый мальчик и друг главной героини Бельчонок (Билли Дженкинс), сестра Артура Моргана (Шалом Брюн-Фрэнклин), фанатичная девчонка Айрис (Эмили Коутс), мечтающая стать первой девушкой в мужских рядах Красных паладинов. Понятно, зачем «Проклятая» так долго возится с второстепенными героями: сериал явно не ограничится одним сезоном, а за первые 10 эпизодов шоу набрало материала минимум еще на два десятка серий.

Безусловно, у «Проклятой» есть ряд недостатков. От подростковой арки время от времени ловишь кринж, но самое удивительное — худшим персонажем сериала пока остается Артур. Будущий король и потенциальный главный герой следующих сезонов оказывается не более чем марионеткой Нимуэ, беззубым пройдохой, на фоне которого любой другой персонаж больше подходит под титул правителя Королевства — даже спивающийся Мерлин с ПТСР. Тем не менее, «Проклятая» все равно дает почувствовать тот самый привкус средневекового эпика, по которому мы все соскучились еще со времен «Игры престолов» и «Ведьмака». Остальные же могут отыскать в сериале второй пласт, где «Проклятая» превращается в coming-of-age-историю о девушке, пережившей буллинг из-за своей необычности (характерная роль для Кэтрин Лэнгфорд), а повзрослев оказалась на стороне угнетенного по расовому признаку народа. Но в социально-политические дебри можно не вдаваться — а просто смотреть удивительно крутое фэнтези.

Измученная Ходченкова: раскрыто закулисье съемок сериала «Казанова»

Советский лифт и джинсы из Казахстана

Сериал «Казанова» выгодно отличается от многих ретро-проектов тем, что в нем нет ни намека на урок истории с ярким политическим характером. Вместо этого романтика и авантюризм вперемежку с аферами. Мы связались с режиссером сериала Кириллом Белевичем и обсудил с ним измученную Светлану Ходченкову, матерей-одиночек, женское счастье, а также советские лифты и джинсы из Казахстана.

Кадр из сериала «Казанова».

— Кирилл, «Казанова» — не самый типичный для вашей фильмографии сериал. Как к вам попал этот проект?

— Началось с того, что я захотел поменять амплуа режиссера. К нам тоже, как и к актерам, приклеиваются определенные штампы: вот этот может снимать только комедии, а этот экшн. Давно хотелось сломать такой стереотип, и поэтому меня очень заинтересовал сценарий, который предложила продюсер Нелли Яралова.

Там было много женских персонажей, в то время как в моих картинах их всегда мало. Как правило, одна героиня. А здесь такое богатство. Плюс сама история интересная и сюжет нетривиальный. Я предложил сделать из этого не классический, а более легкий авантюрный детектив, мы ударили с Нелли по рукам и начали работу.

Читать еще:  Портреты человеческой души

— В сериале главная роль досталась Светлане Ходченковой. Наверное ее поклонники очень удивились тому факту, что во многих сценах, она в общем не красотка…

— Это было одним из условий. Когда мы первый раз встретились, Светлана готовилась к прогону театрального проекта, в котором тогда участвовала, и была очень усталой, если не сказать измученной. И я ей тогда сказал: «Света, как же вы хорошо выглядите!» — она на меня очень удивленно посмотрела — «если получится такой же образ создать в фильме, будет просто гениально». Так и получилось. Она настоящая труженица и очень много привнесла в эту роль.

— То есть девушка с обложки вот так просто решила преобразиться в несчастную мать-одиночку?

— Хорошая актриса всегда чувствует роль и видит ее развитие. Не ходить же всю жизнь глянцевой обложкой, а здесь заманчивый образ, интересный архетип. Она играет очень узнаваемую в нашей стране женщину. У нас, наверное, большая часть людей воспитана матерями-одиночками, которые сами жили под пятой своих матерей-одиночек. Настоящий замкнутый круг.

— Самого Казанову долго искали?

— На роль Казановы у нас пробовались очень многие. Не буду перечислять фамилии, но искали мы долго. Одним из необходимых условий к актеру было наличие своего роди химии между его героем и героиней Светланы Ходченковой. Вообще, когда мы разрабатывали с Антоном Хабаровым роль Казановы, то договорились, что его задача как актера, влюбляться в каждую героиню. И поэтому его герой должен как бы светиться изнутри.

— Наверное это не так сложно, когда нужно разыгрывать романтические сцены с очень яркими женщинами…

— Все героини, благодаря актрисам, их сыгравшим, действительно, получились очень выразительными. Я хорошо знаю Иру Пегову, потому что она играла у меня главную роль в сериале «Старое ружье», и одну из героинь в «Казанове» мы писали специально под нее. Пришлось побороться за Олесю Железняк. У нее очень плотный театральный график, и выцепить Олесю на съемки практически невозможно. Но мы дождались, и ее героиня получилось очень яркой и убедительной.

— Каждая серия сделана как история обольщения и обмана новой жертвы. Можете назвать свой любимый эпизод?

— Нет, не могу, это будет очень некорректно. Мы же вместе со всеми актерами и актрисами искали, придумывали, собирали что-то из личных глубоких переживаний. Мы снимали восемь месяцев, а сам проект длился практически два года, поэтому мне сложно оценивать такого долгожданного ребенка.

— В основе сценария лежит настоящее уголовное дело, и у героя Антона Хабарова есть прототип. Это мошенник Юрий Лаждун по кличке Ален Делон. В конце семидесятых жертвами его амурных обманов стали 72 женщины. Как много из того расследования осталось в сценарии?

— Мы знакомились с материалами этого дела, но в сценарии в итоге остался только один документальный факт. Все жертвы Лаждуна были счастливы от того, что пережили с ним, и на суде просили не расстреливать мошенника. Именно за этот момент мы зацепились. В чем это самое женское счастье? Чего не хватает женщинам? На что она готова пойти и чем пожертвовать ради короткого счастья? Но что касается сюжетных линии, то их придумал сценарист Дмитрий Новоселов.

— Но вам все же пришлось вникнуть в разные приметы того времени. Вы ведь его отчасти застали…

— Я родился в Советском Союзе и в 1978 году, когда происходит действие сериала, пошел в первый класс. Поэтому я помню многие вещи и многое из того, что видно в кадре, воссоздано довольно точно. Квартира главной героини, кроватка, на которой спит ее сын, лампы, угловые батареи и другие детали стали предметами нашей скрупулезной работы.

— Здесь вам не позавидуешь. Конец семидесятых — не самое простое время, чтобы его воссоздать. Так получилось, что во время евроремонта девяностых все было просто выброшено…

— Это реальная катастрофа. Такое ощущение, что все семидесятые утеряны. Художнику-постановщику Леониду Кипнису пришлось непросто: мы искали вещи по всему бывшему Советскому Союзу.

Мебель, обои, бутылки из под кефира, ковры, граненые стаканы. Две пары джинсов того времени наш художник по костюмам Аня Смехова нашла где-то в Казахстане. Само собой что-то шили специально для съемок, но все же пытались приблизиться к оригиналу насколько это возможно. Отдельная история со съемками натуры. Один и тот же объект приходилось снимать не то, что в разных городах, а в разных странах. В серии, события которой по сценарию разворачиваются в Грузии, есть съемки из трех стран. Панорама с героями и проезд по улицам снимались в Грузии, само здание нашли в Крыму, а его интерьер уже в Москве. И это только один объект.

— Современная градостроительная политика действительно превращает съемки ретро в сложнейшую задачу. Где еще можно найти натуру того времени?

— Нас во многом спасал Крым. Там мы нашли советский санаторий, который сохранился в оригинальном виде. Такого, конечно, мало, поэтому фойе и гостиничные номера пришлось строить заново, но что-то нашлось и настоящее. Это просто замечательно и это чувствуется в кадре. Например старый кнопочный лифт с его уникальным звуком.

В Симферополе мы нашли потрясающий зоопарк, в котором героиня Светланы гуляет с сыном. Звери там еще в клетках, и их можно покормить с рук. Карусели того времени тоже настоящие. В Тбилиси и Ереване мы нашли несколько уникальных объектов. Конечно многое пришлось «достраивать» и затирать на компьютере, но, тем не менее, атмосферу той эпохи нам с оператором Денисом Пановым удалось передать с большим трепетом.

Петрарка и Лаура: 366 сонетов неразделённой любви

6 апреля в 1327 году состоялась первая встреча Франческо Петрарки с Лаурой. Замужняя женщина стала для великого поэта бессменной музой, возвышенной и недостижимой мечтой. При этом неизвестно, знала сама Лаура о его чувствах или нет.

366 сонетов

Благословляю день, минуту, доли
Минуты, время года, месяц, год,
И место, и придел чудесный тот,
Где светлый взгляд обрек меня неволе

Ей было двадцать лет, ему — двадцать три. Их встреча не могла стать началом счастливой истории любви: Лаура уже была замужем, а на Петрарке лежал обет безбрачия. Влюблённому оставалось лишь бросать томные взгляды на Прекрасную Даму и воспевать её в своих сонетах, канцонах, секстинах, балладах, мадригалах.

366 сонетов, посвящённых Лауре, поэт объединил в «Книгу песен», которая прославила не только его чувства, но и саму поэзию — воспевая любовь мужчины к женщине, а не раба к Богу, Петрарка положил начало эпохе Проторенессанса (этапу в истории итальянской культуры, предшествующему Ренессансу).

Читать еще:  Позитивная вселенная. Malin Ostlund

Ангел во плоти

Ещё три года после судьбоносной встречи, поэт, предпочитавший вести скитальческую жизнь, провёл в Авиньоне. Исследователи не знают ответ на вопрос: обменялись ли они за это время хоть одним словом? Знала ли Лаура о пылких чувствах великого итальянца? Но в том, что Муза Петрарки была достойной супругой, сомнений нет, а в глазах влюблённого она и вовсе — настоящий ангел:

Средь тысяч женщин лишь одна была,
Мне сердце поразившая незримо.
Лишь с обликом благого серафима
Она сравниться красотой могла.

Ни в одном письме Петрарки имя Лауры не упоминается (за исключением письма к потомкам, где он говорит о своей прошедшей любви, и письма, где опровергает обвинения в том, что она не реальна). Основную информацию о Лауре можно почерпнуть из собственноручных пометок Петрарки и его поэтических строк, где её имя обычно встречается в игре слов — золотой, лавр, воздух. Но достоверность образу Музы придаёт тот факт, что однажды поэт заказал камею с её портретом художнику из авиньонской курии:

Нам этот лик прекрасный говорит,
Что на Земле — небес она жилица,
Тех лучших мест, где плотью дух не скрыт,
И что такой портрет не мог родиться,
Когда Художник с неземных орбит
Сошел сюда — на смертных жён дивиться

Свою фанатичную платоническую любовь Петрарка оправдывал тем, что именно она помогала ему избавиться от земных слабостей, именно она возвышала его. Но даже это благородное чувство не помешало знаменитому поэту обзавестись двумя незаконнорожденными детьми от разных женщин (их имена история умалчивает).

Бессмертная

Лаура и Петрарка виделись в последний раз 27 сентября 1347 года за полгода до смерти Прекрасной Дамы, которая по роковому стечению обстоятельств произошла спустя 21 год после их первой встречи, но в том же городе, в тот же день и месяц.

До сих пор точно неизвестно, от чего умерла возлюбленная поэта. Возможно, это была чума (свирепствовавшая в те годы в Авиньоне), а возможно, туберкулёз. Но для Петрарки смерть возлюбленной стала катастрофой:

Погас мой свет, и тьмою дух объят —
Так, солнце скрыв, луна вершит затменье,
И в горьком, роковом оцепененье
Я в смерть уйти от этой смерти рад.

А незадолго до собственной смерти, которая произошла только 26 лет спустя, Петрарка признавался, что в жизни у него было лишь два желания — это Лаура и лавр (то есть слава). Слава настигла великого поэта ещё при жизни, с Лаурой же он надеялся воссоединиться в ином мире: «Уже ни о чем не помышляю я, кроме неё».

Петрарка и Лаура: платоническая любовь и недостижимая мечта знаменитого поэта

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

После смерти отца Франческо Петрарка получил в наследство только лишь рукопись Вергилия. Понимая, что ему нужно искать средства к существованию, он стал членом монашеского ордена францисканцев, поселился в Авиньоне (Франция) при папском дворе и принял духовный сан. Параллельно Петрарка занимался литературной деятельностью, которая принесла ему большую известность.

Находясь в Авиньоне, Петрарка впервые увидел Лауру. Это произошло 6 июля 1327 года у церкви Святой Клары. На полях рукописи Вергилия влюбленный сделал пометки: «Лаура, известная своими добродетелями и долго прославляемая моими песнями, впервые предстала моим глазам на заре моей юности, в лето Господне 1327, утром 6 апреля, в соборе святой Клары, в Авиньоне…»

Был день, в который по Творце вселенной
Скорбя, померкло Солнце… Луч огня
Из ваших глаз врасплох застал меня:
О, госпожа, я стал их узник пленный…

Исследователи считают, что женщиной, покорившей сердце Петрарки, была Лаура де Нов, дочь синдика (старшины гильдии) Одибера де Нов. Репутация златокудрой красавицы была безупречной: примерная супруга, многодетная мать (всего она родила 11 детей). Петрарка ранее дал обет безбрачия, поэтому ему только и оставалось, что ловить ее взгляды на службе в церкви, или вздыхать, когда она проходила мимо по улице. Неизвестно, знала ли сама Лаура о пылких чувствах тайного поклонника.

Однако даже друзья сомневались в существовании Лауры, т. к. ее имя фигурировало только в сонетах, балладах, мадригалах. Косвенным подтверждением реальности Прекрасной Дамы является тот факт, что Петрарка однажды заказал камею с изображением возлюбленной.

Имя своей златокудрой Музы Петрарка неустанно обыгрывал в своем творчестве: lauro — «лавр», l’aureo crine — «золотые волосы», l’aura soave — «приятное дуновение»[4], l’ora — «час»). Петрарка писал, что него есть только два мирских желания: Лаура и лавр (т. е. слава).

Средь тысяч женщин лишь одна была,
Мне сердце поразившая незримо.
Лишь с обликом благого серафима
Она сравниться красотой могла.

Петрарка посвятил Лауре 336 сонетов, которые объединил в «Книгу песен». Творчество поэта ознаменовало собой начало эпохи Проторенессанса, демонстрируя новую художественную форму лирики, в которой основой выступают личные чувства поэта, всеобъемлющая любовь и к Богу, и к человеку.

По иронии судьбы Лауры не стало ровно через 21 год их знакомства. На полях рукописи Вергилия убитый горем поэт написал: «…И в том же городе, также в апреле и также шестого дня того же месяца, в те же утренние часы в году 1348 покинул мир этот луч света, когда я случайно был в Вероне, увы! о судьбе своей не ведая…»

Погас мой свет, и тьмою дух объят —
Так, солнце скрыв, луна вершит затменье,
И в горьком, роковом оцепененье
Я в смерть уйти от этой смерти рад.

В тот год в Авиньоне свирепствовала чума, но достоверно неизвестно, от чего умерла Лаура де Нов. Петрарка не мог смириться с кончиной возлюбленной. Каждое последующее 6-е апреля он отмечал новым сонетом, написанным в честь его Прекрасной Дамы.

Современные издатели разбили сборник стихов Петрарки на 2 части: «На жизнь мадонны Лауры» (Rime in vita Laura), и «На смерть мадонны Лауры» (Rime in morte Laura). Любопытно, что в подлиннике между двумя периодами разбивки нет. Петрарка лишь вшил между ними белые листы. Он старался не замечать, что его возлюбленной уже нет в живых. Незадолго до своей смерти поэт писал: «Уже ни о чем не помышляю я, кроме неё».

В картинах художника эпохи Возрождения Сандро Боттичелли также прослеживается образ Прекрасной Дамы. Для живописца настоящим божеством и идеалом красоты стала юная Симонета Веспуччи.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector