По тропам магического реализма

По тропам магического реализма

По тропам магического реализма

Все эти свойства отвечают за магическую часть произведения, в то время как реализм занимает более значимую, так сказать основную, часть повествования. В некотором смысле можно сказать, что реализму отведена первая роль в творчестве, а магические партии выступают лишь в роли дополнения, причем менее важного по сравнению с основной частью. Таким образом, магический реализм приглашает читателя отойти от повседневной реальности ради того, чтобы окунуться в омут чудесного и не следовать дотошным правилам.

  • Кризис религии. Так или иначе, но в эпоху важнейших научных и технических открытий человечеству пришлось столкнуться с тем фактом, что древние убеждения предков уже не могли полностью удовлетворить потребность в познании окружающего нас мира. Человек начал искать новые горизонты, открывать для себя новые широты и плоскости научной сферы, которые постепенно заполнили пробелы в знаниях о сотворении мира.
  • Западному читателю наскучили приемы интроспекции и внутренняя психологическая борьба книжных персонажей, поэтому подсознательно читательские массы уже были подготовлены к восприятию кардинально новой литературной формы. Постмодернизм начала 20-го века окончательно истощил умы читателей, которые мысленно стремились к давно знакомым историям, только рассказанным на новый лад, которым в итоге смог их обеспечить именно магический реализм. Редкий читатель мог выступить против тенденции описания социальных реалий посредством гипнотизирующего метафорического языка.
  • Источник, питавший тело постмодернизма, высох полностью, ведь ему уже не хватало ресурсов изобрести новые структуры самовыражения, или хотя бы реформатировать их, а формам изложения явно недоставало чего-то магического и поистине живого: таким образом был достигнут порог, после которого постмодернизм представлял собой ничего больше, кроме как набор устаревших метафор и нонконформистских идей. Взамен этому, магическому реализму удается сгладить углы между настоящей жизнью и результатом литературного творчества при помощи простой техники, которая заключалась в обострении у читателя предчувствия чего-то чудесного, какого-то неожиданного события, при этом используя порой примитивный, но до боли увлекающий язык.
  • Магический реализм — это, своего рода, эмоциональный поток, течение экспериментального разума, истоки которого уходят глубоко в человеческое подсознание, тем самым беря на себя определенную идеологическую роль, которая ранее всецело принадлежала вероисповедальной стороне подсознания.
  • Парадокс уравнения всех масс и жуткого одиночества в мире, который с каждым днем становится все многолюднее, был обязан иметь свое отражение в литературе. Постмодернизм был «холодным» течением, которые и провоцировало поголовное уравнение, в то время как магический реализм вкладывает в обычные вещи все те идеи и переживания, имевшие место в период постмодернизма, при этом не давая четкого объяснения и решения этим проблемам.
  • Магический реализм сдвигает литературный пласт в сторону более древних форм, дает полную свободу выбора и предоставляет широкий фронт для фантазии, таким образом, складывается впечатление, что даже автор удивлен тому, в какую сторону разворачивается его повествование.
  • Магический реализм возник вскоре после того периода, когда многие авангардисты активно экспериментировали с различными формами повествования, тем самым оказавшись в выгодном положении, новое литературное движение могло выплавить монолитную форму из тех методов, которые считались самыми подходящими для романа.
  • Магический реализм возник параллельно с движением битников, но обе культуры пошли различными тропами своего развития.
  • Окружающая действительность стала слишком тягостной для восприятия, и уже сам читатель требует чегото отличного от реальности; Мировая Война породила столько смертей, что единственным способом противиться ей осталась насмешка; данный фактор причинил потребность читать о гиперболических подвигах самых простых людей, или наоборот, читать о гиперболизированных героях в условиях обычной жизни. Читатель нуждался в том, чтобы нечто незримое наполнила окружающую среду, ведь каждый человек жаждет чудес.
  • Все циклично, поэтому люди воссоздают историю, чтобы помнить своих героев. Древние нации и империи создавали целые эпопеи в периоды своей наивысшей славы и процветания, теперь же пришел черед любой другой нации создавать эпические истории, в чем магический реализм выступил хорошим помощником.

Если теперь мы попытаемся очертить более детально общий лик магического реализма и определить, на каких текстах он основывается, необходимо будет упомянуть сторонние течения, которые на него повлияли: это Барроко, плутовской роман, готический, трагедия, басни, мифы, легенды, суеверия коренных народов, социальный реализм и, конечно же, постмодернизм.

Влияние реализма

Влияние Барроко

Главной отличительной чертой Барроко была постоянная смена восприятия реальности и нереальности. Представители этого литературного стиля постоянно стремились подчеркнуть отвратительные, преувеличенные, экстравагантные, смешные, шокирующие и трогательные детали, при этом перемешивая их между собой самым гипнотическим для читателя образом.

Влияние плутовских романов

Во многом протагонисты магического реализма сражаются за собственную жизнь по принципу плутовских романов. Адам Азис («Дети полуночи» Салмана Рушди) – именно такой персонаж. Плут отличается амбивалентностью своего характера: в нем проявляются черты героя и антигероя. Его поведение заключается в некой цикличной схеме: сегодня он бродяга, завтра служит двум хозяевам, при этом реализует свои чаяния при помощи всевозможных ловушек и обманов и никогда не отступает от своих циничных взглядов на мир; повествование всегда ведется от первого лица с ощутимым налетом сатиры.

Влияние постмодернизма

Когда постмодернизм вышел из моды, на его место пришел магический реализм, а писатели вновь открыли миры, полные фантастических тварей, отошедших в мифологию инцестов и насилия, а также странных вещей и невиданного оружия – все это стало инструментом насмешек над реальностью. Все это мы можем наблюдать в трудах Гюнтера Грасса «Жестяной барабан», Гарсии Маркеса «Сто лет одиночества», Анджелы Картер «Ночи в цирке» и т. д.

Влияние готических романов

• Преступление следует одно за другим, преимущественно провоцировано жаждой мести;
• Существует хор, который комментирует происходящее в произведении;
• Писатель прибегает к иронии, чтобы подчеркнуть значимость смерти;
• Финал практически всегда имеет катастрофический характер.

По тропам магического реализма

Термин магический реализм впервые появился в 20-х годах прошлого столетия. Это особое направление в художественном искусстве, которое впервые получило такое определение в 1925 году благодаря немецкому критику Францу Коху. Позднее данное понятие стало применяться и по отношению к литературному направлению. Массимо Бонтемпелли именно так охарактеризовал один из своих романов — магический реализм.

Таким образом, магический реализм — это литературное течение, которое характеризуется разрывом стандартных реалистических форм посредством вплетения фантастических событий в повествование. Анхель Флорес был первым, кому пришло в голову назвать богатый литературный стиль Латинской Америки магическим реализмом. В конце шестидесятых годов этот термин распространился и на творчество писателей из других континентов. В более глубоком смысле, магический реализм начал занимать все более прочное положение в умах художников и писателей Южной Америки, что подвигло критиков отождествить мощнейшее авангардистское течение с данным термином. Магическому реализму удалось погасить межкультурные различия, сочетая в себе элементы быта и глобальных проблем; в этом стиле удалось гармонично соединить, казалось бы, полярные характеристики: порой чуждые реализму преувеличения действительности перемешиваются с типичными и свойственными обычному человеку категориями мышления и поведения.

Читать еще:  Подсвечник в стиле граффити

Любой читатель, знакомый с творчеством писателей этого течения, подтвердит, что магический реализм способен удивить кого угодно, при этом не остаются в стороне культура, традиции и память, унаследованные от предков. Магическому реализму удалось совершить то, чего читатель не мог наблюдать на протяжении целых двух тысячелетий, а именно сокрушить стены привычной, даже традиционной, формы организации романов и повествований. Таким образом, монотонный и до боли стерильный путь, протоптанный постмодернизмом, сумел повернуть в невиданную ранее плоскость.

К упомянутому течению можно отнести многих писателей: Мигель Анхель Астуриас, Альехо Карпентьер, Габриэль Гарсия Маркес, Исабель Альенде, Салман Рушди, Лиза Аубин де Теран, Луи де Бернье, Гюнтер Грасс, Лаура Эскивель. Среди прочих, Карпентьер называет «реальной необычайностью» попытку отыскать магические свойства в средоточии реализма: «все необычайно становится таковым только тогда, когда происходит неожиданный переворот реальности». Именно так он высказался о магическом реализме в своем произведении «Король этого мира».

Среди таких свойств, которые творцы пытались отыскать в повседневности, выделяются следующие: ясновидение, левитация, очень долгая жизнь на библейский манер, чудеса, выдуманные, даже гиперболизированные, заболевания; но как утверждает Карпентьер в уже упомянутом произведении, все это требует настоящей веры.

Все эти свойства отвечают за магическую часть произведения, в то время как реализм занимает более значимую, так сказать основную, часть повествования. В некотором смысле можно сказать, что реализму отведена первая роль в творчестве, а магические партии выступают лишь в роли дополнения, причем менее важного по сравнению с основной частью. Таким образом, магический реализм приглашает читателя отойти от повседневной реальности ради того, чтобы окунуться в омут чудесного и не следовать дотошным правилам.

По тропам магического реализма

Магический реализм. Эволюция

Текст: Алена Бондарева

Фотография Andreas Magner / unsplash.com

Литературный критик Алена Бондарева рассказывает о вознесении Ремедиос Прекрасной на небо и других признаках магического реализма.

Конечно, говоря о современном магическом реализме, мы лукавим.

Да и термин нынче настолько расплывчат, что казусы, вроде недавнего утверждения искусствоведа Зельфиры Трегуловой, сравнившей полотна махрового реалиста Александра Лактионова с «магическим реализмом старых нидерландских художников», неизбежны.

Во-первых, если речь все же идет о живописи, то этот долгий разговор невозможен без упоминания немецкого искусствоведа Франца Роо (нем. Franz Roh), отмежевавшего в своей работе 1925 года «Постэкспрессионизм. Магический реализм» так называемое «новое видение» * — в 1927 работу частично перевел на испанский Х. Ортега-и-Гассет. . И противопоставившего надоевшие экспрессионистские эксперименты приятному возвращению к знакомой реальности.

Сегодня же понятие «магического реализма» даже в изобразительном искусстве настолько эволюционировало, что приобрело чуть ли не противоположное значение. Названные навскидку имена канадского художника Роба Гонсалвеса (р. 1959), создающего картины на плотном стыке магического реализма и сюрреализма (работает в основном с перспективой: то уходящая вдаль колоннада превращается в таинственные женские силуэты, то плывущая в море флотилия образует загадочную арку), и польского иллюстратора Яцека Йерка (р. 1952), сплетающего обыденные предметы быта с мифологическими сюжетами и романтическими образами (буйно цветущий рояль становится крышей затерянного в песках «Дома», или целый «Интерьер»: кровать, стол, лампа слагается из сказочных трав, огромных ягод и кувшинок райских расцветок), не имеют ничего общего с тем, о чем писал Роо. А используемые приемы отсылают не только к Магритту и Сальвадору Дали, но и к более ранним направлениям в живописи.

Во-вторых, если под «магическим реализмом» все же подразумевать нечто литературное: волшебное, необъяснимое и смутно архаическое, уходящее корнями во времена душной колонизации, явно противопоставляющее первобытное сознание цивилизованному европейскому подходу, то, скорее всего, речь идет о наиболее популярной латиноамериканской трактовке понятия. Так называемом «втором рождении магического реализма».

В 1949 году почти одновременно вышли две знаковые книги: «Маисовые люди» гватемальца Мигеля Анхеля Астуриаса и «Царство земное» кубинца Алехо Карпентьера. С этого момента началось бодрое шествие «нового латиноамериканского романа», отзвуки которого до сих пор и слышны. Пик популярности пришелся на 1950-1970-е годы. Мексиканцы Хуан Рульфо и Карлос Фуэнтес, колумбиец Габриэль Гарсиа Маркес, аргентинцы Хорхе Луис Борхес и Хулио Кортасар, бразилец Жоржи Амаду, перуанец Марио Варгас Льоса (последний до сих пор жив), а также ряд других латиноамериканских имен известны во всем мире.

Обыденная жизнь воспринимается как нечто волшебное, всегда готовое обернуться чудесными обстоятельствами, а магическая реальность превращается в повседневность

Впрочем, не стоит забывать и того, что латиноамериканский концентрат магического реализма — это не просто рассказ о какой-то странноватой реальности, альтернативной или параллельной нашей. Это вопрос мировоззрения, в основе которого лежат мифы и легенды ацтеков, майя, инков, чибча — народов, чьи культуры были уничтожены конкистой. Именно попытка взглянуть на мир глазами индейцев (с учетом их верований и представлений, а также не выделения себя, как отдельной личности, но восприятия, как части мироздания) придает реальности сакральный характер. Мир делается непознаваемым, волшебным, опасным и прекрасным одновременно.

Что же до художественного метода магического реализма, то помимо всего перечисленного, существует несколько вполне конкретных приемов. Например, временной сдвиг, меняющий местами прошлое и будущее. В маркесовском «Сто лет одиночества» в определенный момент становится не совсем ясно, о каком из Аурелиано идет речь. И только спустя несколько страниц понимаешь, что говорят о новом поколении Буэндиа. Также в ходу разнообразные сны, легенды, символы, увязываемые незамутненным сознанием героев с реалиями жизни. Например, Варгас Льоса на этих тайных знаках неплохо выстраивает детективные сюжеты (цикл романов о сержанте Литуме).

И конечно же, самый главный момент — преподнесение целого райского мира, загадки которого не удивляют не только населяющих его жителей, но и читателей. Обыденная жизнь воспринимается как нечто волшебное, всегда готовое обернуться чудесными обстоятельствами, а магическая реальность превращается в повседневность. Как заметил сам Маркес: «Я убежден, что читатель „Ста лет одиночества“ не поверил бы в вознесение на небо Ремедиос Прекрасной, если бы не то, что она вознеслась на белых перкалевых простынях».

Когда же мы говорим о магическом реализме вне Латинской Америки, тогда действительно почва уходит из-под ног (хоть термин давно вышел за свои пределы * — например, подробнее об этом рассказывается в статье «Магический реализм» филолога К. Н. Кислицына. ). Начинается путаница в дефинициях и именах. Потому что без индейской мифологии и этого во многом наивного и все принимающего взгляда на мир (с обязательным внутренним противостоянием чуждой культуре) у «магического реализма» нет четкого определения. Особенно если мы рассуждаем о современной европейской литературе или кино.

Читать еще:  Особенности семейной фотосессии

В русской традиции, прежде всего, из-за ее христианской принадлежности, магический реализм с его возможностью поиска рая на земле глубоко чужд

Например, сербский писатель Горан Петрович, которого с удовольствием причисляют к магическим реалистам, пишет скорее притчи. И в этом смысле француз Жан-Мари Гюстав Леклезио с африканским романом «Онича» и документальной книгой «Праздник заклятий» к магическому реализму стоит куда ближе.

В русской традиции, прежде всего, из-за ее христианской принадлежности, магический реализм с его возможностью поиска рая на земле глубоко чужд. Да и мифология наша напоена совсем другими образами.

Впрочем, говоря о русской литературе, не стоит исключать бесовщины, в художественных текстах становящейся катализатором для возникновения иной реальности. Поэтому-то в магические реалисты зачисляют Ф. М. Достоевского («Бесы»), Н. В. Гоголя («Нос»), Ф.К. Сологуба («Мелкий бес»), М. А. Булгакова («Мастер и Маргарита») и других авторов. Странно в этом ряду выглядит Андрей Платонов, хотя, бесспорно, по внешним признакам и его «Чевенгур» подпадает под определение «магического реализма».

Что же касается современной русской литературы, тут и вовсе уместно говорить только о форме (то есть художественных приемах, свойственных этому направлению), ни о какой другой глубинной составляющей рассуждать не приходится. Разве что за исключением творчества Юрия Мамлеева (знаменитое эссе «Бобок», роман «Шатуны» и так далее). Однако и в этом случае речь идет не столько о магическом реализме, сколько о его плотной спаянности с мистической составляющей и русской философией.

Тем не менее, магический реализм на русской почве — это довольно большая, спорная и интересная тема. По формальным признакам к нему можно отнести книги Татьяны Толстой, Ольги Славниковой, Марии Галиной и ряда других не менее любопытных авторов.

Подборка книг «Магический реализм»

Магический реализм — 188 книг

Здравствуйте, дорогие лайвлибовцы!! Создаю данную подборку, потому что на тему «магический реализм» не нашла ни одной коллективной подборки. Есть подборки личные или посвященные конкретным издательским сериям. Давайте здесь соберем книги, которые относятся к этому прекрасному жанру — магический реализм!

Магический реали́зм — это художественный метод, в котором магические элементы включены в реалистическую картину мира.

Роль магического реализма состоит в отыскании в реальности того, что есть в ней странного, лирического и даже фантастического — тех элементов, благодаря которым повседнев­ная жизнь становится доступной поэтическим, сюрреалистическим и даже символическим преображениям.(с)

Добавляйте книги, голосуйте! Буду рада помощи в пополнении подборки)))

Комментарии

Спасибо)) если знаете еще книги в данном жанре, добавляйте, буду рада))

«Инстинкт Инес» Карлос Фуэнтес

Вы можете самостоятельно добавлять книги в подборку))

Добавила) Обожаю этот жанр))

Это да)) тоже)))
Я долгое время вообще не могла найти единомышленников) В реальной жизни в моем окружении их нет к сожалению((( Нарадоваться не могу, что в моей жизни появился ЛЛ))

Я уже смирилась с тем, что найти единомышленника в реале также мало шансов, как встретить динозавра на улице. В своем классе я была в числе немногих, кто читал книги. В институте, в своей группе — уже единственной. На работе теперь тоже одна я интересуюсь книгами и музыкой. Эх, нас мало, но мы в тельняшках))

похожая история)) но с работой лучше сложилось, есть люди с кем можно поговорить о книгах))) но я работаю достаточно в большой организации, 400 человек в компании))

Зато я знаю парня, который за всю жизнь не прочел НИ ОДНОЙ книги!
И ничего, живет себе)

Мой муж, если не брать в расчет школьную программу, прочитал три книги. Три. Как меня угораздило не знаю)))) Но это не отменяет того, что он умный и замечательный человек, и я его люблю))

Мой знакомый тоже вполне замечательный и положительный)
Его нелюбовь к чтению веселит и его самого, но ничего поделать с собой он не может. Говорит, мне от книг спать хочется, я лучше футбол посмотрю)

Хотите юморок?))) Мой муж — футболист))

А-ха-ха) Будем считать это совпадением)) Хотя.
Сейчас читаю «Свобода» Д. Фрайзена и вижу такую фразу:
«Практически пустая голова — это обязательное условие
спортивных успехов». Не в смысле, что спортсмен должен быть тупым,
просто, он должен быть сосредоточен на игре, не отвлекаясь на
посторонние мысли) Так, что каждому — свое.

Вот уж точно! Каждому — свое))

Спасибо огромное!) Из МР читала только Макса Фрая и первые 2 книги «Дома, в котором. «, но жанр уже очень сильно полюбился:))

Ох, Дом. )) Читайте все до конца)))

В ближайшее время собираюсь))

Вот — посмотрите, пжста — по-моему, подойдёт лля этой подборки:

Назову ещё автора
http://www.livelib.ru/author/3301
— Вы сами гляньте, сюда его или т у д а ))

Замеченная «очепятка»:
должно быть:
http://www.livelib.ru/work/1000320116 —
4-я ссылка сверху (по невнимательности повторена 3-я (( )

Спасибо большое за рекомендации!
На счет этих книг мне судить сложно, т. к. я их не читала.
Я добавила две книги. Остальное на Ваше усмотрение, если Вы уверены, что книги относятся к маническому реализму (не мистика, не фантастика), то добавляйте.))

Я — после нашего диалога — попробовала «подучить мат. часть», т.к. ранее такой жанр (?) не выделяла для себя. Нашла статью: описание + русские/советские писатели, которых относят к его «представителям». Выделила читаных, и решила, что Житинский — да, почти всё — согласна. Столяров — нет (на мой вкус), да и сам он (вместе с А. Лазарчуком и В.Пелевиным) считает себя одним из основателей «турбореализма» (литературного направления на грани реализма и фантастики = отмежевание от «низкой» фантастики).
Секацкого (известного учёного-философа из СПбГУ и — в неявном виде — персонажа пары, как минимум, книг Крусанова) я добавила сама — с его «магами» и «могами» (те, которые м о г у т).
О Крусанове мы уже «перемигивались, он не фантаст, уж точно.)

Резюме: вопросов стало ещё больше )))

Какую работу проделали)) Житинского добавляйте, я его в подборке не нашла. Крусанова добавлено три книги, Секацкого одна. Если хотите какие-то еще книги добавить, то добавляйте))
А вообще, чтобы понимать тот или иной жанр, его нужно читать и много)) в плане именно рускоязычных авторов мои познания пока ограничиваются «Мастером и Маргаритой» Булгакова и «Дом, в котором. » Петросян, а я больше хочу читать таких книг, вот и создала подборку))

Спс, я добавлю Житинского — хотя бы потому, что молодому поколению читателей он уже мало известен, и мне очень жаль, что он становится «подзабытым». (( )
Если понравится предложенное, найти другие книги можно завсегда )))

Читать еще:  О земле и людях. Gareth Parry

евгений клюев «между двух стульев» http://livelib.ru/book/1000778374
евгений клюев «книга теней» http://livelib.ru/book/1000176836

Спасибо за рекомендации))

Я снова об Хёге, любимом ))
http://www.livelib.ru/book/1000441516
Принесла цЫтату из критической статьи о романе:
Текст напоминает многослойную мозаику, похожую на полифонию голосов, жанров и языковых приемов. Здесь присутствуют и мелодрама, и магический реализм, и фантастика, и гротеск, элементы бульварного триллера и философского мистицизма. (Ц)
))

Наташа, привет)) так добавляй в подборку))

Я думаю можно добавить))) что-то интересное)

Меня тоже аннотация завлекла — собираюсь почитать.)

Поделись потом впечатлением)) у меня в ближайшее время точно не выйдет, книги в планах по ДП и ТТТ)))

Ок, дочитаю начатую — и сразу же.)
Я уже нашла её — вместе с отзывом:

Отличная книжка. Стильная, сильная, печальная и жесткая. Действительно, вполне правомерно сравнение с «Престижем» Приста и «Иллюзионистом» Мейсон.

Вот уж точно не может не заинтересовать))

Добавила «Каменные клены», они как раз сюда. А Косметика врага это магический реализм или просто раздвоение личности?))

В Косметике врага нет элементов магического реализма) если бы все окружающие видели его второе я и это было бы нормальным в той картине мира, что дает автор, вот тогда это можно было бы отнести к магическому реализму. Но этого там нет. Косметика врага это что-то вроде триллера, на мой вкус, современная проза))
За «Каменные клены» спасибо))

Добавила Безмолвная земля . По-моему самое то, посмотрите

Я не читала, сложно судить о книгах, которые не читал. По анатации больше похоже на мистику, чем на магический реализм, но пусть будет, раз вы относите книгу к данному жанру и среди тегов я нашла нужный)) спасибо за помощь в пополнении подборки!

Обожаю данный жанр!) Приятно было внести свой вклад «Жизнью эльфов»)

Спасибо за помощь в попрлнении подборки 🙂

Микротренинг для писателей №45: главный конфликт магреализма

На этой неделе мы попробуем поработать над вроде как главной движущей силой произведения — конфликтом. И вы, конечно же, догадываетесь, что за конфликт в магическом реализме считается классическим. К гадалке не ходи, а ходи к литературоведам.

Перед вами микротренинг для писателей №45!

Итак, конфликт между магией и обыденностью. Что это и с чем его едят? Обратимся за разъяснением и примером к статье А. В. Биякаевой «Современный магический реализм: вариация видов конфликта и возможность его генерализации. Новаторство «Флорентийской чародейки» Салмана Рушди и «Кубинских сновидений» Кристины Гарсиа» (Наука о человеке: гуманитарные исследования. 2017. №3 (29)):

«На наш взгляд, умножение конкретных версий общежанрового конфликта – верный признак того, что версии сами по себе не имеют особенного значения. Существование множества различных инкарнаций конфликта связано с сюжетной плодовитостью магического реализма; но художественный метод и не должен зависеть от своих сюжетов, а последние должны быть многочисленными. Важно заметить, что разнообразные конфликты магического реализма возможно свести к одной общей формуле, которая будет адекватна и для обобщённого описания латиноамериканских произведений магического реализма середины ХХ века, и для разнонациональных примеров последних двадцати лет. Формула эта представляет собой оппозицию унифицирующего мировоззрения (присущего культуре рациональных скептиков и эмпириков) и уникального мировоззрения (присущего культуре предрасположенных к сверхъестественному). При этом конфликт магического реализма не есть заурядный конфликт власти и подвластных, но конфликт независимых мировоззрений, представляющих разные уровни художественной реальности» (Биякаева, 2017).

Че-та снова какая-то фигня, Лис, поясни

Итак, главный конфликт магического реализма — это конфликт не гномов и эльфов волшебных существ и обычных людей (что присуще сказкам, легендам и порой фэнтези, особенно городскому), но двух мировоззрений: обыденного, эмпирического, если хотите, филистерского где-то за заднем плане прошел довольный Гофман — и чуткого ко всему чудесному «мифологического», интуитивного, «мечтательного» мировоззрения. Это можно четко проследить в произведениях классиков магического реализма, но давайте вернемся к статье, где приведен пример более современный:

«Главные персонажи «Кубинских сновидений» – четыре женщины, представляющие три поколения одной семьи: бабушка Селия дель Пино, её дочери Лурдес и Фелисия и ее внучка Пилар – и двое из них, Селия и Фелисия, заключены в традиционный конфликт магического и ординарного. Фелисия – персонаж, безусловно принадлежащий к уровню сверхъестественного: она стала святой сантерии. Фелисия олицетворяет классический подход к персонажам с ирреальным мировоззрением: она читает знаки, гадает на ракушках, говорит по-зеленому и всячески выражает свою причастность к миру, управляемому божествами, – что весьма раздражает фиделистку Селию.

Несмотря на неравное количество второстепенных участников в конфликте коммунизма и сантерии (число коммунистического населения не сравнимо с числом поклоняющихся богам йоруба), последняя является достойным соперником первого в состязании за право называться истинным мировоззрением Кубы, и в конфликте уровней художественной реальности сверхъестественный мир получает более чем убедительное представление» (Биякаева, 2017).

По-моему, это огонёчек, а не конфликт: коммунизм против культа древних богов (с происходящими во время повествования чудесами). В принципе, вместо коммунизма вполне может быть мещанство, филистерство, научный подход или даже, как в рассказе stas-а «Ночной трамвай» из предыдущей группы, деревенское (во многом «языческое», мифологическое) мировоззрение против городского прагматизма. Да! Это был прекрасный образец традиционного конфликта в магическом реализме. Между прочим, на мой взгляд, в «Где меня искать» нынешней группы тоже хорошо раскрывается вариация такого конфликта. Это не призыв к голосованию, это просто, по-моему, хороший пример.

1. Тема — «Магический реализм: конфликт мировоззрений». У вас должен получиться конфликт, грубо говоря, рационального и мифологического взглядов на мир.

2. Специальное условие: это необязательно должно быть художественное описание. Вы можете описать это так, как делаете, скажем, у себя в заметках, когда работаете над произведением. Главное, определить, что фольклорное вы будете помещать в реальность и как.

3. Ограничение объема — семь предложений.

Если вам хочется получить комментарий от вашей прекрасной леди-тренера, у вас есть время до 10.08.2020 включительно. После этой даты вы также можете выполнить тренинг, но получите ли хоть какой-нибудь комментарий — это уже большой вопрос. Не будем растягивать, ограничимся неделей, а потом — новый тренинг!

Успехов и удачи!

Важно: Самый Большой Слон дал добро на прекрасные наградки в профиль, которые сразу всем дадут понять, что их обладатель – мастер самой короткой формы на нашем сайте! Наградой обзаведётся каждый, кто получил 3 подарка от ведущего тренинга за лучшие 7 предложений.

P.S.: В качестве приятного бонуса авторам лучших работ по версии тренера – небольшой подарочек в профиль на сайте БС.

Помчались!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector