Подсолнухи. Victor Wang

Подсолнухи. Victor Wang

Подсолнухи Винсента Ван Гога (14 фото)

Первоначально Ван Гог писал подсолнухи с целью украсить свой дом в Арле к приезду своего друга Поля Гогена. «Небесный свод — восхитительного голубого цвета. Солнечные лучи — бледно-желтые. Это мягкое, волшебное сочетание небесной лазури и желтых тонов с картин Вермеера Делфтского. Мне не удается написать нечто столь же прекрасное. «Доктор Ян Хульскер, один из передовых специалистов занимающихся изучением творчества Винсента Ван Гога, предположил, что Подсолнухи это «по всей видимости, как раз те самые картины, благодаря которым Ван Гог известен во всем мире. У многих он ассоциируется именно с этими работами».

Ниже приведен полный перечень работ данной серии. Говоря о подсолнухах Ван Гога, большинство имеют в виду, прежде всего, работы написанные в Арле, во Франции, в1888-1889 годах. Я, однако, дополняю эту серию четырьмя более ранними картинами Парижского периода. В то время как эти произведения кардинально отличаются от Арльзких работ, они, тем не менее, отражают значительную эволюцию Винсента как художника.

В последние годы много внимания уделяется вопросу подлинности некоторых произведений этой серии, в частности картине музея Ясуды. Однако большинство экспертов пришли к заключению о ее подлиннности. К сожалению, споры об авторстве несколько отошли от критичных и аналитических исследований самих работ, и потому, найти адекватный критический комментарий серии Подсолнухов на удивление сложно.

В ближайшее время я буду пополнять подборку комментариев и анализа этих знаменитых полотен. Замечание Яна Хульскера о серии Подсолнухи правдиво отражает собственные наблюдения художника – работы эти действительно оказались способными принести Ван Гогу повсеместное признание.«Подсолнухи» (фр. Tournesols) — название двух циклов картин нидерландского художника Винсента ван Гога. Первая серия выполнена в Париже в 1887 году. Она посвящена лежащим цветам. Вторая серия выполнена через год, в Арле. Она изображает букет подсолнухов в вазе. Две парижских картины приобрёл друг ван Гога Поль Гоген.Серия картин с изображением подсолнухов стала одним из самых знаменитых произведений художника. Наряду с фантастической «Звездной ночью» подсолнухи стали, своего рода, символом живописи Ван Гога. Первоначально Ван Гог писал подсолнухи с целью украсить свой дом в Арле к приезду своего друга Поля Гогена. «Небесный свод – восхитительного голубого цвета. Солнечные лучи – бледно–желтые. Это мягкое,волшебное сочетание небесной лазури и желтых тонов с картин Вермеера Делфтского. Мне не удается написать нечто столь же прекрасное. » – писал Ван Гог в своем дневнике.

Виктор Ван — Victor Wang

Виктор Шэн Ван (родился в 1956 г.) — американский художник-реалист китайского происхождения и профессор искусств в Университете Фонтбонна . Он наиболее известен своей смесью яркого цвета и маслянистой текстуры, которая вызывает загадочную среду, в которой возникают моменты медитации. Он использует обильно окрашенные, плотно текстурированные, монументальные портреты выразительных западных женщин, неизменно сопровождаемые мотивами растений подсолнечника, представляющими воспоминания о его сельском воспитании.

Получив художественное образование в колледже, Ван уехал из Китая в США в 1987 году после долгих лет тяжелого сельскохозяйственного труда в далеких странах, где он был насильственно ограничен маоистской культурной революцией . Его искусство, долгое время проживавшее в Сент-Луисе, штат Миссури , уже более двух десятилетий выставляется во многих городах США и за их пределами, что приветствуется рецензентами в специализированных художественных СМИ.

Ван выпустил книги « Мемуары подсолнечника» (2009) и « Три основные традиционные техники масляной живописи».

Содержание

ранняя жизнь и образование

Ван родился в городе Цицикар , Китай. Он закончил среднюю школу в Цицикаре, отличаясь визуальным творчеством. Правительство направило его в самый северный регион Маньчжурии для возделывания полей подсолнечника в течение двух с половиной лет, после чего он был принят в Академию изящных искусств Лу Синь (Шэньян, провинция Ляонин), которую окончил в 1983 году.

Четыре года спустя он выиграл стипендию в качестве приглашенного исследователя в Школе искусства и дизайна Университета Иллинойса в Урбане-Шампейн , затем занял аналогичную должность в Вашингтонском университете в Сент-Луисе , одновременно получая степень МИД в Университете Фонтбонна ( 1990). В Фонтбонне он получил Премию за профессиональные достижения в 2011 году, продвигая свою академическую карьеру до профессора.

Комментарий для прессы о творчестве Вана гласит: «Его неподвластные времени женские фигуры уговаривают, насмехаются и интригуют, в то время как насыщенное повествование радости и боли разворачивается в его блестяще многослойных повествовательных произведениях».

Подсолнухи. Victor Wang

Зимняя тема сменяется летней и в настоящей публикации мы поговорим уже об истории создания, пожалуй, самых знаменитых «подсолнухов» мирового искусства. Надо отметить, что тема «солнечных цветов» интересовала живописцев разных эпох и направлений, существует немало работ с их полным или частичным изображением. Однако именно «Подсолнухи», созданные именитыми живописцами Клодом Моне, Полем Гогеном и Винсентом Ван Гогом, по праву можно назвать вехами мировой культуры благодаря уникальности их исполнения и особому художественному стилю каждого из данных мастеров. Итак, подробнее о каждом.

и его увядающие «

» (1901 г., Музей Эрмитаж, г. Санкт-Петербург)

Написанные за два года до кончины художника, его «Подсолнухи» в полном смысле символизируют душевное состояние своего создателя на тот момент: глубокую усталость и физическое истощение из-за тяжелого финансового положения и многочисленных недугов.

«Гогеновские» солнечные цветы окрашены преимущественно в грязно-желтый цвет с отдельными пятнами ржаво-красного оттенка. Большая часть бутонов сохранила лишь несколько лепестков, и те, кажется, держатся из последних сил. Остальные опустили свои головки так, словно собственная тяжесть и слабость неизбежно тянут их вниз. И кресло, в которое художник поместил свои цветы, не служит им какой-либо поддержкой. Они устали, им нужна помощь другого рода. Возможно, только забвение способно принести им успокоение. И только на заднем фоне мы замечаем напоминание о былых счастливых и плодотворных днях художника: портрет туземки, как ссылка на созданную им ранее серию картин с таитянками, которые впоследствии (уже после его смерти) стали своего рода визитной карточкой Гогена-живописца.

и его лучезарные «

» (1881 г., Музей Метрополитен, г. Нью-Йорк)

Самые «жизнерадостные» «Подсолнухи» нашей подборки, автором которых является один из основоположников импрессионизма Клод Моне. Перед нами яркий и полный тепла натюрморт как образец оригинальной техники этого непревзойденного мастера цвета. Традиционно для подобного жанра здесь нет четких линий, Моне воссоздает формы и объем при помощи краски и света, отсюда ощущение воздушности и «живости» рисунка.

Читать еще:  Портретная и фигуративная живопись. Jan Williamson

Моне создает свой особый «желтый» при помощи смешения красного, желтого и оранжевого цветов. Возможно, благодаря этому рисунок приобретает такую реалистичность, подобно самой природе, которая изобилует разнообразными красками и оттенками, где почти невозможно найти «чистый» цвет. Солнце, небо, поля, ветер – все это воплотилось на полотне в образе букета подсолнухов в их самом расцвете, в котором каждый цветок имеет свою оригинальную форму и размер, ведь в природе ничто не повторяется.

Еще одна любопытная деталь. На картине изображена довольно маленькая ваза, которая удерживает объемный и увесистый букет подсолнухов, что в реальности маловозможно. На мой взгляд, объяснить это можно следующим образом. Во-первых, для Моне ваза имеет второстепенное значение, это всего лишь деталь. Его фокус – это подсолнухи, им он уделяет все свое внимание. Во-вторых, это может быть некой символикой или метафорой автора: как подобная крошечная ваза способна вместить в себя такой внушительный букет цветов, так и человек, каким бы маленьким и неприметным он ни казался, может обладать необъятным и прекрасным внутренним миром. Окружающий наш мир, люди и явления не всегда такие, какими кажутся на первый взгляд.

«Подсолнухи» Моне, действительно, полны «жизни» и «радости». Вне зависимости от расположения на полотне, все они тянутся вверх, к солнцу, к свету. Все вокруг них сверкает, вот так они радуют окружающих, и именно этим автор хотел «заразить» своего зрителя.

Винсент Ван Гог

и его легендарные «

И все же следует признать, что самые известные подсолнухи принадлежат кисти Винсента Ван Гога. Думая об этом неординарном художнике на ум неизменно приходят его легендарные «солнечные цветы» и наоборот. Вероятно, трудно найти человека, который бы хоть раз не видел «Подсолнухов» Ван Гога. Едва ли не самые знаменитые и дорогие произведения искусства в мире, на самом деле задумывались в качестве украшения для интерьера среднего класса. Однако все по порядку.

Известно, что мастером было создано несколько картин с подсолнухами. Две работы с лежащими цветами были написаны в Париже в 1887 году. Одна из них:

Четыре срезанных подсолнуха

» (1887г., Музей Крёллер-Мюллер, Оттерло, Нидерланды)

Необычный натюрморт. Здесь нет классического букета в вазе или тщательно организованных фруктов на скатерти; все пространство полотна занимают беспорядочно разложенные срезанные головки цветов. Это первые «Подсолнухи» Ван Гога, к созданию которых он приступил, предварительно изучив природу красок и создав свои неповторимые сочетания оттенков. В результате, его «подсолнухи» обрели особую цветовую насыщенность и поразительную реалистичность.

Тем не менее наибольшую известность Ван Гогу принесли четыре натюрморта с цветами в графине, которые он создал в городе Арль на Юге Франции в 1888г. После чего он сделал также несколько авторских копий данных картин.

В Арль он приехал за вдохновением вместе со своим тогда еще близким другом Полем Гогеном, для которого он и нарисовал свои «подсолнухи». Именно ему предназначались эти работы: Ван Гог задумал украсить его комнату своими «солнечными цветами», как способ отблагодарить товарища за поддержку и понимание. Ведь они мечтали создать свое новое направление в живописи, однако, в конечном итоге, так и не смогли прийти к согласию. Это случилось во многом потому, что их представления о методе работы в корне отличались, также немаловажную роль сыграло уже усугубившееся психическое расстройство Ван Гога. Их пути разошлись навсегда. Однако, я думаю, в этот период Ван Гогу все-таки удалось создать нечто совершенно новое, ведь его «подсолнухи» открыли новое веяние в искусстве (позднее у него появилось много подражателей), а желтый цвет еще никогда не выглядел настолько сочно и неоднозначно со всеми его возможными оттенками и комбинациями, с переливами и естественным светом. Более того, при создании своих картин художник применил особую технику – импасто (краски наносятся густым слоем с применением как традиционной кисти, так и ножа, отсюда шероховатая поверхность и объемность рисунка).

Наиболее известные (общедоступные) картины, созданные в «арльский» период:

Ваза с пятнадцатью подсолнухами

» (1888г., Национальная галерея, г. Лондон):

Ваза с двенадцатью подсолнухами

» (1888г., Новая Пинакотека, г. Мюнхен):

Две другие картины в оригинале нам, к сожалению, не доступны: одна находится в частной коллекции в США, вторая была уничтожена во время бомбежек Второй Мировой войны в Японии.

По сравнению со многими его картинами, «Подсолнухам» Ван Гога свойственно больше радужности и света. В период их создания художник жил в предвкушении важных перемен в своей жизни, его вдохновляли новые перспективы в творчестве, новые знакомства и благотворное влияние в лице Клода Моне, Камиля Писсарро, Поля Гогена и др. Его цветы не идеальные (на каждой из картин можно увидеть несколько увядших лепестков и опущенных бутонов), как сама жизнь, однако именно в этом их притягательность и неподдельное очарование.

и его искренний «

Портрет Винсента Ван Гога, рисующего подсолнухи

» (1888г., Музей Винсента Ван Гога, г. Амстердам)

Как уже было отмечено выше, в течение небольшого периода времени Винсент Ван Гог и Поль Гоген были дружны, мечтали работать вместе и представить миру искусства свое особое художественное видение. Неудивительно, что Гоген очень полюбил подсолнухи своего друга и даже приобрел обе его «парижские» картины со срезанными подсолнухами. Более того, в это же время Гоген успел написать портрет Ван Гога, запечатлев его в процессе работы над созданием своих шедевров. Как результат, картина получилась истинно «гогеновской», что позволило нам увидеть Ван Гога глазами своего друга, искренне и без прикрас.

Генетики раскрыли тайну знаменитых «неправильных» подсолнухов ван Гога

На своих знаменитых картинах с подсолнухами Винсент ван Гог увековечил мутацию, генетическая природа которой до сих пор оставалась тайной для ботаников. Теперь ученые установили, что необычная форма подсолнухов Винсента ван Гога вызвана мутацией в гене HaCYC2.

Подсолнечник ( Helianthus) был любимым цветком Винсента ван Гога, который изобразил это растение семейства астровых в серии знаменитых натюрмортов, первая часть которой был написана в 1887 году в Париже, а вторая через год в Арле, украсив дом художника как раз к приезду его друга Поля Гогена.

Читать еще:  Окна в мир Марка Куинна

Однако помимо эстетического значения эта серия ван Гога имеет еще и скрытое научное, обычно упускаемое из виду большинством поклонников его творчества:

на знаменитых натюрмортах художник увековечил мутацию, генетическая природа которой до сих пор оставалась тайной для ботаников.

Благодаря биологам из Университета штата Джорджия, чью статью публикует PLoS Genetics, тайна этой мутации раскрыта – теперь мы знаем, какой конкретно ген несет ответственность за необычный « общипанный» вид некоторых подсолнечников, вдохновлявших ван Гога более ста лет назад.

Впрочем необычным он кажется лишь далеким от садоводства горожанам, привыкшим к расхожему изображению подсолнечника в виде темного, утыканного семечками круга, декорированного желтыми лепестками. Те же, кто пробовал украшать подсолнечниками свои шесть соток, узнают в « общипанном» вангоговском подсолнечнике одну из его декоративных язычково-махровых разновидностей, или Helianthus ligulosus.

Действительно, самый распространенный ( в том числе в естественных условиях) фенотип подсолнечника представляет собой круглое соцветие – корзинку ( цветочную голову, ошибочно принимаемую за собственно цветок), снаружи окаймленную широкими, длинными цветками-«язычками», обычно бесплодными, а внутри заполненную сотнями ( вплоть до двух тысяч) цветков трубчатой формы, способных производить семена.

У язычково-махровой разновидности подсолнечника, изображенной ван Гогом, пропорция цветков обратная: язычковые цветки преобладают над трубчатыми.

Исследуя генетическую природу этой мутации, группа биологов во главе с профессором биологии Джоном Берком, преподающим ботанику начинающим художникам и искусствоведам в Колледже наук и искусств Бенджамина Франклина при Университете штата Джорджия ( США), использовал классический метод гибридизации растений, который практиковал еще современник ван Гога – Грегор Мендель, основоположник современной статистической генетики.

Скрестив обычную разновидность подсолнечника с язычково-махровой, биологи сперва установили, что за язычково-махровую мутацию несет ответственность один и тот же доминантный ген. Последующие скрещивания выявили еще одну мутацию этого гена, рецессивную, которая реже проявляется в фенотипе, так как подавляется его доминантным аллелем. Эта рецессивная мутация дает третью, промежуточную разновидность подсолнечника с преобладанием трубочных цветков над язычковыми. У садоводов она известна как трубочно-махровая, или Gelianthus tubulosus.

Геном, отвечающим за разный внешний вид подсолнечника, оказался HaCYC2.


Самая распространенная разновидность подсолнечника (А) и его цветы (В). Язычково-махровая разновидность (С) и ее цветы (D). Трубочно-махровая разновидность (Е) и ее цветы (F). Язычково-махровая мутация на натюрморте Ван-Гога «Подсолнухи» (1888).

Дальнейший сравнительный анализ генетических карт сотен разновидностей подсолнечника показал, что если у диких и наиболее распространенных форм растения этот ген не несет специфических мутаций, то у всех язычково-махровых наблюдается мутация на определенном участке гена, играющая роль « переключателя». Именно она запускает выполнение инструкций, дифференцирующих растительную ткань в язычковые цветки, которая, в отсутствие мутации, развивалась бы в трубочные. Соответственно, и более редкие трубочно-махровые разновидности подсолнечники тоже несут измененную копию HaCYC2, только на это раз переключатель работает в другую сторону, и растущие цветки дифференцируются в « трубочную» разновидность.

« Таким образом, нам удалось идентифицировать ген, мутация которого увековечены ван Гогом на его картинах»,

– с удовлетворением резюмирует профессор Берк.

Впоследствии эта доминантная мутация была отобрана садоводами искусственно с целью получения нового декоративного сорта подсолнечника – язычково-махрового мутанта, который по праву можно назвать « вангоговским».

Подсолнухи. Victor Wang

Я чувствую потребность стать другим, начать все заново
и извиниться за то, что мои картины несут в себе
почти крик отчаяния, хотя мои сельские подсолнухи,
возможно, и звучат благодарностью.

Винсент Ван Гог

Ван Гог часто писал цветы: ветви цветущих яблонь, каштанов, акаций, миндальных деревьев, розы, олеандры, ирисы, циннии, анемоны, мальвы, гвоздики, маргаритки, маки, васильки, чертополох… Цветок представлялся художнику «идеей, символизирующей признательность и благодарность». Подсолнух был любимым цветком Ван Гога. В одном из его писем к брату Тео мы читаем: «Подсолнух, в некотором смысле, — мой».

Подсолнухи. Август-сентябрь 1887 г.

Художник писал подсолнухи одиннадцать раз. Первые четыре картины были созданы в Париже в августе — сентябре 1887 г. Крупные срезанные цветы лежат, подобные каким-то диковинным, умирающим на наших глазах существам. Примятые, теряющие упругость лепестки похожи на взъерошенную шерсть или на языки гаснущего пламени, черные сердцевины – на огромные скорбные глаза, стебли – на судорожно изогнувшиеся руки. От этих цветов веет печалью, но в них еще дремлет жизненная сила, сопротивляющаяся увяданию.

Ровно через год, в счастливую и самую плодотворную пору своей жизни, художник снова возвращается к подсолнухам. Ван Гог живет на юге Франции, в Арле, где все приводит его в восторг: неистовое солнце, яркие краски, новое жилище, которое художник называет «желтым домиком» и о котором пишет Тео: «Снаружи дом выкрашен в желтый цвет, внутри выбелен, много солнца». Винсент настойчиво зовет к себе собратьев-художников, мечтает создать под крышей «желтого домика» своего рода коммуну, которую он называет «южной мастерской». На его зов откликается Поль Гоген, и Винсент радостно готовит свой дом к приему гостя. В середине августа он сообщает брату: «Рисую и пишу с таким же рвением, с каким марселец уплетает свой буябес (марсельский рыбный суп bouillabaisse – М.А), что, разумеется, тебя не удивит, — я пишу большие подсолнухи. Последняя картина — светлое на светлом — будет, надеюсь, самой удачной. Но я, вероятно, на этом не остановлюсь. В надежде, что у нас с Гогеном будет общая мастерская, я хочу ее украсить. Одни большие подсолнухи — ничего больше. Итак, если мой план удастся, у меня будет с дюжину панно — целая симфония желтого и синего». Ван Гог торопится: «Я работаю по утрам с самого рассвета, потому что цветы быстро вянут, и приходится заканчивать вещь в один прием». Но несмотря на все старания, художнику не удается в полной мере реализовать задуманное: к концу лета готовы всего четыре картины, и Винсент решает повесить их не в мастерской, а в гостевой комнате, которая предназначалась Гогену.

Ваза с двенадцатью подсолнухами. Август 1888 г.
Новая Пинакотека, Мюнхен

Из четырех холстов, написанных в августе 1888-го г., уцелело три: картина с пятью подсолнухами на синем фоне погибла в Японии в годы Второй мировой войны. «Ваза с тремя подсолнухами» находится в частной коллекции в США, и наконец, самые знаменитые полотна хранятся в Лондоне (пятнадцать цветов на бледном желто-зеленом фоне) и Мюнхене (двенадцать цветов на светло-голубом фоне).

Читать еще:  Пост-импрессионистическое искусство. Stefan Bottcher

Через полгода, в январе 1889-го, Ван Гог опять пишет подсолнухи: более светлую вариацию «мюнхенской» картины (Музей искусств, Филадельфия) и две вариации «лондонской» (Музей Ван Гога, Амстердам; Музей современных искусств «Ясуда Касай», Токио. Подлинность одной из этих картин, купленной японской страховой компанией «Ясуда» в 1987 г. на аукционе «Кристис» за 39,5 млн. долларов, оспаривается до сих пор). Между августовскими и январскими картинами – пропасть: тяжелые ссоры с Гогеном, приступ безумия, больница, одиночество, безденежье. Винсент, переживший крушение всех надежд, словно оглядывается на недолгую пору счастья, но уже без былого воодушевления. Художнику нечем платить за аренду, и ему придется выехать из «желтого домика», который он так мечтал украсить своими «Подсолнухами». Великолепный замысел — серия панно с подсолнухами — не осуществился до конца, но его лучшие фрагменты, «лондонский» и «мюнхенский» натюрморты, принадлежат к наиболее известным и любимым публикой творениям Ван Гога.

Ваза с пятнадцатью подсолнухами. Август 1888 г.
Национальная галерея, Лондон

Сюжет этих картин исключительно прост: цветы в керамической вазе – и больше ничего. Поверхность, на которой стоит букет, не проработана, ее фактура никак не выражена. Что это: стол, полка или подоконник, дерево или ткань скатерти – не важно. То же можно сказать и о фоне: это не драпировка, не стена, не воздушная среда, а просто некая закрашенная плоскость. Объемность вазы не подчеркнута, лишь цветы свободно живут в трехмерном пространстве – одни лепестки энергично тянутся вперед, к зрителю, другие устремляются в глубь холста. Грубоватая крестьянская ваза кажется несоразмерно маленькой и легкой по сравнению с огромными цветами. Подсолнухам же мала не только ваза — им тесен весь холст. Соцветия и листья упираются в края картины, недовольно «отшатываются» от рамы.

Ван Гог наносит краски очень густо (техника «импасто»), выдавливая их прямо из тюбиков на холст. Следы прикосновения кисти и ножика-мастихина явственно видны на полотне; шероховатая рельефная фактура картины – словно слепок неистовых чувств, владевших художником в миг творчества. Написанные энергичными вибрирующими мазками подсолнухи кажутся живыми: тяжелые, полные внутренней силы соцветия и гибкие стебли движутся, пульсируют и изменяются у нас на глазах — растут, набухают, созревают, увядают.

Ваза в пятью подсолнухами. Август 1888 г.
Картина погибла в годы Второй мировой войны

Для Ван Гога действительно не существовало различий между одушевленной и неодушевленной материей. “Я вижу во всей природе, например, в деревьях, выражение и, так сказать, душу”, — писал художник. «Душа» подсолнуха была ему особенно созвучна. Цветок, который живет в согласии с космическими ритмами, поворачивая свой венчик вслед за солнцем, был для него воплощением взаимосвязи всего сущего — малого и великого, земли и космоса. Да и сам подсолнух подобен небесному светилу в ореоле золотых лучей-лепестков.

Всеми оттенками желтого — цвета солнца – сияют натюрморты с подсолнухами. Вспомним, что художник видел эту серию как «симфонию цвета», именно о цвете он чаще всего упоминал, делясь деталями замысла с братом и друзьями. В одном из писем он говорит, что в «Подсолнухах» желтый цвет должен пламенеть на меняющемся фоне — голубом, бледном малахитово-зеленом, ярко-синем; в другом письме упоминает, что хотел бы достичь «чего-то вроде эффекта витражей в готической церкви». Идея ясна: добиться сияния, солнечного свечения желтого цвета.

Ван Гог с необычайной остротой чувствовал цвет. Каждый оттенок краски был для него сопряжен с целым комплексом понятий и образов, чувств и мыслей, а мазок на холсте был равнозначен произнесенному слову. Любимый художником желтый цвет воплощал радость, доброту, благожелательность, энергию, плодородие земли и животворное солнечное тепло. Потому так и радовал Ван Гога переезд на юг, в царство щедрого солнца, в светлый «желтый домик». Сам художник писал, что «высокая желтая нота» проняла его в то лето. Картины, написанные в Арле, затопляют все оттенки желтого цвета: себя Ван Гог изображает в ярко-желтой соломенной шляпе, он часто выбирает желтый фон для портретов, пишет позолоченные солнцем луга, поля зрелых хлебов, стога, снопы соломы, охристо-желтые стволы, огни вечернего города, окрашенное закатом небо, солнечный диск, огромные, окутанные светящейся дымкой звезды… Да что звезды – даже простой деревянный стул в мастерской художника так и блещет праздничной желтизной! И ярче солнца сверкают подсолнухи, словно впитавшие свет горячих лучей и испускающие его в пространство.

Создавать «нечто миротворное и утешительное» стремился художник в последние годы своей короткой многострадальной жизни. Но только ли радость и утешение несут его поздние полотна? Чем неистовей сияют краски, тем более наэлектризованными, напряженными становятся картины. Как в сложном аккорде, ликующий возглас и крик отчаяния слиты в них воедино. Та же творческая сила, что несет миру обновление, заставляя светила вращаться, а растения – созревать, становится источником разрушения и распада. Под солнцем растет и зреет все живое, но за созреванием естественно и неминуемо следует увядание. Эти простые первозданные истины художник воспринимал всем своим существом. Так о картине «Жнец» он писал: «человечество — колос, который должен быть сжат. Но в этой смерти нет ничего печального, она происходит при полном свете, с солнцем, которое освещает все золотым светом».

Ван Гог глубоко чувствовал вечную изменчивость мироздания. Ощущение единства взаимосвязанных противоположностей – света и тьмы, расцвета и увядания, жизни и смерти — было для него не отвлеченной философской категорией, а сильным, мучительным, почти невыносимым переживанием. Поэтому, как отмечает автор замечательной книги «Ван Гог. Человек и художник» Н.А. Дмитриева, зрелое творчество художника отмечено «редкостным слиянием драматизма и праздничности, проникнуто страдальческим восторгом перед красотой мира».

«Подсолнухи» Ван Гога — символ нашего прекрасного и трагического бытия, его формула, его квинтэссенция. Это распускающиеся и увядающие цветы; это юные, зрелые и стареющие живые существа; это зарождающиеся, жарко пылающие и холодеющие звезды; это, в конечном счете, образ Вселенной в ее неустанном круговороте.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector