Поэма об осколках современного мира. Rebecca Cains

Поэма об осколках современного мира. Rebecca Cains

Поэма об осколках современного мира. Rebecca Cains

«Ребекка» — три экранизации классики

Кто о чём, а меня опять потянуло сравнивать, что натворили люди, пытаясь экранизировать один и тот же роман. Дафну Дюморье вдохновенно люблю, ибо это один из немногих авторов-женщин, у которого POV в романах смотрится не убого, а в высшей степени хорошо. Опять же, Хичкок кого попало экранизировать бы не стал, а он целых две её работы вывел на экран («Птицы» и «Ребекку» соответственно).
А теперь сравним, как ни трудно догадаться, первая экранизация та самая, хичкоковская:

Ребекка, 1940
Плюс — экранизация хорошо передаёт дух книги, хотя и содержит расхождения с ней. Несомненный плюс — сам Хичкок и его манера. Хорошо подобрана главная героиня (которая новая «миссис де Уинтер»).
Минусы:
Первый и самый жирный минус — это мисс Денверс, которая не похожа на книжный образ от слова «вообще». Кто читал, тот понимает, что книжная Денверс — этакий женский вариант Снейпа: тяжёлый характер, неприятный взгляд, худоба, мертвенная бледность, чёрное платье в пол и внешность с «скулами, туго обтянутыми кожей», с глазницами, резко обозначенными «как у черепа». А в фильме видим вот такую милую глазастую особу(справа, слева опять главная героиня) с живым пронырливым взглядом, молодую и щекастенькую.
Минус чуть поменьше — Лоуренс Оливье в роли Максима де Уинтера. Вроде бы подходит довольно хорошо, но какой-то он в фильме зашуганный и статичный.

Ребекка, 1997
Огромный плюс этой экранизации — безупречное попадание в образ у главной героини — Эмилия Фокс вот вообще вылитое описание из книги: большие глаза, «чересчур прямые светлые волосы», покатые плечи. Героиня «молоденькая и хорошенькая» (как и описывает её в книге муж), но нескладная и вечно смущённая, что Фокс тоже передала лучше, чем актрисы из других экранизаций, которые чересчур уверены в себе.
Маленький минус — она плохо скандалит. А в книге героиня ближе к концу пару раз даёт гневную отповедь миссис Денверс, причём та даже отступает на полшага в изумлении.
Миссис Денверс тоже хороша — в отличие от предыдущей экранизации точное соответствие&
Вот они обе
Так же к плюсам стоит отнести самое точное следование событиям романа. Вообще самое точное — включая сцену на балу и обстоятельства поджога дома.
И всё было бы хорошо, если бы не один большой, невосполнимый и безнадёжный минус — образ Максима де Уинтера. При всём уважении к шотландскому актёру Чарльзу Дэнсу, эта разбойничья физиономия мелкого жулика из рабочего района не может принадлежать крупному землевладельцу и аристократу. Я уже молчу, что влюбиться в такое чудо нереально, ибо у него лицо настоящего экранного злодея и стеклянный остановившийся взгляд. Я уже почти молчу, что на момент съёмок ему 51, а выглядит он на все 60 (книжному Максу 42). Даже от сцены поцелуя с ним передёргивает и я благодарна режиссёру, что нет ни постельных, ни полупостельных сцен (хотя в книге героиня хоть и экивоками, но с немалым восторгом говорит об их сексуальных отношениях).

Ребекка, 2008
Это итальянская экранизация, поэтому сразу хочу заметить, что она грешит тем, чем вообще грешат итальянские экранизации английских произведений: она добрая. И человечная. Итальянцы как-то не любят утрировать злые черты главных героев.
Главный и огромный плюс этой экранизации — Макс де Уинтер. Так и хочется возопить «ну наконец-то!»
В книге указано, что его лицо «как будто не из этого времени», что оно довольно-таки узкое и худое, что у Максима весьма выразительные брови, которые он часто хмурит. Отдельного внимания заслуживает улыбка: она очень искренняя, светлая, совершенно меняющая лицо и делающая его заметно моложе.
Это абсолютно точно передаёт актёр Алессио Бони, выступивший в роли Максима. Просто один в один. Что же до «лица из другого времени», то больше половины фильмов с ним — исторические, в т.ч. про Средневековье.
Миссис де Уинтер тоже хороша. Как и в фильме 1940 года, она, конечно, слишком ухоженная. Но искренность и наивность её героини вполне в духе книги.
Мисс Денверс довольно нейтральна, но в общем-то вполне соответствует.
Минус экранизации, как уже было сказано — её человечность по сравнению с жёстким английским оригиналом. Итальянцы по-своему интерпретируют почему Максим не развёлся, но на самом деле (в Англии-то развод существует!) дело исключительно в деньгах и «репутации». Опять же, Ребекку он убил вполне себе отдавая себе отчёт в том, что делает. И если что-то потом и мучило Максима де Уинтера в книге — так это не чувство вины, а элементарный страх, что его поймают.
Много мелких расхождений, вроде сцены бала (если бы героиня и вправду показалась в этом злосчастном платье перед всеми гостями, как там показано, Максим застрелился бы сразу. Или её придушил. Инцидент удалось замять только потому, что этот наряд лицезрели лишь члены семьи).
В финальной сцене пожара на лице Максима читается едва ли не облегчение (наконец-то этот проклятый дом сгорел!) и некоторый радостный пофигизм (главное, что я и моя жена живы, здоровы и вместе — и похрен на дом!). В книге Дафны Дюморье главная и по-настоящему сильная любовь де Уинтера — это именно поместье. Всё остальное не в счёт.

Презентация по книге «Rebecca»

Описание презентации по отдельным слайдам:

МАОУ ПГО «СОШ № 13 с УИОП» Команда 8 «А» класса Smart Girls преподаватель: Семакина Марина Николаевна Books Review

Today a reader, tomorrow a leader.

Why Classics ‘A classic is something that everybody wants to have read and nobody wants to read.’ M. Twain We cannot agree with this statement completely. There are a lot of classic books that are very popular nowadays. Our most favourite books are all English classics. Daphne du Maurier, an English writer, had an outstanding writing talent. Her novel “Rebecca” , one of her best works, is among the most memorable in twentieth-century literature. There are different opinions about the main idea and the main characters of the story but there is no doubt that it is still very popular today. To sum up, if you want to learn English history and culture, you should read English classics.

Читать еще:  Пейзажи Австралии. Cary McAulay

Rebecca by Daphne du Maurer The story is about a young woman. Her life is made unstable by her strangely behaving husband, Maxim, whom she just have married. His first wife’s ghost hides in the shadows of the corridors of Manderley and in the minds of all characters. Only Mr. de Winter knows the actual truth about the first marriage. It consisted of hate and betrayal. But Rebecca was dead and Maxim kept his secret. Maxim eventually reveals his secret about the first marriage. He confesses his love for his new wife after several months. The false truth comes to an end. In our opinion, one of the main ideas of the story is: be careful with your actions, trust people who trust you and search for true love!

The main characters Maxim de Winter, the owner of one of the finest estates in England, is 42. He is handsome, very rich but he is reserved, unemotional and lonely. Rebecca, the first Mrs de Winter, has been dead for less than a year. But Rebecca’s presence is in and around Manderley. They say, she was a popular woman when she was alive. Everybody loved her but she was also a cruel, dominant and wicked woman, a liar. The narrator/ the second Mrs de Winter. We don’t know her name, she is referred to as “my wife”, “my dear” and “Mrs de Winter”. She was only 21, she was shy , naïve and very sensitive. She tells the story with feelings and despair. Балцат Екатерина Пастухова Мария

The most exciting episodes are the chapters “Rebecca has won” and “The truth about Rebecca” Maxim tells his wife the truth about his first marriage to Rebecca. It was nothing but a sham. Everybody thought she was the kindest, the most charming person. People thought Maxim was the luckiest man in the world when he married her. But Rebecca was cruel and selfish, she manipulated everyone around her, she never loved anyone except herself. She had numerous love affairs and told Maxim about them. Once, in a rage, Maxim shot her and sank her body at sea. The second Mrs de Winter thinks little of Maxim’s murder confession. Now she knows, Maxim has never loved Rebecca, he loves her. “I love you so much,” he whispered, “but it’s too late.” “It’s not too late,” I said, putting my arms round him. “I love you more than anything in the world.” Балцат Екатерина

We would recommend the book to people who love reading about secrets, mystery, romance, love, death, betrayal. You can find all these aspects in the same book. Rebecca is a tale of love and hate. A little spooky but enchanting. You will be kept in suspense while reading the book. The secrets of the house and its former mistress are revealed in the end. The end of the novel is very strange, mysterious. It seems, there is no ending. But you know, “A good book has no ending” (R.D. Cumming)

Как хочется жить по-другому, Не стоять за чьей-то спиной. Перестать ненавидеть, боятся, Окунуться в жизнь с головой. Пока, это только мечтанья, Не могу я так жить, не дано. Как же хочется мне на свиданье, Не носила я платьев давно. Но вот моя жизнь изменилась, Луч света в ней вдруг промелькнул. Любовь в моём сердце открылась Он веру мне в счастье вернул. Я считала, что счастлива буду, Проживая с любимым моим. Я его никогда не забуду. Но лишь в сердце останусь я с ним. Никогда он меня не полюбит. Я лишь тень, для него меня нет. Её дух преследовать будет, До конца его долгих лет. Но вот его тайна открылась, И всё мне понятно теперь. Как я счастлива, все мечты сбылись, Возвратимся в наш дом поскорей. Но снова беда постучалась, Отчетливо так в нашу дверь. Разгорелось огромное пламя, Всё именье в руинах теперь… Авторы: Мария Вахненко, Марина Баранова

  • Семакина Марина Николаевна
  • Написать
  • 340
  • 10.06.2017

Номер материала: ДБ-546589

  • 10.06.2017
  • 884
  • 10.06.2017
  • 205
  • 10.06.2017
  • 13452
  • 10.06.2017
  • 256
  • 10.06.2017
  • 347
  • 10.06.2017
  • 518

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Оставьте свой комментарий

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако редакция сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов, связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ребекка Солнит о «Лолите» Набокова

Перевожу статью из газеты Гардиан, вышедшую пару дней назад.

Ребекка Солнит — известная феминистка-колумнистка, авторка статьи 2008 года, «Мужчины мне все объясняют», после которой был создан термин «менсплейнинг».

Писательница и эссеистка Ребекка Солнит в своем новом эссе под названием «Мужчины объясняют мне про Лолиту» пишет, что она разворошила осиное гнездо, когда написала, что идентифицирует себя с персонажкой, Лолитой.

В прошлом месяце Солнит написала ответ на список журнала «Эсквайер» — «80 лучших книг, которые должен прочесть каждый мужчина», куда попала всего одна книга написанная женщиной — сборник рассказов Фланнери О’Коннор «Хорошего мужчину трудно найти». Солнит назвала свой ответ «80 книг, которые женщинам читать не надо».

Она написала: «Я думаю, что некоторые книги — инструкции о том, почему женщины — грязь или почти не существуют, разве что в качестве второстепенных персонажей, или почему они по природе своей злые или пустые».

О романе Джека Керуака «В дороге» она пишет: «Я осознала, что по книге предполагается, что ты индентифицируешь себя с мужчиной-протагонистом, который убежден, что он такой чуткий и глубокий, хотя он и бросает молодую батрачку-латину, с которой связался, одну разгребать все созданные им проблемы». Она же идентифицировала себя с батрачкой, «точно так же, как я идентифицировала себя с Лолитой (а Лолита, этот шедевр отсутствия эмпатии, попал в список Эсквайра с застенчивым описанием, о чем он)».

Читать еще:  Прекрасно-жуткое искусство. Syd Bee

«Когда вы идентифицируете себя с Лолитой, вы проясняете, что эта книга о белом мужчине, который постоянно насилует ребенка».

Это упоминание Лолиты вызвало гнев интернета на ее голову. Ее предыдущее эссе «Мужчины мне все объясняют», обрело вирусную популярность и вдохновило создание термина «менсплейнинг».

«Я разворошила осиное гнездо на днях, высказав феминистскую точку зрения о книгах. Яблоком раздора послужила Лолита», пишет она. «Один комментатор написал мне, что идентифицировать себя с кемто из персонажей при чтении «Лолиты» — значит совершенно не понимать Набокова, и я задумалась, нет ли книги под названием «Читая Лолиту при патриархате».

(Это отсылка к известной книге иранской писательницы «Читая Лолиту в Тегеране», о женском книжном клубе, где тайком читают запрещенные аятоллой книги — ФМ).

«Существует популярный аргумент, что книги полезны, потому что они прививают эмпатию. Он подразумевает, что мы идентифицируем себя с персонажами, и никого не ругают за то, что они идентифицируют себя с Гильгамешем или даже с Элизабет Беннет. Но когда вы идентифицируете себя с Лолитой, вы проясняете, что эта книга о белом мужчине, который постоянно насилует ребенка в течение нескольких лет. Неужели нужно читать Лолиту и старательно игнорировать, что именно в этом заключается сюжет, и именно таковы персонажи? Неужели нарратив не должен как-то привязываться к вашему собственному опыту? Именно это написал мне этот мужчина-комментатор, возможно, такими словами он пытается сказать, что, прочев мое эссе, он почувствовал себя не комфортно».

Солнит говорит, что некоторые реакции ее «учителей-добровольцев» были настолько смешными, что она опубликовала один коммент в своем Фейсбуке — «еще один милый мужчина-либерал пришел и объяснил мне, что эта книга вообще-то аллегория, как будто я об этом никогда не думала. Да, это аллегория, но еще это роман о большом старом мужчине, который снова и снова и снова насилует худую ребенку. А потом она плачет».

Другой милый мужчина-либерал сказал ей, что она «не понимает основной истины искусства. Ему было бы все равно, если бы роман был о том, как женщины кастрируют мужчин. Если бы написано было хорошо, он бы захотел такое прочесть. Может, даже перечел бы».

«Конечно же, такой книги в литературе нет, и если бы милому мужчине-либералу, который так высказался, давали бы читать книгу за книгой, заполненные сценами кастрации, может, даже радостными описаниями кастраций, это оказало бы на него какое-то воздействие», пишет Солнит, добавляя, что «эти парни в этот раз не сделали ей больно, но она глаза таращила в изумлении, глядя на то, какая чушь из них лезет, словно она открыла лабораторию, и они несли и несли ей прекраснейшие образцы».

Однако в заключение эссе она написала очень серьезно:

«Если вы будете читать много книг, в которых люди вроде вас описаны как одноразовые материалы, или как грязь, где они молчат, отсутствуют, не имеют ценности — это все оказывает свое воздействие на вас. Потому что искусство создает мир, потому что оно имеет значение, потому что оно создает нас. Или ломает нас».

Пирожные — залог успеха

Марина, с каким настроением вы приезжаете в Москву?

Марина Ребека: С радостным. Меня в Москву только недавно стали приглашать. До того момента не замечали. Но за два года исполнение «Евгения Онегина» будет уже моим третьим выступлением. И каждый раз я в Москву еду с огромным удовольствием и готовлюсь очень тщательно.

Почему?

Марина Ребека: Вообще-то у меня все должно быть по максимуму. Я ужасная перфекционистка. Постоянно нахожусь в поиске. Мне очень много что интересно, поэтому мои концертные программы и бывают такими неожиданными для большинства. И диски Amor fatale и Spirito тоже особенные. Я шестью языками владею и во многих источниках информацию искала, с манускриптами возилась прежде, чем CD записать. Это всегда огромная работа, но мне было любопытно. И я столкнулась с тем, что с течением времени под влиянием тех или иных обстоятельств сознательно или ошибочно привносится немало ошибок и неточностей в партитуры. Ведь любая вставная, пусть самая высокая и красивая нота не имеет никакого значения, если в ней нет внутреннего развития, эмоционального наполнения. Мне же хочется как можно ближе подойти к оригиналу, даже в вариациях, чтобы высвободить авторский замысел от всех наслоений и штампов, к которым авторы не имеют никакого отношения.

Что же тогда говорить о современных режиссерских решениях оперных спектаклей?

Марина Ребека: Дело в том, что раньше задачей режиссеров было лишь сделать пение, точнее даже сюжет оперы, более приемлемым для публики. Тогда режиссеры обожали это искусство, слушали много музыки, имели большое уважение к композитору. Тогда царил диктат дирижеров. А что происходит теперь? Режиссеры стали безгранично доминировать. Им стало дозволено на гениальную музыку делать все, что им заблагорассудится, часто абсолютно нивелируя и музыку, и работу певцов, а порой и откровенно противореча мысли и чувству композитора. Но подобный подход, на мой взгляд, в корне неверный. Оперу он убивает! Оперное искусство «работает» только тогда, когда достигается баланс между театром и музыкой. Сегодня же, к сожалению, многие оперные дома мира увлечены лишь зрелищем. Однако, если певец будет игнорировать премьеры и приезжать только на возобновления постановок, чтобы избежать часто глупого столкновения с режиссерским эго, то фактически будет не заметен — он останется почти без прессы, потому что критика редко обращает внимание на повторные серии спектаклей. Поэтому опера для певца стала сегодня прежде всего искусством компромисса.

А окажись вы среди публики, как думаете, какое впечатление произвела бы на вас Марина Ребека?

Марина Ребека: Ой, не знаю. Я совсем не из тех певиц, кто любит смотреть на себя со стороны. Слушаю, конечно, чтобы сделать работу над ошибками. А когда порой и смотрю какое-нибудь собственное видео, всякий раз думаю: надо срочно худеть… Но, с другой стороны, знаю, что диетами увлекаться нельзя. Однажды приехала я сильно постройневшая, казалось бы, в хорошей форме, в «Метрополитен-оперу» петь «Норму» Беллини. Партия огромная — сил нужно много. А где их взять? Все сожжено. Вот я пришла после репетиции и сказала мужу: «Забудь, балериной я не буду никогда. Пошли есть пирожные!»… И «Норма» прошла на ура.

Читать еще:  Нереальный мир Kevin Corrado

Для вас все партии такие затратные?

Марина Ребека: Большинство. Мария Стюарт, Лючия, Виолетта меня сжигают, но не настолько, как Норма. Татьяна тоже очень трудная и физически, и эмоционально партия. Помню, когда я делала в 2008 году свою первую Татьяну с Михаилом Юровским, мы много говорили с ним именно об образе, потому что спеть ее не настолько сложно, сколько сыграть. Она забирает все силы к финалу, превращаясь в обворожительную женщину, светскую львицу, в которой девочка не умерла.

Но есть и те роли, что легко мне даются. Например, Мими, Маргарита в «Фаусте», хотя, смотря, как поставлено, конечно. Донна Анна и Лейла тоже не особо сложные. Но мне по-настоящему интересно работать над теми партиями, что не только хорошо ложатся мне на голос, но и позволяют перейти на новый профессиональный уровень. Тогда я понимаю, что, сделав их, я пойду дальше в своем развитии. И тут я должна заметить, что больше мне удаются драматически сильные, темпераментные персонажи.

В жизни у вас такой же сильный характер, как у некоторых ваших любимых героинь?

Марина Ребека: Наверное. Меня же не приняли в консерваторию в свое время. Сказали, что я бесталанна. Тогда я и уехала из Риги учиться в Италию, где все тоже было непросто, и мне пришлось вернуться домой. Но вопреки всему я смогла сама найти себя и свой голос. Меня спрашивают: «Кто ваш вокальный педагог?» Отвечаю: у меня нет педагога. Мне не верят, а это правда. Я сама себя сделала — я самоучка: настойчивая и решительная, иногда очень быстрая. Порой я даже чувствую, что мне надо заставить себя остановиться, «выпустить пар» и подумать… Но я точно не гоняюсь за количеством партий и контрактов. Стараюсь так составлять свое расписание, чтобы оставалось время и на дочь, и путешествия. Чтобы, например, иметь возможность хоть изредка и по горам полазить, и на лошадях покататься — обожаю верховую езду!

А балы и торжественные приемы любите?

Марина Ребека: «Дива в бриллиантах» — это не про меня. Примадонна из меня вылезает только в двух случаях: когда меня что-то сильно бесит в театре или когда меня отказываются посадить в самолет из-за перепродажи билетов, что ныне нередко случается. А дома я сама все делаю — убираю и посуду мою, грядки тоже пропалываю, цветы сажаю на своей любимой даче в рыбацком поселке под Юрмалой. Надо уметь забывать о себе как о певице, о своем голосе, давая ему отдохнуть от хозяйки… Помню, в Астане после спектакля, когда я шла в гриме с цветами, охрана меня в отель пускать не хотела, решив, что я проститутка. А в нью-йоркской «Метрополитен», когда я, наоборот, была совсем не накрашенная, меня остановили на артистическом подъезде и долго объясняли, где вход для персонала, полагая, что я работаю в кафе. Я так оба раза очень веселилась, потому что уверена: жить надо без пафоса.

Отзыв: Книга «Запретное чтение» — Ребекка Маккаи — » смешались в кучу кони, люди»

Роман Ребекки Маккаи «Запретное чтение» назван лучшим дебютом 2012 года. Стало интересно узнать, что там наваяла дебютантка.

Люси Гулл работает в детском отделе в библиотеке заштатного городишка в Америке. Никаких великих событий в жизни не происходит, единственная отрада – общение с мальчиком по имени Иэн Дрейк. Он очень любит читать, но родители строго следят за тем, что именно он читает. В списке запретной литературы, например, все произведения, где есть волшебство. Родители Иэна – члены какой-то религиозной секты. Занятия в секте посещает и мальчик, потому что родители подозревают в нем гомосексуальные наклонности и уверены, что их можно искоренить путем проповедей.

Однажды Люси обнаруживает, что Иэн ушел из дому и ночевал в библиотеке. Обстоятельства складываются так, что Люси невольно похищает мальчика и увозит его из городка.

Я ожидала, что в дальнейшем сюжет закрутиться как-то особенно интересно. На деле вся основная часть книги – это рассказ об их путешествия на машине через половину Америки к канадской границе с нудным описанием ночевок в гостинице и покупки вредной еды вроде чипсов и колы. Время от времени можно пострадать вместе с Люси, попутно удивляясь ее откровенной глупости.

Вся история выглядит до жути странной: пропал мальчик, а родители вроде как особо и не дергаются, никто его не ищет, не поднимает на ноги полицию – пропал, ну и ладно. Чтобы добавить изюминки в повествование, автор делает Люси русской по происхождению. А кем могут быть русские в Америке? Конечно, мафиози. Для меня описания отца Люси и его друзей мафиози выглядели просто карикатурно, такие образы органично смотрелись бы в комиксах, а не в романе. Еще один абсолютно идиотский персонаж – бывший сотрудник КГБ, который следит за Люси и мальчиком по просьбе ее отца и делает это так, что девушка сразу же замечает слежку. Остается непонятным – то ли это он такой лох, то она настолько проницательная. А скорее, автор мало что знает о КГБ, а персонажа добавила для остроты ощущений.

Концовка романа оказалась такой же маловразумительной, как и все произведение.

Единственное, что может принести читателю хоть какую-то пользу – это упоминание, цитаты и ссылки на разные литературные произведения. Лично мне многие были незнакомы. Хотя в таком случае нужно было просто внимательно прочесть примечания, а не мучиться 300 страниц.

По итогу от романа осталось чувство легкого недоумения. Создалось впечатление, что там просто «смешались в кучу кони, люди». Видимо, секрет самого удачного дебюта состоит в следующем: берем скучную библиотекаршу, мальчика-гомосексуалиста ( а что, модная тема ), приправляем русской мафией, добавляем немного книг, тщательно перемешиваем, красиво упаковываем и подаем, надеясь, что читатель не распробует истинного вкуса.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector