Польская художница. Izabela Rudzka

Польская художница. Izabela Rudzka

Тамара де Лемпицка — женщина-тайна, мастер эпатажа, уникальная художница, при жизни ставшая миллионершей

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Блистательная, с присущим только ей уникальным художественным почерком, Тамара де Лемпицки, как звезда появилась на небосклоне истории искусства, ярко вспыхнув в период буреломного времени, ломавшего судьбы не только людей, но и целых стран.

Ее жизненный путь искусствоведы до сих пор разгадывают как кроссворд, пытаясь воссоздать самую правдивую его версию. Судьба загадочной Тамары Лемпицки настолько невероятна, как и то время в которое она жила и творила. Это была эпоха арт-деко и джаза, эпатажа и женского раскрепощения, когда художница могла одновременно и шокировать своим неприемлемым образом жизни высший свет Европы и Америки, и вместе с тем быть в него вхожей на равных.

Удивительная жизнь невероятной женщины, создавшей себе имя своими руками

Никто точно не знает дату ее появления на свет, колеблющуюся между 1894 и 1898 годами. Место рождения, по утверждению самой Тамары — Варшава. Хотя по достоверным данным она родилась в Москве в семье француженки Мальвины Деклер и польского еврея Бориса Гурвич-Гурского, которые вскоре после ее рождения развелись.

Тамара сделала всё, чтобы запутать факты и даты своей биографии, многократно ее переписывая, вычеркивая все неудобное и неблагозвучное. Поэтому подробности о детстве восстановить довольно трудно, но достоверно известно, что большую роль во взрослении сыграла бабушка Клементина, воспитывавшая Тамару. Она учила девочку музыке, возила в Италию, рассказывала о прекрасном и формировала её вкус. Еще в детские годы Тамаре пророчили будущее пианистки.

С 1910 года Тамара часто бывает в Санкт-Петербурге и начинает выходить в свет. На одном из балов она встречает Тадеуша Лемпицки — красавца, состоятельного банкира и одного из самых завидных женихов. Девушка влюбилась без памяти и, очаровав избранника, в очень юном возрасте вышла за него замуж, сменив девичью фамилию на более благозвучную.

Однако счастье молодых длилось недолго — наступил 1917 год. Тадеуша арестовали чекисты и Тамаре пришлось приложить невероятные усилия, все свои связи и обаяние, чтобы вытащить мужа из тюрьмы, затем достать поддельные документы и бежать из России в Париж.

Казалось бы, трудности остались позади, но, как оказалось, они только начинались. Тадеуш — как и многие внешне сильные люди, оказался беспомощным перед лицом реальности — навалившиеся проблемы совершенно сломили его волю. Он начал пить и не пытался что-либо изменить. К тому времени у супругов уже был ребенок — дочь Кизетта.

Поэтому стать к мольберту Тамаре пришлось не от хорошей жизни. Революция, бегство из России, разорение, рождение дочери заставило Тамару взвалить на свои хрупкие плечи ответственность за семью и начать «крутиться» самой.

Деньги, вырученные за продажу семейных драгоценностей, закончились. И у Тамары не было другого выхода как что-нибудь придумать для того, чтобы выжить в чужой стране. И тут она вдруг вспомнила как в детстве ей говорили, что у нее есть художественные способности.

В Париже ей посчастливилось встретить художника и своего бессменного наставника Андре Лота, который посвятил ее в свои разработки нового стиля в направлении так называемого «мягкого кубизма». Способная ученица быстро подхватила новый метод и внедрила его в свое творчество, придав уникальный почерк.

В начале 20-х уже достаточно хорошо продавались ее натюрморты и портреты. Лемпицкой удалось найти свой особый стиль, представляющий «гибрид посткубизма и неоклассицизма». Ее картины тотчас оценил арт-рынок, падкий на все новенькое и необычное. Как говорится, художница попала в струю, заняв свою нишу в живописи.

И совсем скоро Лемпицка из беспросветной эмигрантки превратилась в модную художницу и эксцентричную светскую даму. Она позиционировала себя как женщину-вамп, имеющую изысканные манеры и нужные связи. И вот уже к средине 1920-х Тамара начинает экспонировать свои работы на выставках, приводя публику в восторг, а в возрасте 30 лет — зарабатывает свой первый миллион.

Художница портретировала светских дам, коронованных особ и миллионеров, но не забывала и себя. Ее автопортрет в зеленом «бугатти» считается первым изображением женщины за рулем автомобиля.

Перед художницей открывались двери лучших галерей, за ее портретами выстраивались очереди заказчиков. Тамара де Лемпицка в одночасье стала частью богемного Парижа, что позволило ей водить знакомство с Пабло Пикассо, Жаном Кокто и Андре Жиддом. Журналы публиковали ее работы на обложках и писали хвалебные статьи, в которых превозносили модную художницу до небес, называя свободной, независимой, самодостаточной.

И она на самом деле соответствовала этому образу. Демонстрируя свою свободу, не скрывала своих романов как с мужчинами, так и с женщинами. При этом их брак с Тадеушем уже начал трещать по всем швам, и в итоге они развелись. Тамара так и не успела окончить портрет своего супруга, она не дописала левую руку с обручальным кольцом. Их расставание прошло без сожаления…

Читать еще:  Натюрморты в стиле реализм. Jean-Pierre Walter

Знакомство со своим вторым мужем, бароном Кюфнером, произошло на рубеже 20-30-х годов. Он был заказчиком портрета своей любовницы Наны Эрреры, которую Тамара немногим позже скомпрометировала в глазах любовника, изобразив ее, на своей картине «Группа из четырёх обнаженных» в непристойном виде.

Говаривали, что увидев любовницу в таком виде, барон сразу разорвал с ней отношения. А вполне было возможным, что его очаровала своим талантом сама Тамара, поклонником которого был до конца своих дней. Так или иначе, но в 1933 году Рауль Куффнер и Тамара Лемпицка поженились.

Этот брак для Тамары оказался весьма счастливым, с бароном они прожили вместе целых двадцать девять лет. Он боготворил жену и ценил ее талант. И невзирая на их обоюдное соглашение свободно иметь связи на стороне, это был гармоничный союз.

К концу 30-х жизнь в Европе для евреев стала небезопасной и супругам пришлось отправиться в Америку. Где Тамара сразу же провела пиар-кампанию: разослала в различные редакции свое фото, на котором блистала как кинозвезда и организовала светский прием на несколько сотен гостей. В американской прессе она сразу же прослыла как «баронесса с кистью». Рекламный ход оказался весьма успешным, и Лемпицкая вошла в элиту американского общества.

Жизнь в Америке текла спокойно и размеренно пока внезапно не умер в 1962 году Рауль. После смерти которого Тамаре пришлось переехать к дочери. Хорошей матерью Тамара никогда не была — она практически не занималась ее воспитанием, хотя и написала большое множество ее портретов.

И как ни странно, однако Кизетта никогда не жаловалась на отсутствие внимания со стороны матери, напротив, даже проявляла удивительную преданность. По прошествии многих лет, она напишет книгу про безумную жизнь своей мамы — «Passion by Design».

Тамару Лемпицкую ожидал в жизни еще один пик успеха. Экспозиция ее работ, выставленных в Люксембургской галерее Парижа, неожиданно возымела ошеломляющий успех, который превзошел даже тот, что был у художницы в «ревущие двадцатые». Лемпицкая снова вошла в моду.

Закончился жизненный путь эпатажной художницы в Мексике в возрасте 82 лет во сне. И согласно завещанию кремированный прах умершей был развеян над вулканом Попокатепетль.

В наше время на аукционах картины Лемпицкой стоят миллионы. Их коллекционируют, похищают, они продолжают расти в цене и считаются хорошим вложением для коллекционеров. О ней написано множество статей и книг. В 1980-е годы на театральных подмостках многих стран с большим успехом прошла пьеса «Тамара», посвященная ее жизни.

Удивительная жизнь, ее конец и жизнь после жизни необыкновенно загадочной женщины. Не правда, ли? Чего нельзя сказать о многих художницах тех лет, которые работали, не покладая рук, лишь за кусок хлеба и умирали в нищете. А лишь спустя десятилетия их имена были вознесены на вершину Олимпа.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Изабелла Глаз и много личного

Поделиться:

У меня никогда не было ценностей.

То ли память предков диктовала мне правила жизни, то ли собственный опыт, но я не приобретала дорогостоящих предметов, тех, которые жаль потерять, трудно восстановить или невозможно быстро вынести из квартиры в случае пожара, урагана или землетрясения. В экстренной ситуации я была готова схватить папку с документами и пару флешек с фотографиями. Остальное можно без труда приобрести по новой, когда стихия уляжется.

Так было много лет.

Но с недавних пор ситуация изменилась.

У меня появились ценности.

А именно — картины.

А именно — оригиналы!

А ведь я всегда полагала, что картины — это роскошь, и ее могут позволить себе люди, у которых уже есть все, а картины — это вишенка на торте. А я — всего лишь эмигрант в первом поколении. У меня включена программа “выжить и рассчитать ресурсы, чтобы подросшим детям было легче”.

Поэтому на художественные выставки я обычно ходила, чтобы приобщиться к прекрасному и дать пищу воображению, а вовсе не для того, чтобы что-нибудь приобрести.

Но когда видишь на картине свой внутренний мир, отражение своих ощущений, то начинаешь думать, что она была для тебя и написана. А раз так, то не приобрести ее — значит, оскорбить мироздание, которое для тебя же старалось.

И уж не знаю, сама ли я доросла до этого понимания или сила искусства перевернула мое представление о ценностях. Это случилось два года назад на выставке в MoRA , куда я отправилась с семьей и друзьями.

Разбрелись по залам. А когда встретились и поделились впечатлениями, то оказалось, что всем нам работы одной художницы понравились больше остальных. Это показалось странным — выставка была богатой, а мы очень разные люди, с разными вкусами и предпочтениями — еще не было такого, чтобы мы в чем-то вот так вот совпали.

У меня получилось так.

Читать еще:  Нидерландский художник. Angelika Bes

К этому моменту я только закончила роман — я писала его семь лет. Туда вошли мои мысли, переживания, эмоции и фантазии за все это время. И я, хотя и исчерпала свои ресурсы, зато создала нечто важное, серьезное, интересное и даже волшебное. И тут я увидела две картины, точно отражающие мое состояние.

Во время работы над романом я неслась, как эта велосипедистка. А теперь стою голая, растрепанная и слегка офигевшая, но зато счастливая и с яйцом, да не простым, а золотым.

Уйти от этих картин было невозможно. И выбрать одну из них — тоже не получилось.

Мне кажется, о понравившихся произведениях искусства можно думать либо: “Круто, не мог оторваться, но сразу забыл”, либо “Из головы не выходит, будто стало частью тебя”. Оба варианта — ценны. Первый — доставляет мгновенное удовольствие, вырывает тебя из повседневности. Во втором — диалог продолжается — и именно так работают для меня картины Изабеллы Глаз. Поэтому и «Велосипедистка» и «Девушка с золотым яйцом» — теперь живут у меня. Они — нескончаемый источник доброй энергии и вдохновения. Они напоминают мне о радости работы над книгой и о том, что я — все-таки обладательница золотого яйца, что бы там ни было, а раз так, то мелкие неудачи и разочарования не имеют значения.

На той же выставке подруга неожиданно для себя приобрела «Lucky fish» — картина тоже стала первой в ее растущей коллекции.

Увидев «Lucky fish”, она сказала только, что это ее картина и — баста. Это — картина-история, картина-ситуация, картина-ребус. Можете попробовать разгадать.

После выставки я нашла сайт художницы и ее инстаграм, и, рассматривая картины, просто тонула в сюжетах, цветовых сочетаниях и волшебстве.

На сайте я увидела «Чай на двоих»

Я все смотрела на картину, смотрела и думала, что господин этот – серьезный и надежный, хоть и несколько старомодный, как этот чайник. Но все же горяч, содержателен и романтичен. А она – чашечка непростая, из дорогого сервиза, тонкая и хрупкая. Вот так я смотрела, смотрела, и все любовалась – и легкостью штор, и блеском чайника, и паром, поднимающимся над чашкой. И замечала грусть и сумасшедшинку в ее глазах – уже осень, но еще многое не поздно, хотя он ее, пожалуй, никуда не отпустит. Смотрела, смотрела, и вдруг поняла, что картину надо купить. Мысль о том, что моя картина будет принадлежать кому-то другому, была непереносима.

Но художница сказала, что картина не окончена. Пришлось ждать.

Сахар добавил еще одно измерение. Сам подсластишь, если захочешь. А нет — пусть себе летит.

Мне с ними очень хорошо. Тепло. С них начинается день и ими заканчивается — я повесила картину в спальне. Их лица меняются в зависимости от света. Когда солнце освещает противоположную стену и на них падает отблеск, кажется, будто к их дому подъехал кабриолет — весь в огнях — и сейчас отвезет их на бал. В какой-то момент мне стало казаться, что картина слишком роскошна для обычной квартиры. Мы даже купили новую кровать, чтобы как-то ей соответствовать. На процесс сборки кровати люди с картины смотрели с недоумением. Мол, что вы там возитесь? “Что за нелепая суета?»

Еще одна картина в нашей семье работы Изабеллы Глаз. Называется «Дама с собачкой», «The Lady and the dog», но мы между собой называем ее «Стимпанковская женщина».

Она абсолютно спокойна, уверена в себе и гармонична, несмотря на то, что состоит из разных частей и местами прозрачна. И еще — она похожа на процесс творчества: деталь отсюда, пружинка оттуда, несколько блоков воспоминаний — все скреплено логикой вперемешку с фантазией.

А здесь наш биологический мир в виде яйца прорывается в ее привычный, стимпанковский. У нее появился ребенок и она пытается защитить его и себя от вторжения, прикрываясь зонтиком.

Возможно мы, сочинители, вот так бесцеремонно вторгаемся в мир героев и устанавливаем там свои правила.

Сейчас поймала на себя на мысли, что мои слова могут мешать восприятию картин — у каждого оно свое. Постараюсь ограничиться минимум слов.

Картину “Time out” я восприняла так, будто время отрезает от нас кусочки. А подруга, которой сейчас принадлежит эта работа, объяснила, что ее таким образом отрезало от прошлого и она полетела в свободном пространстве. И продолжает балансировать и жить моментом — как на картине “Канатоходец”.

А что будет дальше — “Time will tell”. И тут, думаю, слова излишни.

А эту картину Изабеллы Глаз выбрала моя дочь.

Она утверждает, что тут изображено сразу все. А плоды яичного дерева, удобряющие почву, напоминают, что все не зря, все происходящее имеет вечный и сакральный смысл. А мне, глядя на эту картину, сразу хочется крикнуть: “Ух! Я все смогу! Мне все под силу! Ура!”

Читать еще:  Поведение человека. Nicholas Charles Williams

На картине «Mystery of dice» дочери-математику нравится, что один из кубиков из Зазеркалья.

А ее мужу фон картины и трамвай напоминают родной Питер и впечатления из далекого детства.

Все, молчу. Лучше просто смотрите.

Интересно получилось у моих друзей. На очередной выставке была представлена картина “Глазами кота”.

Художница уверяла, что ее кот знает и помнит все, что происходило в округе за много веков — у котов много жизней. Друзья хотели купить эту картину, но их кто-то опередил. А Изабелла Глаз не делает копий — ей это скучно. Тогда друзья заказали другую картину, в таком же стиле. Но уже глазами собаки. Их собаки.

А эта картина Изабеллы Глаз — подарок дорогих друзей и самой художницы.

Благодаря этой картине я поняла свою суть.

Этот арлекин похож на меня в детстве — просто одно лицо. И взгляд такой же. Меня всегда ругали за то, за се, я не делала то, чего от меня ждали, многим казалась странной, не от мира сего. Они просто не видели, что я — дитя-арлекин, который едет на единороге на свет луны. И суть моя — неизменна — я как ехала, так и еду. Так что простите. Разница лишь в том, что у меня появились ценности. Теперь, в случае стихийного бедствия, помимо документов, я буду спасать картины Изабеллы Глаз.

В продолжении — интервью с художницей Изабеллой Глаз — о жизни, творчестве, мире искусства и эмиграции. Ее друзья и поклонники уже прислали свои вопросы. Если вы хотите о чем-нибудь спросить художницу — пишите сюда. Мы выберем самые интересные.

Художник Isabella Karolewicz

Вот так, примерно, и представляют Париж наши гламурные фифы.

Это наиболее похожий вид. И да, улица за спиной прямая, как и большинство улиц там.

От таких тонов аж морозит.

Романтично, тонко , изящно , сказочно !

как называется картина?

Лизочка Пескова: Вид сзади

Здесь нужна дерзкая стервозная песенка, типа Zaz — Je veux

Тигровая Лилия

Сейлор Сатурн

Автор: Abigail Diaz

В свете заходящего солнца

Автор: Hanna Draws

Принцесса Мононоке

Автор: Abigail Diaz

Автор: Abigail Diaz

Призраки Кольца

Все полицейские детективы

Почему котики на картинах Средневековья такие странные?

Наверняка вы видели странных котов из живописи Средневековья. Все они поражают своей, эм, необычностью. Почему же они такие забавные и несуразные?

Картины с ними веселые, только вот судьбинушка у наших средневековых пушистиков была так себе. В 1233 году недалекий Папа Римский Григорий IХ в своем послании объявил черных котов прислужниками сатаны. Там же он описал ритуал создания общины еретиков, во время которого участники кружка якобы целовали статую черного кота под хвост, а сам дьявол изображался получеловеком-полукотом. С тех пор черных котов истребляли как помощников ведьм и приспешников ада. Вот уж точно «только черному коту и не везет».

Часто коты изображены как некие иллюстрации к книжкам. И не просто так! Художники средневековья строго соблюдали правила символов, их религиозный характер не позволял авторам отходить от политики партии. Поэтому кошки, как союзники нечистых сил, на долгое время ушли из полноценных картин художников, иногда мелькая в иконописи как отображение лени и похоти, а иногда даже показывали обман и измену.

Даже страшно представить, кого он тут поймал:

На некоторых средневековых изображениях кошки присутствуют даже в сцене соблазнения Евы в райском саду. Но это редкие случаи, в то время коты перебрались на страницы книг и бестиариев (это богато украшенные сборники статей про животных, включая мифических, иногда с поучительными историями и наставлениями).

И вот для книжек авторы часто не заморачивались. К тому же во времена Средневековья художники не использовали правила перспективы, да и техники были довольно простые. Ведь практически вся живопись была религиозной, и значит тут нужно не любоваться красотой, а выдавать поучительные сюжеты и добавить нужных символов. А уж в книгах и подавно!

А как вам кот-Папа Римский?

Еще одной побочной причиной таких странных изображений было желание художников наделить котов человеческими чертами и поведением. У пушистых появились брови, человеческие лица, они научились прибираться дома и играть на музыкальных инструментах.

Мягко говоря, получалось так себе))

Эти коты явно видели многое:

Но такое безобразие не могло длиться долго, и скоро котов перестали обижать. Они снова стали любимцами народа и аристократов. Великий Леонардо да Винчи писал: «Любая домашняя кошка — это шедевр, созданный природой».

Леонардо да Винчи любил делать наброски котиков:

А некоторые правители были от котиков без ума. Например, царь Алексей Михайлович так любил своего кота, что якобы упросил голландского художника Фредерика де Мушерона нарисовать его портрет.

«Подлинное изображение кота Великого князя Московского Алексея Михайловича»

Как итог – не обижайте котиков, друзья! Это уже делали средневековые художники))

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector