Портреты. Erin Fitzpatrick

Портреты. Erin Fitzpatrick

Классификация фототипов кожи по Фицпатрику, фото и особенности каждого типа

Большинство людей классифицирует кожу по следующим признакам: нормальная, сухая, жирная, смешанная и чувствительная. Нормальная кожа упругая, эластичная, сияющая и оптимально увлажнена. Сухая кожа страдает от недостатка влаги. Жирная выделяет чрезмерное количество кожного сала. Смешанная имеет переизбыток сала только в Т-зоне: в области лба, носа и подбородка. Чувствительная кожа чрезмерно реагирует на определенные раздражители.

Однако не все знают, к какому фототипу относится его кожа. А это необходимо учитывать, чтобы определить чувствительность кожи к ультрафиолетовому излучению, ведь солнце может оставить на нашей коже несмываемые следы.

Классификация кожи по Фицпатрику

Томас Фицпатрик – дерматолог, доктор медицинских наук – в 1975 году разработал классификацию фототипов, которой активно пользуются современные дерматологи. Учитывая то, как солнце воздействует на кожу, он выделил 6 различных типов.

I – кельтский

Всегда легко сгорает и никогда не загорает. У людей этого типа молочно-белая кожа с веснушками. Рыжие или очень светлые волосы. Глаза голубые или зеленые.

II – европейский светлокожий

Всегда легко сгорает, загорает минимально. Кожа светлая, веснушек мало. Волосы русые, светло-каштановые. Глаза зеленые, голубые или серые.

III – европейский темнокожий

Умеренно сгорает, загорает постепенно. Кожа светло-коричневая, без веснушек. Волосы каштановые. Глаза серые или карие.

IV – средиземноморский

Сгорает минимально, всегда хорошо загорает. Кожа смуглая. Глаза карие. Волосы темные.

V – индонезийский

Сгорает очень редко, загорает хорошо. Кожа очень смуглая. Глаза темно-карие. Волосы черные.

VI – афроамериканский

Никогда не сгорает, наиболее пигментирована. Кожа очень темная. Глаза черно-карие. Волосы черные.

Как уберечь кожу от солнца?

У обладательниц I фототипа кожа наиболее чувствительна к солнечной радиации. С возрастом у них повышается риск развития рака кожи. Поэтому нужно быть очень осторожными. Пользуйтесь солнцезащитным кремом с SPF минимум 40 для тела и от 60 для лица. Остерегайтесь прямых солнечных лучей днем с 11 до 16 часов. Носите широкополую шляпу для защиты лица от солнца. Солярий кельтскому типу противопоказан.

Читать еще:  Плоские и однотонные цвета. Barbara Bonfilio

Кожа II типа обладает более высоким индексом защиты, но также весьма подвержена риску. Находиться под прямыми солнечными лучами в обеденное время не стоит. Как правило, при загаре у лиц этого типа кожа вначале обгорает, а потом медленно приобретает более темный оттенок. Минимальное значение SPF для лица – 40, для тела – 20.

Меньше беспокойств доставляет кожа III фототипа. В дневное время можно побыть под солнцем не более получаса, если тело смазано кремом с SPF 10, а лицо – 20.

Кожа IV типа легче переносит ультрафиолет, быстро загорает и долго держит загар. Но защищать ее тоже нужно. Выбирайте крем с солнцезащитным фактором 10-20.

Индонезийскому и африканскому фототипу солнце не доставит особых проблем. При желании можно использовать солнцезащитный крем, а после загара – увлажняющий.

Майкл Фицпатрик

Майкл Фицпатрик (Michael Fitzpatrick) — американский художник из Калифорнии. Начал карьеру профессионального живописца в середине шестидесятых годов, учился в колледже Арт-центр дизайна в Лос-Анджелесе. Его работа в Нью-Йорке была сосредоточена на чертежной раскадровке для рекламных роликов, а в Калифорнии он сосредоточил свое внимание на разработке дизайна и иллюстрации. Весь этот бизнес был только способом заработать на жизнь и протекал на фоне его истинной любви: живописи. В начале девяностых он оставил работу и полностью посвятил себя искусству.

Похожие картины

Дети в живописи, Женская красота, Современные художники

Женская красота, Современные художники

Женская красота, Женский портрет, Современные художники

Теодор Жерико. Серия портретов пациентов клиники Сальпетриер.

В последние годы жизни Жерико (см. также Теодор Жерико. Плот «Медузы») создал серию портретов душевнобольных, интерес к необычным состояниям психики характерен для романтиков*. Художник показал маньяков, сосредоточенных на одной поглощающей страсти, обезображенных ею, но этого не сознающих. Среди них — сумасшедший, воображающий себя полководцем. Очевидно, Наполеоном —многих свела с ума его слава, промелькнувшая метеором.

Читать еще:  Постановочные фотографии. Juhamatti Vahdersalo (фотограф)

Колпак и бляха, исхудалое лицо, запавший рот — и повелительный взор: контраст жалкой реальности и болезненной грезы. В хилом, безумном старике действительно как бы мелькает что-то общее с молодым героем, изображенным Антуаном Гро, какая-то жуткая пародия на него.

Серия портретов пациентов клиники Сальпетриер. 1822-23

Н.А.Дмитриева. Краткая история искусств. 2004

*Французский романтизм (Искусство Франция 19-го века)
Для Франции несколько десятилетий начиная от взятия Бастилии равнялись прежним столетиям по интенсивности перемен. Смерч революции 1789 года, покончившей с феодальным строем; консульство и империя Наполеона I, его победоносный марш по странам Европы и его быстро наступивший конец; пора отрезвлений и разочарований после Венского конгресса, в период реставрации Бурбонов; новый революционный взрыв в 1830 году — и новая, так называемая июльская монархия Луи-Филиппа, ставленника биржевиков и банкиров; затем революция 1848 года и Вторая республика, уже через три года сменившаяся Второй империей Луи-Бонапарта (которого Маркс называл карикатурой Наполеона I), — вот главные вехи насыщенного событиями шестидесятилетия.

А затем франко-прусская война, Парижская коммуна, ее разгром и наступление Третьей республики.

Революционные подъемы чередовались с периодами реакции, история ступень за ступенью сходила с высот великой драмы, — все совершилось, собственно, на протяжении одной человеческой жизни. Поколение, знавшее славу и позор Наполеона, жар революции и прозаический холод «Финансовой монархии», жило с разладом в умах и сердцах, с потрясенным, но и разбуженным сознанием.

В «Исповеди сына века» писателя-романтика Альфреда Мюссе есть страницы, рисующие настроения первых «детей века». Мюссе говорит о мальчиках, со школьной скамьи опьяненных сказочными победами Наполеона, жаждавших отдать жизнь за славу Франции. Когда они стали юношами, оказалось, что не за что жертвовать — тень «Цезаря» исчезла, и вялое спокойствие воцарилось кругом. «И тогда на развалинах мира уселась встревоженная юность. Все эти дети были каплями горячей крови, затопившей землю.

Они родились во чреве войны и для войны. ( . ) И вот они смотрели на землю, на небо, на улицы и дороги: везде было пусто — только звон церковных колоколов раздавался где-то вдали. ( . ) Ощущение неизъяснимого беспокойства начинало бродить во всех юных сердцах . «.

Мюссе говорит о крушении иллюзий и трауре по иллюзиям, об отчаянии, сменявшемся самоиронией, о «вызове всем силам небесным», о смутной надежде на грядущий день.

Читать еще:  Натюрморты в Северной Европе, 1600-1800

Вот тот комплекс переживаний, из которого вырастал французский романтизм.

Незажившая рана недавнего героического прошлого, неудолетворенность настоящим, неясное чаяние будущего, жажда небывалого, жажда больших страстей. И постепенно приходящее прозрение — стремление взглянуть наконец жизни прямо в глаза отбросив иллюзии.

В пластических искусствах выделяются две фигуры: Теодор Жерико, зачинатель романтической живописи, и Эжен Делакруа (см. Делакруа. Свобода, ведущая народ) — ее вершина.

Обратим внимание сначала на обновление тематики у романтиков. У классицистов сюжеты, за немногими исключениями, черпались из античной мифологии и истории, романтики их избегают. В их живопись вошли героические эпизоды современности, реальные исторические события, мотивы Востока, темы, навеянные поэзией Данте, Шекспира, Гете, — вошло многое, кроме лишь повседневной будничной жизни. Изменился и сам характер живописи, отвергнувшей академические каноны.

Вентури в книге «Художники нового времени» так характеризует перемену: «Статике романтическая живопись противопрставила динамику, предельной законченности — незаконченность, которая часто становилась чем-то смутным, чрезмерной объективности — обостренную субъективность, плотности — атмосферу, вещам — эффекты света, застывшему совершенству — вечные изменения. Главной проблемой живописи стал цвет; он поглотил пластическую форму и отверг скульптурные модели. Действительность без разграничения прекрасного и безобразного была целиком принята как материал для искусства, с ее бесконечными изменениями, с ее страстями и случайностями, свободная от уз «классического закона».

Н.А.Дмитриева. Краткая история искусств. 2004

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector