Прагматический идеализм. Petros Papapostolou

Прагматический идеализм. Petros Papapostolou

Интегральные переводы

Облачные переводы как практика осознания

Tagged with прагматический идеализм

Роланд Бенедиктер, Маркус Молц. Становление неоинтегративных мировоззрений

Становление неоинтегративных мировоззрений: В направлении рациональной духовности для возникающей планетарной цивилизации? [1]

Роланд Бенедиктер (Европейский центр Стэнфордского университета) и Маркус Молц (Люксембургский университет)

Глава 1 из книги «Критический реализм и духовность» (Hartwig M., Morgan J. (eds.). Critical realism and spirituality. — Routledge, Taylor & Francis Group, 2011. P. 29–74.).

Перевод: Евгений Пустошкин, Александра Никулина, апрель 2013

Перевод сделан по заказу и инициативе Московского интегрального клуба.

«Критический реализм и духовность»

Только такая жизнь, такая культура, которая ничего не исключает … может дать настоящее, прочное удовлетворение всем потребностям человеческого чувства, мышления и воли…

(Владимир Соловьёв, 1877)

В данной главе предлагается введение в современное положение дел в сфере мировоззрений, касающихся неоинтегративных движений. В нынешней констелляции европейско-западного полушария наблюдается значительное возрастание «духовно» информированных парадигм, которые в то же время утверждают, что они «рациональны». Хотя эти парадигмы иногда и прибегают к неоднозначному толкованию концепций «духовности» и «рациональности», обладают большим многообразием свойств, нередко противопоставляются друг другу и имеют различный характер, можно сказать, что их объединяет, в большинстве случаев, стремление быть интегративными, всевключающими («инклюзивными», — прим. пер.) и интегральными (целостными, — прим. пер.). Эти термины подразумевают попытку примирить духовность и рациональность, трансценденцию и секуляризм, а также «реализм» и «номинализм», причём целью является построение в основании западной цивилизации более сбалансированного мировоззрения в сравнении с теми, которые нам по сию пору были доступны и в большинстве своём склоняются либо к секулярному номинализму — с одной стороны, либо к религиозному трансцендентализму — с другой.

Чтобы охватить современные попытки развить интегративные мировоззрения, настоящий текст описывает некоторые из важнейших свойств современной мировоззренческой констелляции в западном полушарии; во-вторых, он выносит на обсуждение проблему некоторых парадигматических попыток придти к интегративной, всевключающей или интегральной мысли, которые существуют в современности, включая и некоторые переходные движения, появившиеся в промежутке между концом 1960-х и сегодняшним днём; и, в-третьих, описывает воззрения некоторых из наиболее влиятельных тенденций и траекторий в направлении интегральных мировоззрений, то есть в направлении примирения рациональности и духовности.

Результатом нашего критического изучения данного вопроса является вывод, что, если развивать их должным образом, то есть, в полном соответствии с правилами современных академических исследований, интегративные мировоззрения могут предоставить, по меньшей мере, потенциально полезные «слои стратификации» (Томас Фараро) в качестве инструментов, дополняющих имеющееся у нас в мэйнстримовой науке и культуре. Это нужно для того, чтобы ускорить построение более сбалансированной цивилизационной парадигмы, которая удовлетворяет потребности надвигающегося возникновения первой «планетарной цивилизации» (Митио Каку, Дженнифер Гидли). Предоставляя более панорамную картину актуальных на сегодня вопросов, неоинтегративные мировоззрения потенциально могут способствовать созданию (само)критических систем координат, которые позволят всеохватно работать с большинством важнейших проблем нашего времени. Читать далее →

Шалянинова Светлана Леонидовна

Блог учителя истории и обществознания

понедельник, 24 марта 2014 г.

Основы философии

Как Вы думаете, какой смысл заложен в жестах античных мыслителей?

16 комментариев:

Я думаю что жесты символизируют два направления классической мысли: идеализм и материализм. Небо — гармония, величие и высший разум. Земля — окружающий людей мир.

Существует четыре сферы духовной деятельности человека. «Афинская школа» представляет одну из четырёх фресок — Философию. В жестах философоф сконцентрированы их философские идеи — у Платона более абстрактные, у Аристотеля более практичные и логически обоснованные,т.е. их жесты — два направления классической мысли:(материализм идеализм). Для Аристотеля главным было познание окружающего мира и суть вещей.Для Платона важнее то, что творится в душе самого человека.

Вы абсолютно правы, Мария и Анна! Действительно жесты символизируют материализм и идеализм. Отвечающим в дальнейшем просьба найти интересные факты. Давать характеристику этим понятиям. Можно найти материал о Рафаэле и его работе с фресками.

Идеали́зм ( от др.-греч. ἰδέα — идея) — термин для обозначения широкого спектра философских концепций и мировоззрений, в основе которых лежит утверждение о первичности духа по отношению к материи .

Благодарю, Наташа, за информационную вкладку. Хотелось бы услышать ваше отношение к философии идеализма и его приверженцам.

Как было выше сказанно — существуют два направления философской мысли.
Я попытаюсь раскрыть эти два понятия:
— материализм — философское направление, которое решает вопрос философии в пользу первичности материи, природы, бытия, также рассматривает сознание, мышление.
— идеализм — (от греч. idea — идея) это общее обозначение философских учений, утверждающих, что дух, сознание, мышление, психическое — первично, а материя, природа, физическое — вторично, производно.

Хорошая попытка, Екатерина)) У тебя получилось раскрыть эти понятия.

Рафаэль Санти является одним из ярчайших представителей эпохи Возрождения.В Риме от Папы Юлия II Рафаэль получил заказ на роспись папских апартаментов в Ватиканском дворце — так называемых станцев. Именно этот период оказался поворотным в его жизни. Работы, выполненные по заказу Папы Юлия и сменившего его на этом посту Льва X, поставили имя живописца в один ряд с величайшими мастерами поколения.

Хорошая информация, Настя. Я ценю твою активность в комментариях на блоге!))

Рафаэль был ещё и великим архитектором. Он украсил «вечный город» — Рим дворцами, церквами, виллами. Эта работа требовала нечеловеческих сил и напряжения.

Абсолютно верно, Наташа!))

Идеализм в корне противоположен философский материализм, считающий материю объективной реальностью, существующей вне и независимо от нашего сознания и отражаемой им. Принимая за первичное внешний мир, материализм отвергает независимое существование сознания, считая его свойством материи. Материализм и Идеализм представляют собой два основных враждебных друг другу направления в философии, различающихся между собою характером решения основного философского вопроса об отношении мышления к бытию. «Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, так или иначе, признавали сотворение мира, — а у философов, например у Гегеля, сотворение мира принимает еще более нелепый и запутанный вид, чем у правоверных христиан, — составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, принадлежат к различным школам материализма. Ничего другого и не заключают в себе выражения: идеализм и материализм, взятые в их первоначальном смысле» . Между материализмом и Идеализмом находятся непоследовательные течения, стремящиеся примирить эти два враждебных лагеря ( Дуализм). Однако чаще всего и эти непоследовательные философские течения склоняются к какому-либо из этих основных направлений.

Читать еще:  Отсутствие цвета. Richard Silvaggio

Спасибо, Настя, за информацию!)) Но мне бы хотелось увидеть Ваше мнение, отношение к этим философским течениям. Может, Вы разделяете чью-либо точку зрения, например, Аристотеля? Или у Вас есть за что покритиковать идеи Платона?))

Прагматический идеализм. Petros Papapostolou

В науке имеются некоторые, хотя и не очень надежные, основания относить «Гиппия большего» к более позднему периоду творчества Платона (даже ко времени после первой сицилийской поездки Платона в 389-387 гг.). Представляется, однако, что по своему содержанию диалог этот относится все же к раннему периоду.

В «Ионе» подвергаются критике ходячие представления о прекрасном и выясняется несводимость прекрасного к каким бы то ни было другим человеческим представлениям и действиям; в положительном же смысле «Ион» главным образом указывает на божественный источник вдохновения, что, однако, не выходит за пределы традиционных мифологических представлений. «Гиппий больший» тоже весь посвящен отмежеванию эстетической области от всех прочих областей человеческого сознания. Но мы находим в нем и нечто новое: источник прекрасного рассматривается здесь уже не просто как восторг, даруемый Аполлоном и музами, Платон пытается вскрыть философский смысл прекрасного.

Прекрасное здесь рассматривается с точки зрения сущности (ουσία), а это, как мы увидим ниже, станет центральным понятием всей платоновской философии. Мало того, здесь впервые употребляется другой, чисто платоновский термин – идея (είδος). Наконец, прекрасное здесь толкуется как смысл (λόγος), или основание, сущности. Это тоже подход к основной платоновской проблематике. Таким образом, «Гиппий больший» – это прямое продолжение и уточнение «Иона», содержащее зачатки зрелой платоновской терминологии.

КОМПОЗИЦИЯ ДИАЛОГА


I. Вступление
(281а – 287b)

Изображается встреча Сократа со знаменитым софистом Гиппием и дается характеристика этого последнего как человека весьма самоуверенного, хвастливого, напыщенного, чересчур следящего за своим внешним видом, беспринципного и болтливого, но побеждающего невежественных людей всезнайством, апломбом и внешне блестящими речами. Из-за этого он не имел успеха в строгой Спарте, но зато все другие государства пытаются использовать его для своих политических целей (281а – 285е).

Сочинил он и целую речь о прекрасных занятиях. Это дает повод Сократу поставить вопрос о том, что такое само прекрасное, а не просто отдельные прекрасные предметы, – вопрос, представляющий большие трудности для софиста (286а – 287b).

  • Реальная постановка вопроса такова: если справедливые поступки предполагают справедливость вообще, а мудрые – мудрость вообще и, следовательно, справедливость есть нечто и мудрость есть нечто, то и все прекрасные предметы предполагают прекрасное вообще, т.е. прекрасное тоже есть нечто. Вот об этом-то прекрасном вообще, а не об отдельных прекрасных предметах и ставит Сократ вопрос (287b-d).
  • II. Прекрасное – это не отдельные вещи или живые существа и не формы жизни
    (287с – 293d)

    Прекрасное не есть ни прекрасная девушка, ни прекрасная кобылица, ни прекрасная лира, ни прекрасный горшок, потому что каждое такое определение исключало бы возможность быть прекрасными для всех предметов, кроме одного, фигурирующего в определении (287с – 288е). Кроме того, подобного рода частичное определение прекрасного через какой-нибудь прекрасный предмет исключало бы фактически имеющуюся в жизни разную степень прекрасного, поскольку прекрасная девушка прекраснее горшка, прекрасная же богиня еще более прекрасна, чем девушка (288е – 289с).

    Само прекрасное, которое, присоединяясь к любому предмету или живому существу, делает его прекрасным, есть, следовательно, не какой-нибудь отдельный предмет, но особого рода общая идея (είδος): приобщившись к ней, все становится прекрасным (289d).

    Эту идею, однако, нельзя понимать физически (к чему склонен Гиппий), потому что если она есть золото, то как объяснить, что в известной Фидиевой статуе Афины глаза, руки, ноги и прочее сделаны не из золота, но из слоновой кости (289е – 290b)? И нельзя понимать эту идею как нечто физически «подходящее» к другому, потому что, например, для варки каши гораздо больше подходит половник из смоковницы, чем половник из золота (290с – 291d).

  • Гиппий пытается установить, какова идея прекрасного, исходя из того, чтó, с его точки зрения, в подлинном смысле всегда и везде прекрасно и к чему он относит здоровье, богатство, почет, роскошные похороны и т.д. Сократу ничего не стоит опровергнуть также и подобного рода определение прекрасного, потому что боги и произошедшие от них герои не хоронят своих предков и сами не нуждаются в роскошных похоронах (291d – 293b). Далее собеседники переходят в поисках определения прекрасного уже на другие позиции, прибегая теперь не к повседневному житейскому опыту, а к отвлеченным категориям.
  • III. Прекрасное не есть какая-либо из тех категорий,
    которые при известных условиях могут,
    а при других не могут быть прекрасными
    (293е – 304а)

    Прекрасное – это не подходящее, или приличное (πρέπον), даже если понимать его не физически, а категориально. Ведь приличное только заставляет предметы казаться прекрасными, но совершенно не обеспечивает того, чтобы эти предметы и на самом деле, т.е. объективно, были прекрасными. Таким образом, субъективно понимаемое соответствие одного другому еще не обеспечивает красоты этих предметов (293е – 295b).

    Прекрасное не есть полезное, или пригодное (χρήσιμον), т.е. оно не есть и объективное соответствие одного другому. Ведь все пригодное пригодно не для всего, а для чего-нибудь, в то время как прекрасное – безотносительно (295с – 296b). Кроме того, пригодное может быть пригодным и для дурного, а это тоже совсем не прекрасно (396bс). Однако полезное и для благих целей (ώφέλιμον) тоже не может считаться обязательно прекрасным, поскольку прекрасное в этом случае было бы причиной благого, а причина предмета еще не есть сам предмет: отец еще не есть сын (296d – 297с).

    Читать еще:  Нечёткие формы и неяркие цвета. Fahri Sumer
  • Прекрасное – это не зрительное или слуховое удовольствие. Ведь прекрасными могут быть законы и занятия, которые несводимы к зрению и слуху, а также разного рода физические ощущения, как бы люди их ни скрывали (297d – 299b). Но даже если согласиться, что прекрасное действительно сводится к зрительным и слуховым удовольствиям, то и в этом случае необходимо сказать, что зрение доставляет удовольствие вовсе не потому, что оно зрение (ибо иначе не могло бы возникнуть слуховое удовольствие), и слух не потому доставляет удовольствие, что он слух (ибо иначе не могло бы возникнуть зрительное удовольствие). Следовательно, причина удовольствия в обоих случаях – это не зрение и не слух, а нечто третье, что находится вне их, но в то же время каким-то образом их определяет (299с – 300с). Это определение приятного зрения и приятного слуха через находящееся вне того и другого прекрасное нельзя понимать механически. Такое понимание будет отрицанием того «бытия» (сущности), которое и есть это нечто третье, и не поможет раскрыть телесные сущности (σώματα της ουσίας, 301b), которые нужно иметь в виду, рассматривая соотношение зрения и слуха. Примечательно, что эти слова приписаны Платоном не Сократу, но Гиппию; однако и Сократ в согласии с Гиппием говорит о необходимости соблюдения основания бытия (λόγος της ουσίας, 301 е): чтó представляют собой то и другое вместе, тó есть и каждое из них; а чтó есть каждое, тó и оба вместе. При этом, однако, если не рассуждать поверхностно, то полученное нами общее третье – это не просто сумма двух слагаемых, ибо иначе двойка, которая является суммой двух единиц, была бы присуща каждой отдельной единице, т.е. каждая из этих двух единиц тоже была бы двойкой (300d – 302b). Следовательно, в отношении зрительных и слуховых ощущений тоже необходимо утверждать, что прекрасны они не благодаря зрению, слуху или их механической сумме, но в силу того «бытия» (этот термин еще раз употребляется в 302с), которое и отлично от них, и определяет их не в смысле безраздельного тождества, но в смысле все нового и нового специфического своего преломления (302b – 303d). Это бытие нельзя называть просто полезным, просто благим и просто приятным, оно выше этого (303е – 304а).
  • IV. Заключение
    (304b-е)

    Убедившись в том, что подобного рода споры ему мало что дают, Гиппий объявляет их болтовней и пустословием. Выдвигается антитеза двух собеседников: сбитый со всех позиций Гиппий предпочитает произносить красивые речи в суде, совете и вообще перед властями, чтобы побольше заработать денег; Сократ же, этот постоянный искатель истины, всегда страдает и от бессовестных актеров-софистов, которые считают его занятым мелкими и глупыми вещами, и от самого себя, когда он называет вещи прекрасными, а сам еще не знает и только разыскивает, что такое прекрасное само по себе.

    КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ К ДИАЛОГУ

    Анализ этот говорит сам за себя. Мы видим, что Платон избрал здесь очень ясный и простой способ развертывания своей основной мысли, так что анализировать этот диалог представляется делом не слишком трудным. Известная неопределенность основного вывода остается, конечно, и здесь, как и во всех ранних сократических диалогах. Но совершенно очевидно, что Платон чем дальше, тем больше утверждается в мысли о необходимости объяснять пестрое разнообразие и чувственного мира, и области умственных представлений при помощи твердо установленных и незыблемых категорий, которые только и дают возможность осмыслить неразбериху реальной человеческой жизни. Самого определения прекрасного в диалоге все еще нет. Однако проницательный читатель обязательно заметит, что по крайней мере в формальном отношении это прекрасное здесь в точности определено. Оно есть «сущность» и «идея», которые через свой специфический смысл и делают все прекрасные предметы прекрасными. Мы присутствуем здесь при зарождении той платоновской терминологии, которой в дальнейшем будет суждено остаться в истории философии навсегда, вплоть до настоящего времени, хотя и в виде самых разнообразных, можно сказать бесконечно разнообразных, интерпретаций.

    Шалянинова Светлана Леонидовна

    Блог учителя истории и обществознания

    понедельник, 24 марта 2014 г.

    Основы философии

    Как Вы думаете, какой смысл заложен в жестах античных мыслителей?

    16 комментариев:

    Я думаю что жесты символизируют два направления классической мысли: идеализм и материализм. Небо — гармония, величие и высший разум. Земля — окружающий людей мир.

    Существует четыре сферы духовной деятельности человека. «Афинская школа» представляет одну из четырёх фресок — Философию. В жестах философоф сконцентрированы их философские идеи — у Платона более абстрактные, у Аристотеля более практичные и логически обоснованные,т.е. их жесты — два направления классической мысли:(материализм идеализм). Для Аристотеля главным было познание окружающего мира и суть вещей.Для Платона важнее то, что творится в душе самого человека.

    Вы абсолютно правы, Мария и Анна! Действительно жесты символизируют материализм и идеализм. Отвечающим в дальнейшем просьба найти интересные факты. Давать характеристику этим понятиям. Можно найти материал о Рафаэле и его работе с фресками.

    Идеали́зм ( от др.-греч. ἰδέα — идея) — термин для обозначения широкого спектра философских концепций и мировоззрений, в основе которых лежит утверждение о первичности духа по отношению к материи .

    Благодарю, Наташа, за информационную вкладку. Хотелось бы услышать ваше отношение к философии идеализма и его приверженцам.

    Как было выше сказанно — существуют два направления философской мысли.
    Я попытаюсь раскрыть эти два понятия:
    — материализм — философское направление, которое решает вопрос философии в пользу первичности материи, природы, бытия, также рассматривает сознание, мышление.
    — идеализм — (от греч. idea — идея) это общее обозначение философских учений, утверждающих, что дух, сознание, мышление, психическое — первично, а материя, природа, физическое — вторично, производно.

    Читать еще:  Образы из кирпича. Brad Spencer (скульптор)

    Хорошая попытка, Екатерина)) У тебя получилось раскрыть эти понятия.

    Рафаэль Санти является одним из ярчайших представителей эпохи Возрождения.В Риме от Папы Юлия II Рафаэль получил заказ на роспись папских апартаментов в Ватиканском дворце — так называемых станцев. Именно этот период оказался поворотным в его жизни. Работы, выполненные по заказу Папы Юлия и сменившего его на этом посту Льва X, поставили имя живописца в один ряд с величайшими мастерами поколения.

    Хорошая информация, Настя. Я ценю твою активность в комментариях на блоге!))

    Рафаэль был ещё и великим архитектором. Он украсил «вечный город» — Рим дворцами, церквами, виллами. Эта работа требовала нечеловеческих сил и напряжения.

    Абсолютно верно, Наташа!))

    Идеализм в корне противоположен философский материализм, считающий материю объективной реальностью, существующей вне и независимо от нашего сознания и отражаемой им. Принимая за первичное внешний мир, материализм отвергает независимое существование сознания, считая его свойством материи. Материализм и Идеализм представляют собой два основных враждебных друг другу направления в философии, различающихся между собою характером решения основного философского вопроса об отношении мышления к бытию. «Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, так или иначе, признавали сотворение мира, — а у философов, например у Гегеля, сотворение мира принимает еще более нелепый и запутанный вид, чем у правоверных христиан, — составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, принадлежат к различным школам материализма. Ничего другого и не заключают в себе выражения: идеализм и материализм, взятые в их первоначальном смысле» . Между материализмом и Идеализмом находятся непоследовательные течения, стремящиеся примирить эти два враждебных лагеря ( Дуализм). Однако чаще всего и эти непоследовательные философские течения склоняются к какому-либо из этих основных направлений.

    Спасибо, Настя, за информацию!)) Но мне бы хотелось увидеть Ваше мнение, отношение к этим философским течениям. Может, Вы разделяете чью-либо точку зрения, например, Аристотеля? Или у Вас есть за что покритиковать идеи Платона?))

    Дядюшка Петрос и проблема Гольдбаха :: Доксиадис Апостолос

    Аннотация: Это – роман, переведенный на все основные языки мира и имевший огромный успех более чем в двадцати странах.

    Это – новая страница в творчестве Апостолоса Доксиадиса, блестяще-интеллектуального представителя школы «литературного космополитизма», доселе известной читателю лишь по произведениям Кадзуо Ишигуро и Милана Кундеры.

    История чудаковатого дядюшки, всю свою жизнь положившего на решение принципиально неразрешимой научной проблемы, под пером Доксиадиса превращается в стильный «РОМАН ИДЕЙ»…

    Это – «Дядя Петрос и проблема Гольдбаха». Книга, читать которую БЕСКОНЕЧНО ИНТЕРЕСНО…

    Дядюшка Петрос и проблема Гольдбаха

    Uncle Petros and Goldbach’s Conjecture

    Перевод с английского М. Б. Левина

    Архимеда будут помнить, когда Эсхила уже забудут, потому что языки умирают, а математические идеи – нет. Может быть, «бессмертие» – глупое слово, но что бы оно ни значило, вероятно, лучшие шансы его достигнуть – у математика.

    Г. X. Харди, «Апология математика»

    В каждой семье есть своя черная овца – в нашей был дядя Петрос.

    Его младшие братья, мой отец и дядя Анаргирос, постарались, чтобы мы, не усомнившись, унаследовали их мнение о нем.

    – Этот мой никчемный братец Петрос – просто жалкий неудачник, – говорил мой отец при всяком удобном случае. А дядя Анаргирос на семейных сборищах (на которых дядя Петрос привычно отсутствовал) при каждом упоминании имени Петроса неизменно кривился, выражая неодобрение, пренебрежение или смирение перед волей Создателя-в зависимости от настроения.

    Однако следует отдать им должное: оба брата в финансовых вопросах обращались с заблудшим Петросом скрупулезно честно. Хотя он никогда не брал на себя ни малейшего труда по управлению дедушкиной фабрикой, оставленной всем троим, папа и дядя Анаргирос неуклонно выплачивали дяде Петросу его долю прибыли. (Чувство семьи, тоже доставшееся им по наследству.) Дядя Петрос отплатил им той же монетой. Не имея своей семьи, он оставил нам, своим племянникам, целое состояние, накопившееся на его банковском счету, почти нетронутым.

    Мне же, «любимейшему из племянников» (его собственные слова), он завещал еще и огромную библиотеку, которую я передал в дар Греческому математическому обществу. Себе я оставил из нее только два предмета: том семнадцатый «Ореrа Omnia» Леонарда Эйлера и тридцать третий выпуск немецкого научного журнала «Monatshefte fur Mathematik und Physik». Эти скромные сувениры символичны тем, что они определили границы главного периода биографии дяди Петроса, который начинается письмом, написанным в 1742 году и содержащимся в первой книге. В этом письме не очень известный математик Христиан Гольдбах просил великого Эйлера обратить внимание на некоторое арифметическое наблюдение. Окончание же, если можно так выразиться, этого этапа следует искать на страницах 183-198 упомянутого солидного немецкого журнала в работе под названием: «О формально неразрешимых предложениях в «Principia Mathematica» и аналогичных системах», написанной в 1931 году абсолютно до того не известным венским математиком Куртом Гёделем.

    В детстве я видел дядю Петроса всего раз в год во время ритуального визита в день его именин – праздник святых апостолов Петра и Павла – двадцать девятого июня. Этот обычай был учрежден моим дедом, а потому стал нерушимой обязанностью в нашей свято блюдущей традиции семье. Ехать приходилось в Экали – сейчас это пригород Афин, но в те времена это была уединенная лесная деревушка, и дядя Петрос жил там в домике, окруженном большим парком и фруктовым садом.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector