Правда о нашей жизни. Patrice Palacio

Правда о нашей жизни. Patrice Palacio

Герои «Битвы экстрасенсов» разгадали судьбу слепой певицы, которой предрекали жизнь в страшных муках

Шоу «Битва экстрасенсов» близится к финалу и с каждым разом маги и колдуньи проходят все более сложные испытания. В новом выпуске им предложили отгадать, чья рука спрятана за ширмой, и рассказать историю этого человека.

Зрителям сразу рассказали, что по ту сторону ткани сидит девушка по имени Вероника, которая с рождения боролась с тяжелой формой ДЦП — ее тело с детства было парализовано. Родителей предупредили: девочка может не выжить, и советовали отказаться от нее. Они были непреклонны и сделали все, чтобы дочь чувствовала себя обычным человеком. Им удалось наладить ее речь, развить движения и дать хорошее образование, но единственное чего они сделать не смогли — восстановить зрение.

Многие экстрасенсы чувствовали: с 23-летней девушкой что-то не так. Например, эмпат Максим рассказал, что она пережила «много боли и страдания», а ведьма Марьяна Романова заявила: «У тебя восприятие интересное, ты мои слова как музыку слушаешь. Но очень странно, у тебя темнота вокруг».

Были и те, кто не смог правильно ответить ни на один вопрос — целительница Антонина сказала, что за ширмой мальчик, как и Михаил, почувствовавший мужскую энергетику.

Сама Вероника призналась: она смотрит каждый выпуск «Битвы экстрасенсов» благодаря маме – Оксана вообще всю жизнь посвящает ребенку. Из-за болезни певица плохо ориентируется в пространстве, поэтому приходится водить ее на занятия по музыке и учебу. Больше всего в шоу они любят Олега Шепса, поэтому очень ждали его появления.

Маг очень точно описал быт Вероники и почувствовал ее увлечение. «Музыка для нее все, я сам такой, не могу без этого. Она мир ощущает через творчество и музыку», — заявил Шепс. Он также добавил, что девушка не впускает никого в свою личную жизнь, хотя привязанности у нее были. Уже позже, общаясь тет-а-тет, он попросил ее довериться людям, а родителям порекомендовал найти друзей для девушки.

Ирина Игнатенко, которой приписывают роман с красавцем Шепсом, была одной из немногих, кто смог почувствовать ее слепоту. «У нее пустые глаза», — сказала ведьма, правда, связала это с трагедией, произошедшей в детстве, хотя у семьи не было никаких странных случаев.

Ближе всех оказался Максим Федоров — он заявил, что Вероника сама как экстрасенс и в ней скрыта невиданная сила. «Аккуратная, педантичная, привыкла к порядку. Родители сильно заботятся и опекают, но ты давно уже не ребенок. Душа чистая и энергетика не испорчена, можешь помогать людям», — сказал шаман.

В итоге, Федоров стал лучшим экстрасенсом на этой неделе, а вот кого выгнать жюри так и не смогли определить, поэтому остались все участники.

Фото: пресс-служба ТНТ, кадры из шоу «Битва экстрасенсов»/ТНТ

Человек, не захотевший быть обезьяной. Настоящая история Патриса Лумумбы

Патрис Эмери Лумумба родился 2 июля 1925 года в Бельгийском Конго.

Край, забытый Богом

В послевоенный период Советский Союз активно поддерживал народно-освободительные движения в странах Азии и Африки, боровшиеся за независимость против колонизаторов-угнетателей. Имена многих героев этой борьбы запечатлены в отечественной топонимике в виде названий улиц и площадей.

Среди массы труднопроизносимых имён революционеров есть одно, ставшее практически нарицательным — Патрис Лумумба. Во многом это связано с тем, что имя Патриса Лумумбы три десятилетия носил самый интернациональный вуз страны — Университет дружбы народов.

Однако о том, кем был настоящий Патрис Лумумба, пожалуй, знают даже не все нынешние студенты данного вуза.

Патрис Эмери Лумумба родился 2 июля 1925 года в Бельгийском Конго, в одном из Богом забытых уголков нашей планеты.

Это не преувеличение — на рубеже XIX—XX веков этот район Африки превратился в арену одного из самых жестоких и малоизвестных геноцидов. Король Бельгии Леопольд II, правитель не самого большого и влиятельного европейского государства, сумел превратить эту африканскую территорию, не попавшую в поле зрения крупных держав, в частную собственность. Коммерсантом бельгийский король оказался жадным и жестоким: местное население было превращено в рабов и эксплуатировалось нещадно. За невыполнение работ жителям отсекали кисть руки. Точное количество жертв предприимчивого короля установить сложно, однако исчисляется оно миллионами. По некоторым данным, с 1885 по 1908 год в Конго в результате действий колонизаторов погибло до 10 миллионов человек.

В 1908 году в Европе о грязных делах бельгийского короля стали писать журналисты, и европейская общественность испытала настоящий шок. После этого Бельгийское Конго из частного владения превратилось в колонию Бельгии. Впрочем, принципиально жизнь местных жителей не изменилась.

Революционер с почты

Вот в таком месте и родился в 1925 году Патрис Лумумба. Однако мальчику из бедной семьи народности тетела повезло — его приняли в школу при католической миссии, по окончании которой взяли на курсы почтовых служащих.

Патрис попал в ту небольшую прослойку местного населения, которому колонизаторы считали нужным дать образование, дабы они выполняли роль своего рода «приказчиков» при белом господине.

После окончания Второй Мировой войны в африканских колониях европейских государств развернулась активная борьба за независимость. Не обошла это борьба и Бельгийское Конго, и в неё включился молодой Патрис Лумумба.

Его биографию друзья и враги рассказывают по-разному. По версии первых, столкнувшийся с несправедливостью, в которой жила его Родина, Патрис по велению сердца вступил в ряды революционеров. По версии вторых, Лумумба готовился делать карьеру в колониальной администрации, но «погорел» на воровстве денежных переводов, за что и оказался в тюрьме. И уже после этого, обиженный на «колонизаторов», вплотную занялся политикой.

Так или иначе, но к 1958 году Патрис Лумумба становится одним из самых известных деятелей народно-освободительного движения своей страны и основывает партию «Национальное движение Конго», выступающую с левых позиций.

«Мы больше не ваши обезьяны!»

Нарастание протестного движения привело власти Бельгии к пониманию — из Конго придётся уйти. И тогда колонизаторы стали активно работать с местными политиками, рассчитывая сохранить своё влияние в стране.

Лумумба в этом смысле оказался наиболее неудобным — он требовал полной независимости страны и ухода из неё эксплуататоров. Пугали бельгийцев, а также внимательно наблюдавших за ситуацией американцев и левые взгляды Лумумбы, толкавшие его к сотрудничеству с СССР.

В мае 1960 года в Бельгийском Конго прошли первые парламентские выборы, в которых победило «Национальное движение» Патриса Лумумбы. 34-летний политик стал первым премьер-министром Республики Конго.

Бельгия, официально признав независимость бывшей колонии, рассчитывала при помощи пробельгийской элиты сохранить ситуацию, при которой все ресурсы страны находятся под контролем европейцев.

На торжественной церемонии 30 июня 1960 года в присутствии посетившего страну бельгийского короля Бодуэна I первый президент независимого Конго Жозеф Касавубу произнёс речь о национальной модернизации, многорасовом обществе и сотрудничестве с бывшей метрополией.

Речь премьер-министра Патриса Лумумбы не была столь миролюбивой, зато выражала всю боль народа, пережившего неисчислимые страдания под игом колонизаторов. «Мы больше не ваши обезьяны!» — буквально прокричал Лумумба ошарашенному королю Бельгии.

Неудобный премьер

Радикализм главы правительства Конго не устраивал слишком многих. Правительство Лумумбы попыталось добиться реального контроля над ресурсами страны, стать на путь, ведущий к экономической самостоятельности. Намечалось создание государственного планирования, госсектора в промышленности и производственно-сбытовых кооперативов на селе, введение фиксированных цен на товары первой необходимости и повышение зарплаты рабочим. Был запрещён вывоз капитала за рубеж. Лумумба объявил об отделении церкви от государства и школы от церкви. Во внешней политике был взят курс на неприсоединение, полное освобождение Африки от колониализма и расизма.

У курса Лумумбы было достаточно противников — против него выступил президент Касавубу, вспыхнул армейский мятеж, а в самой богатой ресурсами провинции Катанга ставленник бельгийской компании «Юнион Миньер» Моиз Чомбе и вовсе объявил о независимости от Конго.

Читать еще:  Нидерландский художник. Angelika Bes

Среагировала и Бельгия, введя войска в бывшую колонию «для наведения порядка». Премьер-министр Лумумба обратился за помощью к ООН, однако прибывшие «голубые каски» неожиданно выступили на стороне противников правительства, обвинив в дестабилизации самого лидера «Национального движения».

Тогда Патрис Лумумба обратился за помощью к СССР. Однако время было упущено — противники Лумумбы уже контролировали ситуацию. Более того, в США во влиятельном политике левого толка увидели «африканского Кастро» и посчитали необходимым от него избавиться.

5 сентября 1960 года президент Касавубу снял с должности Лумумбу и отправил его под домашний арест в обмен на обещание Моиза Чомбе прекратить мятеж.

Однако мятеж в Катанге так и не прекратился, а премьер-министр Лумумба оставался под арестом, несмотря на то, что его возвращение на пост поддержал парламент. Введённые в страну «голубые каски» де факто выступили не в роли миротворцев, а в роли оккупантов.

Политическое убийство

Сторонники Лумумбы взяли под контроль северо-восток страны. Освобождённый 12 сентября восставшими в столице солдатами премьер-министр решает добраться до своих единомышленников, чтобы продолжить борьбу.

Однако по пути на северо-восток Лумумба вместе с соратниками был схвачен своими политическими противниками при молчаливом согласии представителей ООН.

Подробности гибели Патриса Лумумбы стали известны лишь 40 лет спустя, после специального расследования, проведённого в бельгийском парламенте.

Как выяснилось, Лумумбу передали его злейшему врагу — главе сепаратистов Катанги Моизу Чомбе. Здесь его вместе с двумя соратниками поместили в лесную хижину, где подвергали пыткам. В расправе над Лумумбой главную роль играли его местные противники, однако руководили ими бельгийские военные и представители спецслужб.

17 января 1961 года после долгих издевательств Патрис Лумумба вместе с соратниками был расстрелян. Останки Лумумбы и его товарищей были уничтожены убийцами.

Известно, что планы расправы над Лумумбой были и у американских спецслужб, причем одобрены они были лично президентом Дуайтом Эйзенхауэром. Повод всё тот же — левые взгляды, стремление к сотрудничеству с СССР. Правда, споры о причастности ЦРУ к убийству 17 января 1961 года идут до сих пор.

В 2002 году Бельгия признала свою причастность к гибели Патриса Лумумбы, отказавшись, однако, продолжить расследование всех обстоятельств убийства.

«История нас рассудит»

Республика Конго после убийства первого премьер-министра страны погрузилась в растянувшийся на десятилетия гражданский конфликт, выход из которого стал намечаться лишь к концу первого десятилетия XXI века.

В 1961 году имя Патриса Лумумбы стало символом борьбы за свободу порабощённых народов. В Советском Союзе его именем было названо немало улиц и площадей, а также Университет дружбы народов.

Правда, в 1992 году, вместе со сменой политических формаций, Университет дружбы народов от имени Лумумбы официально отрёкся, оставшись при этом «университетом Лумумбы» в просторечье.

В своём последнем письме жене Патрис Лумумба написал: «Никакие жестокости, издевательства или пытки меня не сломили и не сломят, так как я предпочитаю умереть с гордо поднятой головой, с непоколебимой верой и глубокой уверенностью в будущем моей страны, чем жить в подчинении, попирая священные принципы. Однажды история нас рассудит, но это будет не история, угодная Брюсселю, Парижу, Вашингтону или ООН, а история стран, освободившихся от колониализма и его марионеток».

«Я всегда знала историю Джулиана» — интервью Р.Дж. Паласио

Журнал «Слэйт» взял интервью у Ракели Харамильо (писательский псевдоним — Р.Дж. Паласио) о «Главе Джулиана». Ракель рассказала о своих взглядах на воспитание детей и о том, почему она решила дать слово Джулиану в отдельной книге. А издательство «Розовый жираф» перевело это интервью для вас!

Герою «Чуда» Ави Пулману десять лет, и из-за генетической аномалии у него очень необычное и даже пугающее лицо. В пятом классе он первый раз идет в школу. И это испытание и для него, и для других детей, особенно для Джулиана, который начинает ужасно себя вести с Ави. В «Главе Джулиана» автор Ракель Харамильо рассказала нам историю Джулиана, чтобы объяснить его поведение и, возможно, частично оправдать.

Точка зрения Джулиана не была включена в «Чудо», несмотря на то, что там присутствовали рассказы от лица других персонажей, а не только Ави. Почему вы решили дать слово Джулиану сейчас?

Я всегда знала историю Джулиана. Но она довольно мрачная, и я чувствовала, что украду внимание читателя у основной истории «Чуда». И она была слишком длинная для того, чтобы включить ее в книгу. Но было очень много людей, которые очень-очень сильно хотели услышать историю Джулиана.

Когда я собирала материалы для «365 дней Чуда» (это книга бесед мистера Брауна с Ави, Джун, Джеком Уиллом и другими персонажами «Чуда»), я вновь столкнулась с фразой, которую я так люблю: «Быть добрым ко всем — это борьба в тяжелой битве». Если вы посмотрите на людей с некоторым состраданием и нежностью, вы начнете лучше понимать этот мир. С маленькими детьми всегда так, всегда есть что-то, объясняющее их поведение, их мотивацию. Мне хотелось, чтобы читатели поняли, что заставляло Джулиана так ужасно относиться к Ави. И, может быть, дали ему возможность раскаяться.

Мы поняли, что одной из причин плохого поведения Джулиана был страх. Когда он был маленьким, у него начинались кошмары после того, как он смотрел фильмы со страшными лицами, вроде зомби, Воландеморта из «Гарри Поттера», Дарта Сидиуса из «Звездных Войн». Физические особенности Ави заставили эти кошмары вернуться. Джулиан говорит: «Ты не можешь контролировать страх. Если ты испугался, то испугался, и этого никак не отменить».

Да, мы часто злимся на то, чего мы боимся. Мы жестоки к тому, чего не понимаем. Джулиан боялся Ави, и он не знал, как это выразить. Никто не объяснил ему, как можно выразить свой страх, и никто не помог ему с ним справиться. В этом корень его агрессии.

Так кто в этом виноват? Родители? Школа? Или и то и другое?

Его родители винили школу. Я с ними не согласна, потому что школа как раз вела себя совершенно правильно в ситуации с Ави. Я не думаю, что им было нужно посылать ученикам и их семьям какое-то предупреждение о том, что у них появится новенький, который как-то особенно выглядит. С другой стороны, я могу понять, почему мама ребенка, который страдал от ночных кошмаров, хотела бы такого предупреждения. В данной ситуации я понимаю обе точки зрения.

Вот как я вижу эту ситуацию: «Окей, Ави заставлял Джулиана чувствовать себя некомфортно. Но чувствовать себя некомфортно — это часть обычной жизни?»

Да, но мама Джулиана хочет защитить своего сына. Она хочет, чтобы его жизнь была простой и легкой. Какой родитель этого не хочет? Но такие вещи нельзя делать за счет другого ребенка, никогда. Желая сделать жизнь своих детей идеальной и прекрасной, такие родители, как мама Джулиана, заходят слишком далеко.

Я читала первую часть книги вслух моим детям на ночь, и они были невероятно возмущены мамой Джулиана. Но в конце ты даже жалеешь ее немного, не правда ли?

Я хотела, чтобы у нее был момент прозрения. Мы не знаем точно, что ею руководит, ее мотивацию. В конце книги она чувствует себя уставшей и немного смущенной. Возможно, она действительно переживает за ту боль, которую они с Джулианом причинили Ави. Или, может быть, она просто думает о себе и ребенке. Маму Джулиана интересует только Джулиан.

А что остальные матери? В книге есть сцена, где одна из мам противостоит маме Джулиана, но в итоге сдается. И я подумала: это то, что я называю «эффект свидетеля у родителей». Я много слышала об этом, когда ходила обсуждать травлю в школах. Родителям очень сложно принять, что мама или папа будут защищать своего ребенка, когда тот травит других детей.

Одной из причин, по которой я написала «Чудо», было мое желание показать родителям, как, на мой взгляд, им стоит себя вести. Социальное положение играет огромную роль в сознании человека. Мне кажется, что порой родителей так пугает мысль о том, что их дети займут низкое социальное положение, что они готовы закрывать глаза на все поступки своих детей. Иногда родители как бы перестают замечать, что их ребенок стал чуть более жестоким и агрессивным, чем должен быть. А между жестокостью, агрессий и направленной травлей очень тонкая грань.

Читать еще:  Ощущение чистоты и ясности цвета. John Murray

Книги «Чудо» и «Глава Джулиана»

Не вдаваясь в детали: бабушка Джулиана очень важный новый персонаж, раскрывающий ему их личную, семейную историю. Почему вы решили ввести ее в книгу?

От своих родителей Джулиан не получал ту любовь, в которой нуждался. Бабушка Джулиана необходима в этой истории еще и потому, что ее рассказ действительно напоминает Джулиану ту ситуацию, в которой он оказался. Я уверена, что лучший способ обучения детей — это истории, которые мы им рассказываем.

Вы имеете в виду, что истории задевают за живое?

Да. Вы можете грозить ребенку пальцем, объяснять ему, как нужно себя вести, или вы можете рассказать ему историю, благодаря которой он поймет, как стоит поступить. Джулиан не мог справиться самостоятельно. Ему необходимо было услышать рассказ бабушки, чтобы понять, как выйти из этой ситуации. Иногда дети не получают достаточной помощи от своих родителей, тогда им нужен кто-то, кто направит их в правильную сторону.

Правда о нашей жизни. Patrice Palacio

Я не такой, как все, я это знаю. То есть, конечно, я делаю самые обыкновенные вещи. Ем мороженое. Катаюсь на велосипеде. Гоняю мяч. Играю на XBox. Как любой десятилетний ребенок. Я и чувствую себя самым что ни на есть обыкновенным. Внутри. Но при виде обыкновенных детей другие обыкновенные дети не разбегаются с воплями. На обыкновенных детей не глазеют везде и всюду.

Если бы я нашел волшебную палочку и мог загадать одно желание, я бы попросил нормальное лицо, на которое никто не обращает никакого внимания. Я хотел бы ходить по улицам и чтобы люди, увидев меня, не отводили взгляд. Вот что я думаю: я необычный только потому, что все вокруг считают меня необычным.

Но сейчас я вроде привык к тому, как выгляжу. И научился прикидываться, будто не замечаю, как меняются лица встречных. Мы все отлично умеем притворяться: я, мама с папой, Вия. Хотя нет, Вия притворяется так себе. Когда люди ведут себя грубо, она может не на шутку разозлиться. Взять, например, такой случай. Однажды мы гуляли на площадке и дети постарше стали меня дразнить. Даже не знаю, как именно, – сам я не разобрал, но Вия все слышала и на этих детей накричала. Вот она какая. А я другой.

Вия не считает меня обыкновенным. Она, правда, говорит, что считает, но тогда она бы не оберегала меня от всех и каждого. И мама с папой тоже – я для них необыкновенный. Думаю, единственный человек в мире, который понимает, насколько я обыкновенный, – это я сам.

Кстати, меня зовут Август. Как я выгляжу, описывать не буду. В любом случае все хуже, чем вы думаете.

Почему я не ходил в школу

На следующей неделе я пойду в пятый класс. Раньше я никогда не учился в настоящей школе и теперь трушу до дрожи в коленках. Многие считают, что я не ходил в школу из-за своего лица, но они заблуждаются. Я не ходил из-за операций. Двадцать семь – вот сколько их у меня. Самые серьезные я перенес, когда мне не было четырех, я их и не помню. С тех пор каждый год мне делают две-три операции (некоторые серьезные, некоторые не очень), а еще я часто болею из-за того, что расту хуже сверстников, и к тому же во мне есть другие медицинские загадки, которых доктора пока не разгадали. Поэтому родители и решили не отдавать меня в школу. Но сейчас я уже окреп. Последняя операция прошла восемь месяцев назад, и мне, если повезет, еще целых два года не потребуется новая.

Я на домашнем обучении, учит меня мама. Раньше она иллюстрировала детские книги. Феечки и русалочки у нее получаются отлично. Но, чего уж там скрывать, рисунки для мальчиков у нее не ахти какие. Однажды она попыталась изобразить для меня Дарта Вейдера, а вышел какой-то робот, похожий на гриб. Хотя я давно не видел, как она рисует. Наверное потому, что она все время занята мной и Вией.

Не то чтобы я всегда хотел учиться в школе. Точнее, я бы хотел, но только если бы был как все. И у меня была бы куча друзей, с которыми я мог бы гулять после уроков, ну и все такое.

Сейчас у меня есть несколько настоящих друзей. Самый лучший – Кристофер, потом Зак и Алекс. Мы знакомы с пеленок. И так как они знают меня всю жизнь, то успели ко мне привыкнуть. Когда мы были маленькие, мы всегда ходили друг к другу в гости, но потом Зак и Алекс пошли в школу. А Кристофер переехал. И теперь получается, что я живу все там же, в Норт-Ривер-Хайтс – это район Нью-Йорка, точнее Верхнего Манхэттена, а Кристофер – в Бриджпорте, штат Коннектикут, и от меня к нему ехать больше часа. Но все равно: Кристофера, хоть он и переехал, я вижу чаще, чем Зака и Алекса. Они завели себе новых друзей. Зато, если мы случайно встречаемся на улице, они мне улыбаются. И всегда здороваются.

Есть у меня и другие друзья, но не такие хорошие, как Кристофер, Зак и Алекс. Скажем, Зак и Алекс всегда приглашали меня на дни рождения, а Джоуэл, Эймонн и Гейб – никогда. Как-то меня позвала Эмма, но я уже тысячу лет ее не видел. И, конечно, я всегда хожу на день рождения к Кристоферу… Хотя, наверное, дни рождения – это не так уж и важно.

Как я на свет появился

Мне нравится, когда мама про это рассказывает. Сама по себе история, может, и не слишком смешная, но мама изображает все так уморительно, что мы с Вией каждый раз лопаемся от смеха.

Ну так вот. Когда я сидел в мамином животе, никто и подумать не мог, что я из него вылезу таким, какой я есть. За четыре года до этого мама родила Вию – «все равно что в парке прогулялась» (так мама говорит), – и не было никаких причин делать специальные анализы. Примерно за два месяца до того, как я родился, доктора заметили, что с моим лицом что-то не так, но они не подозревали, что все настолько плохо. Они сказали маме с папой, что у меня волчья пасть и еще кое-что по мелочи – несколько, мол, «небольших аномалий».

В ту ночь, когда я появился на свет, в родильной палате дежурили две медсестры. Одна – милая и симпатичная. А вторая, как говорит мама, наоборот – вовсе не симпатичная и совсем не милая. У нее были здоровенные ручищи, и (тут начинается смешное) она все время пукала. Принесет маме колотого льда и пукнет. Измерит давление и пукнет. Из-за этого мама все время вздрагивала, а медсестра даже ни разу не извинилась. Между тем мамин врач в ту ночь не дежурил, а вместо него в палате торчал какой-то чокнутый практикант, которому они с папой дали кличку Дуги – кажется, в честь старого сериала про подростка, работавшего доктором в больнице. Но мама говорит, что, хоть все и нервничали, папа веселил ее всю ночь.

Читать еще:  Прикладное искусство. Резьба по камню, Китай

Когда я вылез из маминого живота, в палате вдруг наступила тишина. Маме даже не удалось на меня взглянуть, потому что милая медсестра тут же выскочила со мной из палаты. Папа погнался за ней, да так спешил, что выронил видеокамеру, которая раскололась на миллион кусочков. А мама очень расстроилась и попыталась встать, чтобы посмотреть, куда это все понеслись, но пукающая медсестра обхватила ее своими ручищами и водворила на место. Они чуть не подрались, потому что мама билась в истерике, а пукающая медсестра кричала на нее и требовала угомониться, а потом они вместе начали кричать на доктора. А дальше – угадайте что? Он упал в обморок! Прямо на пол! И когда пукающая медсестра увидела, что он упал, то принялась пинать его ногами, чтобы он пришел в себя, и вопить что есть мочи: «Что же ты за доктор такой? Что ты за доктор? Вставай! Вставай!» А потом ни с того ни с сего испустила самый большой, самый вонючий, самый громкий пук, какой мама слышала в своей жизни. Мама думает, что именно этот пук и привел в себя доктора, и он наконец очнулся. Мама рассказывает эту историю в лицах – и даже издает пукающие звуки, – и это очень, очень, очень смешно!

Информация

Р. Дж. Паласио живёт в Нью-Йорке с мужем, двумя сыновьями и двумя собаками. Более 20 лет она была арт-директором, графическим дизайнером, разработчиком обложек для книг для других людей, ожидая лучшего времени для написания собственной книги.
«Чудо» её первая книга. Хоть она и не занималась дизайном обложки книги, всё же уверенна, что она получится прекрасной.

Библиография

Это не совсем история. Скорее, мысли вслух и наблюдения. Мой очередной читательский год начался с участия в годовом Флешмобе 2020, что делаю впервые. Посоветовали 10 книг и их надо успеть прочитать до декабря. А ещё установила себе планку в 20 книг в рамках Книжного вызова 2020. Так вот, когда заполняла заявку на участие, то сразу сказала, что не читаю книги про тяжёлое детство, про травлю или любую другую форму проявления жестокости. Не хочу. И не приветствую.

Дальше случилось открытие. «Чудо» , которую прочитала вне очереди! Бывают исключения! Они случаются! Это того стоило!

И вообще, в последнее время пришла к выводу, что если хочется отдохнуть и расслабиться, то детская литература помогает безотказно.

Когда я училась в школе, то перешла сразу из 3 в 5 класс. Может быть кто-то помнит, когда-то была практика такая. И знаете, мне было трудно. Не в плане учёбы. В детстве возрастная разница в 1-2 года огромна. Было непросто. Но, в итоге я справилась!

Это не совсем история. Скорее, мысли вслух и наблюдения. Мой очередной читательский год начался с участия в годовом Флешмобе 2020, что делаю впервые. Посоветовали 10 книг и их надо успеть прочитать до декабря. А ещё установила… Развернуть

Сейчас мне немножечко сложно. Парадокс в том, что книга настолько замечательная, что даже не знаешь как к ней подступиться и с чего начать. Читая эту историю вспомнила время обучения в университете и благодарна тому, насколько хорошо нам преподавали литературу, аналитическое чтение, латинский язык, газету (так называлась дисциплина) и прочие предметы по специальности!

Если же о книге скажешь два слова — «Она классная, читайте!», со 100% вероятностью это будет неформат. И толку не будет. А мне хочется, чтобы о ней узнало как можно больше людей! Это правда важно!

Замечательно, когда в истории присутствует то, что сейчас называют лайфхаками, а если точнее, педагогические советы и практики.

Именно этим я и решила поделиться с вами в истории, чтобы не перегружать рецензию.

В школе Бичера был педагог, который учил детей думать и размышлять о жизни, а ещё устанавливать с классом обратную связь в виде открыток.

Учитель в течение года предоставлял детям информацию для размышления. Он писал на доске очень важное изречение или выражение и предлагал каждому подумать о том, что оно значит и поделиться этими мыслями в письменной форме. Или например, можно написать о каком-нибудь храбром поступке, который мы совершили, и благодаря которому с нами случилось что-то хорошее.

Он называл это максимой.

А летом, в конце учебного года просил каждого прислать открытку с ИХ личной максимой. Вы можете сочинить её сами или взять цитату, которая для вас чем-то важна (в этом случае не забудьте указать ссылку на источник!)

Очень хорошая и полезная практика!

Позвольте привести здесь полный список максим мистера Брауна:

Единственная правота — доброта.
Иосиф Бродский

Памятник человеку — его дела.
Надпись на египетской гробнице

Не дружи с теми, кто тебе не равен, и не бойся исправлять свои ошибки.
Конфуций

Удача сопутствует смелым.
Вергилий

Нет человека, который был бы как остров, сам по себе.
Джон Донн

Лучше знать некоторые вопросы, чем все ответы.
Джеймс Тёрбер

Доброта — это то, что может услышать глухой и увидеть слепой.
Марк Твен

Я предпочитаю красоту, которая не нуждается в лицезрении и проявляет себя в душевных качествах.
Рабиндранат Тагор

Пока можете, делайте добро любыми средствами и способами, везде, где возможно, во всякое время и всем людям.
Джон Уэсли

Следуй за днём и тянись к солнцу!

А вот какие максимы пришли к нему в ответ на открытках:

Быть дружелюбным недостаточно. Нужно быть другом.
Шарлотта Коуди

Спасти океаны — спасти мир!

Цветы прекрасны, но любовь лучше.
Джастин Бибер
(Саванна Уиттенберг)

Не дружи с придурками.
Генри Джоплин

Всё, что тебе нужно, — это любовь. The Beatles
(Майя Марковиц)

Не надо из кожи вон лезть, чтобы быть крутым. Это всегда заметно, и это не круто.
Амос Конти

Будь верен себе.
Уильям Шекспир. Гамлет
(Ксимена Ван)

Иногда хорошо начать всё сначала
Джулиан Албанс

Окончить школу и ни разу никого не обидеть — вот настоящая круть!
Джун Доусон

Сохраняй спокойствие и продолжай в том же духе!
Так говорили во Вторую мировую войну

Каждому человеку хоть раз в жизни положена настоящая овация, потому что все мы побеждаем мир.
Ави

Ави, ты — молодец!

Ты весёлый, добрый, чуткий, понимающий человек! Мудрый и рассудительный!

Мне очень понравилось твоё рассуждение на тему «Памятник человеку — его дела»:

«Это означает, что нас будут помнить за то, что мы делаем. То, что мы делаем, — самое важное на свете. Важнее слов и важнее внешности. Наши поступки делают нас бессмертными. Наши поступки — как памятники, которые люди строят, чтобы почтить память героев. Они как пирамиды, которые египтяне воздвигали для фараонов. Только они не из камня, а из воспоминаний о тебе.

Вот почему твои дела — это твои памятники. Памятники, построенные из воспоминаний, а не из камня.»

Абсолютно с тобой согласна! Ави, ты — мой друг!

Сейчас мне немножечко сложно. Парадокс в том, что книга настолько замечательная, что даже не знаешь как к ней подступиться и с чего начать. Читая эту историю вспомнила время обучения в университете и благодарна тому, насколько… Развернуть

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector