Детские воспоминания. Lorna Millar

Детские воспоминания. Lorna Millar

В детстве был любовником педофила. Воспоминания мучают

О своём детстве и первом сексуальном опыте я никогда никому не рассказывал. Думал унесу это с собой на тот свет.
С раннего детства я дружил, если так можно выразиться, со взрослым мужчиной с моего подъезда. Сейчас я не скажу кто первый стал проявлять внимание но Дядя Толя был любимцем всей местной детворы. С ним было интересно. Меня он выделял среди ребят, относился особо внимательно, прямо по отечески. Мама хорошо знала его и не запрещала ходить к нему в гости. Бывало мама на несколько дней оставляла меня на его попечение.
Сперва он просто трогал и просил трогать его. Это длилось долго, наверное с год, уже точно не вспомню когда началось, он убедил что это нормально. Оральный секс случился когда мне только исполнилось 9 лет, на следующий день после дня рождения. Спустя где то месяц и анальный. О боли и крови по началу рассказывать небуду, но было все. Моя беда не столько в том, что он делал, а в том что мне это постепенно стало нравиться. Сильно нравиться, так, что я до сих пор вспоминаю о сексе с ним со смешанными чувствами. И хочу и ненавижу. Наши отношения длились почти 7 лет и наверное продолжались бы и потом, но ему пришлось уехать. Навсегда. Он не предупредил меня, просто в один день все закончилось и его не стало. Только когда это случилось, в 16 лет, ко мне пришло осознание того, что я делал все эти годы. Все 7 лет я не отдавал отчёт тому чем занимался. Помогла этому и мама, поощряя мою дружбу, ставила меня в пример брату, что не шляюсь где попало. Почти все свободное время я был с ним.
По началу он по долгу уговаривал меня заниматься с ним сексом, даже просто трогать его мне не нравилось. А после нескольких месяцев таких отношений я уже сам хотел и ждал их!
Сейчас, спустя годы я понимаю что он делал и зачем. Я ему был интересен исключительно как девочка, хотя он не требовал соответствующе одеваться и тем более краситься, но сделал все чтобы удовольствие в сексе я получал только «по женски». Когда секс начал приносить мне удовольствие, у меня впервые в жизни возникла эрекция, за которую он меня ругал и делал так, чтобы она проходила и не возникала. К концу первого года ее больше не бывало, но главное, почти при каждой близости стал получать полнейшее удовлетворение. Лаская меня он никогда не трогал мой член и категорически запрещал это мне. Говорил что это стыдно Рассказывал всякие страшилки, если не буду слушаться. Я до сих пор стыжусь его, хоть и понимаю что это неправильно.
Когда же он уехал, мой мир рухнул. Я испытал наверное то, что чувствуют наркоманы — ломку. Помочь самому себе не мог, потому что для разрядки мне нужен был он. Из за того, что он заменил собой всех, у меня кроме него небыло друзей и общение со сверстниками было пыткой. Оставшись один я сильно страдал. Быть гомосексуалистом я неприемлю органически и таких контактов я категорически не допускаю. Когда же накрыло осознание того, что имел гомосексуальные отношения, что несмогу завести семью, о которой мечтал с раннего детства (и как это не странно, продолжал мечтать занимаясь этим), пытался покончить с собой. Первый раз все решили что отравился, второй увидела мама, но решила что это из за учебы.
К жизни меня вернула одна девушка. Мне было уже 19. У нас с ней ничего не вышло и дальше поцелуев дело не зашло да и немогло зайти (у меня банально ещё не вставал тогда), но именно любовь к ней заставила верить что все ещё может быть. Новые эмоции казалось похоронили прошлое навсегда. Уже после расставания с ней, очень болезненного и трудного, у меня стала пробуждаться мужская сексуальность. Последующие интимные отношения с первой женой принесли разочарование, так как оргазм при эякуляции не приносил удовольствия и удовлетворения, оставляя неприятное ощущение грязи. Позже все почти вошло в норму. Правильнее говорить я привык и смирился. Хотя сексуального удовлетворения ни с одной женщиной не получал.
Так бы и жил далее, но судьба подарила мне её, моё трудное счастье. Выстраданное и от того стократно дорогое. Влюбился с первого взгляда. И все бы ничего, если бы не одно но. Недавно во время близости она стала ласкать меня там, где это делал первый и я неожиданно для себя кончил «по женски». При этом оргазм был очень яркий, просто слов нет, но эрекция с началом таких ласк пропадает и мне стыдно и неловко перед ней. Потом это стало повторяться и с одной стороны, мне очень нравится, так как я наконец то снова, спустя столько лет, получаю настоящее удовлетворение в сексе и вообще вернулся интерес к нему, а с другой — меня мучают воспоминания, но больше — что обманываю её. Хочу рассказать и боюсь. Пробовал избегать таких ласк, но это трудно, потому что когда начинается, я почти немогу противиться этому. После корю себя, но все опять повторяется. Через время с эрекцией все впорядке и с желанием тоже, если не начать ласкать там.

Посоветуйте как быть. Как сказать ей чтобы не потерять. Или лучше примириться с прошлым, но как?

Детские воспоминания. Lorna Millar

Мои детские воспоминания

Я себя довольно хорошо помню лет с четырех. Жили мы на Выборгской стороне, в заводском районе Ленинграда, в коммунальной квартире. Квартира была расположена на третьем этаже четырехэтажного дома. Отопление было печное, кухня не отапливалась вовсе, ванной никогда не было. Рядом с домом находились двухэтажные сараи, где все жильцы хранили дрова и всякие ненужные вещи. Наш сарай находился на первом этаже, а наших соседей — на втором над нашим сараем.


Я с родителями в четырехлетнем возрасте

Кроме нашей семьи в квартире жила пара пожилых людей: Мария и Петр, и женщина средних лет тетя Тося. Со слов моей мамы, однажды мои родители пошли в кино и попросили тетю Тосю за мной присмотреть. Мне в ту пору было года два. Вначале сердобольная соседка со мной играла, и особенно ей нравилось, как я танцую под ее незатейливую мелодию… Когда подошло время ложится спать, я этого никак не хотела и продолжала плясать. Тогда тетя Тося, не долго думая, дала мне снотворное – стакан браги (домашнего хмельного напитка, приготовленного на сахаре и дрожжах). Я, конечно, быстренько уснула, а тетя Тося была счастлива.

Когда родители вернулись из кино, то забрали меня спящую от тети Тоси, и перед тем как положить спать на ночь, мама посадила меня на горшок, но сохранять вертикальное положения я не могла, и постоянно падала то на правую сторону, то на левую. Родители не на шутку встревожились, что с ребенком, и хотели вызывать скорую. Но тут тетя Тося созналась, что она выпоила мне стакан браги. С тех пор между родителями и тетей Тосей установились напряженные отношения…

Читать еще:  Интимные драмы. Julio Reyes

Лет в пять мама решила отдать меня в детский садик, чтобы я побольше общалась со сверстниками. Но не тут-то было. Я посещала детский сад ровно один день… Другие соседи жили рядом с нами через стенку. Перегородка была тонкая, а слышимость – изумительная. Петр был инвалид войны, где потерял руку. Он получал маленькую пенсию и пил по-черному. Его жена тоже нигде не работала, а чтобы иметь какие-то деньги, она держала корову в сарае на втором этаже. Корова давала молоко, Мария его продавала. Вроде все хорошо, но корова никогда не покидала своего стойла, и все «глубокое коровье содержимое» неиссякаемым потоком лилось в наш сарай…

Никакие переговоры со стороны моих родителей, что прекратить «коровье безобразие», успеха не имели. Петр имел одну дивную особенность, после первой бутылки водки он начинал биться головой о стену, выкрикивая, самые грязные ругательства.

Я с большим удовольствием все это слушала и запоминала. Очень скоро я знала весь его лексикон. Когда мама привела меня в садик, я собрала в кружок ребят и поделилась своими «глубокими познаниями» . К концу дня вся группа с восторгом произносила эти слова, потому что воспитательница злилась, а нам нравилось ее дразнить… Вечером заведующая сказала маме, чтобы она больше меня в этот садик никогда не приводила.

Вспоминается еще один эпизод. Мне тогда было лет шесть. На кухне у всех на столах стояли керосинки, газа и в помине не было. Раз в неделю на пустырь напротив дома приезжал мужик на лошади, запряженной в бочку с керосином. Мать была занята готовкой обеда, и послала меня с трехлитровым бидоном и деньгами за керосином.

Была ранняя весна, снег уже подтаивал, и местами было довольно скользко. Я благополучно перешла дорогу, добралась до повозки, получила свой керосин и двинулась обратно. Бидон был тяжелый, я постоянно скользила с одного бугра на другой… Вдруг я поскользнулась, упала, и весь керосин благополучно вылился на землю… Со мной началась истерика. Сколько времени я рыдала над пролитым керосином, я не знаю. Помню только, что мама меня нашла, утешила, но воспоминание об этом «безутешном горе» до сих пор со мной. Странная штука память!

Когда я пошла в школу, то считала себя совсем взрослой. В тот год мои родители купили первый телевизор «КВН-49» с большой линзой, в которую надо было наливать дистиллированную воду. Я могла сидеть часами перед этим чудом и смотреть любые передачи. Но внутри меня зрело любопытство посмотреть, что там внутри, и как это работает. И вот мой час настал. Родители ушли в гости. Я немного подождала, но внутри меня чертик подталкивал: «Иди и посмотри».

Я отодвинула телевизор, сняла картонную заднюю крышку, и обнаружила много непонятных проводков, которые шли к телевизионной трубке и много разных лампочек. Я решила посмотреть, что будет, если лампочки все вытащить. Я это сделала, включила телевизор, но он не работал. Я была очень довольна, что знаю тайну этого волшебного ящика… После окончания «исследования» я воткнула все лампочки на место, еще раз включила телевизор, и он заработал снова! Когда родители вернулись домой, я им ничего не сказала, но с тех пор у меня осталась непреодолимая тяга к электронике… Сейчас я могу починить телевизор, компьютер и практически любую домашнюю электротехнику. Оказывается, эти навыки каким-то образом были заложены с детства…

Я была единственным ребенком в семье и как-то особенно никогда не жалела, что у меня нет братьев и сестер. Но однажды это случилось при довольно странных обстоятельствах. На уроке пения в третьем классе мы разучивали песню «Старшие братья».

Как сейчас помню начало этого произведения:

Старшие братья идут в колоннах,
Каждому двадцать лет.
Ветер колышет над ними знамена,
Лучше которых нет!

И вот тут-то я очень пожалела, что у меня нет старшего брата. Как было бы хорошо, чтобы мой брат тоже шел в этих колоннах с самым прекрасным знаменем на свете, а я бы им очень гордилась! Вот какая чушь может придти в голову ребенка, если эту голову с детства забивают подобно рода творениями.

Моя память хранит множество любопытных эпизодов из детства и отрочества, но об этом как-нибудь в другой раз…

По волнам детских воспоминаний: «Ameno» (1996)

Однако группу нельзя обвинить во вторичности или эпигонстве, перед нами — одна из самых ярких вспышек в жанре «new age», образец глубинного проникновения средневековой эстетики в самобытный музыкальный и художественный мир творцов. При этом путь к слушателям для группы был предначертан композицией «Ameno».

Эрик Леви с юных лет интересовался историей средневекового религиозного движения катаров, достигшего расцвета в Западной Европе в XII и XII веках. Исповедуя нео-манихейскую дуалистическую концепцию о двух равноправных принципах мироздания, добром и злом, это движение было признано папой римским Иннокентием III опасной ересью.

Настолько опасной, что понтифик впервые одобрил крестовый поход против христиан. Но именно увлечение катарами проявило себя в композициях группы «ERA», которую французский мультиинструменталист основал в 1997 году.

Правда, не все композиции, созданные в рамках проекта «ERA», имеют однозначное толкование. Песня «Ameno» как раз породила множество легенд. Слушатели часто «бьются» над текстом композиции, надеясь расшифровать его при помощи словарей по латинскому языку и эсперанто. Но лирика имеет манихейское происхождение и лишь мелодично имитирует латынь. Отличие имитации от подлинного языка в том, что не соблюдены правила грамматики. К примеру, «Дориме» (Dori me) по звучанию похоже на латинское «до-ре-ми».

У квази-латыни есть даже специальный термин «dog latin». С другой стороны, зная латынь и обычные процессы в романских языках, можно найти отзвуки альбигойцев и близких групп. По утверждению самого Эрика Леви, песня связана с восприятием традиций альбигойцев.

Несмотря на то, что Эрика Леви часто называют последователем «Enigma», между двумя проектами есть значительная разница — наличие живого пения (а не сэмплирование) Английского церковного хора. Дебютный альбом, в который вошла композиция «Ameno», записывался в двух легендарных студиях: на «Abbey road» в Лондоне (где был записан хор под руководством Ги Протеро, успевшего до того посотрудничать с Вангелисом в «Завоевании рая») и «Peter Gabriels Real world studios» в австрийской коммуне Бах (где были записаны инструменты). При этом ударные партии сыграл Честер Томпсон, выступавший с концертами вместе с «Genesis». Сам Эрик Леви в композиции отвечает за клавишные и гитарные партии.

Композиция была выпущена в июне 1996 года в качестве сингла и в составе альбома. Публику не смутило манихейское содержание песни, и она стала настоящим хитом во многих странах. Особую популярность «Ameno» снискала во Франции, Бельгии и Швеции. Кроме того, песня вдохновила многих посетить Прованс и Северную Италию. В удивительных пейзажах этих мест многие художники в разное время искали свою музу, и именно они часто возникают в ассоциациях при прослушивании «Ameno».

Читать еще:  Иранский художник. Mani Gholami

Содержание песни «Ameno»

Лирически песня «Ameno» деконструирует латынь и современные романские языки. Повествует она об избранном — Бог повелел пророчествовать, но от сомнений никуда не деться, так как в результате познания выявляется несовершенство как мира в целом, так и человека в частности. Слова от Бога с призывами исполняются сольным голосом, тогда как жалоба исходит от хора.

Отражая гностическую философию, песня может восприниматься как гимн альбигойцев, которые повлияли на творчество Эрика Леви. В такт данному прочтению — абсолютно катарский видеоклип.

Путник, стой!
Здесь сокрыт я, ты проникни в облик мой,
Разгадай, кто здесь скрыт, и возьми
Тайный знак мой
Я весь твой!

Разгадай!
Вникни в смысл!
Разгадай же тишину ты снов моих,
Ты узнай, страшен ли лик войны,
Стон души мой
Разгадай!

Повторяй, как заклинанье, тайный знак мой, разгадай!
Повторяй, как заклинанье, тайный знак мой, разгадай!

Услышь мой голос!
Услышь, бери меня,
Услышь, бери меня!
Услышь меня!

Я — храбрый воин,
И мне не место здесь,
И мне не место здесь,
Ты возьми меня!

Вникни в смысл!
Разгадай же тишину ты снов моих,
Ты узнай, страшен ли лик войны,
Стон души мой
Разгадай!

Повторяй, как заклинанье, тайный знак мой, разгадай!
Повторяй, как заклинанье, тайный знак мой, разгадай!

Услышь мой голос!
Услышь, бери меня,
Услышь, бери меня!
Услышь меня!
Я — храбрый воин,

И мне не место здесь,
Ты возьми меня!

Сюжет переносит зрителя в средневековый Монтсегюр, и этот выбор неслучаен — именно данное поселение с крепостью описывается в мифах как последний оплот катаров. Осаждая Монтсегюр целый год, королевская армия потратила столько сил, что даже когда замок согласился на капитуляцию, она потребовала лишь выдачи неотрекшихся катаров. В видеоклипе мы видим девушку, которая подходит к памятнику и, прислоняясь к нему, вспоминает прошлую жизнь. В видении появляется девушка с группой детей и орланом на руке.

Также в клипе фигурирует рыцарь, пытающийся «обезглавить» памятник своим мечом, но терпящий неудачу. Меч ударяется об землю рядом с девушкой, которой удается сломать памятник. Внутри него находится крестообразный медальон. Девушка из самого начала видео возникает снова и носит тот же медальон — в этом можно усмотреть связь между двумя мирами и временами.

Каждый, кто слушает сегодня «Ameno», воссоздаёт мифы между светом и мраком, прошлым и современным, реальным и сокрытым. Слияние английского церковного хора, гитарного рока и электроники делает эту и другие композиции «ERA» интересными, заставляют играть воображение.

Детские воспоминания

У каждого, наверное, есть связанные с детскими годами странные, а порой и просто жуткие воспоминания. Я напишу о своих в том порядке, в каком вспомню.

Первое странное воспоминание. Даже не помню, сколько лет мне было — наверное, не больше пяти. Я был с родителями в деревне, спал. Тот, кто был в деревне ночью, тот знает полную тишину, когда не гудит, не шипит, не стучит вообще ничего. И вот ночью я проснулся. Просто так. Чувствую, что-то не так с дальней стенкой. Во мне проснулось детское любопытство, и я пошел к ней. От нее исходил какой-то странный шепот или гул. Я был слишком глуп, чтобы пугаться, поэтому прислонился к ней послушать. Следующее, что я помню — как меня поднимает мама с испугом в глазах, а за окном уже светло. Я валялся около той стены, когда она меня нашла утром.

Второй случай. Мне семь лет. На улице темно, где-то 9 часов. Качаюсь на качелях-перекладине с соседской девчушкой, задираю голову вверх и вижу прямо над собой, на высоте всего каких-то десяти метров три объекта в виде треугольника. Каждая размером с горошину, светятся мягким оранжевым светом. Следил, пока они не воспарили ввысь и не улетели за горизонт.

Третий случай. В 13 лет я гулял с другом возле лесополосы. Проходя мимо припаркованной там давным-давно машины, мы оба (причём друг даже раньше меня) дернулись, отпрянули от нее с криком и убежали со всех ног. Я первым опомнился и спросил, что он увидел. Друг сказал, что видел за рулем скелета с платком на шее. Смак заключается в том, что я увидел то же самое.

Четвёртый случай. Я ночевал у бабушки. Смотрел ночью телевизор (канал «Рен-ТВ» — кто помнит, тот поймёт), когда раздался стук в окно. Четвертый этаж, балкон, ночь, я один. и стук в окно. Наверное, это был самый жуткий момент в моей жизни. Меня словно током пробило, я весь напрягся, молясь, чтобы мне это показалось. Но тут стук повторился. Я вскочил с кровати и убежал из комнаты в туалет, запер дверь и сидел там, кусая пальцы, до утра, пока дед не нашел меня там. Я потом долго думал, что бы это могло быть, но ни к чему не пришёл. Стук был методичным, как стучат в дверь — по пять ритмичных ударов. Снаружи не было ничего, что могло бы биться в окно.

Пятый случай. Однажды я остался в школе до 9 часов вечера зимой практически один, разве только внизу на первом этаже сидел сторож. Я был на пятом этаже, закрыл кабинет и шел по коридору к лестнице. Тут выключился свет. Я подошел к окну — свет выключили во всем районе, даже фонари не горели. Спускаясь вниз, я краем уха услышал девичий голос и что-то, похожее на звон колокольчиков. Испугавшись, я побежал вниз. Когда я был уже на втором этаже, включили свет.

Внизу охранник спросил меня, почему я бегу. Я спросил, есть ли еще кто в здании, и он ответил, что я последний и показал ключи от всех кабинетов — не было только моего ключа. Тогда я спросил про отключение света. Охранник сказал, что он все время был здесь и свет ни разу не гас, хотя я прекрасно видел в окно, что на первом этаже его тоже не было.

И ещё один случай напоследок. Однажды я играл с соседом на приставке, когда отключили свет. От нечего делать мы закрылись в комнате без окон, взяли фонарики и стали дурачиться. И в этой темноте, около стойки с обувью у пола мы увидели лицо старухи в бигудях с оскаленными зубами. В этот раз я тоже первый спросил, что он видел — друг, весь дрожа, пересказал в точности то, что видел я.

Детские воспоминания. Lorna Millar

Прошлые жизни детей

Читать еще:  Искусство ради искусства. Stefano Sampietro

Как воспоминания о прошлых жизнях влияют на вашего ребенка

«Если ваш ребенок начнет переживать воспоминания о прошлой жизни, что вы будете делать?»

Эта удивительная книга, может быть, будет самой полезной из всех «софийских» изданий. С абсолютной достоверностью доказывая реальность перевоплощений, Кэрол Боумэн идет гораздо дальше простых фактов.

Вы узнаете, как легко и просто можно вспомнить свои прошлые жизни, особенно это касается маленьких детей. «После регрессии дети и взрослые становятся более уверенными в себе и спокойными, исцеляются от хронических болезней и фобий, преследующих их с раннего детства.

Для 90 процентов испытуемых воспоминание о смерти было лучшей частью регрессии.

Вспомнив собственную смерть, многие испытуемые обрели уверенность в жизни. Они больше не страшились смерти. Они поняли, что смерть еще не конец, это новое начало. Для всех воспоминание о смерти являлось источником вдохновения, дающего возможность переменить ход всей жизни».

«. Мы, родители, включены в часть плана, направленного на то, чтобы помочь нашим детям получить пользу от подобных воспоминаний».

Жил ли ваш ребенок прежде?

В своей захватывающей книге, взрывающей все традиционные представления о жизни и смерти, Кэрол Боумэн открывает нам неоспоримые свидетельства воспоминаний о прошлых жизнях у детей. Подобные переживания не просто реальны – они встречаются гораздо чаще, чем люди могут себе представить.

Необычная исследовательская работа, проведенная Боумэн, была инициирована воспоминаниями ее сына Чейза о прошлой жизни. Он описал сцены военных действий времен Гражданской войны настолько точно, что детали были подтверждены историком-экспертом. Но самое поразительное то, что хроническая экзема Чейза и его страх перед громкими выстрелами с тех пор бесследно прошли.

Вдохновленная этим, Боумэн собрала десятки подобных случаев и, проработав их, написала свой обширный труд, чтобы объяснить, как спонтанно и естественно дети вспоминают свои прошлые жизни. В этой книге она описывает различия между истинными воспоминаниями о прошлых жизнях детей и детскими фантазиями, дает родителям практические советы, объясняя, как следует реагировать на воспоминания ребенка и в каком ключе вести с ним беседу, чтобы эти воспоминания действительно оказали целительный эффект на детскую психику. «Прошлые жизни детей», пожалуй, являются одним из наиболее добросовестно документированных и убедительных трудов о жизни после смерти, который наряду с произведениями Бэтти Дж. Иди, Рэймонда Моуди и Брайана Уэйса в состоянии открыть перед нами новые горизонты и преобразить наш взгляд на жизнь и смерть.

«Выдающаяся и смелая книга. это необходимо знать, так как дети действительно пытаются рассказать нам о своих прошлых жизнях. Не следует оставаться глухими».

Брайан Уэйс, ученый-психиатр, автор книги «Много жизней, много учителей»

Когда ребенок говорит о воспоминании из прошлой жизни, словно круги расходятся по поверхности озера. В центре находится ребенокисцеленный и переменившийся. Рядом стоят родители, завороженные истиной переживанияистиной настолько сильной, что она способна потрясти и сокрушить все устоявшиеся убеждения. Для того, кто не стал непосредственным свидетелем события, само прочтение книги о воспоминаниях ребенка о прошлой жизни способно настроить разум и душу на понимание. Детские воспоминания о прошлых жизнях обладают властью изменить жизнь.

Эта книга посвящена памяти Яна Бэллэнтайна, чей взгляд на вещи и чей дух изменили и продолжают изменять мир.

Я выражаю сердечную благодарность за помощь всем этим людям:

Редактору Бэтти Бэллэнтайн за ее мудрость, терпение и долгие часы работы.

Норману Инджу, благодаря которому все и началось.

Мои аплодисменты Элизе Петрини за то, что помогла составить все фрагменты вместе.

Спасибо Кайл Кинг за ее волшебство; Джозефу Стерну за телефонный звонок; Джутит Уилок за ее усилия и прозрения; Эллен Нэйлл Хасс, доктору Эмме Меллон, Сюзан Гэррет, Розмари Пасдар, Эми Мак-Логлин и Мишель Маджон за то, что все они нашли время, чтобы прочесть мои черновики и высказать свое мнение.

Я крайне признательна всем родителям, поделившимся со мной историями своих детей.

Спасибо вам, доктора Хэйзел Деннинг, Уильям Эмерсон, Дэвид Чэмберлен, Винафред Блейк Лукас, а также Колетте Лонг за то, что сообщали мне о случаях и помогли консультациями.

Мой восторг и любовь Саре и Чейзу за то, что разрешили мне рассказать их истории.

Глубочайшая благодарность Стиву, моему соавтору в жизни.

Часть первая. Истории о прошлых жизнях

Глава первая. Чейз и Сара

«Сядь своей маме на руки, закрой глаза и расскажи мне, что ты видишь, когда слышишь те громкие звуки, которые так пугают тебя», – сказал Чейзу психотерапевт Норман Индж.

Мое сердце переполнялось волнением. Может, сейчас мы узнаем тайну истерического страха моего пятилетнего сына перед громкими звуками. Я мысленно вернулась на несколько месяцев назад, к Четвертому Июля, когда все это началось.

Каждый год мы с моим мужем Стивом устраиваем в нашем доме большую вечеринку в честь Четвертого Июля. Наши друзья всегда с нетерпением ждут этого дня, чтобы отпраздновать его вместе с нами. Вечеринка всегда заканчивалась походом на поле для гольфа, где собирался весь город, чтобы смотреть на фейерверк. За несколько недель до праздника Чейз возбужденно говорил о том, сколько радости доставили ему подобные зрелища во все предыдущие годы, особенно он любил фейерверк. Его глаза широко раскрывались, когда он вспоминал разноцветные огни, проносящиеся по небу. В этом году он рассчитывал насладиться долгим и красивым зрелищем.

Четвертого числа в полдень к нам пришли друзья с ракетницами, хлопушками и бенгальскими огнями. Сад скоро заполнился народом. Дети были повсюду – раскачивались на качелях, копались в песочнике и играли в прятки позади открытой веранды. Наши обычно тихие окрестности наполнились пронзительным смехом и криками детворы. Взрослые пытались расслабиться на веранде, в то время как малыши без устали носились вокруг дома, обычно с рыжеволосым Чейзом во главе.

И действительно, Чейз вполне оправдал свое имя[1]. Он всегда находился в движении, был полон энергии и любопытства. Казалось, мы всегда отставали от него на два шага, стараясь поймать его, прежде чем он что-нибудь перевернет. Друзья подтрунивали над нами, говоря, что, выбрав имя Чейз, мы получили то, что хотели.

Наша девятилетняя дочь Сара и ее подружки удалились за дом, где уселись за свой собственный отдельный столик под елями, чтобы укрыться от глаз надоедливых родителей. Они могли развлекаться часами самостоятельно, украшая столик цветами и фарфоровыми игрушками. Это был их личный праздник, куда не допускалась «дикая» малышня. Единственный раз мы видели девочек тогда, когда они то забегали, то выбегали из комнаты Сары, примеряя различные наряды, бижутерию и шляпки.

Когда солнце опустилось низко за деревья, окрасив сад в оранжевый цвет, мы поняли, что пришло время собирать детей и отправляться смотреть фейерверк. Я ухватила Чейза, когда он пробегал мимо, стерла следы мороженого и торта с его лица и натянула чистенькую рубашку на его извивающееся маленькое тело. Вооружившись фонариками и теплыми пледами, мы присоединились к процессии, направляющейся к полю для гольфа.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector